Введение

Введение

В истории Франции XIV в. является переходным периодом. На смену существовавшим до этих пор, хотя и в совершенно неузнаваемом обличье, феодальным институтам мало-помалу стали приходить монархические учреждения. Таким образом, рассматривая механизм правления Филиппа Красивого, рычаги которого действовали отнюдь не четко и постоянно переходили из рук в руки, невозможно получить представление о последнем великом Капетинге. В то время более чем когда-либо значимость тех или иных учреждений зависела лишь от людей, которые руководили ими, важность той или иной должности мог придать лишь занимавший ее человек. Таким образом, политика Филиппа Красивого очень часто оказывалась делом рук людей, чья должность или звание на первый взгляд даже не предполагали тех задач, разрешением которых они, по очевидности, занимались. Было бы непростительной ошибкой при изучении этой эпохи ограничиться лишь рассмотрением работы институтов. Действительно, что же это за Парламент, для которого проходят незамеченными основные судебные дела, что за Палата счетов, куда счета могут не поступать в течение долгих лет, что за резиденция короля, подобная огромному спруту со множеством щупалец?

Наряду с этими зарождавшимися институтами историю Франции – и, таким образом, политику королевства, определяла деятельность небольшого количества людей, чьи имена иногда были известны, но чаще оставались в тени. Следовательно, для того чтобы изучить и понять историю правления Филиппа Красивого, которое считают одним из самых богатых на тайны и необъяснимые события, очень важно знать, что это были за люди, кем они были, когда, в каком случае и в какой степени смогло проявиться их влияние. Знания о людях и их роли, точнее, о конкретном человеке и его особой роли, кроме того, позволяют уяснить некоторые факты, на которые не может пролить свет изучение события или целого ряда определенных событий, так как полученную информацию не с чем сопоставить. Так, например, французская политика августа 1314 г. в отношении Фландрии становится более понятной, если привлечь информацию, исходившую от конклава. В ожидании, пока появится обобщающий труд об истории правления Филиппа IV Красивого,[1] мы предлагаем исследование деятельности человека, который, несмотря на заранее четко очерченный круг задач, занимался самыми разными вещами, ибо это позволяет понять, что собой представляла в данную эпоху жизнь в областях политики и дипломатии.

Многие из загадок, которыми изобиловал период правления Филиппа Красивого, связывают с именем Мариньи. Прежде всего возникает вопрос: кем был этот человек, чья судьба столь необычна, каково его происхождение и каким образом он добился положения, позволившего ему развить интересующую нас деятельность? Учитывая противоречивость свидетельств и мнений на этот счет, необходимо также постараться разобраться, насколько его роль была значима в действительности, ведь если одни хронисты, по видимости, чрезмерно преувеличивали значение Мариньи, то другие историки, естественно, отреагировали на это крайним его преуменьшением. Насколько же соответствовало действительности традиционное представление о Мариньи как о всемогущем королевском советнике? Для того чтобы узнать это, нам понадобилось найти ответы на вопросы о том, каким было его участие в политике Филиппа Красивого, в каких условиях, в отношении каких дел, вместе с какими людьми, с какими намерениями и инициативой, долей личной ответственности он направлял действия королевской власти, служил и помогал ей.

Наиболее запоминающийся момент биографии Ангеррана де Мариньи – его гибель 30 апреля 1315 г. на виселице в Монфоконе. Кроме того, именно это событие является объектом пристального внимания историков на протяжении вот уже двух веков; так как мы вряд ли смогли бы сообщить нечто новое о судебном процессе, о ходе которого рассказывают немногие хорошо известные тексты, мы решили попробовать выяснить, в какой мере Мариньи был виновен и насколько он заслуживал вынесенного ему приговора. Отказавшись заранее оправдывать или обвинять его, мы попытались выявить и осмыслить претензии, которые были ему предъявлены. Мы руководствовались желанием понять, а не осудить поведение Ангеррана и его поступки. Принимая во внимание то, что ранее довольно часто высказывались не изобилующие подробностями суждения, мы не посчитали возможным в рамках этого исследования избежать рассмотрения этого вопроса.

Мы постарались выяснить, реальными ли были все те богатства, которые приписывались советнику Филиппа Красивого, при том что в большинстве текстов, посвященных этому вопросу, содержался намек на то, что накоплены они были в результате грабежа, вымогательства и незаконных денежных махинаций. Чтобы уяснить для себя размеры состояния Мариньи, а также то, каким образом оно было приобретено, нам пришлось произвести детальное исследование его имущества, главным образом в земельных владениях. Дошедший до нас картулярий позволил нам довести эту работу до конца, а сохранившаяся опись от 1315 г. стала одним из важнейших элементов составленного нами описания. Помимо сделанных нами выводов юридического и экономического характера мы смогли дать ответ на вопрос, относящийся к сфере политики: давал ли советы королю честный человек или они исходили от мошенника?

