Мир накануне большой войны

Мир накануне большой войны

Расстановка сил в мире в начале 1941 года характеризовалась шатким равновесием. В конце сентября 1940 года Япония подписала трехсторонний пакт с двумя другими странами оси. В ноябре Рузвельт был повторно избран президентом Соединенных Штатов, победив соперника, выступавшего за политику изоляционизма. Рузвельт был решительно настроен на помощь Великобритании, вплоть до военной поддержки. Полагая эту помощь необходимой для защиты самой Америки, он не скрывал своих настроений. Но, с другой стороны, масштаб британских заказов на военное снаряжение, размещенных в Соединенных Штатах Америки, во много раз превосходил золотой и валютный запас Британии, что создавало для Черчилля дополнительные трудности. Этот факт служил доказательством правоты магнатов Сити, консервативных сановников, Ллойда-Джорджа, Лидделла Харта и других, утверждавших, что единственным результатом войны будет разорение и финансовая зависимость Британской империи от Америки, что было равнозначно концу империи — и это не могло не усиливать антиамериканские настроения. Ситуация улучшилась только в декабре с объявлением билля Рузвельта о ленд-лизе: системе военных поставок с возмещением издержек по джентльменскому соглашению после войны. Юридическую силу он обрел только в марте, однако не мог не отразиться на германском стратегическом мышлении. Само существование союза двух англоязычных держав и огромный потенциал американской промышленности грозил поражением национал-социалистической Германии.

В этот период решение Гитлера победить Великобританию за счет России превратилась в идефикс. В ноябре советский министр иностранных дел Молотов был приглашен в Берлин для того, чтобы обсудить возможность присоединения России к тройственному союзу и создание антибританской коалиции, участники которой после падения Англии разделят ее империю между собой. Гесс был среди тех, кто встречался с Молотовым. Был заключен печально известный пакт Молотова — Риббентропа. Однако менее чем через неделю после отъезда Молотова, когда Советское правительство еще не дало ответ на выдвинутые предложения, фон Вейцзекер отметил, что в верхах прозвучала фраза: «Навести порядок в Европе невозможно до тех пор, пока мы не ликвидируем Россию». Гитлер издал директиву № 21, известную под кодовым названием «Барбаросса»: к 15 мая 1941 года вооруженные силы должны были быть готовыми, чтобы в молниеносной кампании раздавить Россию. Об этом плане Гитлер рассказал генералам в январе 1941 года: повторив утверждение, что Британия возлагает основные надежды на Россию и Америку, он объяснил, что Иден является человеком, готовым договориться с Россией. Был дан «курс на радикальное решение ситуации на континенте. Чем быстрее — тем лучше!», и на неопределенный срок была отложена операция «Морской лев» (вторжение в Британию), однако, чтобы ввести Англию в заблуждение, создавалась видимость подготовки.

Помимо инициатив Гесса, поисками мирного урегулирования занимался и Геринг. 20 января 1941 года Черчилль написал Энтони Идену записку: «Полагаю, что вы все держите под контролем. Вашего предшественника в декабре 1939 года ввели в полное заблуждение. На подобные запросы и предложения мы должны отвечать абсолютным молчанием. Может статься, что после угроз вторжения и ядовитых газов на нас для разнообразия обрушится новое наступление с мирными инициативами». Под заблуждением предшественника Идена имеется в виду попытка Галифакса устроить переговоры с Гитлером через барона Бонда. Вскоре после записки Идену на деле Бонда появилась лаконичная пометка: «Обратить внимание, что Геринг “приветствует любое сообщение с нашей стороны”. Не сомневаюсь, что это так. Он хочет, чтобы мы искали мира. Но именно это он и не получит… Думаю, что распоряжение премьера об “абсолютном молчании” удовлетворяет всем целям». Интересно отметить, что большое количество папок министерства иностранных дел, закрытых для ознакомления до 2017 года, относятся именно к этому периоду — февралю 1941 года. Кроме того, есть еще восемь недоступных дел, относящихся ко времени, предшествующему полету Гесса в Шотландию, и еще шесть охватывают период после той даты до июня, три из которых непосредственно связаны с полетом. Возможно, имеются и другие.

