Игорь Святославич

Игорь Святославич

Вскоре после смерти Андрея Боголюбского, в 1185 году, была написана повесть о гибельности раздора между князьями и о необходимости объединения русских земель. Но в азарте междоусобных боев, в звоне сабель и мечей голос поэта, автора «Слова о полку Игореве», не был услышан. Страна уже распалась и шла к своей гибели.

Отцом князя был верный друг и соратник Юрия Долгорукого, черниговский князь Святослав Ольгович, тот самый, кого тот звал встретиться для обсуждения совместных дел в Москву. А дедом ? князь Олег Святославич (его в поэме автор называет Гориславичем), родоначальник династии Ольговичей.

В крещении Игоря назвали Георгием, но, как часто бывало, христианское имя почти не использовалось. И нам он известен под своим «русским», языческим именем.

Жизнь была неспокойная. Уже 7-летним ребенком Игорь участвует в походах вместе со своим отцом, защищавшим права своего двоюродного брата Изяслава Давыдовича на киевский престол. А 17 лет он уже участвовал в грандиозном походе, организованном Андреем Боголюбским и закончившемся 8 марта 1169 года трехдневным разграблением Киева. После этого события, которое никто не мог бы ранее предполагать, когда по воле владимирского князя произошел штурм и взятие прежней столицы Русского государства, многое изменилось. Со времен впечатлительной юности Игорю, наверное, стало понятно, что если есть сила, то можно не заботиться о том, как оправдать свои действия. Однако спустя четыре года аналогичный поход Андрея Боголюбского закончился неудачей под Вышгородом, и в нем тоже участвовал молодой князь.

У Игоря Святославича не раз были победоносные походы на половцев. Летом 1171 года он ощутил вкус победы над ханами Кобяком и Кончаком в сражении на реке Ворскле. Эта победа показала, что 20-летний Игорь был способным военоначальником. Был одарен он и дипломатическими способностями. Свои трофеи он привез в подарок Роману Ростиславичу, которого Андрей Боголюбский посадил княжить в Киеве. Пусть Киев уже и не имел статуса главного города Русского государства, но Игорь считал для себя необходимым поддерживать отношения с князьями, уже имевшими (или, правильнее сказать, «завоевавшими» своими воинскими подвигами?) уважение в своей среде.

В 1180 году, 29 лет от роду, он получил в наследство от старшего брата Олега Новгород-Северское княжество и мог уже задумываться над собственными планами. Историки иногда склонны считать новгород-северского Игоря Святославича незначительным, второстепенным князем. Такое мнение высказывала А.А. Медынцева. Но с этим не согласен И.В. Можейко, резонно говоря о том, что само географическое положение возглавляемого Игорем княжества на границе со степью предопределяло его важное значение.

В очередной междоусобной войне русских князей 1181 года союзниками одной из сторон оказались Игорь Святославич и половецкий хан Кончак. После одной из неудач им вместе пришлось спасать свои жизни бегством в одной лодке. Вспоминали ли они события 10-летней давности, когда воевали друг с другом?

Еще через два года князья Южной Руси организовали совместный поход против половцев, по предложению великого киевского князя Святослава Всеволодовича старшим над войском был Игорь Святославич. Была добыта еще одна победа над степняками ? на реке Хороле. Окрыленный удачей Игорь в этом же году, как сообщается в «Славянской энциклопедии» В.В. Богуславского, предпринял еще одну экспедицию, которая еще раз принесла ему лавры победителя половцев.

Вот в такой обстановке у князя Игоря созрело решение совершить еще один поход в степь, о котором знает каждый школьник нашей страны. Ему тогда было 34 года ? возраст зрелого мужества и взвешенных решений.

Вместе с Игорем, новгород-северским князем, в походе на половцев, которому посвящена поэма, участвовали его брат Всеволод, сын Владимир и племянник Святослав Олегович.

