Рюрик

Рюрик

С пышными торжествами, с крестным ходом и военным парадом, под пушечный салют, в присутствии всей императорской семьи 8 сентября 1862 года в Новгороде был открыт один из самых красивых и значимых памятников нашей страны. Он удивительно гармоничен и является, наверное, единственным памятником в мире, посвященным не одному какому-то человеку или отдельному событию, а целому народу в ознаменование целой эпохи его истории. Это памятник «Тысячелетие России».

Второе торжественное открытие памятника состоялось 2 ноября 1944 года, после его восстановления, поскольку во время фашистской оккупации немцы его почти полностью разрушили при попытке демонтировать и вывезти в Германию.

Памятник увенчан фигурой ангела, благословляющего Россию, которую олицетворяет коленопреклоненная женщина. А одна из центральных фигур памятника представляет готового к бою средневекового воина с пронзительным суровым взглядом, в кольчуге с накинутой на нее звериной шкурой. Воин держит в руке щит, на котором кириллицей обозначена дата ? л?та STО (6370 год от сотворения мира, или, в современном летоисчислении, 862 год). Этот воин среди фигур памятника ? варяг Рюрик, летописный родоначальник династии, которая правила нашей страной почти семь с половиной веков.

Варяги заняли совершенно особое место во взаимоотношениях славян с другими народами. Так считают почти все историки. Но единого мнения о том, кто такие варяги, откуда они появились на земле восточных славян, до сих пор нет. Попытки разрешить этот вопрос предпринимались неоднократно, с момента становления в нашей стране истории как научной дисциплины. Достаточно вспомнить исследование С.А. Гедеонова «Варяги и Русь», вышедшее еще в 1876 году. Пожалуй, это одно из самых фундаментальных исследований, которое, однако, не закрыло тему, являющуюся до сих пор предметом споров историков. Вместе с тем практически никем не оспаривается, что варяги были опытными воинами, а кроме военного дела их занятием была также торговля между различными, как сейчас бы сказали, регионами Европы и Азии.

Вспомним о торговых путях через Волхов, Ловать и Днепр к Черному морю и по Волге от Волхова через Ильмень и Мсту к Каспийскому морю. Все они являлись северными ответвлениями Великого шелкового пути, как бы нанизавшего на себя страны всего известного в то время мира: от Китая и Японии на востоке и до Скандинавии, Британии и Испании на севере и западе.

Не случайно автор «Повести временных лет» подробнейшим образом описывает международные маршруты: из Константинополя по Черному морю (Понт-морю, как называет его летописец, или Русскому морю, как уточняет он в другом месте), далее по Днепру, затем волок до Ловати, потом через Ильмень, Волхов, озеро Нево и реку Неву в Балтийское море (названное летописцем Варяжским), оттуда вдоль береговой линии Европы в Средиземное море, где уже легко добраться до главного города мира ? до Рима. От Рима морем опять до Константинополя, далее до Днепра, откуда летописец начал описание своего пути. Эта трасса использовалась в обоих направлениях: «...Тут был путь из Варяг в Греки и из Греков по Днепру».

Летописцу известны и другие направления купеческих маршрутов: из Оковского леса вытекает не только Днепр, связывающий северо-восток Европы кратчайшим путем с Византией и Ближним Востоком, но и Двина, по которой можно попасть на Балтику, а также Волга, связывающая Европу с Прикаспием и Центральной Азией.

Скандинавия и Прибалтика поставляли на юг железо, оружие, янтарь, пушнину, «рыбий зуб» (моржовую кость), рабов «сакалиба»: чаще детей, из которых воспитывались воины элитных частей арабских эмиров и византийских императоров. Предметом продажи были и девочки, продаваемые в восточные гаремы. На Балтику везли шелк, серебро, украшения, драгоценные камни, пряности, стекло, вино, предметы домашнего обихода и тоже рабов, чаще ремесленников и наложниц. Там имелись крупные торговые центры: у шведов ? Бирка, у датчан ? Хедебю, у славян ? Старая Ладога, Новгород.