Несмотря на мирные инициативы Германии, Энтони Иден и другие официальные лица поддерживали бескомпромиссное решение Черчилля. В то же время сосредоточенные в Сити и палате лордов силы, знавшие что без помощи Америки и, возможно, России победы не одержать, испытывали все большее неудовлетворение. Ллойд-Джордж по-прежнему был их лидером и считал войну с Германией грубой ошибкой. Время, по его мнению, работало на Гитлера: если Великобритания сумеет продержаться еще год, она станет слабее, а Германия сильнее. Однако каждый раз, когда он пытался склонить Черчилля к мирным переговорам, тот приходил в неистовство и начинал кричать: «Никогда! Никогда! Никогда!» «Уинстону нравится воевать», — подытоживал Ллойд-Джордж.

Политика Уинстона Черчилля была направлена на войну с Германией с целью ее уничтожения, хотя он должен был ясно осознавать, что его действия фактически отдавали Великобританию, ее правительство и экономику в руки Соединенных Штатов.

До этого времени Германией было предпринято не меньше четырнадцати попыток прийти к мирному соглашению с Великобританией. Ни об одном из этих мирных предложений широкой публике не сообщалось. Предположительно, мирные условия Гитлера были следующие:

1. У империи остаются все колонии и мандаты.

2. Континентальное превосходство Германии не будет подвергнуто сомнению.

3. Все вопросы относительно французских, бельгийских и голландских колоний открыты для обсуждения.

4. Польша будет польским государством.

5. Чехословакия должна принадлежать Германии.

В той ситуации это не было нереальным предложением. К лету 1940 года Германия завоевала Польшу, Норвегию, Данию, Люксембург, Голландию и Францию. Британская армия потерпела поражение и только что покинула Дюнкерк.

Все же сэр Роберт Ванситтарт, главный дипломатический советник министра иностранных дел, в письме лорду Галифаксу, в то время послу в Вашингтоне, отклонил предложения о мире и говорил только об уничтожении Германии.

К маю 1941-го, после года пребывания на посту премьер-министра (и в то время, когда был совершен перелет Гесса), у Черчилля были серьезные неприятности. Великобритания проигрывала войну. Грецию уступили немцам, Роммель побеждал в Северной Африке. Воздушные налеты причиняли сильные разрушения британским городам. Поставки для империи топились немецкими подводными лодками. 3 мая 1941 года, только за неделю до прибытия Гесса, Черчилль послал Рузвельту умоляющую телеграмму. Ситуация достигла кульминации 7 мая (за три дня до прибытия Гесса), когда Черчилль оказался перед возмущенной палатой общин и подвергся гневным нападкам за свою линию. Центральной фигурой в этой кампании был Дэвид Ллойд-Джордж, который подвергал сомнению компетентность Черчилля. В горячих дебатах с ним Черчилль умудрился противостоять обвинениям Ллойд-Джорджа, внушив, что они означают поражение Великобритании, и попросил вотум доверия, который и получил.

В палате лордов тоже росло возмущение политикой Черчилля. 10 мая герцог Бедфордский, выступавший в поддержку мира с Германией, заявил, что Ллойд-Джордж должен выступить с заявлением о мирных условиях, приемлемых для Великобритании. Высока вероятность того, что это все возрастающее давление на Черчилля было не просто совпадением, а организованной кампанией, которую можно связать с миссией Гесса. Она была направлена на то, чтобы заставить премьер-министра подать в отставку.

Теперь вернемся к планам Гитлера. Они предусматривали экспансию на восток, нападение на большевистскую Россию и высылку евреев, которых считали причиной русской революции и основной силой, стоявшей за поражением Германии в войне 1914–1918 годов. Его вторжение в Нидерланды, Бельгию и Люксембург было вызвано объявлением ему войны Францией и Великобританией. С вторжением в Польшу он, фактически, закончил создание Великой Германии и теперь мог обратить свое внимание на расширение Германии на восток и нападение на большевиков. Так появился план «Барбаросса». Но, по мнению Гесса, которое он решительно высказал Гитлеру, было бы непредусмотрительно нападать на СССР, не заключив сначала, по крайней мере, перемирия с Великобританией.

Еще одним доводом в пользу того, что Гитлер знал о плане Гесса является тот факт, что первоначальной датой начала операции «Барбаросса» было 15 мая 1941 года, а за 11 дней до полета Гитлер назначил новую дату — 22 июня 1941-го.

