Сказание об Ольгиной мести — утраченный подлинник

Сказание об Ольгиной мести — утраченный подлинник

 Появление Ольги в качестве действующего лица русской истории напоминает молниеносный разящий прыжок тигрицы, доселе таившейся в лесной чаще. Энергия, решительность, отвага, коварство и расчетливая свирепость ее действий ужасают и завораживают одновременно. Эти пропитанные кровью страницы Повести временных лет лучше любых других аргументов убеждают в том, что за убийство своего мужа отомстила не старуха, в которую превратила Ольгу житийно-летописная традиция, а молодая, не достигшая и тридцати лет женщина.

Сказания о смерти Игоря и мести Ольги появились, по всей вероятности, в XI в. Причем сказание о смерти Игоря, похоже, сложилось несколькими десятилетиями раньше сюжета об Ольгиной мести, поскольку ему присуща большая географическая и терминологическая точность. Игорь отправляется в поход именно в «Дерева», которые во вводной части Повести временных лет отнесены к району Северного Причерноморья, а не в «Деревьскую землю», которую усмиряет Ольга и которая при последующем упоминании локализуется на правобережье Днепра, согласно пониманию этого топонима в XI—XII вв.

Во времена Нестора оба сказания уже составляли единый цикл, на что указывает их сюжетная преемственность и наличие в том и другом произведении одного и того же «антигероя» — князя Мала. К сожалению, оригинальный текст этого героического цикла безвозвратно утерян. В Повести временных лет мы имеем дело не с самим первоисточником, а с произвольным его пересказом, причем пересказом настолько небрежным, что можно говорить о непоправимой порче структуры и самого смысла всего произведения.

В летописной передаче сказания об Ольгиной мести текстуально-смысловые разрушения оригинала прослеживаются со всей очевидностью. Наглядное свидетельство сокращения летописцами первозданного текста сказания находится в Переславско-Суздальской летописи, которая сохранила фрагмент, не вошедший ни в какой другой список Повести временных лет, — так называемый «сон князя Мала»: «Князю же веселие творящу к браку, и сон часто зряше Мал князь: се бо пришед, Ольга даяше ему порты многоценны, червени вси, жемчугом иссаждены, и одеяла черны с зелеными узоры, и лодьи, в них же несеным быти, смолны».

Изъятие сна Мала из большинства летописных списков объясняется, по всей вероятности, вмешательством духовной цензуры XII—XIII вв. Языческая вера в «вещие» сны, в «сонное мечтание» противополагалась христианской духовной трезвенности. Изборник 1076 г. поучает: «Яко же емляи ся за стень и гоняй ветры, тако же емляи веру сном», то есть верить сну — то же самое, что верить видениям (теням, призракам) и дуновению ветра. Подлинно пророческий сон мог быть ниспослан только лицу, искушенному в духовной жизни, как правило монаху. Такое воззрение на сон ни в коей мере не было каноническим или ортодоксальным: оно целиком определялось историческими условиями — борьбой с языческими пережитками и тем исключительным по значимости местом, которое занимало монашество в православной (византийской и древнерусской) церкви. Средневековье, обожествлявшее свои сословно-кастовые перегородки, слишком часто забывало, что «Дух дышит, где хочет»[195].

Но что всего поразительнее, так это необъяснимое исчезновение князя Мала из всех известных списков Повести сразу после его сватовства к Ольге. Внезапное забвение этого персонажа оказывается настолько полным, что он не обнаруживается даже в своем «родовом» граде Коростене/Искоростене, захваченном войском Ольги. В итоге получается, что месть Игоревой вдовы обрушивается на всех, кроме главного виновника убийства ее мужа, судьба которого так и остается неизвестной.

Утрата крупных фрагментов и целых сюжетных линий первоначального текста сказаний, переработка оставшегося материала в качестве «исторических сведений» тем печальнее, что «древлянский» цикл в целом имеет ценность прежде всего и по преимуществу как литературное произведение. Своими стараниями переделать его в «историю» древнерусские книжники лишь безнадежно загубили красоту и стройность художественного замысла, нисколько не приблизившись к исторической достоверности. «Древляне» шлют новых послов на убой, не дождавшись возвращения прежних; Ольга перед большим карательным походом, «поимши мало дружины», отправляется в «Дерева», избивает на могиле Игоря 5000 «древлян» и целой и невредимой возвращается в Киев; голуби и воробьи летят в свои гнезда, неся на лапах горящую серу (такое поведение птиц совершенно неправдоподобно), в результате чего «вси бо двори взгорешася», — все это, конечно, очень далеко от действительности. В летописном пересказе литература по-прежнему безраздельно торжествует над историей[196].

