Универсальный редактор и литературный критик

Универсальный редактор и литературный критик

Сталин в юности пробовал писать стихи, и они даже были напечатаны в газете Ильи Чавчавадзе «Иверия». К 70-летию вождя Маленков и Поскребышев заказали перевод их на русский язык для быстрого издания. По заявлению Маленкова, Сталин, «со свойственной ему скромностью», запретил их публикацию.

Говорят, что Сталин даже пытался перевести на русский язык поэму Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре», но эта задача оказалась ему явно не по силам.

Став генсеком, Сталин очень пристально следил за тем, что происходило на литературном фронте. Он жестко определял роль того или иного писателя в жизни страны, выносил окончательные оценки отдельным произведениям, давал «руководящие указания» писателям. Зачастую лично готовил директивы об исправлении допущенных, по его мнению, ошибок. Настоятельно советовал, как нужно беспощадно выкорчевывать врагов.

Широко известна характеристика Сталина сказки Максима Горького «Девушка и Смерть». «Эта штука сильнее, чем „Фауст“ Гёте (любов(ь) побеждает смерть)».

В письме Горькому 17 января 1930 года Сталин посетовал на то, что на книжных рынках фигурировала масса рассказов, рисующих «ужасы» войны и «внушающих отвращение ко всякой войне (не только к империалистической, но и ко всякой другой)». «Эти буржуазно-пацифические рассказы, не имеющие большой цены. Нам нужны такие рассказы, которые подводят читателей от ужасов империалистической войны к необходимости свержения империалистических правительств, организующих такие войны».

В феврале 1929 года Сталин с Кагановичем беседовали с группой украинских писателей. В ходе беседы Сталин причислил к попутчикам и «липовым коммунистам» Всеволода Иванова и Бориса Лавренева, но отметил при этом, что они приносят гораздо больше пользы, чем 10–20 или даже 100 писателей-коммунистов, «которые пичкают, пичкают, а ни черта не выходит».

«Безусловно чужим человеком» он назвал «этого самого, всем известного Булгакова», добавив, что «едва ли он советского образа мысли», хотя и принес «все-таки пользу, безусловно…» «Насчет „Дней Турбиных“ я ведь сказал, что это антисоветская штука и Булгаков не наш». (Тем не менее Сталин многократно смотрел этот спектакль во МХАТе.)

Затем Сталин прошелся по зарубежной классике. Например, он назвал «Женитьбу Фигаро» «пустяковой и бессодержательной вещью — это шутки дармоедов и дворян и их прислужников».

Сталина никогда не покидало желание прослыть тонким и глубоким знатоком отечественной и мировой литературы. В своих выступлениях он нередко использовал образные или хлесткие выражения из классики.

Отношение Сталина к литературе и к писателям в полной мере проявилось в его редактировании остросоциальной пьесы «Ложь» драматурга Александра Афиногенова. Он вычеркнул слова одного из персонажей пьесы, звучавшие как вызов авторитарному режиму:

«Мы становились большевиками в непрестанной борьбе с могучими противниками… А вы растете на готовых лозунгах. Вам предложено — либо верить на слово, либо молчать. Единственным вашим багажом становятся истины, усвоенные в порядке директивы… Предписано считать их правдой. А что, если это не так? Что, если „правда“, которой ты веришь, есть ложь в основании своем? И ты споришь… о конечной неправде — не видя того, что вся страна лжет и обманывает — ибо сама она обманута».

Другой персонаж пьесы, Нина Ковалева, работница проволочно-гвоздильного завода, говорила:

«Мы ходим на демонстрации столько лет и вам верим много лет — но все это непрочно… Нам сравнивать не с кем, да и не дают нам сравнивать, и не знаем мы, что будет завтра генеральной линией — сегодня линия, завтра уклон (Сталин это место подчеркнул. — Прим. авт.)… А я устала так жить, я хотела бы сама во всем разобраться… А врем мы, и обманываем, и подличаем, и друг друга ненавидим, как сто лет назад, а может быть, даже хуже».

Вычеркнув эти рассуждения героини, Сталин вдоль всей страницы с явным раздражением написал: «К чему эта унылая тарабарщина?»

Не скрывая явного раздражения, Сталин в заключение вопрошал: «Почему-то все партийцы у вас уродами вышли, физическими, нравственными, политическими уродами… Не думаете ли, что только физические уроды могут быть преданными членами партии?» И вынес вердикт: «Пустить пьесу в таком виде нельзя».

