Заговоры высшего германского офицерства

Заговоры высшего германского офицерства

Следует заметить, что всеобщая, всенародная поддержка Гитлера — это миф. Нет, даже в Третьем рейхе существовала оппозиция, которая не прекращала политического сопротивления. Руководители левых не призывали к восстанию, они делали ставку на агитацию, разъяснение и убеждения. «Пропаганда как оружие» — один из лозунгов немецких коммунистов тех лет. В ноябре 1938 года по Германии распространялись листовки с протестами против первого всегерманского еврейского погрома, названного впоследствии «хрустальной ночью». В течение всех двенадцати лет гитлеровского правления полиция искала авторов антигитлеровских надписей и плакатов на стенах домов. На заводах и фабриках не прекращались отдельные стачки и митинги. Гитлеровцы рассматривали любой акт саботажа как протест против режима. Во время войны гестапо зафиксировало более пяти тысяч случаев такого «предательства рабочих» только на заводах Круппа. Но с середины 1930-х годов левые уже не представляли серьезной опасности для Гитлера: многие социалистические и коммунистические лидеры были убиты, оставшиеся в Германии сидели в лагерях и тюрьмах. Сохранившиеся группы сопротивления были разрознены и малочисленны и не представляли собой политической силы.

Однако с середины 1930-х годов опасность для фюрера появилась, прежде всего, со стороны приверженцев «Черного фронта» Отто Штрассера. Эта организация была создана в августе 1931 года и объединяла крайне правых и крайне левых национал-революционеров. Но уже в феврале 1933 года, сразу после прихода фюрера к власти, «Черный фронт» был запрещен, а Отто Штрассер бежал в Прагу. Одной из заметных акций «Черного фронта» стала попытка покушения на Гитлера в 1936 году. Штрассер уговорил Гельмута Гирша, еврейского студента, эмигрировавшего в Прагу из Штутгарта, вернуться на родину и попытаться убить кого-нибудь из нацистских руководителей. Гирш хотел отомстить за набиравшее обороты преследование немецких евреев. Кроме Гитлера, он хотел рассчитаться с оголтелым антисемитом Юлиусом Штрайхером, близким к фюреру человеком, редактором печально знаменитой газеты «Штюрмер». Взрыв должен был состояться в Нюрнберге, во время очередного партийного съезда. Но Гирш даже не успел получить взрывчатку — он был выдан одним из участников заговора и схвачен гестапо. Суд приговорил его к смерти, казнь состоялась 4 июля 1937 года в берлинской тюрьме Плётцензее, где закончилась жизнь многих борцов с гитлеровским режимом.

Политический курс Гитлера также не устраивал многих офицеров, которые понимали, что нацисты взяли курс на разжигание новой мировой войны. Чтобы воспрепятствовать замыслам фюрера был создан «заговор офицеров» — вокруг бывшего обер-бургомистра Лейпцига Гёрделера сложился небольшой кружок генералов и высших офицеров, мечтавших о другой судьбе для своей родины. Заметной фигурой кружка Гёрделера был начальник Генерального штаба Людвиг Бек, который ушел в отставку с поста начальника Генерального штаба в августе 1938-го в чине генерал-полковника. Чтобы не дать втянуть Германию в безнадежную войну, он планировал насильственное отстранение Гитлера от власти и готовил для этого специальную штурмовую группу из преданных ему офицеров. К Беку присоединился командующий войсками Берлинского округа генерал-майор (с 1940 года генерал-фельдмаршал) Эрвин фон Вицлебен, пользовавшийся большим уважением среди военных. В состав штурмовой группы входили офицеры военной разведки (абвера) во главе с начальником штаба управления разведки за рубежом полковником Гансом Остером и майором Фридрихом Вильгельмом Гайнцем.

Бек и Вицлебен не собирались убивать Гитлера, их целью был только арест и отстранение его от власти. Но они не знали, что в штурмовой группе зрел свой внутренний заговор: Остер и Гайнц собирались застрелить фюрера во время захвата. Они были убеждены, что только смерть диктатора может обеспечить успех их дела.

У заговорщиков все было готово, ждали лишь последнего сигнала. Им должен был стать приказ Гитлера начать войну за Судеты. Но приказа не последовало: Англия и Франция уступили требованиям агрессора и подписали 29 сентября в Мюнхене позорный договор с Германией и Италией. Судеты были отданы немцам, Гитлер на время удовлетворил свои аппетиты, война была отложена, покушение на диктатора не состоялось.

Военные успехи 1940–1943 годов ослабили попытки заговорщиков ликвидировать фюрера. И только непримиримые борцы с нацистским режимом не прекращали попыток освободить Германию от диктатора. Такие как Геннинг фон Тресков.

Скептически относясь к идеалам Веймарской республики, Тресков приветствовал в 1933 году переход власти к нацистам, но уже после «путча Рёма» изменил свои взгляды и стал последовательным противником фюрера. После «хрустальной ночи» он почувствовал, что не может больше служить нацистам. В ноябре 1938 года Тресков пришел к Эрвину фон Вицлебену с просьбой об отставке, но генерал уговорил его остаться в армии: для готовящегося государственного переворота были нужны такие люди. Еще до начала войны Тресков понял, что только смерть Гитлера может спасти Германию.

