Критское творение Дедала

Критское творение Дедала

Обратимся к известному древнегреческому мифологическому персонажу — Миносу, сыну Зевса, критскому царю, и его загадочному лабиринту с чудовищем Минотавром. Это древнегреческое предание заслуживает особого внимания для понимания проблемы перенесения традиции построения лабиринтов индоевропейцами с северной прародины в Средиземноморье. Дело в том, что автохтонное население острова Крит не принадлежало к индоевропейским народам. Исконные жители острова относились к средиземноморской расе, были смуглыми и низкорослыми людьми. Но возникновение блестящей минойской культуры на Крите с конца III тысячелетия до Р.Х. до конца II тысячелетия до Р.Х. мы можем связывать только с проникновением на Крит индоевропейских народов.

Расцвет минойской культуры пришелся на 1700—1350 годы до Р.Х. После этого блестящая цивилизация была подорвана чудовищным катаклизмом — взрывом вулкана Санторин. Землетрясения, цунами, тучи пепла не только положили конец великой культуре. Погибло огромное количество населения. До катастрофы Крит населяли не менее миллиона человек. Такого количества людей на острове с тех пор не будет уже никогда. Природная катастрофа полностью изменила растительный мир острова. И сейчас только небольшой участок на самой восточной оконечности острова, на пляже Вай, украшенном дикорастущими пальмами, чудом сохранившимися после древней катастрофы, напоминает о том, что некогда остров покрывала тропическая растительность.

Но кто же создал эту величественную культуру — местные племена или пришлые индоевропейцы? Отец истории Геродот писал, что одним из племен, обитавших на Крите до появления здесь эллинов-дорийцев, были пеласги. Для греков пеласги были варварским племенем, говорившим на непонятном языке. Пеласги — древнейшая волна индоевропейцев, заселивших Аттику. И знаменитое святилище в Дельфах было издревле самым священным местом пеласгов. Оракул в Додоне достался в наследство эллинам именно от этого народа. Первую стену вокруг афинского Акрополя также построили пеласги!

Другое древнее имя пеласгов было эгиалеи. Позднее потомки пеласгов стали зваться ионянами и эолийцами. Видимо, эллинские ионяне смешались с покоренными пеласгами. О их борьбе сообщают глухие предания. Возможно, язык пеласгов был родственен языку хетто-лувийских индоевропейских племен. Прямыми потомками пеласгов в Древней Греции считали жителей Аркадии. Геродот считал исконными жителями Крита, переселившимися затем в Малую Азию, карийцев и родственных им каниев. С Крита же на малоазиатский берег пришли и ликийцы. По античному преданию, когда сыновья Европы и Зевса Минос и Сарпедон поссорились, последний увел своих соплеменников в землю Милиаду в Азии. Пришельцы с Крита именовались термилами, как и во времена Геродота часто называли ликийцев.

Итак, первый культурный импульс на Крите был связан с переселением сюда первых индоевропейцев: ликийцев, карийцев, пеласгов. От этих волн, возможно, происходили и древние критские племена полихнитов и пресиев. Именно древние языки карийцев и ликийцев нужно привлекать для расшифровки знаменитого диска, найденного во втором по значимости из критских дворцов в Фесте. Здесь, к слову, отметим, что Фестский диск не является единственным в своем роде. Самое интересное, что на него похож и знаменитый диск с письменами таинственных этрусков. Диск, на котором надпись тоже расположена по спирали, имеет, как и его собрат из Феста, текст с обратной стороны. Находящийся в археологическом музее в Фиренце, в Италии, этот удивительный предмет должен рассматриваться в совокупности с диском из Феста и может привести ученых к расшифровке древних текстов на обоих дисках.