Итак, в мае 1941 года Великобритания приближалась к своему самому мрачному часу, когда ее ресурсы достигли угрожающе низкого уровня. В политических кругах Великобритании, как уже упоминалось все более утверждались в мысли, что война — это бедствие и в ней Германию никогда не победить; продолжение же войны будет способствовать концу европейской цивилизации и «коммунизации» или «американизации» мира, а если мир заключить теперь, то Гитлер будет очень сговорчив, ведь сражаться с Великобританией он никогда не хотел.

Выступление Германии с мирными предложениями сочеталось с мощными угрозами. Кроме создания видимости подготовки ввода войск в Испанию с целью захвата Гибралтара, имитировалась подготовка вторжения в Британию — став отвлекающим, этот план получил кодовое название «Акула». Кроме того, перемещение германских сухопутных и военно-воздушных сил на Балканах и в Северной Африке для оказания поддержки итальянцам обещало поколебать положение Британии на Ближнем Востоке и Суэцком канале. К тому же Гитлер торопил японцев с нападением на Сингапур, бастион Британской империи на Дальнем Востоке, полагая, что эта атака окончательно убедит англичан в бессмысленности продолжения войны. Существование Британской империи было поставлено на карту…

Такой была обстановка, в которой Гесс задумал обойтись без предварительного зондирования посредством обычных посредников в нейтральных странах, лететь в Великобританию самому и обратиться к «оппозиции».

Почему же Гесс решился на рискованный перелет? На допросе после войны Карл Хаусхофер высказал предположение, что Гесс полетел в Великобританию в силу «собственного благородства и от чувства отчаяния, которое испытывал из-за убийств, творившихся в Германии. Он твердо верил, что если пожертвует собой, отправившись в Англию, то сумеет что-то сделать, чтобы остановить это». Однако эта мотивация выглядит сомнительной, ведь цель полета состояла в заключении мира на западе, чтобы все силы бросить против России. Трудно поверить, что он испытывал угрызения совести по поводу убийств в Германии, в то время когда его миссия в случае успеха должна была открыть путь массовым убийствам на востоке.

В то время сфера жизненных интересов Гесса ограничивалась приборами, топливными баками, радарами, высотой Шотландских гор. Ночами, он учил на память маршрут, который должен был привести его к цели и слушал датскую радиостанцию в Калундборге, по ее радиосигналу во время полета он будет настраивать свой радиокомпас. Гесс много времени проводил дома, с семьей, вероятно, осознавая, что другой такой возможности у него может не быть.

В то же самое время были проведены секретные переговоры Черчилля и Рузвельта. Так как Рузвельт не мог заставить США воевать против их воли, он подтолкнул страну к необъявленному союзу. Секретные переговоры англоамериканской администрации, проведенные по инициативе США, закончились соглашением «АВС-1»: в случае, если обе страны будут вовлечены в военные действия в Европе и на Дальнем Востоке, основное усилие они будут прикладывать в Европе. В начале апреля англо-американская конференция по секретной разведке увенчалась соглашением о «полном и оперативном обмене информацией» между разведывательными и дешифровальными службами двух стран. Британцы начали передавать американцам шифровки германских закодированных сообщений, получая взамен криптограммы японских шифров. Длинные послания в Токио японского посла в Берлине сообщали о планах Гитлера напасть на Россию и заставить Японию атаковать Сингапур и британские и голландские владения на Дальнем Востоке. Тем временем в Атлантике, забыв о нейтралитете, Рузвельт вел жизненно важную борьбу с немецкими подлодками. Так называемую зону безопасности США, патрулируемую эскортными группами ВМФ США, он отодвинул от восточных берегов Америки почти на 2000 миль, чуть ли не на середину океана. Было ясно, что он искал официального предлога, чтобы объявить Германии войну: он ждал только даты выступления на Дальнем Востоке Японии или гибели в Атлантическом океане хотя бы одного американца, ведь это позволило бы президенту США бросить всю мощь Соединенных Штатов на разгром нацистской Германии.

Если учесть, что Черчилль знал о готовящейся поддержке США, то становится ясным его нежелание заключать мировое соглашение с Германией. Однако о тайных переговорах Рузвельта и Черчилля в Третьем рейхе известно не было, и Гесс рассчитывал на успех своей миссии, хотя становилось все яснее, что, как утверждал Буркхардт, если война продолжится еще какое-то время, для здравомыслящих людей Англии исчезнет последняя возможность склонить Черчилля на заключение мира, потому что право принимать решения перейдет всецело к американцам.