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Иран. Утраченный союзник

Из книги Большая игра. Британская империя против России и СССР автора Леонтьев Михаил Владимирович

Иран. Утраченный союзник Прямым объектом американской проекции силы стал Ближний Восток, точнее — Персидский залив — главная площадка Большой Игры нефтяной эпохи. И здесь американцы прямо, хотя и не всегда гладко, наследуют британские интересы.В американских


VI. Утраченный глаз бога-солнца

Из книги Египетская мифология [litres] автора Мюллер Макс

VI. Утраченный глаз бога-солнца Мы уже ссылались на миф, который рассказывает нам, как когда-то бог-солнце потерял свой глаз (солнце) и как этот глаз восстал против него. Более полная информация об этой легенде сохранилась только в очень поздних текстах [244], в которых ее


Утраченный порыв

Из книги Дивизия СС «Рейх». История Второй танковой дивизии войск СС. 1939-1945 гг. автора Акунов Вольфганг Викторович

Утраченный порыв "Отважные парни эти солдаты: всегда лезут там, где стена всего толще". Адмирал де Робекк при высадке британского десанта в Галлиполи 25 апреля 1915 г. Когда в бой вступили основные силы полка, натиск эсэсовцев усилился. Им удалось пробить большую брешь в


Глава 1 ПУТЕШЕСТВИЕ В УТРАЧЕННЫЙ МИР НАЧАЛА ЦИВИЛИЗАЦИИ

Из книги Чаша и клинок автора Айслер Риан

Глава 1 ПУТЕШЕСТВИЕ В УТРАЧЕННЫЙ МИР НАЧАЛА ЦИВИЛИЗАЦИИ Пролежавшая более двадцати тысяч лет в пещерном святилище женская фигурка рассказывает нам, людям современного Запада, о мировосприятии наших древних предков. Эта небольшая, вырезанная из камня фигурка — одна из


Сказание и страдание и похвала святым мученикам Борису и Глебу* *Анонимное сказание

Из книги Тайна гибели Бориса и Глеба автора Боровков Дмитрий Александрович

Сказание и страдание и похвала святым мученикам Борису и Глебу* *Анонимное сказание Господи, благослови, отче! — «Род праведных благословится, — говорит пророк, — и потомки их благословенны будут». Так и свершилось незадолго до наших дней при самодержце всей Русской


Проф. Ю. В. ЛОМОНОСОВ. Подлинник манифеста об отречении в Петрограде.

Из книги Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев автора История Автор неизвестен --

Проф. Ю. В. ЛОМОНОСОВ. Подлинник манифеста об отречении в Петрограде. Ясное морозное утро, но уже в воздухе чувствуется весна. Измайловский весь увешан флагами. Народа масса, и чем ближе к вокзалу, тем толпа все гуще и гуще. Медленно пробирается автомобиль среди этого живого


Не утраченный интерес

Из книги Русская Америка автора Бурлак Вадим Никласович

Не утраченный интерес Уж сколько лет прошло с той поры, когда перестали существовать русские колонии на северо-западе Нового Света и совершилась знаменитая сделка — продажа Аляски и многих тихоокеанских островов Соединенным Штатам Америки, но интерес к этому давнему


История и предание в сказании об Ольгиной мести

Из книги Русская земля. Между язычеством и христианством. От князя Игоря до сына его Святослава автора Цветков Сергей Эдуардович

История и предание в сказании об Ольгиной мести  Итак, летописный рассказ об усмирении Ольгой «Деревьской земли», имеющий под собой сугубо литературную основу, в весьма малой степени соответствует реальным событиям. За верное можно принять только то, что карательный


Манускрипты Мертвого моря – подлинник или искусная подделка?

Из книги Знаменитые загадки истории автора Скляренко Валентина Марковна

Манускрипты Мертвого моря – подлинник или искусная подделка? Мертвое море – уникальное место на земном шаре. Оно окружено пустыней со всех сторон, в его воде не живет рыба и невозможно утонуть. Его побережье интересно археологическими достопримечательностями. Наиболее


Союз утраченный, желанный и невозможный

Из книги От СССР к России. История неоконченного кризиса. 1964–1994 автора Боффа Джузеппе

Союз утраченный, желанный и невозможный Последствия развала Советского Союза — это второй непомерный груз, который тащит на себе новое русское государство. Содружество Независимых Государств (СНГ) никогда не было жизнеспособным организмом. Координация главных


Сказание о потопе — вовсе не еврейское сказание

Из книги Среди тайн и чудес автора Рубакин Николай Александрович

Сказание о потопе — вовсе не еврейское сказание Но вот что особенно интересно: сказание о потопе вовсе не еврейское сказание, а значит, не «божье откровение». Оно пришло к евреям из другой страны, от другого народа. Оно записано в ассирийских книгах. И записано еще за


6. Гробница Тутанхамона: подлинник или подделка?

Из книги Бог войны автора Носовский Глеб Владимирович

6. Гробница Тутанхамона: подлинник или подделка? Обсудим теперь крайне интересный вопрос о подлинности гробницы Тутанхамона и найденных в ней предметов. Открытие этой гробницы Г. Картером в 1923 году считается чуть ли не самым крупным достижением египтологии.


Союз утраченный, желанный и невозможный

Из книги От СССР к России. История неоконченного кризиса. 1964-1994 автора Боффа Джузеппе

Союз утраченный, желанный и невозможный Последствия развала Советского Союза — это второй непомерный груз, который тащит на себе новое русское государство. Содружество Независимых Государств (СНГ) никогда не было жизнеспособным организмом. Координация главных


Утраченный бог

Из книги Христианство и религии мира автора Хмелевский Генрик

Утраченный бог Как мы уже говорили, свидетельства верований доисторических людей ничтожны: рисунки на скалах, погребения и предметы. Но на земном шаре существуют и по сей день (а в XIX веке их существовало больше) народы, живущие в условиях не менее примитивных и