Но сейчас нас прежде всего интересует все то, что связано с лабиринтом, который построил для Миноса Дедал. Правда, Диодор Сицилийский сообщает, что самый первый из известных древним эллинам лабиринтов был построенный в Египте уроженцем Мендета, ставшим царем Марром. Именно его гробница якобы и была первым лабиринтом. Во времена Диодора рассказывали, что Дедал посетил Египет и, восхищенный увиденным, построил подобное сооружение для царя Миноса. Во времена самого Диодора Сицилийского египетский лабиринт еще существовал, а вот местонахождение Критского чуда ему было неизвестно. В другом месте Диодор говорит о том, что и лабиринт Марра в Египте построил сам Дедал за много лет до царствования царя Миноса. За свои необычайные дарования Дедал был обожествлен в Египте и удостоился чести иметь святилище в свою честь близ Мемфиса. Однако данные, приведенные Диодором, относятся к тому периоду, когда в античном мире буквально вошло в моду приписывать все культурные достижения египтянам. Как бы то ни было, надо отметить, что лабиринт на Крите был подземным сооружением, созданным специально для сына царя Миноса, и связь с гробницей Марра, на которую указывал Диодор Сицилийский, возможно, не случайна.

Минос, по античной традиции, считался сыном Зевса и Европы. А его собственным сыном был страшный Минотавр, которому приносились человеческие жертвы. Минотавр — человек с головой быка. Жертвоприношения совершаются в храмовом комплексе, именуемом лабиринтом, который и построил мастер Дедал! По преданию, которое передает нам Геродот, Минос в поисках Дедала прибыл в Сиканию (Сикелию). Все критяне, кроме полихнитов и пресиев, вступили великим походом в Сикелию и в течение пяти лет осаждали город Камик. Осаждавшие так и не вернулись на Крит, а на опустевшие земли стали переселяться эллины. Этническая картина острова стала еще более запутанной. Эту же ситуацию передают и знаменитые фрески из Кносского дворца.

Античная мозаика. Тесей убивает Минотавра в Лабиринте. По углам изображения «свастичные» солярные символы.

Менелай и Гектор в битве над телом Эвфорба. Роспись родосского блюда из Камироса, остров Родос. Конец VII в. до н.э. Хорошо различима свастика, лучи которой образуют спиралевидные закругления, являя собой один из типов лабиринта с центром в виде креста.

Мы можем судить о том, что Крит населяли по крайней мере две разные расы — одна смуглая, другая белокожая. Белокожее население без сомнения занимало господствующее положение и было индоевропейским. Но к какому племени мы можем отнести Миноса? К какому народу мы можем смело отнести инициативу построения лабиринта? Вот главные вопросы. Известно, что через три поколения после Миноса разразилась Троянская война, где критяне были верными союзниками Менелая. По древнему критскому преданию, первоначальные индоевропеиские поселенцы на острове были карийцы-лелеги. Очень важно отметить, что на украинском наречии аист называется лелекой. По Геродоту, именно карийцы поставляли экипажи для кораблей царя Миноса. Теснимые ионянами и дорийцами, исконные критяне переселялись в Малую Азию. Однако носители дворцовых культур Кносса и Феста не все переселялись в Азию. Они оставались на Крите, издавна подчиненные грекам-ахейцам. Ахейское вторжение на Крит началось около 1450 года до Р.Х. Хотя, возможно, мы имеем дело лишь со второй волной ахейского завоевания. Как бы то ни было, легендарный Минос, по Геродоту, был царем ахейцев и предпринимал походы против Египта и Сирии. Именно с ахейцами мы можем связать происхождение легенды о рождении Зевса на Крите в пещере Идео и его первых детских годах жизни в пещере Диктео, бывших местами священного паломничества в античные времена.

Спиральный орнамент на керамических вазах VIII века до н.э., найденных на территории древней Этрурии.

Последними из эллинов на Крит приходят высокорослые и светловолосые дорийцы. Именно от них, по преданию, Ликург и получил знаменитое законодательство, вывезенное им в Спарту. богатейший нумизматический материал говорит о том, что идея священного лабиринта была неотъемлемой частью духовной жизни критских дорийцев-эллинов. И не только на греческих монетах, но и на более поздних римских всегда на Крите изображался с одной стороны лабиринт и надпись «КНОСИОН», что и заставляет многих ученых ошибочно видеть именно в Кносском дворце древний лабиринт. Просто лабиринт стал своего рода гербом Крита.

Минойская стела. Афины, Национальный музей. Надгробная стела на могиле воина минойской эпохи (1500 г. до н.э.). Солярная двойная спираль, изображенная сверху, напоминает тройную спиральную подвеску из кургана вятичей из окрестностей Звенигорода.