Тем временем в Британии «Комитет двойного креста» продолжал распространять дезинформацию, в которой все-таки были крупицы истины. Суть ее заключалась в том, что в стране имеется мощная «оппозиция», готовая к заключению мира. Предназначалась ли эта информация конкретно для Гесса, неизвестно.

26 апреля 1941 года Рудольфу Гессу исполнилось 47 лет. На другой день газеты отметили это событие вместе с восьмилетней годовщиной его назначения на пост заместителя фюрера. «Очень давно (еще до того, как разразилась эта война) Рудольфа Гесса окрестили “совестью партии”, — писала «Националь Цайтунг», — причина заключалась в том, — продолжала она, — что в общественной жизни не было такой области, которой он не касался бы». В это же время укреплялась репутация Гесса как пилота: в газетах писали, что «в войне он принимал участие как летчик, был награжден несколькими высокими наградами» — и ни слова о его службе в пехоте. В День труда, 1 мая, когда фюрер по традиции обращался к народу, Гесс стоял рядом с ним. Он произнес речь на церемонии на заводе Мессершмитта в Аугсбурге. Его речь была вполне в духе пропагандистских настроений того периода: он говорил об уникальном качестве и изобилии оружия, предоставленного в пользование германскому солдату благодаря «многолетним неустанным заботам Адольфа Гитлера», однако за надежность оружия нужно благодарить германских рабочих, а в конце речи он обратился лично к Мессершмитту: «Вы, товарищ профессор, доктор Мессершмитт, являетесь создателем лучшего в мире истребителя. Из собственного опыта я знаю, с какими трудностями вам приходилось сталкиваться, чтобы протолкнуть ваши новые идеи. Вопреки всему вы отстояли свои гениальные разработки, благодаря которым германские вооруженные силы в воздушном бою обладают бесспорным превосходством над врагом. Это говорит само за себя, как говорит за вас». Тогда же Рудольф Гесс обсудил и последние приготовления своего «Ме-110», который должен был быть готов к понедельнику, 5 мая. В этот день состоялась последняя встреча Гесса с Гитлером, которая длилась не менее четырех часов. О чем они говорили, неизвестно, потому что свидетелей не было, но, вероятно, это было что-то серьезное, если судить по протяженности беседы. А прощаясь, Гитлер произнес: «Гесс, ты всегда был законченным упрямцем».

Гесс торопился с выполнением своей миссии, ведь, по мнению высшего командования страны: «Все вопросы в континентальной Европе мы должны разрешить в 1941 году, поскольку с 1942 года ожидается выход на сцену Соединенных Штатов…» Гитлер предвидел, что в 1942 году начнется генеральное сражение за мировое господство между покоренной Германией континентальной Европой и Соединенными Штатами Америки. Поэтому ему нужен был контроль над Лондоном и Британской империей. Германии нужно было заключить мир — и Рудольф Гесс отправился в Британию.

Верил ли Гитлер в возможность заключения мира с Великобританией, решил ли пожертвовать Гессом с целью введения Сталина в заблуждение или послал своего заместителя просто потому, что в любом случае выигрывал, — мы никогда уже не узнаем. Однако, вероятно, Гитлер осознавал, что шансы Гесса чрезвычайно малы. Ведь 7 мая Уинстон Черчилль произнес крайне резкую речь, в которой говорил о непримиримой борьбе с гитлеровской Германией. 8 мая Геббельс обсудил с Гитлером речь Черчилля, которую они расценили как акт отчаяния премьер-министра. Черчилль рассчитывал на Америку, в то время как Рузвельт хотел продолжения войны, с тем чтобы унаследовать Британскую империю. Гитлер полагал, что Черчилль станет причиной гибели Британской империи. 