На Восточном фронте полковник Тресков готовил несколько покушений на фюрера. Так, в марте 1943 года появился замысел взорвать Гитлера в его собственном самолете во время полета, инсценировав несчастный случай. Для этого начальник штаба группы армий «Центр» генерал-полковник Геннинг фон Тресков сумел убедить Гитлера, что ему необходимо посетить Восточный фронт. И фюрер собрался лететь в Смоленск. Перед Гитлером во второй половине февраля в этом древнем русском городе побывал глава абвера адмирал Канарис (вошедший в историю под прозвищем Хитрый Лис) с группой своих офицеров. Среди них был высокопоставленный разведчик Ганс фон Донаньи. Он тайно (но скорее всего с ведома Канариса) привез с собой новейшую английскую взрывчатку, похожую на замазку (видимо, прообраз современного пластида), и передал ее адъютанту фон Трескова лейтенанту Фабиану фон Шлабрендорфу.

13 марта 1943 года, когда фюрер, завершив инспектирование войск центральной группы, собирался лететь домой в Восточную Пруссию, к одному из офицеров свиты Гитлера полковнику Брандту уже на аэродроме подошел лейтенант фон Шлабрендорф. От имени своего шефа генерала фон Трескова он обратился к адъютанту фюрера с невинной просьбой: передать в Берлин генштабовскому генералу Штифу сверток якобы с коньяком. Брандт не отказал.

Пока фюрер у трапа самолета прощался с генералитетом армейской группы, стоявший поблизости фон Тресков заслонил собой смелого помощника, а тот незаметно раздавил в свертке ключом кислотный взрыватель. Затем фон Шлабрендорф бережно понес запущенную им адскую машину к Брандту, уже занесшему ногу на ступеньку трапа. «Коньяк» оказался в самолете. Взрыватель должен был сработать на подлете к Минску, через тридцать минут после взлета. Но сильный холод нейтрализовал кислоту, взрыва не произошло. Фюрер благополучно приземлился в Растенбурге.

Через восемь дней коллега Трескова по штабу группы «Центр» полковник Рудольф фон Герсдорф попытался взорвать себя вместе с Гитлером на берлинской выставке трофейного вооружения. Фюрер должен был пробыть там час. Когда диктатор появился в арсенале, Герсдорф установил взрыватель на 20 минут, но уже через четверть часа Гитлер неожиданно уехал. С большим трудом полковнику удалось предотвратить взрыв.

В июле 1943 года офицеры Восточного фронта сделали бомбу в виде бутылки джина и подложили ее в самолет Гитлера. На высоте бутылка должна была взорваться. Однако взрывное устройство замерзло и не сработало. В ноябре того же года 23-летний германский офицер Аксель фон дем Буше вызвался участвовать в показе новой немецкой военной формы. На показе должен был присутствовать Гитлер. Фон дем Буше спрятал гранаты в карманах и собирался бросить их в Гитлера, когда тот подойдет достаточно близко. Однако в последнюю минуту Гитлер решил не ехать. Покушение сорвалось. Точно таким же образом и лейтенант Эдвард фон Кляйст был готов пожертвовать собой, но убить Гитлера во время той же демонстрации новой армейской формы. Причем офицеры действовали независимо друг от друга.

Ротмистр Эберхард фон Брайтенбух, ординарец генерал-фельдмаршала Буша, хотел застрелить Адольфа Гитлера 11 марта 1944 года в резиденции Бергхоф. Но в тот день на беседу фюрера с генерал-фельдмаршалом ординарца не допустили.

Последней надеждой военной оппозиции стал полковник Клаус Шенк фон Штауффенберг, с весны 1944-го планировавший вместе с небольшим кругом единомышленников покушение на Гитлера. Из всех заговорщиков только граф Штауффенберг имел возможность приблизиться к фюреру. Генерал-майор Геннинг фон Тресков и его подчиненный майор Иоахим Кун, военный инженер по образованию, подготовили для покушения самодельные заряды. 20 июля граф Штауффенберг и его ординарец старший лейтенант Вернер фон Гефтен прибыли в ставку с двумя взрывпакетами в чемоданах.

Самая известная попытка покушения на Адольфа Гитлера была предпринята начальником штаба резервной армии полковником Штауффенбергом 20 июля 1944 года в ставке фюрера «Вольфшанце» («Волчье логово») под Растенбургом. Она не удалась. Гитлер отделался легким сотрясением мозга и сильным нервным потрясением, зато большинство участвовавших в заговоре немецких офицеров и государственных деятелей, среди которых наиболее известны руководитель абвера — военной разведки и контрразведки Германии адмирал Канарис и видный дипломат, бывший посол Германии в СССР граф фон дер Шуленбург, были арестованы и казнены.

Сам факт покушения не раз был описан в художественной и научной литературе. Часто его увязывают с бесславным для Германии развитием событий на Восточном фронте и, как следствие, возникшим в конце войны несогласием германских офицеров с политикой Гитлера в военной области, заведшей страну в тупик.

На самом деле причины заговора гораздо сложнее, и их истоки следует искать в довоенной истории Германии. Основываясь на показаниях немецких офицеров, принимавших в заговоре против Гитлера самое непосредственное участие, и имеющихся документальных материалах, попробуем реконструировать цепь событий и выяснить, что заставило заговорщиков поставить на карту свои жизни и в чем они были не согласны с Гитлером.