Но вернемся во времена Миноса. Легенда повествует о том, что афиняне были вынуждены платить Миносу страшную дань. Ежегодно на съедение Минотавру в таинственный лабиринт направлялись юноши и девушки из лучших афинских семей. Видимо, в ахейском мире, который был миром воюющих городов-государств, первенствующая роль принадлежала Криту, где правил сын самого Зевса — Минос! Однажды с партией обреченных на жертвенное заклание на Крит прибывает афинянин Тесей. Герой проникает в сложный лабиринт, убивает Минотавра и освобождает Афины от позорной зависимости могучему Криту.

Античная монета с изображением лабиринта. Аналогичный рисунок мы видим на планах лабиринтов Русского Севера и Ирландии.

Карта Крита 1662 года. Лабиринт Минотавра изображен в центре острова, на месте древнеримского города Гортина, а не в Candia, где расположен знаменитый Кносский дворец.

Где же находился этот знаменитый лабиринт и как он выглядел в древности? Более поздние монеты с Крита передают нам рисунки лабиринтов, которые удивительным образом идентичны лабиринтам Соловков и Британии.

Но что же мы можем сказать о лабиринте, построенном Дедалом? После того как Артур Эванс в начале XX века раскопал Кносский дворец, в научном мире восторжествовала точка зрения, что именно этот дворец со сложнейшей структурой комнат и помещений и вызвал в воображении диких эллинов ассоциацию с лабиринтом — сложным и сакральным путем подземного светила.

План пещер в Гортине на Крите и изображения различного вида лабиринтов. Именно эти пещеры и являлись тем самым знаменитым Лабиринтом Минотавра.

Однако имеется ряд серьезнейших возражений против такой упрощенной трактовки проблемы лабиринта на Крите. Дело в том, что после Кносса на Крите обнаружили не менее величественные дворцовые постройки минойского периода в Фесте, Малии, Закроссе и в других местах. Кносс был первым среди равных. О лабиринте же предания сообщают как об уникальном сооружении мастера Дедала. Кроме всего прочего, лабиринт был сооружением подземным, что никак не согласуется с многоэтажными надземными дворцовыми постройками. При этом существуют древние венецианские карты времен Средневековья, где лабиринт указан в центре Крита, возле древнего города Гортины, который был столицей Крита в Римский период и где в византийской базилике покоится святой апостол Крита Тит.

План Гортинских пещер о. Крит.

Древняя монета с Крита с изображением лабиринта.

И действительно, под Гортиной были найдены грандиозные подземные сооружения. Многие подземелья еще в римское время были расширены и продлены, что дало повод скептикам назвать эти шахты исключительно римским сооружением, которое в глазах уже диких венецианцев (до них дикими на Крите были первые эллины) превратились в лабиринт Дедала.

Вообще это навязчивое желание все проблемные вопросы истории решать путем приписывания древним племенам нашей собственной дикости и глупости является малопродуктивным подходом. Все венецианские карты восходят к одной известной римской карте острова, автором которой был Птолемей. Уж он-то хорошо знал, что древние гортинские подземелья возникли задолго до римской власти на острове. И он первый однозначно отметил на своей карте эти подземелья как лабиринт. И не столь уж важно, что его первоначальная форма была искажена более поздними работами. Важно, что с древности предание Крита именно в Гортине помещало сооружение Дедала.

Античная монета с греческого острова Крит, отчеканенная в Кноссе. Монета, кроме изображения лабиринта, имеет аббревиатуру «КИО». написанную греческими буквами.

Тесей и Минотавр. Роспись на античной вазе. Обратите внимание на свастичный орнамент.

Однако это нисколько не умаляет сакральной роли дворцовых построек и отнюдь не отменяет их глубинную связь с подземным сооружением, где обитал Минотавр. Рисунок лабиринта с критских монет не совпадает со сложной сетью подземных ходов Гортины. Но это говорит лишь о том, что монеты несли древний символ, принесенный с нордической прародины и примененный к новой реалии — сложному подземному сооружению Дедала, в основе которого, впрочем, мог лежать древнейший односпиральный лабиринт, усложненный дополнительными ложными ходами.