Поэтическая и фактографическая ценность «Слова о полку Игореве» не имеет для историков пределов. Однако наше восхищение поэмой не означает безусловного одобрения действий всех ее героев.

Смысл похода, предполагают многие историки, вряд ли был в том, чтобы защитить русские земли от грабительских набегов жестоких и коварных степняков. Не те силы собрал новгород-северский князь и не тот избрал маршрут. Скорее всего целью похода была военная добыча ? стада скота, оружие, драгоценности, а самое главное ? рабы на невольничьи рынки. Годом ранее богатую добычу получил в половецких землях киевский князь Святослав Всеволодович. Зависть и алчность скорее всего толкнула новгород-северского князя на военную авантюру. Не остановило даже то, что у Кончака были громадные самострелы, которые натягивались целым отрядом воинов в 50 человек, и даже «живой огонь» ? порох, а может быть, и «греческий огонь».

В этом контексте совсем по-другому воспринимаются слова Всеволода Святославича, брата Игоря: «А мои куряне ? дружина бывалая: под трубами повиты, под шлемами взлелеяны, с конца копья вскормлены... сами скачут, как серые волки в поле...» Что касается цели этих «серых волков» с «наостренными саблями», то автор «Слова...» деликатно говорит: «Себе ища чести, а князю славы». Но даже при такой деликатности нет упоминания о защите сел и городов русских, о возвращении из половецкого плена страдающих русичей. Зато как красочно описываются результаты первого столкновения накануне решающей битвы: «Утром в пятницу потоптали они поганые полки половецкие и, рассыпавшись стрелами по полю, помчали красных девок половецких, а с ними золото, и паволоки (шелковые ткани), и дорогие оксамиты (бархаты)».

Упоение грабежом лихих рубак из княжеской дружины хорошо передано переводом «Слова о полку Игореве» замечательного поэта Н.А. Заболоцкого:

Смяло войско половцев поганых,

И умчало половецких дев,

Захватило золото без счета,

Груду аксамитов и шелков...

Наверняка после этого сражения Игорь Святославич вспомнил свои полные опасностей и все же закончившиеся победами встречи с половцами на Ворскле в 1171 году и особенно в недавнем 1183 году на другой реке, Хороле. Скорее всего он напомнил своим дружинникам их страхи, когда в самом начале движения они сочли увиденное ими солнечное затмение дурным предзнаменованием.

Но полностью согласиться с «разбойничьей» основой задуманного и осуществленного Игорем похода в степь все же трудно. И дело не только в том, что нам хочется верить в благородные помыслы русского князя, его бескорыстие и рыцарскую доблесть. Надо иметь в виду, что это было опасное, очень рискованное мероприятие, удача в котором вовсе не была гарантирована. Меру опасности показало реальное развитие событий, когда отряды Игоря и его родственников были в итоге разгромлены. Надо учитывать также и точку зрения самого Игоря, которую сохранил для нас летописец. Когда в 1184 году княживший в Чернигове Ярослав Всеволодович отказался примкнуть к коллективному походу в степь под руководством киевского князя Святослава Всеволодовича, новгород-северский князь так отозвался по этому поводу: «Не дай Бог на поганые ездися отрещи: поганы есть нам всим обьчий ворог» («Не дай Бог отказываться от походов на язычников [половцев], они для нас всех общий враг»). То есть для Игоря важной в первую очередь была необходимость обезвредить врага всей Русской земли. Вместе с тем И.В. Можейко со ссылкой на Б.А. Рыбакова скептически оценивал это патриотическое высказывание Игоря. Ведь сам он к походу киевского князя не присоединился.