Немецкая армия в течение нескольких столетий по праву считалась одной из самых лучших в мире. Присущие ей дисциплина и боеспособность были широко известны, как и таланты ее полководцев. Воинская доблесть, отвага и патриотизм культивировались в Германии, а если их проявляли другие народы, это вызывало у немцев глубокое уважение и восхищение. Недаром слова песни «Врагу не сдается наш гордый “Варяг”…» являются переводом стихотворения немецкого автора, восхищенного подвигом русских моряков «Auf Deck, Kameraden! Auf Deck!»

Поражение Германии в Первой мировой войне, экономическая разруха, недовольство немецкого населения условиями Версальского договора породили разброд и шатание в общественной жизни страны. Политическая активность населения стала очень высокой. Десятки организаций и партий самого различного толка создавали свои ячейки по всей стране. Повсеместно проводились политические диспуты, нередко перераставшие в кулачные бои. Широкие слои населения оказались вовлечены в перипетии партийной борьбы.

Совсем другая картина наблюдалась в среде военных. Немецкое офицерство традиционно воспитывалось в узкокастовом духе. Кадровым военным прививалось убеждение, что армия является орудием государства и стоит вне какой-либо политической или партийной борьбы. Согласно этим убеждениям политика считалась делом штатских, делом военных была солдатская служба.

Жизнь немецкого офицера проходила в казарме, в офицерском казино, на лагерных сборах и в своей семье. Эта жизнь была отгорожена непроницаемой стеной от внешнего мира с его политическими и социальными бурями. Большинство немецких офицеров действительно не интересовались политикой и, вплоть до самых высших армейских чинов, в партию никогда не вступали. И даже приход к власти Гитлера 30 января 1933 года не внес никаких существенных перемен в жизнь немецкого офицерского корпуса, потому что гитлеровское движение их доверием не пользовалось и было для них чем-то бесконечно далеким.

Впервые серьезные сомнения немецкого офицерства в законности власти Гитлера вызвали события «ночи длинных ножей» 30 июня 1934 года, когда Гитлер, опасаясь роста влияния руководства штурмовых отрядов, устроил с помощью эсэсовцев настоящую резню, когда, как мы уже говорили, помимо руководителя СA Эрнста Рёма было физически уничтожено около 1000 его соратников. После расправы с неугодными единомышленниками Гитлер занялся насаждением строжайшего партийного контроля за армией. Невежественные в военном отношении эсэсовцы начали вмешиваться в чисто армейские дела. Однако попытки и намерения нацистов превратить казармы в политическую трибуну встретили резкий отпор со стороны офицерского корпуса. Даже мнимый расцвет Германии в первые годы фашистской власти не мог ликвидировать этих настроений.

Такое же неприятие в офицерской среде приняла развязанная нацистами борьба против христианской церкви. Уважение к священнослужителям было одной из основ воспитания немецкой армии. Оскорбления и публичные унижения священников представителями новой фашистской власти были крайне отрицательно восприняты офицерским корпусом.

К тому же Гитлер позволил себе нарушить принципы традиционной политики Германии, строгое соблюдение принципов которой всегда обеспечивалось безоговорочной поддержкой рейхсвера. Эти положения были в свое время разработаны генерал-полковником фон Сектом и вкратце сводились к следующему:

— не допускать никакого риска во внешней и внутренней политике;

— не допускать партийно-политической борьбы в армии;

— избегать конфликтов с основными политическими силами и массами;

— добиваться всеми средствами единства страны;

— без военного риска добиться ревизии Версальского договора;

— правильно использовать во внешней политике свое центральное положение в Европе и, ориентируясь на Восток, использовать существующие международные противоречия.

Считалось, что ревизия Версальского договора натолкнется на сопротивление Англии и Франции. Однако Советский Союз, не заинтересованный в дальнейшем укреплении англо-французской гегемонии, окажет в этом случае поддержку Германии. Одновременно СССР рассматривался как политическая и военная гарантия против Польши, которая в союзе с Францией казалась Германии очень опасной. Традиционную политику Бисмарка в отношении России рейхсвер считал наилучшей внешнеполитической концепцией.

На основе такой политики военные круги надеялись добиться внутреннего единства, оживления экономики и промышленности страны, устранения непосильных обязательств перед заграницей, уменьшения безработицы и улучшения материального положения основной массы немецкого народа.

Придя к власти, Гитлер торжественно обещал строго придерживаться этой традиционной политики Германии. Его заявления вроде бы подтверждались тем, что в правительство вошли фон Папен и барон фон Нейрат. Поэтому рейхсвер рассматривал захват власти Гитлером 30 января 1933 года как событие, достойное сожаления, с которым, однако, необходимо примириться.

Ход событий с 1933 года до начала войны в 1939-м показал, что Гитлер не хотел считаться с мнением военных кругов и был совершенно не намерен руководить государством в рамках конституции. Заявление Гитлера: «Партия приказывает государству», — вскрыло его претензии на единоличное руководство страной. Торжественное признание традиций империи и ее основных принципов оказалось лишь пропагандистским трюком.