Исследователи сюжета о Минотавре считают, что его происхождение возможно связать с символикой царской власти, обрядами посвящения и наследования харизмы царствования. Возможно, миф отражает отголоски древних обрядов передачи царской власти в рамках традиций обычного права. Здесь очень важно напомнить, что на Крите солнце, равно как и божество эллинов Зевс, почитались в образе быка. Таким образом, и здесь, на далеком юге, арийцы сохранили основную метафизическую идею лабиринта, как жертвенный алтарь, посвященный солнцу.

Можно лишь предполагать, что человеческие жертвоприношения явились уже следствием влияния автохтонного населения региона, принадлежавшего к южным потомкам Иафета, к средиземноморской расе. Итак, на Крите во времена царя Миноса совершались жертвоприношения солнечному божеству с головой быка. Все это лишний раз убеждает нас в правильности вывода о том, что в глазах древних поселенцев Севера лабиринты были одновременно и путем в страну мертвых, и алтарями божественному солнцу. Ведь, по убеждению предков, солнце ночью сходило и освящало царство мертвых и, пройдя сложным подземным путем, возвращалось на свои небесные дороги.

Само слово «лабиринт» — «labyrinthus», по остроумной догадке первооткрывателя минойской культуры Крита Артура Эванса, этимологически связано с «labrys», лабрисом — двухлезвийным топором — неотъемлемым атрибутом Зевса, сакрального символа, выражавшего принцип единства царской власти в светской и духовной ипостасях у древних арийцев. Здесь же необходимо вспомнить и имя царя — основателя великой державы хеттов в Малой Азии во II тысячелетии до Р.Х. Примечательно, что царя звали Лабарна! Его имя поразительным образом созвучно с именем священного стяга царя Константина — лабарумом.

С некоторой долей условности, учитывая, что в некоторых языках литера «б» могла заменяться буквой «в», мы можем продолжить ряд сопоставлений именем славянского вождя VI века, противника аваров Лавриты. Имена эти, по крайней мере, заставляют нас искать смысл слов «labris» и «labyrinthus» в области древних индоевропейских наречий и языков.

Минойская культура возникла на Крите в момент, когда сюда пришли первые индоевропейцы Средиземноморского региона: карийцы, ликийцы и, возможно, им родственные пеласги. Сейчас филологи сходятся во мнении, что само слово «лабрис» — «двойная секира» происходит из древнего языка ликийцев, или лидийцев, также возможных выселенцев с Крита в Малую Азию.

В древнегреческом языке «лабрис» звучал как «лаврис». И как тут не вспомнить князя славян, давшего в VI веке гордый ответ аварским послам. Князя звали Лаврита! Итак, лабрис — символ царской власти, а Зевс Лабрандский — божество-покровитель царя. В критских произведениях искусства часто встречается изображение подобного двойного топора, отчасти похожего на топоры ближневосточных небесных божеств, правда, они всегда находятся в руках у женщины, богини или ее жрицы. Именно на языке доэллинских критян этот топор и назывался «labrys». Топор этот зафиксирован археологами и за пределами Крита.

На «дунайских пластинах», как окрестили археологи небольшие металлические пластины, обнаруженные в могильниках Паннонии, Мезии и Фракии, также отражена тематика солярного божества, вооруженного двойным топором и попирающего чудовище копытами своего коня. Отсюда в действительности и происходит название творения Дедала — лабиринт.

Бык Минотавр, культ которого процветал на Крите и жрецом которого был Критский правитель, прославлялся как одна из персонификаций Зевса Критского. Для христианского мировоззрения исключительной важности фактом является находка изображения креста в Кносском дворце. Имя дворца, донесенное до нас греческими преданиями, «Лабиринт», видимо, и значило «Дом Лабриса», «Двуострой Секиры». Это тем более вероятно, что нет почти ни одной палаты во всем здании дворца без изображения этой секиры. Крест недаром найден в Кносском дворце: «Дом Секиры», «Лабриса», «Лабиринт» — есть и «Дом Креста». Внешняя, даже геометрическая, связь между ними очевидна. Пересечение двух секирных осей, продольной и поперечной, образует крест.