Когда же поход Игоря окончился неудачей, «немцы и венециане... греки и морава» стали упрекать незадачливого князя, «что добычу утопил на дне Каялы, реки половецкой (где Игорь потерпел поражение), золото свое рассыпал». Далее автор «Слова...», высказав сожаление о том, что Игоря в походе не поддержали другие князья и сам великий князь владимирский Всеволод Большое Гнездо, подводит итог: «Здесь был бы ты, невольница была бы по ногате, а раб по резане». Ногата равнялась 1/20 гривны, а резана ? 1/50. Если бы князь Всеволод Юрьевич, войско которого могло «Волгу веслами расплескать, а Дон шеломами вычерпать», присоединился бы к походу на степняков, то половецкие рабы, говорит автор «Слова...», были бы очень дешевы.

Конечно, у каждой из сторон в неутихающем конфликте степняков и русичей была своя правда. Русские князья оберегали свою землю, совершая походы в степь, а половцы защищали от вооруженных грабителей свое имущество и своих «красных девок». Вспомним, что отряд Игоря Святославича в решительном сражении половцев удалось уничтожить, а за год до этого киевский князь Святослав Всеволодович (в 1184 году) совершил на половцев победоносный поход, взяв в плен самого половецкого хана Кобяка с сыновьями. Поход половецких войск на Русь (хан Гза пошел на Посемье, а хан Кончак ? на Переяславль), последовавший за разгромом дружины Игоря и его побегом из плена, можно оценить как акт возмездия.

Взаимосвязи человеческих судеб во все времена поражают своей непредсказуемостью и хитросплетениями. Из плена Игорю помог бежать половец Овлур (Лавр), а его сын Владимир бежал из плена вместе с дочерью половецкого хана Кончака в 1187 году ? спустя два года после разгрома отряда Игоря. Тогда же вернулся домой и Всеволод, брат Игоря.

Имеются сведения, что Игорь в лагере половцев находился в относительно свободном положении («имел при себе священника, слуг и мог забавляться ястребиною охотою», писал Н.М. Карамзин), почему ему и удалось легко вернуться в Киев. Что же касается его сына, то Кончак, возможно, сам выдал свою дочь за него замуж и отпустил Владимира домой с женой и ребенком. Вместе с ними вернулся и Всеволод Святославич.

Всего в плену оказалось пять тысяч русских воинов. Тысячи русских воинов из этого похода не вернулись домой. Им суждено было стать добычей степных лисиц и ворон. Такого сокрушительного разгрома от половцев русские, возможно, вообще еще не терпели. Были, конечно, поражения и раньше, но не такого масштаба.

К князьям, инициаторам похода, судьба благоволила: Игорь развлекался в половецкой степи охотничьими забавами, его сын занимался любовью с дочерью хозяина, а потом все благополучно вернулись домой. На самом деле возвращение через степь было не таким уж и безоблачным. Кони не выдержали бешеной скачки и пали. Долгих 11 дней Игорь с Овлуром пешком добирались до русских земель, опасаясь поимки.

Представим степь под палящим солнцем. Через заросшие высокой травой пространства идут двое. Они голодны, устали, их мучает жажда. Вокруг до самого горизонта одно и то же: степь, пологие спуски и подъемы. Иногда равнина разрезается оврагами, возле которых встречаются кустарники и реденькие рощицы. Но не радуют незатейливые песенки птиц, перескакивающих по веткам. В небе степной орел кружит и зорко следит за путниками. С шумом поднимаются в воздух вспугнутые вороны и галки, нашедшие себе трапезу у трупа погибшего животного. Уходит солнце, и сразу становится темно. Идти нельзя, да и сил уже нет. Надо постараться отдохнуть, но забыться и расслабиться нельзя. Степные лисицы неопасны, а если подберутся волки? Нож и дубинка ? плохая защита в темноте от дикого зверя. Но надо дойти домой. Дома ? жена, верная Ярославна, и дети, четверо сыновей и дочь. Старший сын не пропадет и в плену, его можно будет потом выкупить или обменять, а другим детям нужна отцовская защита. Дома ? жители княжества, землепашцы и ремесленники, которым тоже нужна княжеская защита. Ведь ничто не удержит соседа, желающего поживиться на чужом несчастье, налетит с дружинниками, угонит пленных, и уйдут северяне на невольничий рынок. Заплачут они тогда и проклянут своего князя, погнавшегося за добычей и оставившего их на произвол судьбы. Ведь и он уводил пленников из Киева, таких же христиан, как и он сам, после разграбления бывшей столицы страны в 1169 году. И в его обозе была добыча, награбленная в домах таких же русских людей, как и жители его княжества.