Волхово-Днепровским и Волжским путями пользовались европейцы, византийцы, арабы, славяне, народы Средней Азии.

В условиях оживленных деловых связей естественным было проникновение варягов на земли славян, где проходил торговый путь, в том числе и в возникшие славянские города: Старую Ладогу, Новгород, Гнездово, Киев.

Интерес к вопросу о том, кто же были варяги, вызван тем, что с ними связывается само начало русской государственности.

В «Повести временных лет» говорится о том, что «варяги, приходя из-за моря, взимали дань с чуди, и со славян, и с мери, и с веси, и с кривичей». Здесь перечислены народы, жившие на северо-западе нынешней территории России. Смысл этой фразы летописца понятен и не вызывает сомнений. А вот следующий фрагмент летописи столетия служит причиной ожесточенных споров между историками. Вот этот фрагмент, относящийся к 862 году: «И изгнаша варягы за море, и не даша имъ дани, и почаша сами в соб? волод?ти. И не б? в нихъ правды, и въста родъ на род, и быша усобиц? в них, и воевати сами на ся почаша. И ркоша: „Поищемъ сами в соб? князя, иже бы волод?лъ нами и рядилъ по ряду, по праву“. Идоша за море к варягом, к руси. Сице бо звахуть ты варягы русь, яко се друзии зовутся свее, друзии же урмани, аньгляне, ин?и и готе, тако и си. Ркоша руси чюдь, словен?, кривичи и вся: „Земля наша велика и обилна, а наряда въ ней н?тъ. Да поидете княжить и волод?ть нами“. И изъбрашася трие брата с роды своими, и пояша по соб? всю русь, и придоша къ слов?номъ п?рв?е. И срубиша город Ладогу. И с?де стар?йший в Ладоз? Рюрикъ, а другий, Синеусъ, на Б?л? озер?, а трет?й, Труворъ, въ Изборьсц?. И от т?хъ варягъ прозвася Руская земля» («И изгнали варягов за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали: „Поищем сами себе князя, который бы владел нами и рядил по ряду и по закону“. Пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные ? норманны и англы, а еще иные ? готы ? вот так и эти. Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь: „Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами“. И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли прежде всего к славянам. И поставили город Ладогу. И сел старший, Рюрик, в Ладоге, а другой ? Синеус ? на Белом озере, а третий ? Трувор ? в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля»).

Обычно читатели «Повести временных лет» не замечают, что название «Русская земля» летописец применил к территории с центром в Киеве уже 10 годами ранее, под 852 годом. Значит ли это, что к моменту прихода Рюрика в Ладогу уже был в Киеве народ, называвший себя «русью», то есть русскими?

Если это так, то русские, жившие на Днепре и «отметившиеся» триумфальным походом на Константинополь, и русские из варягов, приглашенные ильменскими славянами, могут быть как одним и тем же народом, так и иметь разное происхождение. Но в летописи и те и другие названы одинаково: «русь».

Также не всегда обращается внимание, что славяне прогнали варягов и отказались платить им дань, а потом чуть ли не сразу пригласили к себе «на работу» опять же варягов. Такая странность может быть объяснена, если принять, что варягами называли всех жителей побережья Балтийского (Варяжского) моря: тех, кто жил на севере, или на юге, или на востоке. Тогда возможна такая трактовка: одних варягов прогнали (каких именно, не конкретизируется), а других, наоборот, позвали к себе. Поскольку те, которых позвали, остались надолго, летописец делает о них уточнение: «Те варяги назывались русью».

Есть еще одно обстоятельство, которое редко попадает в поле внимания читателей летописи. Город Ладогу «срубиша» вовсе не Рюрик, как в ней написано. Археологические находки достоверно подтвердили, что уже в 753 году существовал этот богатый торговый город, где встречались предприимчивые купцы Европы и восточных стран, было развито кузнечное, кожевенное, гончарное и другие виды ремесел.