Мероприятия ефрейтора, как презрительно армейская верхушка именовала Гитлера, направленные на захват руководства армией, распространение партийного влияния в офицерском корпусе, установление через СС и гестапо наблюдения за высшими офицерами затрагивали весь офицерский корпус и не могли не вызвать оппозиционных настроений. А отставка Фритче и Бека в 1938 году, как представителей наиболее разумной и умеренной политики, пользовавшейся в армии огромным авторитетом, не оставила больше никаких сомнений в истинных целях и лживости поведения Гитлера.

В кругах высших офицеров уже тогда были широко распространены мысли о необходимости устранения Гитлера, ибо он представлял колоссальную опасность для Германии и всего немецкого народа. Такие идеи высказывали представители высшего генералитета фон Браухич, фон Клюге, Бек, Гальдер, Фромм. Однако они понимали, что Гитлер сумел так подчинить своему влиянию массы и разжечь у них иллюзии на лучшее будущее, что выступления военных не нашли бы поддержки у населения.

В 1939 году Гитлер начал войну. Первые этапы ее создавали впечатление, что она имеет локальный характер, и давали надежду на ее скорое прекращение. Это впечатление усиливалось договором о дружбе с Советским Союзом, подписание которого немецкий народ воспринял с огромным воодушевлением. Вполне обоснованные опасения затягивания войны, перерастания ее в мировую, и, как следствие этого, полной изоляции Германии заглушались надеждами на то, что Гитлер не лишен здравого смысла и успеет все вовремя прекратить.

Решающим же моментом, определившим создание в армии антигитлеровской организации, явилась война с Советским Союзом. Нападение Гитлера на Советский Союз народ принял с изумлением, а военные — с большой тревогой. Это предприятие было слишком рискованным, чтобы его можно было оправдать. Именно в 1941 году у армейской верхушки исчезли всякие иллюзии о способности Гитлера вывести Германию из тупика. Генерал-полковник Бек при известии о начале войны с СССР заявил: «Мы доверили судьбу Германии авантюристу. Теперь он воюет со всей Вселенной». Генерал-фельдмаршал Вицлебен, один из авторитетнейших немецких военачальников, по тому же поводу говорил о Гитлере, не стесняясь свидетелей: «Это совершенно сумасшедший парень». Полковник Кребс, бывший помощник военного атташе в Москве, отзывался о начале войны следующим образом: «Эти люди, видимо, не имеют никакого представления о состоянии и силе России. Война с Россией — гибель Германии». Ранее близкий к Гитлеру профессор Берлинского университета доктор Йессен открыто заявлял: «Гитлер — преступник, он ведет Германию к гибели. Гитлер — враг народа. Война с Россией не имеет себе подобных».

Таким образом, в 1941 году в Берлине образовалась нелегальная организация, ставившая своей целью устранение Гитлера, уничтожение созданной им политической системы, прекращение войны и заключение компромиссного мира. Ядром организации являлись бывший начальник генерального штаба генерал-полковник в отставке Бек, начальник управления военной разведки и контрразведки (абвера) адмирал Канарис, начальник организационного управления Главного штаба сухопутных сил генерал-фельдмаршал Вицлебен, генерал пехоты фон Фалькенхаузен, ближайший помощник адмирала Канариса генерал-майор Остер, бургомистр города Лейпцига Гёрделер и пользовавшийся большим авторитетом в научных и промышленных кругах Германии профессор Йессен.

Генералы Вицлебен, Фалькенхаузен и Бек по общему решению практической деятельностью не занимались, а как наиболее авторитетные лица были намечены в состав будущего правительства. Начальник абвера адмирал Канарис также держался в тени. Практическое руководство деятельностью организации осуществляли генералы Остер, Ольбрехт и профессор Йессен.

Генералу Ольбрехту должность начальника общего управления Главного командования сухопутных вооруженных сил открывала доступ в самые широкие круги офицерства и в резервные армии. Соответственно, генерал Ольбрехт ведал всей организационной работой.

Генерал Остер, являясь правой рукой адмирала Канариса и действуя под его непосредственным руководством, располагал значительными личными связями среди офицеров. Поэтому на генерала Остера было возложено в организации руководство вербовочной работой и создание заговорщических групп в военных округах.

Профессор Йессен являлся связующим звеном между военным и гражданским секторами организации. По мобилизации он находился на службе в штабе генерал-квартирмейстера.

Все военные члены организации являлись сторонниками ориентации на Восток. Особенности политического строя Советского Союза не рассматривались ими как препятствие для установления и развития нормальных политических и экономических отношений между Германией и СССР.

Так называемый «штатский сектор» организации высказывался в этом смысле менее определенно. Поводом к этому послужили активные действия Англии, обладавшей значительными связями и влиянием в общественных кругах Германии, в особенности в ее западной части. Начиная с 1933 года, британские власти предоставляли убежище всем политическим противникам нацизма. Тот факт, что связь их с Германией никогда не прерывалась, демонстрирует, какими возможностями располагала в фашистской Германии разведка Великобритании.

Кроме того, энергичные меры по организации тайных переговоров Англии и Германии предпринимал швейцарский подданный, бывший секретарь Лиги Наций в Данциге профессор Бургхард. Таким образом, англичане использовали все доступные каналы для того, чтобы обеспечить свое влияние на развитие событий внутри Германии и опередить в этом отношении Советский Союз.