Сам автор поэмы, по мнению исследователей, осудил авантюрный поход Игоря Святославича. Но не это было его главной мыслью. Страстный призыв к объединению сил князей перед лицом вражеского нашествия, желание вернуть времена «старого Владимира» ? Владимира Мономаха, который сумел обеспечить целостность страны и ликвидировать военную угрозу со стороны половцев, ? вот что в первую очередь следует из поэмы. Хочется думать, что сила поэтического слова была такова, что князья сумели, хотя бы на короткое время, преодолеть свои распри. Через два года после разгрома Игоря, в 1187 году, был совершен успешный объединенный поход русских воинов в степь.

Тяжелые обоюдоострые мечи русских воинов времен киевского князя Игоря Рюриковича уже в XII веке сменились более удобными и легкими саблями. Именно о саблях воинов Игоря Святославича говорит автор «Слова о полку Игореве», не упоминая о мечах.

По иронии судьбы герой поэмы и его участвовавший в походе брат Всеволод сами были наполовину половцы. Их матерью и женой их отца, князя Святослава Ольговича, была половецкая княжна, как и жена Юрия Долгорукого, дочь хана Аепы. Возможно, правда, что дети у Святослава Ольговича родились во втором браке, когда он женился в Новгороде на дочери посадника.

Если же считать, что Игорь родился от первого брака, то его внук, сын Владимира, женившегося в плену на дочери хана Кончака, уже стал половцем по меньшей мере на три четверти. Но от этого он не перестал быть сыном и внуком русских князей с присущими им стереотипами поведения.

Такие смешанные браки заключались из расчета, что между двумя народами ослабнет вражда. Но это не очень помогало, что можно видеть на примере братьев Святославичей.

Можно привести и другой пример. Двоюродный брат их деда, киевский князь Святополк Изяславич, был женат на дочери половецкого хана Тугоркана. Тем не менее половцы двинулись на Переяславль, где их встретили вооруженные силы Святополка и Владимира Мономаха. В сражении половцы были разбиты. Единственное, что смог сделать киевский князь для своего тестя, ? это похоронить его с честью под Киевом.

Неудача похода 1185 года не стала ударом судьбы для новгород-северского князя. Жизнь продолжалась. Не пристало князю и его воинам печалиться и вспоминать свои поражения. Спустя шесть лет он опять отправился в поход, который был на этот раз более успешным. По мнению В.В. Богуславского, которое не совпадает с мнением авторов свода «Князь Рюрик и его потомки», походов было два и совершены они были не в 1991, а в 1990 году.

Оставшись старейшим среди потомков Олега Святославича («Гориславича»), в 1198 году Игорь перешел из Новгород-Северского княжества в Черниговское, которое было более значительным и имело давнюю историю. В Чернигове беспокойный князь, которому мы обязаны появлением замечательной поэмы русского Средневековья, и умер в 1202 году в возрасте 51 год.

Жизнь четырех сыновей Игоря Святославича сложилась и завершилась самым необычным образом.

Случилось так, что их судьба оказалось связанной с Галицкой землей, откуда была родом их мать и где правил прославленный современниками Ярослав Осмомысл, их дед. В результате сложных политических интриг братья Игоревичи в 1211 году арестовали 500 галицких горожан, которых подозревали в заговоре против них. Некоторые историки пишут, что все они были боярами, а захвачены были вероломно. Но маловероятно, чтобы такое количество жителей города относилось к самым знатным семействам. Взаимное ожесточение достигло такой степени, что князья распорядились казнить всех арестованных. В результате расправы полтысячи человек лишились жизни.