Мы изучили биографии Гильома де Ногаре, Гильома де Плезиана II, совсем недавно, Пьера Флота.[2] Труд, написанный Пьером Клеманом, являлся единственным цельным сочинением о Мариньи. Существование этого обобщающего исследования, полного поспешно сделанных и ничем не обоснованных выводов, нужно было просто принять к сведению; кроме того, совершенно очевидно, что автор высказывал свое субъективное мнение, пытаясь реабилитировать своего героя. Что касается небольшого сочинения маркиза де Бомануара, оно может представлять интерес единственным образом потому, что в нем даются ссылки на некоторые сейчас уже утерянные документы местного значения; но поскольку автор этого труда раз и навсегда решил, что все свершения, произошедшие за время правления Филиппа Красивого, были делом рук Мариньи, вряд ли можно с доверием относиться к каким-либо утверждениям этого далекого потомка Ангеррана де Мариньи.

Некоторые другие отдельные работы также были посвящены Мариньи, причем их ценность далеко не одинакова. Годфруа-Менильглез и Ш.-В. Ланглуа занимались исследованием письма к Симону Пизанскому; Симиан посчитал, что внес значительную ясность в вопрос о судебном процессе над Мариньи, изучив некую хронику, в которой он не распознал одну из версий «Больших Французских Хроник»; Дюрье изложил свои выкладки по поводу владений Ангеррана в так и не найденной нами диссертации, положения которой, несмотря на краткость, во многом ошибочны; наконец, г-н Ланфри написал тонкую брошюру о любопытном археологическом исследовании. Все это в целом нельзя назвать весомыми трудами об Ангерране де Мариньи.

Среди основных работ, повествующих о событиях того времени, в трех уделяется внимание той роли, которую сыграл в них Мариньи. Фанк-Брентано в своей диссертации «Филипп Красивый во Фландрии» необыкновенно проницательно проанализировал некоторые деяния Мариньи – он извлек из нее материал для посвященной Мариньи статьи в «Большой Энциклопедии», – и, несмотря на отдельные разногласия в деталях, мы премного обязаны существованию этого сочинения. Что касается г-на Лизерана, то он в своей диссертации «Климент V и Филипп IV Красивый» неоднократно упоминал имя канцлера Филиппа Красивого; он использовал эти материалы для научно-популярной статьи, которая появилась в то время, когда было предпринято данное исследование, но в этой статье, к сожалению, приводилось немало ошибочных высказываний Пьера Клемана. Наконец, немаловажность роли, которую сыграл Мариньи на церковном соборе, подчеркнул Эвальд Мюллер в своей книге «Вьеннский собор», которая во многих отношениях может заменить собой результаты произведенных ранее исследований по этому вопросу.

Архив Мариньи, в отличие от бумаг Ногаре, исчез, что с легкостью могло послужить причиной для заблуждений по поводу роли этого персонажа в истории. Мишле высказывал свое удивление на этот счет: «Этот нормандец… не менее молчаливый, чем его господин, не оставил после себя никаких документов; создается впечатление, что он не писал и не говорил»;[3] Ланглуа также указывал на то, что от бумаг Мариньи «практически не осталось следа[4]». Хотя Ангерран должен был хранить их при себе, но в 1315 г. они не были конфискованы. Ввиду исчезновения архива мы были вынуждены обращаться главным образом к Сокровищнице хартий Франции, Артуа и Фландрии, к архивам Карла Валуа, а именно к счетам, сохранившимся в этих фондах, а также анализировать «Регистры Климента V», «Calendar of the Patent Rolls» и «Calendar of the Close Rolls».

Исторические свидетельства очень редки. На наш день известно очень мало подлинных хроник начала XIV в. В тексте «Больших Французских Хроник» содержится повествующая о Мариньи вставка, которая имеет для нас большое значение.[5] Жан Сен-Виктор в отношении этой эпохи ограничился тем, что скопировал «Рифмованную Хронику» Жоффруа Парижского.[6] Таким образом, помимо продолжения Гильома де Нанжи и драгоценной «Рифмованной Хроники» не остается ничего, кроме рассказов Жиля Ле Мюизи и Бернара Ги, которые, в принципе, несомненно достоверны, но содержат в себе далеко не всю необходимую информацию. Наконец, во многих случаях важные исторические свидетельства нам предоставили арагонские посланники, так как мы использовали в своей работе некоторые сохранившиеся их отчеты.