В соответствии с основными целями организации после устранения Гитлера и захвата власти заговорщики планировали провести следующие основные политические мероприятия:

— образование временного правительства;

— немедленное прекращение войны и заключение компромиссного мира;

— немедленное разъяснение народу преступной роли Гитлера и всей его демагогии;

— организация и поддержание порядка в стране;

— созыв рейхстага и организация всеобщих выборов, по результатам которых следовало определить формы управления страной, направление внешней и внутренней политики и сформировать новое правительство.

На тот момент не был ясен вопрос о политических партиях и их участии в избирательной кампании. В качестве одного из мероприятий намечалось незамедлительное освобождение из тюрем и концентрационных лагерей всех политических заключенных, пострадавших от гитлеровского режима.

В конце января 1942 года в Берлине, на квартире профессора Йессена по адресу Унтердеррайкенштрассе, 23 состоялось тайное совещание, на котором был намечен состав временного правительства. Посты в нем были распределены следующим образом:

рейхспрезидент — генерал-фельдмаршал фон Вицлебен;

рейхсканцлер — генерал фон Фалькенхаузен;

министр иностранных дел — барон фон Нейрат или статс-секретарь Вейцзеккер;

военный министр — генерал-полковник фон Бек;

министр экономики — бывший рейхсминистр доктор Шахт;

министр внутренних дел — обер-бургомистр доктор Гёрделер;

министр финансов — прусский статс-министр доктор Попитц.

Главной задачей в организационной работе была активная вербовка новых членов в организацию: в первую очередь офицеров Генерального штаба, среди которых существовало наибольшее недовольство Гитлером. Придавалось большое значение также созданию нелегальных групп в военных округах.

Следующей важной задачей организации являлась подготовка военного переворота с помощью надежных воинских частей. Гитлера, Гиммлера, Геббельса, Геринга и других нацистских руководителей предполагалось арестовать и затем предать суду. Допускалось, что, если арест Гитлера не удастся, в отношении него может быть совершен террористический акт.

Первая попытка военного переворота была запланирована на период между 20-м и 25 декабря 1941 года. Это решение было принято в связи со складывавшимся угрожающим положением для германской армии на Восточном фронте в результате успешных контрударов Красной армии на Московском, Тихвинском и Ростовском направлениях. Искушенные в военном искусстве немецкие офицеры уже тогда оценили создавшееся положение как начало полного разгрома германской армии.

Руководство путчем было возложено на генерал-полковника Гальдера, который с этой целью подтянул в Берлин и Восточную Пруссию подчиненные ему части. Генерал связи Фелльгибель должен был организовать захват средств связи и радио. Непосредственно для захвата или уничтожения фашистского руководства планировалось использовать отдельную авиадесантную и танковую дивизии.

Незадействованные в непосредственном захвате власти члены организации должны были получить дополнительные указания после сообщения по радио об аресте Гитлера.

Важное значение придавалось поддержке военного переворота немецкими войсками в Париже, которые находились в подчинении генерал-фельдмаршала Вицлебена. Конкретного плана действий в Париже в то время разработано не было.

Военный переворот в декабре 1941 года, как известно, не состоялся. Воинские части, предполагавшиеся заговорщиками к использованию, по приказу Гитлера были спешно переброшены на Восточный фронт, где одна из этих частей — отдельная авиадесантная дивизия, начальником оперативного отдела которой был участник организации майор генерального штаба фон Икскюль, практически сразу была разгромлена под Ленинградом.

Оценив оставшиеся силы и средства, генерал-полковник Гальдер признал их недостаточными для осуществления путча. На конспиративном совещании, состоявшемся на квартире профессора Йессена в Берлине, было решено осуществить военный переворот позже — осенью 1942 года, когда, по оценкам военных, летнее наступление немецкой армии на Восточном фронте должно было неминуемо захлебнуться. Также было принято решение приступить к активной подготовке путча.

План подготовки предусматривал проведение вербовочной работы, усиление антигитлеровской пропаганды среди офицеров, подготовку надежных воинских частей в Берлине, Восточной Пруссии и во Франции. Особенно подчеркивалась необходимость развертывания ячеек организации в территориальных военных округах Германии. Эта работа была персонально возложена на генералов Ольбрехта и Остера. Подготовка во Франции надежных воинских частей, способных, когда потребуется, обеспечить арест и уничтожение эсэсовцев и германской миссии в Париже, была поручена полковнику генерального штаба полковнику Кромэ.

Парижской группе заговорщиков удалось завербовать в организацию командира 23-й танковой дивизии генерал-майора Войнебурга, перед которым была поставлена задача подготовить дивизию для действий в Париже. В конце февраля 1942 года в Париж внезапно прибыл руководитель службы безопасности СД Гейдрих. После приезда Гейдриха генерал-фельдмаршал Вицлебен был отстранен от должности главнокомандующего оккупационными войсками во Франции, уволен в отставку и уехал к себе на родину во Франкфурт-на-Майне. Со стороны СД усилилось наблюдение за офицерами, работавшими в штабе Вицлебена. В мае ближайшие помощники Вицлебена полковники Шпейдель и Кромэ были отправлены на Восточный фронт.