Это был первый акт трагедии.

Венгерский король бдительно следил за событиями в соседнем русском княжестве. Годом ранее, в 1210 году, он неожиданно подошел с войсками к Галичу, пленил Романа Игоревича, застав его мывшимся в бане, и отправил в Венгрию. Оттуда тот смог бежать, вернуться в Галич, где и добрался до горожан, которые были недовольны им и его братьями.

В этот раз опять вмешались венгры и смогли захватить братьев в плен. Галичане не забыли массовое умерщвление жителей города. Они выкупили сыновей Игоря Святославича у венгерского короля.

Разыгрался второй акт пьесы, написанной историей.

На городской площади поставили виселицу. По приговору боярского суда в сентябре 1212 года Роман, Ростислав и Святослав были преданы позорной казни. В этом же году умер и преследуемый галичанами четвертый брат, Владимир, который четверть века назад благополучно спасся из половецкого плена.

Галицким князем стал малолетний Даниил Романович.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Олег Святославич

Из книги От Руси к России [Очерки этнической истории] автора Гумилев Лев Николаевич


Василий II ― Владимир Святославич

Из книги Матрица Скалигера автора Лопатин Вячеслав Алексеевич

Василий II ? Владимир Святославич 1430 Начало самостоятельного правления Василия II 980 Владимир становится великим князем Киевским 450 Владимир Святославич, он же Первый, он же Святой, он же Красное Солнышко и он же ? как уже можно догадаться ? Василий. 1447 Рождение Русской


Владимир Святославич

Из книги От Византии до Орды. История Руси и русского Слова автора Кожинов Вадим Валерианович

Владимир Святославич Ранняя гибель Святослава — ему было, по-видимому, не более тридцати пяти лет, и к тому же последние восемь из них он провел в почти беспрерывных походах — стала причиной опасного ослабления государственности на Руси. Отправляясь в последний раз на


Олег Святославич

Из книги От Руси к России. Очерки этнической истории автора Гумилев Лев Николаевич

Олег Святославич По ряду (закону) Ярослава Мудрого после смерти великого князя наследником становился не сын его, а следующий по старшинству рождения брат. Если прекращалось поколение братьев, престол наследовал сын старшего брата, после его смерти — сын следующего


Владимир Святославич

Из книги Рюриковичи. Исторические портреты автора Курганов Валерий Максимович

Владимир Святославич Владимир, названный в будущем Святым, сын Святослава, не сразу стал великим князем. Сначала он княжил в Новгороде, воеводой при нем состоял не кто иной, как Добрыня ? прообраз былинного богатыря, как многие считают. Реальный Добрыня приходился родным


Олег Святославич

Из книги Рюриковичи. Исторические портреты автора Курганов Валерий Максимович

Олег Святославич Большинство людей совершают в своей жизни хорошие и плохие поступки, в разных ситуациях проявляя те или иные свойства своего характера. В отличие от тех, кто живет рядом с нами, исторические персонажи все же остаются в нашей памяти чаще либо в образе


Владимир Святославич

Из книги Русь богатырская. Героический век автора Кожинов Вадим Валерианович

Владимир Святославич Ранняя гибель Святослава — ему было, по-видимому, не более тридцати пяти лет, и к тому же последние восемь из них он провел в почти беспрерывных походах — стала причиной опасного ослабления государственности на Руси. Отправляясь в последний раз на


104. ИГОРЬ СВЯТОСЛАВИЧ, в св. крещении Георгий, князь северский, потом черниговский

Из книги Алфавитно-справочный перечень государей русских и замечательнейших особ их крови автора Хмыров Михаил Дмитриевич