Мы разделили наш труд на четыре части, представляющие одинаковый интерес и равным образом важные с практической точки зрения. Сначала мы обратимся к рассказу о главных жизненных вехах нашего героя, о его семье, знать о которой необходимо, и о его благосостоянии, затем к его участию во внутренних делах государства, особенно в жизни королевского отеля, к его дипломатической роли, о которой будет сказано в последнюю очередь, причем прежде чем представить анализ его деятельности в качестве дипломата, мы проведем также ее исследование; наконец, мы рассмотрим судебный процесс над Мариньи и его причины.

Несколько раз мы вынуждены были выйти за рамки рассказа о личности Мариньи и рассмотреть функционирование того или иного учреждения или ход исторических событий для того, чтобы в дальнейшем подробнее осветить роль Ангеррана. Желая узнать. какие функции он выполнял в качестве камергера, нам пришлось, за неимением текстов, изучить обязанности других камергеров и выяснить, выполнял ли их Мариньи. Точно так же было бы невозможно понять, какую роль он сыграл во Вьенне, если бы мы не изложили основные этапы истории церковного собора и не рассказали о вопросах, которые на нем рассматривались.

Выходя за рамки обычной биографии, мы руководствовались желанием внести свой вклад в изучение некоторых политических и финансовых институтов, а также некоторых особенно важных событий конца правления Филиппа Красивого. И мы исследовали и то и другое именно для того, чтобы рассмотреть роль конкретного человека. Изучая историю Ангеррана де Мариньи, мы хотели понять механизм действия политических и финансовых пружин королевской власти точнее и конкретнее, чем это можно сделать посредством анализа ордонансов и уставных документов.

Но Ангерран не всегда действовал только сам. Исследуя деятельность значимого человека, нельзя оставить в стороне его агентов, его подчиненных и даже его слуг, так как в то время не существовало четких различий ни в званиях, ни в обязанностях. Чтобы понять, как камергер короля служил королевской власти, нужно знать, кто и как ему прислуживал. Зная о том, что глава палаты, скорее всего, играл в политике не последнюю роль, мы не могли не заинтересоваться его домашними слугами. Это необходимое расширение нашего исследования позволило нам открыть один из приемов, с помощью которых Ангерран де Мариньи утвердился во власти, в частности, в области финансов. Лишь ограничившись рассмотрением роли самого Мариньи, такого, каким он предстает в тексте нескольких документов, П. Клеман – и после него Ж. Лизеран – смог отрицать то, что Мариньи имел значение в области финансовых вопросов. Вместе с тем и анализ дипломатической деятельности Мариньи нельзя было бы назвать полным, если бы мы не рассмотрели ту роль, которую сыграли или могли сыграть родственники камергера. Мы далеки от мысли о том, что кардинал Николя де Фревиль или архиепископ Филипп де Мариньи были лишь агентами своего кузена и брата, более того, мы уверены в том, что поведение последнего по отношению к папскому престолу и его роль в дипломатической деятельности Филиппа Красивого были бы другими, не будь этих людей.

В эту работу включено мало правовых документов. Мы привели лишь те документы, без которых чтение книги было бы затруднено, а также те, которые до сих пор не изданы должным образом. Следовательно, любой документ, как бы он ни был для нас важен, который находится в «Кодексе» Лимбурга Стирума, в «Сборнике историков галлов и Франции» или в подобной ему недавней публикации, здесь нами не приведен.

Картулярий Ангеррана де Мариньи является особенно важным документом. Анализ, которому подверг его Пьер Клеман, недостаточно полон. Необходимо было бы его опубликовать, но вместить его в эту книгу не представлялось нам возможным. Таким образом, картулярий ляжет в основу другого издания данной работы, которое мы обогатили резюме описи многочисленных владений Ангеррана де Мариньи, сделанной по приказу короля в 1315 г. и дополняющей данные картулярия, а также предоставляющей необыкновенно интересные зашифрованные показания. С этой публикацией картулярия мы также связываем исследование дипломатической деятельности и издание семнадцати известных нам актов Ангеррана. Так, читатель этой книги простит нам то, что вместо того, чтобы цитировать акты, содержащиеся в этом картулярии, и акты Ангеррана, мы будем отсылать его к нашему изданию.[7] Там можно будет найти текст с предваряющими его указаниями на источники, копии и издания. Факт отсылки к изданию картулярия никоим образом не исключает того, что мы пользовались лучшим текстом, в основном оригиналом. В наших примечаниях мы указываем точную ссылку для цитат лишь в случае текстуальной транскрипции отрывка.