Было очевидно, что СД и СС получили какую-то информацию, но раскрыть заговорщиков им не удалось. На место генерал-фельдмаршала Вицлебена Гитлером был назначен генерал пехоты Генрих фон Штюльпнагель. Перед отъездом на фронт полковник Кромэ по поручению Остера лично проинформировал нового командующего о состоянии организации заговорщиков во Франции и передал свои обязанности по организации зятю фон Штюльпнагеля майору фон Фоссу.

К середине 1942 года в антигитлеровской заговорщической организации состояли:

генерал-фельдмаршал Вицлебен — бывший командующий оккупационными войсками Германии во Франции;

генерал-полковник в отставке Бек — до 1938 года начальник Генерального штаба германской армии;

генерал-полковник в отставке Геппнер — бывший командующий танковой армией на Восточном фронте (Московское направление), был уволен в отставку Гитлером за самовольное отступление на Центральном фронте;

адмирал Канарис — начальник абвера при Верховном главнокомандовании;

генерал пехоты Ольбрехт — начальник общего управления главнокомандования сухопутными вооруженными силами;

генерал-майор Остер — ближайший помощник адмирала Канариса по абверу;

генерал артиллерии Линдеманн — командующий 152-й пехотной дивизией 42-го армейского корпуса;

генерал-лейтенант Иенеке — командующий 4-м армейским корпусом;

генерал пехоты фон Штюльпнагель — бывший командующий 17-й армией на Восточном фронте, сменивший Вицлебена на посту командующего оккупационными войсками во Франции;

генерал-лейтенант Шмидт — командующий 15-й пехотной дивизией 42-го армейского корпуса;

генерал-майор фон Войнебург — командующий 23-й танковой дивизией во Франции;

генерал войск связи Фелльгибель — начальник связи штаба Верховного командования;

генерал пехоты фон Фалькенхаузен — главнокомандующий оккупационными войсками в Бельгии;

генерал артиллерии Вагнер — генерал-квартирмейстер штаба сухопутных вооруженных сил;

генерал-полковник в отставке Гальдер — начальник штаба фельдмаршала фон Браухича;

генерал-лейтенант Матцкий — 4-й оберквартирмейстер главного штаба сухопутных вооруженных сил;

генерал-полковник авиации Фельми — сотрудник штаба Военно-воздушных сил;

полковник Генштаба Шпейдель — бывший начальник штаба оккупационных войск во Франции;

подполковник Генштаба Кромэ — бывший сотрудник штаба оккупационных войск во Франции;

полковник Генштаба Шмидт фон Альтенштадт — начальник отдела штаба генерал-квартирмейстера;

подполковник Генштаба Шухардт — начальник разведотдела армейской группы фельдмаршала Клейста на Кавказе;

майор Генштаба фон Фосс — начальник оперативного штаба оккупационных войск в Париже;

обер-лейтенант фон Шверин — офицер для поручений фельдмаршала Вицлебена;

майор Генштаба фон Икскюль — начальник оперативного отдела штаба авиадесантной дивизии;

доктор Йессен — профессор экономических наук Берлинского университета. Капитан запаса, по мобилизации — сотрудник штаба генерал-квартирмейстера;

полковник Генштаба Фрейтаг фон Лоринхофен — начальник разведотдела штаба Южного фронта;

полковник Генштаба фон Тресков — начальник оперативного отдела штаба Центральной группы фельдмаршала фон Клюге;

полковник Генштаба фон Штауффенберг — начальник организационного отдела Главного штаба сухопутных вооруженных сил;

полковник Генштаба фон Гарбу — начальник штаба оккупационных войск в Бельгии.

Кроме указанных генералов и офицеров в организации к середине 1942 года состояли следующие штатские лица:

барон фон Нейрат — бывший министр иностранных дел;

Шахт — министр в отставке;

Гёрделер — обер-бургомистр города Лейпцига;

Попитц — бывший министр финансов Пруссии;

фон Вейцзеккер — статс-секретарь Министерства иностранных дел;

барон фон Люнинг — бывший обер-президент Вестфалии;

Пфундер — статс-секретарь Министерства внутренних дел;

Ландфрид — статс-секретарь Министерства экономики;

Эцдорф — референт связи МИДа при Главном командовании сухопутных сил;

Гентих — референт связи МИДа в одной из армий на Восточном фронте;

граф Гельсдорф — полицай-президент города Берлина;

Данкверст — представитель Министерства внутренних дел при штабе сухопутных сил;

Хассель — германский посол в Италии.

Однако, несмотря на значительное количество вовлеченных в заговор старших офицеров, недовольных политикой Гитлера и имевших в своем подчинении воинские формирования, ни в 1942-м, ни в 1943 году реальных попыток военного переворота заговорщики не предприняли. Стремительно ухудшавшаяся обстановка на Восточном фронте требовала отправки туда новых и новых воинских частей. Среди них были и формирования, на которые рассчитывали заговорщики.

Именно в связи с этим планы руководства организации существенно изменились. Если раньше заговорщики предполагали организовать одновременное выступление преданных им вооруженных армейских формирований и захватить с их помощью власть, арестовав фашистскую верхушку, то теперь главной целью заговора стало физическое устранение Адольфа Гитлера. Известие об убийстве Гитлера должно было стать сигналом для вооруженного выступления.