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Накануне Северной войны

Из книги Императорская Россия автора Анисимов Евгений Викторович

Накануне Северной войны Из-за границы Петр внимательно наблюдал за международной обстановкой в Европе, следил за ходом переговоров Великого посольства в Голландии, Пруссии и Австрии. Он видел, что обстановка в Европе становилась все напряженней, все опаснее. Уже давно


Глава 3 Накануне большой войны. 1935–1941 годы

Из книги Внешняя разведка СССР автора Колпакиди Александр Иванович

Глава 3 Накануне большой войны. 1935–1941 годы К концу тридцатых годов прошлого века у Советского Союза было три внешних главных противника: страны Запада, Япония на Востоке и многочисленные белогвардейские эмигрантские организации по всему миру.Мы не случайно написали


Накануне войны

Из книги 1941. Война в воздухе. Горькие уроки автора Хазанов Дмитрий Борисович

Накануне войны Как известно, после неудач в «зимней войне» с Финляндией И.В. Сталин освободил маршала К.Е. Ворошилова от должности наркома обороны, заменив его 8 мая 1940 г. на маршала С.К. Тимошенко. В составленном в связи со сдачей-приемом дел акте (он был подготовлен,


Накануне великой войны

Из книги Сталин против «выродков Арбата» [10 сталинских ударов по «пятой колонне»] автора Север Александр

Накануне великой войны Приближение войны в далёком от западных границ Таджикистане активизировало антисоветские элементы и увеличило количество нарушений государственной границы со стороны Афганистана и Китая.Так, в докладной записке на имя руководства


Начало большой войны

Из книги Русско-украинские войны автора Север Александр

Начало большой войны До начала тридцатых годов прошлого века между западно-украинскими националистами и Лубянкой шла «тихая» война. Так, функционер ОУН Ярослав Гойвас в 1930–1931 годах организовал так называемую черную сотню для разведывательно-диверсионной работы на


Глава 7. Накануне большой войны

Из книги Конец ордынского ига автора Каргалов Вадим Викторович

Глава 7. Накануне большой войны Непосредственную подготовку к нашествию на Россию Ахмед-хан начал, по мнению К. В. Базилевича, еще зимой 1480 г.[95] Вскоре о военных приготовлениях в Большой Орде стало известно Ивану III. В Московском летописном своде конца XV в. после записи от 13


Эпизоды «большой войны»

Из книги Повседневная жизнь итальянской мафии автора Кальви Фабрицио

Эпизоды «большой войны» Томмазо Бускетте практически незачем было опасаться «сбиров» (так на языке мафии называются полицейские), однако ему приходилось всегда быть настороже с такими, как он сам. В начале шестидесятых черные тучи нависли над горизонтом «Коза ностры», и


Накануне войны

Из книги 1941. «Сталинские соколы» против Люфтваффе автора Хазанов Дмитрий Борисович

Накануне войны Как известно, после неудач в «зимней войне» с Финляндией И.В. Сталин освободил маршала К.Е. Ворошилова от должности наркома обороны, заменив его 8 мая 1940 г. на маршала С.К. Тимошенко. В составленном в связи со сдачей-приемом дел акте (он был подготовлен,


СССР накануне войны

Из книги История России с древнейших времен до конца XX века автора Николаев Игорь Михайлович

СССР накануне войны Небольшую корректировку как в саму систему, так и в проводимую Сталиным политику внесла война, приближение которой ощущалось уже со второй половины 30-х годов. Главную опасность для мира в Европе представляла тогда фашистская Германия. Правительства


Накануне войны

Из книги Империя СССР. Народная сверхдержава автора Голенков Алексей Николаевич

Накануне войны Социалистическое строительство в 1927 — 40 гг. СССР вел в условиях все нарастающей угрозы войны. Советское правительство неуклонно и последовательно проводило политику мира, боролось за создание системы коллективной безопасности народов. Между тем, в 1938 г.


Накануне войны

Из книги История войн на море с древнейших времен до конца XIX века автора Штенцель Альфред

Накануне войны Испания, разбогатевшая за счет своих колоний и жившая их доходами, значительно ухудшила свое положение в колониях многолетним беспорядочным хозяйничанием в них и потеряла уже большинство из них, благодаря именно своей системе управления. Особенно часто


Накануне войны

Из книги СССР: от разрухи к мировой державе. Советский прорыв автора Боффа Джузеппе

Накануне войны Итак, что же представлял собой Советский Союз в то время, когда наступал час самого ужасного испытания? Экзамен на полях сражений, которому суждено было вот-вот начаться, сыграл слишком важную роль в формировании того облика СССР, какой известен нынешним