В конце книги находятся библиография и общий список источников, использованных для создания этого труда. В него включены лишь документы и работы, принесшие нам реальную пользу. Мы не стали приводить те книги или документы, изучение которых никак не помогло нам в работе, несмотря на безусловную важность анализа и этих источников, и тексты, пересказанные нам кем-то другим. В списке также отсутствуют общедоступные учебники.

Мы считаем своим долгом выразить здесь нашу признательность тем, кто оказал нам неоценимые услуги: г-ну профессору Эдуарду Перруа, г-ну Марселю Бодо, главному хранителю Архива Франции, и нашему сотоварищу г-ну Франсуа Мальяру. Мы также приносим свою искреннюю благодарность г-ну Пьеру Маро, члену Института, без вмешательства которого публикация этого труда могла не состояться. Наконец, мы обязаны признаться, в каком долгу мы перед своим учителем, г-ном Робером Фавтье. С благосклонностью, известной всем тем, кто работал под его руководством, он заинтересовался этим исследованием, вдохновил нас на его продолжение и дал нам важнейшие советы. Мы просим его принять наши заверения в самой почтительной благодарности.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ВВЕДЕНИЕ

Из книги История Испании IX-XIII веков [вычитывается] автора Корсунский Александр Рафаилович


ВВЕДЕНИЕ

Из книги История Испании IX-XIII веков [вычитывается] автора Корсунский Александр Рафаилович


ВВЕДЕНИЕ

Из книги История Испании IX-XIII веков [вычитывается] автора Корсунский Александр Рафаилович


ВВЕДЕНИЕ

Из книги Во времена фараонов автора Котрелл Леонард

ВВЕДЕНИЕ Эта книга написана любителем-неспециалистом для таких же любителей. Она не претендует на научную глубину, однако все изложенное в ней достоверно, насколько это возможно. Главной же целью было помочь тысячам читателей, которые хотели бы узнать побольше о Древнем


Введение

Из книги Иисус и его мир [Новейшие открытия] автора Эванс Крейг


Введение

Из книги Проект Новороссия. История русской окраины автора Смирнов Александр Сергеевич

Введение Неразвитость методологии современной исторической науки на Украине как основа фальсификаций. «Украинская история» как идеология внутреннего пользования. Сокрытие исторических источников и подтасовка фактов. Препятствия научному диалогу историков и


ВВЕДЕНИЕ

Из книги История религии в 2 томах [В поисках Пути, Истины и Жизни + Пути христианства] автора Мень Александр


ВВЕДЕНИЕ

Из книги История религии в 2 томах [В поисках Пути, Истины и Жизни + Пути христианства] автора Мень Александр


ВВЕДЕНИЕ

Из книги История религии в 2 томах [В поисках Пути, Истины и Жизни + Пути христианства] автора Мень Александр


1.1. Введение

Из книги Новая Хронология Фоменко-Носовского за 15 минут автора Молот Степан

1.1. Введение В этой части изложена концепция Новой Хронологии Фоменко-Носовского для тех, кто никогда о ней не слышал, либо слышал что-то очень вскользь, а возможно слышал много, но не уловил суть. На нескольких страницах в этой части мы изложим самое главное. Для многих из


Введение

Из книги История Русской Церкви. Том 1. История христианства в России до равноапостольного князя Владимира автора Макарий Митрополит


Введение

Из книги История Русской Церкви. Том 1. История христианства в России до равноапостольного князя Владимира автора Макарий Митрополит


Введение

Из книги Ангерран де Мариньи. Советник Филиппа IV Красивого автора Фавье Жан

Введение В истории Франции XIV в. является переходным периодом. На смену существовавшим до этих пор, хотя и в совершенно неузнаваемом обличье, феодальным институтам мало-помалу стали приходить монархические учреждения. Таким образом, рассматривая механизм правления


ВВЕДЕНИЕ

Из книги Северная Пальмира. Первые дни Санкт-Петербурга автора Марсден Кристофер


Введение

Из книги США автора Бурова Ирина Игоревна

Введение Соединенные Штаты Америки (США) занимают почти половину Североамериканского материка, однако исключительная роль этой великой страны, сначала выделившейся среди всех прочих территорий Нового Света, а затем постепенно превратившейся в одну из ведущих мировых


Введение

Из книги В поисках затерянного мира (Атлантида) автора Андреева Екатерина Владимировна

Введение В этой книге вы прочтёте сказание древнегреческого учёного Платона об Атлантиде — могучем царстве атлантов, процветавшем на большом острове среди Атлантического океана и погрузившемся на дно за девять с половиной тысяч лет до нашей эры.В истории человечества