В 1945 году член центра антигитлеровского заговора майор германской армии Иоахим Кун, осужденный в 1944 году так называемым «Народным трибуналом» Германии к смертной казни за участие в заговоре против Гитлера, показал советским контрразведчикам два места в лесу Мауэрвальд (место расположения Главного командования сухопутными силами германской армии), где осенью 1943 года были закопаны стеклянная банка и металлическая коробка с документами организации.

Нацистские спецслужбы не нашли тайник, хотя долго и тщательно его искали. В нем были спрятаны секретные документы, составленные офицерами группы Трескова, готовившими покушение на Гитлера еще в 1943-м. Покушение тогда сорвалось, и Штауффенберг и Тресков приказали Куну спрятать заготовленные воззвания к народу и приказы о введении чрезвычайного положения в связи со смертью фюрера. Эти документы и легли потом в основу плана «Валькирия».

Указанные документы были подготовлены заговорщиками осенью 1943 года, когда сорвалось покушение на Гитлера в его ставке возле города Растенбург.

В банке и коробке находились следующие документы:

— приказ Верховного главнокомандующего (без подписи);

— приказ об объявлении чрезвычайного военного положения в стране (также без подписи);

— четыре оперативных приказа по Первому военному округу (Восточная Пруссия), где располагались ставка и главная квартира германского командования;

— календарный план оперативных мероприятий заговорщиков в ставке Главного командования до и после покушения на Гитлера.

Приказ Верховного главнокомандующего был составлен осенью 1943 года руководителями заговора генерал-полковником Беком и полковником Штауффенбергом. На пост Верховного главнокомандующего и главы государства заговорщиками намечался Бек, который и должен был подписать этот приказ.

Приказ об объявлении чрезвычайного военного положения в стране должен был подписать генерал-фельдмаршал Вицлебен, которого заговорщики хотели назначить командующим вооруженными силами Германии.

Четыре оперативных приказа по Первому военному округу были подготовлены генералом Линдеманном и майором Куном. Этими приказами предусматривался захват ставок Гитлера и главного командования армии сразу же после убийства Гитлера. Приказы должны были подписать бывший начальник Генерального штаба Цейтлер или фельдмаршал Вицлебен.

Календарный план оперативных мероприятий заговорщиков в Ставке главного командования был составлен майором Куном совместно с генералами Штифом, Фелльгибелем и полковником Штауффенбергом. Этот план предусматривал планомерное проведение оперативных мероприятий в Главной ставке германского командования за несколько часов до покушения и после убийства Гитлера.

Сам момент убийства Гитлера был условно обозначен в плане знаком «X». Время до покушения обозначалось: «X —». Так, например, указанное в плане время «X — 24» означало «за 24 часа до покушения». Время после покушения обозначалось «Х +». Таким образом, «Х + 10 минут» означало «через 10 минут после убийства Гитлера».

Для срочного информирования участников заговора о результатах покушения и дальнейших планах организации по каналам открытой связи было подготовлено несколько условных фраз:

— «Все восточные батальоны переводятся — убийство Гитлера удалось;

— «Половина восточных батальонов переводится» — Гитлер ранен;

— сообщение «Восточные батальоны остаются, следует ждать признаков разложения» — покушение не удалось и заговор раскрыт;

— «Восточные батальоны остаются, переорганизация не нужна» — покушение не удалось, но заговор не раскрыт.

Начальник личной охраны Гитлера Ганс Раттенхубер позднее вспоминал, что в 1943 году он получил два сообщения: из Швеции и из Финляндии — о намерении офицеров вермахта осуществить убийство Гитлера. Согласно полученной им информации целью заговорщиков после убийства Гитлера были мирные переговоры с Англией, США и СССР. Раттенхубер предложил тогда Гитлеру тщательно обыскивать всех прибывающих в ставку офицеров и генералов, на что Гитлер ответил, что такие меры еще больше настроят против него военных… 

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Заговоры

Из книги Планета призраков автора Бушков Александр

Заговоры Заговоры – которые у нас обыкновенно совершаются с молитвой, потому что народ наш страшится чернокнижия, – хотя изредка есть люди, коим невежество народа приписывает связи с нечистым – заговоры составляют для меня самый загадочный предмет, между всеми


ТРУСОСТЬ И ПРЕДАТЕЛЬСТВО КАДРОВОГО ОФИЦЕРСТВА РККА

Из книги Уроки Великой Отечественной автора Мухин Юрий Игнатьевич

ТРУСОСТЬ И ПРЕДАТЕЛЬСТВО КАДРОВОГО ОФИЦЕРСТВА РККА У нас ни в литературе, ни в исторических работах не рассматривается не только вопрос предыдущей главы — измена генералов для подготовки себе заслуг перед новой властью, но и вопрос: а каково было этим генералам после


Заговоры

Из книги Лунная афера США [с иллюстрациями] автора Мухин Юрий Игнатьевич

Заговоры Хиви НАСА. А нам говорят:— Вся программа Apollo была спонсирована и запущена президентом Кеннеди. В публичных обращениях он заявлял, что американец первым прибудет на Луну, хотя русские к этому были ближе, а американцев всегда преследовали неудачи в освоении


Лечебные заговоры

Из книги Повседневная жизнь колдунов и знахарей в России XVIII-XIX веков автора Будур Наталия Валентиновна