Тут же, в Кноссе, найден греческий сатир с очень древним изображением лабиринта из переплетенных угольчатых крестиков, свастик. Дом Секиры был и Домом Креста в преобразовательном смысле для эллинского народа, ставшего Новым Израилем после иудеев. Очевидна и внутренняя сокровенная связь между крестом и секирой. Крест — знамение Бога-Жертвы, и Секира тоже. Современный православный мыслитель Р. В. Бычков приводит в своей работе «Введение в философию бунта» интересное свидетельство. В четвертой гробничной шахте Микенского Акрополя найдена серебряная бычья голова с двойным топором между рогами на темени; множество таких же топоров находится и между критскими «рогами посвящения», kerata. «Бог Телец, или Агнец, закланный от начала мира» — вот что знаменуется Крестом и Секирой одинаково. Все приведенные выше свидетельства «от внешних» не имели бы для нас ровно никакого значения, если бы Господу и Спасу нашему не было бы благоугодно среди прочих божественных именований, во множестве рассеянных по Священному Писанию, усвоить себе и имя божественной Секиры (Мф. 3, 10; Лк. 3, 9)», пишет Р. В. Бычков.

Однако изображение лабриса не было жестко привязано только к Кносскому дворцу. Его изображение было и в других дворцах острова, и наверняка в подземном лабиринте в Гортине. Мотив лабриса сохранялся в Древнем Риме республиканском, сохранялся и в имперском культе. В Новое время лабрис был одним из военных атрибутов. На решетке мемориальной части Александровского сада у стен Московского Кремля сохранились аллегорические изображения двухлезвийного топора. Но лабрис — это далеко не все, что связывает Крит с древней прародиной арийцев на Севере и с культурами разных индоевропейских народов.

Минойская эпоха на Крите оставила нам в наследство многое, что еще предстоит осмыслить ученым и исследователям. В минойское время появляются орнаменты, которые очень напоминают плетеные орнаменты кельтов, скандинавов и северных славян. Среди древних изображений на минойской посуде можно видеть изображение крестов, которые много позднее в европейской геральдике получат названия: равносторонний греческий крест и кельтский крест в круге. Односпиральный лабиринт и просто спиральные орнаменты украшают до 80% минойской керамики.

Нельзя не упомянуть здесь и знаменитый диск с нерасшифрованными до сих пор знаками, найденный итальянской экспедицией в городе Фесте, в 1908 году, на Крите. Диск сейчас находится в археологическом музее столицы Крита, городе Ираклион. Иероглифы Фестского диска расположены по спирали с обеих сторон, повторяя рисунок древнейших односпиральных лабиринтов Русского Севера. Отгадка тайных знаков диска, возможно, лежит в этой плоскости. Связь спирали и солнечного культа у древних индоевропейцев очевидна. Возможно, перед нами гимн солнцу, написанный на древнем языке ликийцев или карийцев, а может быть, и пеласгов. Во всяком случае, среди огромного ископаемого иероглифического материала с Крита спиральная надпись зафиксирована только на этом диске и на золотом перстне, найденном в Мавро-Спили, в районе Кносса, где надпись по спирали сделана критским линейным письмом «А», отличным от иероглифов диска из Феста. Это уже о многом говорит.

Подвеска с трезубцем Рюриковичей. Конец X века. Русь. Оборотная сторона. В виде солярного символа выступает орел или сокол. Оба солярных символа — и спирали, и сокола — использованы вместе на княжеском гербе, иконография которого позволяет отнести его ко времени правления Святого Равноапостольного Владимира Святославича — Владимира Красное Солнце наших былин.

Свастика, правосторонняя и левосторонняя, была также любимым символом исконных носителей минойской культуры и минойцев-ахейцев. Но самое главное, есть археологические находки, которые таинственным образом связывают минойцев с Русским Севером. Речь прежде всего идет об архаичной керамике, которая имеет прямые аналоги в древнейшей северной росписи по дереву — мезенской, известной среди русских поморов. Еще один важный факт. Минойцы хоронили своих покойников в маленьких саркофагах, отвозя их на необитаемые острова. Но ведь это же полная аналогия с комплексом лабиринтов-захоронений на Заяцком острове Соловецкого архипелага, который тоже был необитаем и использовался только как место упокоения предков!