104. ИГОРЬ СВЯТОСЛАВИЧ, в св. крещении Георгий, князь северский, потом черниговский сын Святослава-Николая Ольговича, князя черниговского, от второго брака с дочерью Петрилы I, посадника новгородского, неизвестного по имени (прославленный герой древнейшего русского


153. Олег СВЯТОСЛАВИЧ, князь древлянский (и первый на Руси удельный)

Из книги Алфавитно-справочный перечень государей русских и замечательнейших особ их крови автора Хмыров Михаил Дмитриевич

153. Олег СВЯТОСЛАВИЧ, князь древлянский (и первый на Руси удельный) сын Святослава I Игоревича, великого князя киевского и всей Руси, от старшей из двух жен его, по некоторым известиям, Преславы, княжны болгарской.Родился около 954 г.; получил в удел от отца, еще при жизни


154. ОЛЕГ СВЯТОСЛАВИЧ, в св. крещении Михаил, князь черниговский

Из книги Алфавитно-справочный перечень государей русских и замечательнейших особ их крови автора Хмыров Михаил Дмитриевич

154. ОЛЕГ СВЯТОСЛАВИЧ, в св. крещении Михаил, князь черниговский сын Святослава II Ярославича, великого князя киевского, от брака с неизвестною.Родился в Чернигове около 1055 г.; посланный отцом, уже великим князем киевским (см. 174), ходил с Владимиром Мономахом, тогда князем


Олег Святославич

Из книги Велика історія України автора Голубец Николай

Олег Святославич Розбиття військ Святополка й Моиомаха осмілило Олега Святославича, що досі сидів у Тмуторокані, попробувати тепер вернути собі батьківщину. Він набрав собі половців і рушив на Чернигів, що в ньому сидів Мономах. Попустошивши передмістя, Олег кинувся


ЯРОПОЛК I СВЯТОСЛАВИЧ

Из книги Русь и ее самодержцы автора Анишкин Валерий Георгиевич

ЯРОПОЛК I СВЯТОСЛАВИЧ (р. 961 — ум. 980)Великий князь (972–980). Старший сын Святослава Игоревича. При жизни отца получил Киев (969), а после его смерти в 972 г. стал великим князем. В результате возникших противоречий между Ярополком и его братьями, Олегом и Владимиром, Ярополк,


ВЛАДИМИР СВЯТОСЛАВИЧ КРАСНОЕ СОЛНЫШКО

Из книги Русь и ее самодержцы автора Анишкин Валерий Георгиевич

ВЛАДИМИР СВЯТОСЛАВИЧ КРАСНОЕ СОЛНЫШКО (г. р. неизв. — ум. 1015)Великий князь (980-1015). Сын князя Святослава Игоревича и его ключницы рабыни Малуши Любечанки. С помощью дяди Добрыни Владимир Святославович в 969 г. стал князем в Новгороде. После смерти Святослава в 977 г. участвовал


ОЛЕГ СВЯТОСЛАВИЧ

Из книги Русь и ее самодержцы автора Анишкин Валерий Георгиевич

ОЛЕГ СВЯТОСЛАВИЧ (г. р. неизв. — ум. 1115)Князь, внук Ярослава Мудрого, родоначальник князей Ольговичей. Княжил во Владимире-Волынском (1073–1076), в Тмутаракани (1076–1078), в Чернигове с 1094 г.Вместе с Владимиром Мономахом Олег Святославич в 1076 г., заключив союз с поляками, ходил с


ИГОРЬ СВЯТОСЛАВИЧ

Из книги Русь и ее самодержцы автора Анишкин Валерий Георгиевич

ИГОРЬ СВЯТОСЛАВИЧ (р. 1151 — ум. 1202)Князь новгород-северский и черниговский, герой «Слова о полку Игореве». Не получил владения после отца, князя черниговского Святослава Ольговича, и служил у старшего двоюродного брата Святослава Всеволодовича. В 1169 г. участвовал в походе