Лечебные заговоры Заговор от всяких болезней Встану я, раба Божия (имя), поутру, рано, умоюсь я водой ключевой, утрусь Господней пеленой и помолюсь я Спасу-образу, Матушке, Пресвятой Владычице, Пресвятой Богородице. На море, на океане, на реке Иордане, на камне, алтарь стоит


ПОСЛЕДНИЕ ЗАГОВОРЫ

Из книги Ришелье автора Левандовский Анатолий Петрович

ПОСЛЕДНИЕ ЗАГОВОРЫ Заговоры были уделом повседневной жизни кардинала, быстро ставшего мишенью всех недовольных. Мишель Кармона Дорогой друг, что же приятного мы сделали Богу на протяжении нашей жизни, что вынудили Его оказать нам милость умереть вместе? Франсуа Огюст


Глава VII. Судьбы русского офицерства после гражданской войны

Из книги Трагедия русского офицерства автора Волков Сергей Владимирович

Глава VII. Судьбы русского офицерства после гражданской войны ЭмиграцияНекоторое количество офицеров-эмигрантов имелось в Европе и до окончания Гражданской войны. Помимо находившихся на службе за границей и в плену и так и не вернувшихся в Россию, часть офицеров покинула


ЗАГОВОРЫ

Из книги Тайны языческой Руси автора Мизун Юрий Гаврилович

ЗАГОВОРЫ В прошлом веке ученые в России обстоятельно изучали древние традиции дохристианской (ведической) Руси. Было проведено множество экспедиций в глубинку, результаты печатались в солидных научных изданиях. Мы приводим только незначительную часть этого материала с


БЕЛОГВАРДЕЙСКИЕ ЗАГОВОРЫ

Из книги Убийство царской семьи и членов дома Романовых на Урале автора Дитерихс Михаил Константинович

БЕЛОГВАРДЕЙСКИЕ ЗАГОВОРЫ И в объявлении Президиума Уральского Обласовета, и в сообщении Президиума ЦИК в Москве советские власти в объяснении причин, вынудивших их прибегнуть к расстрелу бывшего Царя Николая II без суда и в спешном порядке, как на один из главнейших


ЗАГОВОРЫ И МЯТЕЖИ

Из книги Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта автора Корнилов Владимир Владимирович

ЗАГОВОРЫ И МЯТЕЖИ В то время в Харькове много разговоров велось по поводу наличия на территории ДКР подпольного «белого центра», очага контрреволюционного офицерского заговора[718]. И хотя многие в то время считали эти опасения проявлением паранойи, а самих руководителей


Глава 2 Социально-организационные особенности офицерства Добровольческой армии 1917–1920 гг 2.1. От митингов к оружию: военно-патриотические организации

Из книги Офицерский корпус Добровольческой армии: Социальный состав, мировоззрение 1917-1920 гг автора Абинякин Роман Михайлович

Глава 2 Социально-организационные особенности офицерства Добровольческой армии 1917–1920 гг 2.1. От митингов к оружию: военно-патриотические организации Одновременно активизировалась деятельность как легальных и известных, так и негласных или тайных офицерских


Штормы и заговоры

Из книги Борьба за моря. Эпоха великих географических открытий автора Эрдёди Янош

Штормы и заговоры Адмирал проделал путь по океану во второй, в третий и в четвертый раз. За великим подвигом последовали бурные годы. Звезда адмирала вспыхнула и померкла, засияла снова, потом окончательно погасла. Соперники и враги одержали над ним верх: из третьего


Заговоры карбонариев

Из книги История Франции в трех томах. Т. 2 автора Сказкин Сергей Данилович

Заговоры карбонариев После роспуска «бесподобной палаты» правительство Реставрации в течение трех с лишним лет придерживалось политики компромисса между интересами дворянства и крупной буржуазии. Проявлением этой политики был закон об избирательной системе,


Офицерские кадры решают все. С офицерства начинается всякая армия

Из книги Генерал Андрей Власов - агент стратегической разведки Кремля автора Гицевич Лев

Офицерские кадры решают все. С офицерства начинается всякая армия Штрик-Штрикфельд в своей книге отмечает: «Власов и его штаб приняли возникновение Дабендорфского лагеря как успех, особенно в данных условиях».Штат Дабендорфа — 1200 человек. Срок обучения в нем — 2 недели.


Приложение 10. Генерал Деникин о трагедии русского офицерства

Из книги Герои и антигерои русской революции автора Никольский Алексей

Приложение 10. Генерал Деникин о трагедии русского офицерства Комитет (Главный комитет офицерского союза — А.Н.), довольно пассивный во время командования генерала Брусилова, действительно принял впоследствии участие в выступлении генерала Корнилова. Но не это


Заговоры

Из книги Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии автора Кононенко Алексей Анатольевич

Заговоры Заговоры, заклинания – одно из интереснейших явлений духовной культуры славянского народа, которое сберегло жемчужины древних верований, мировоззрение славян. Если собрать вместе все богатство заговоров, они бы составили молитвослов язычества. Формируясь


Амулеты и заговоры

Из книги Китайское искусство целительства. История и практика врачевания от древности до наших дней [litres] автора Палош Штефан

Амулеты и заговоры Прежде чем завершить наше повествование, давайте вкратце обсудим попытки с помощью магии достичь вечной жизни, которым в прошлом отводилась такая важная роль в Китае.Как вернее всего достичь бессмертия? В ответе на этот вопрос среди даосских магов