Подвеска с трезубцем Рюриковичей. Конец X века. Русь. Подвеска украшена спиралевидным солярным символом.

В Кносском дворце тронный зал царя украшают фресковые изображения грифонов, ставших излюбленным сюжетом скифского и славянского искусства. Их сакральная функция «охранников» священной персоны царя в Кносском дворцовом ансамбле несомненна. Ведь и по преданиям скифов грифоны охраняли золото на Севере. В настенной росписи Кносского дворца не может не привлечь внимание двухголовая птица. Птица эта не орел, но ее сакральная сущность подтверждается всем ансамблем фресковой росписи дворца. И мы не вправе назвать исторической случайностью удивительную символическую параллель. Если у минойцев двухлезвенный топор — лабрис символизировал духовную и светскую власть царя, то в дальнейшем в Византии и на Руси символом двойной власти самодержца станет двухголовый орел, чьими прототипами, без сомнения, являются как лабрис с двумя лезвиями, так и таинственная, с ярким оперением птица с фрески Кносского дворца.

Знаменитый, до сих пор не расшифрованный Фсстский диск, найденный на Крите, при раскопках древнего минойского города Феста.

Диск со спиральной надписью, аналогичный хорошо известному Фестскому диску, найденный на территории древней Этрурии.

Автор этого текста, будучи на Крите, сделал и еще одно любопытное наблюдение. Минойцы часто изображали священный лабрис между рогов быка. Часто изображались только два рога и лабрис между ними. Рисунок этого изображения удивительнейшим образом совпадает с рисунком трезубцев рюриковичей, начиная с эмблемы князя Владимира Святого, известной по золотым монетам IV типа, где между «крыльями» изображается прямая «штанга», или «копье», увенчанное крестом. Совпадение не только по рисунку, но и по сакральному смыслу, где лабрис крестообразной формы заменяется на спасительное знамение креста!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Двенадцатый урок: Людовик XIV. Его лучи. Его помпа. Его творение

Из книги История Франции глазами Сан-Антонио, или Берюрье сквозь века автора Дар Фредерик

Двенадцатый урок: Людовик XIV. Его лучи. Его помпа. Его творение Толстяк клюёт носом. Я трясу его.— Смерть Людовика Тринадцатого, приехали! На этой станции я выхожу!Он вскакивает.— Не может быть, я что, кемарил?— И я тоже. Ты меня покинул, когда был дополнительный материал, и


Полет Дедала и Икара

Из книги Полеты богов и людей автора Никитин Юрий Фёдорович

Полет Дедала и Икара


Творение и три эры

Из книги Зороастрийцы. Верования и обычаи автора Бойс Мэри

Творение и три эры Другой аспект отношений между осязаемым и неосязаемым, содержащийся в учении Зороастра (известном лучше по сочинениям на пехлеви), заключается в том что Ахура-Мазда совершил акт творения в два этапа. Сначала он создал все свободным от телесных оболочек,


§ 20. Критское царство

Из книги Всеобщая история. История Древнего мира. 5 класс автора Селунская Надежда Андреевна

§ 20. Критское царство Природа и население ГрецииГрецией называют южную часть Балканского полуострова и прилегающие к ней острова. Бо?льшая часть страны покрыта невысокими горами, пахотной земли здесь мало. Берега Греции изрезаны множеством бухт, в которых корабли


Часть вторая Творение Прометея (Как создавался «Капитал»)

Из книги Из заброшенной рукописи о Карле Марксе [= «Обмануть Природу: Тайна стоимости Карла Маркса» / Книга 1. «Великий революционер»] автора Майбурд Евгений Михайлович

Часть вторая Творение Прометея (Как создавался «Капитал») Всю дрянь я намерен изложить в шести книгах К. Маркс. Из письма к Энгельсу от 2 апреля 1858[43] Предисловие автора, написанное для настоящей публикации Если кто-нибудь вдруг подумает, что заявленная в названии Части