9 ноября 1933 года после переделки пьесы А.Афиногенов просит «уважаемого Иосифа Виссарионовича» посмотреть результаты работы над пьесой.

Уже на следующий день на тексте пьесы появилась резолюция Сталина:

«Т.Афиногенов! Пьесу во втором варианте считаю неудачной».

Через 5 лет Афиногенов отваживается направить Сталину новую пьесу — «Москва, Кремль». Это был отчаянный шаг автора, но Сталин ничего не забыл. Через месяц он сухо ответил, что не имеет возможности удовлетворить желание писателя — «очень занят текущей работой». (Член-корреспондент АН СССР В.А. Куманев. Статья «Корифей „совершенствует“…». «Литературная газета», 2000, № 3.)

Сталинский репрессивный меч со всей силой обрушился и на прессу. Вскоре после расстрела бывшего главного редактора газеты «Известия» Н.И. Бухарина жестокой каре подверглась редакция этой газеты.

17 декабря 1937 года на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) было принято решение «О засоренности аппарата редакции «Известий»:

1. Аппарат редакции «Известий», в течение ряда лет являвшийся объектом троцкистско-бухаринского вредительства, продолжает находиться в тяжелом состоянии и до конца еще не очищен от радековско-бухаринских и талевских корешков.

2. Снять с работы секретаря редакции Кривицкого Р.Ю., как не внушающего политического доверия. Отстранить от работы в «Известиях» Кутузова-Голенищева Д.И. (рукой Сталина добавлено: с передачей его дела в НКВД), Логинову Е.Н., Волгина М.Г. и Копелевича В.Я.

3. Поручить Отделу печати до конца очистить аппарат редакции «Известий» от политически сомнительных элементов и направить в газету группу политически проверенных работников.

Кроме Сталина, подписи поставили В. Молотов, К. Ворошилов, Л. Каганович, А. Микоян и другие.

Сталин добровольно взял на себя обязанности «внештатного главного редактора» и «главного зрителя» всех создаваемых в 30—40-е годы фильмов. Например, фильм «Светлый путь» Г.В. Александрова Сталин редактировал 5 или 6 раз, прежде чем разрешил его выход на экран. Сколько творческих замыслов было исковеркано и судеб талантливых художников было погублено этим неприкрытым вмешательством вождя.

Примерно таким же было отношение Сталина к созданию фильма «Иван Грозный». (Профессор В.И. Толстых. Статья «Художник и власть». «Правда», 22.05.1989 г.)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

3. 1. Исаак Ньютон как критик скалигеровской хронологии

Из книги Империя - I [с иллюстрациями] автора Носовский Глеб Владимирович

3. 1. Исаак Ньютон как критик скалигеровской хронологии Читателю, безусловно, хорошо известны открытия И. Ньютона. Однако, его научные интересы распространялись кроме математики, физики, механики, астрономии, также и на другие области знания. В то же время эти его


Глава 11. Универсальный солдат

Из книги Битва цивилизаций [Что грозит человечеству?] автора Прокопенко Игорь Станиславович

Глава 11. Универсальный солдат Военные инженеры, занимающиеся разработкой новых видов оружия, как правило, не интересуются паранормальными явлениями как недостаточно изученными. Они в своих изысканиях идут в другом направлении. Это направление – сращивание человека


Ответственный редактор энциклопедии «Космонавтика»

Из книги Лунная афера США [с иллюстрациями] автора Мухин Юрий Игнатьевич

Ответственный редактор энциклопедии «Космонавтика» В связи с изложенным в предыдущем разделе, у меня проблемы с тем, чтобы дать вам мнение «науки» — я высказываний наших специалистов по лунной афёре американцев, практически не встречал. Поэтому вынужден дать всего две


5.1. Исаак Ньютон как критик Скалигеровской хронологии

Из книги Математическая хронология библейских событий автора Носовский Глеб Владимирович

5.1. Исаак Ньютон как критик Скалигеровской хронологии Читателю безусловно хорошо известны открытия И. Ньютона. Однако его научные интересы распространялись, кроме математики, физики, механики, астрономии, также и на другие области знания. В то же время эти его


УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СОЛДАТ

Из книги Путин, Буш и война в Ираке автора Млечин Леонид Михайлович

УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СОЛДАТ Война в Ираке поставила и более серьезные вопросы: а какая армия нужна России? И как ее создать?Пока американцы сражались в Ираке, в России начался весенний призыв в вооруженные силы. Молодые люди, достигшие восемнадцати лет, должны надеть военную


Исследователь славянских песен. Музыкальный критик и пианист Юлий Николаевич Мельгунов (1846–1893)

Из книги Московские обыватели автора Вострышев Михаил Иванович

Исследователь славянских песен. Музыкальный критик и пианист Юлий Николаевич Мельгунов (1846–1893) 30 августа 1846 года в Ветлуге Костромской губернии родился Юлий Николаевич Мельгунов, чей старинный дворянский род был записан в «Бархатную книгу». Но прославился он не


ГЛАВА 14. Первый критик и «О. Р. И.»

Из книги От Петра I до катастрофы 1917 г. автора Ключник Роман

ГЛАВА 14. Первый критик и «О. Р. И.» Как вы видели выше, в России в первых десятилетиях 19 века появились великие писатели мирового уровня. И по какому-то закону после творцов - писателей и поэтов возникли вторичности, которые стали жить за счёт критики первых, самые известные


Сталин как редактор идеологического языка

Из книги Это было навсегда, пока не кончилось. Последнее советское поколение автора Юрчак Алексей

Сталин как редактор идеологического языка Как известно, в конце 1920-х годов разнообразие авангардных экспериментов и подходов к языку, политике, науке и искусству стало проблемой для большевистского руководства. Его главной задачей теперь было государственное


АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ, главный редактор газеты «Завтра»

Из книги Исторический маразм Кремля и «Болота» [Россией правят двоечники!] автора Нерсесов Юрий Аркадьевич

АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ, главный редактор газеты «Завтра» Жуков затыкал штрафниками прорыв Паулюса из окружения Вокруг армии Паулюса смыкалось кольцо Сталинградского и Донского фронтов. Гитлер чувствовал, что кольцо смыкается на его собственном горле. Паулюс кидался в


Ломоносов: универсальный человек

Из книги Голый конунг [Норманнизм как диагноз] автора Фомин Вячеслав Васильевич

Ломоносов: универсальный человек И опять ложь, потому что история мировой науки не обошлась без Ломоносова, и современная ему мировая наука смотрела на него совершенно иначе, чем это делает сейчас «непредвзятый» ученый россиянин Романовский (видимо решивший, устав от


Петр-редактор

Из книги Сатирическая история от Рюрика до Революции автора Оршер Иосиф Львович

Петр-редактор А.С. Суворину в то время было всего лет десять, и «Новое Время» еще не существовало. А газета была необходима!Русский народ искони славился тем, что не мог жить без газеты.Гостинодворцы невероятно скучали, лишенные удовольствия давать взятки репортерам


5. Универсальный двигатель

Из книги Создатели двигателей [илл. Е.Ванюков] автора Гумилевский Лев Иванович

5. Универсальный двигатель ПолзуновПодобно тому как в произведении искусства сказывается творческая индивидуальность его автора, в любом инженерном сооружении — будь то железнодорожный мост, самолет или паровой двигатель — мы легко можем обнаружить личность творца,


Общемировой язык и универсальный алфавит

Из книги Почетный академик Сталин и академик Марр автора Илизаров Борис Семенович

Общемировой язык и универсальный алфавит Во второй половине XIX века в России почти наравных боролось несколько тенденций понимания будущего не только национального языка и алфавита, но и в области проектирования их регионального или общемирового вариантов. До конца


Аристотель – универсальный мыслитель

Из книги Великие люди, изменившие мир автора Григорова Дарина

Аристотель – универсальный мыслитель Имя Аристотеля живет уже более двух тысяч лет, и можно с уверенностью сказать, что оно будет жить на Земле до тех пор, пока не перестанут существовать на ней мыслящие люди. Аристотель известен главным образом как творец логики,


6.6. Универсальный аллегоризм

Из книги Искусство и красота в средневековой эстетике автора Эко Умберто

6.6. Универсальный аллегоризм В известном смысле Средневековье доведет до крайности завет Августина: если энциклопедия разъясняет нам значение вещей, о которых говорится в Писании, и если эти вещи являются элементами убранства нашего мира, о котором сообщает Писание (in