Гораздо больше внимания историки и любители истории уделяют вопросам, откуда пришли варяги, каково было их этническое происхождение. Именно варяги явились, говоря современным языком, той иностранной рабочей силой, которую на договорной основе привлекли для решения внутренних проблем жители здешних мест.

Тесные связи славян с другими народами, необычные для восточных славян имена первых русских князей (Рюрик, Олег, Игорь), а также киевских послов в Константинополь в 907 году (Карл, Фарлоф, Вельмуд, Рулав, Стемид) и в 912 году (Карл, Инегельд, Фарлоф, Веремуд, Рулав, Руалд, Фрелав...) делают очень вероятным иноземное происхождение основателя княжеской династии и пришедшей с ним правящей верхушки.

В распоряжении исторической науки имеются факты, которые можно расценить как подтверждение того, что под варягами следует понимать выходцев со Скандинавского полуострова. Можно даже сказать, что варягов и самого Рюрика многие считают скандинавами. Более того, достаточно часто отождествление варягов со скандинавами считается чем-то само собой разумеющимся, в том числе и рядом отечественных ученых. Это даже воспринимается во многих случаях неким стереотипом, не вызывающим сомнений и не требующим не только доказательств, но и особых комментариев. И в трудах историков с учеными степенями, и в популярной литературе можно очень часто увидеть, что термины «варяг», «скандинав», «викинг» используются как синонимы.

Насколько обоснована такая точка зрения?

Еще Н.М. Карамзин приводил целую систему доказательств. Он указывал на упоминание во франкских хрониках трех Рориков: «один назван вождем датчан, другой королем норманским, третий просто норманом. ...Константин Багрянородный... говорит о порогах днепровских и сообщает их на славянском и русском языке. Русские имена кажутся скандинавскими. ...Слова Тиун, Вира и прочие, которые находятся в Русской Правде, суть древние скандинавские». Однако скандинавских заимствований в русском языке очень немного. Кроме слов, упомянутых Н.М. Карамзиным, Г.В. Вернадский к ним относил «гридь» и «ябедник» (члены княжеской администрации), «кнут». По звучанию и смыслу близки шведское «drotsm?n» и русское «дружинник».

Археологами найдено скандинавское оружие из захоронения X века на Волжском торговом пути в Тимеревском поселении около Ярославля, что детально описано А.Н. Кирпичниковым, И.В. Дубовым, Г.С. Лебедевым.

Предметы скандинавского происхождения VIII и IX веков обнаружены в могильниках Ростовского, Суздальского и Муромского регионов, о чем писал Г.В. Вернадский.

Об историчности фактов появления скандинавов в землях ильменских славян, как считает ряд археологов, говорит курган Плакун, время появления которого А.Н. Кирпичников, И.В. Дубов и Г.С. Лебедев относят к IX–X векам. Этот, по их мнению, скандинавский могильник находится на берегу Волхова напротив Ладоги. В самой Ладоге, как сообщает Е.В. Пчелов, найдены предметы скандинавского происхождения, относящиеся к VIII веку.

В то же время не все согласны считать, что находки археологов имеют скандинавское происхождение. В 1994 году скандинавский археолог Я. Билль заключил, что заклепки из Плакуна «ближе к балтийским и славянским...» В 1998 году норвежская исследовательница А. Стальсберг, приведя мнение Билля, определила, что ладейные заклепки из Гнездова (в 12 км к западу от Смоленска) «ближе к балтийской и славянской, нежели скандинавской традиции», и объединила гнездовские заклепки с заклепками из Плакуна. И само название могильника, где скорбят и плачут об умерших, имеет безусловно славянское происхождение.

Если все же предположить, что находки археологов имеют хотя бы частично скандинавское происхождение, то тогда следует, что скандинавы появились у ладожских славян задолго до 862 года ? принятой даты призвания Рюрика. Но ни к каким заметным изменениям в жизни славян общение со скандинавами не привело.

Что же касается самого Рюрика, то историки имеют своеобразное досье на исторического героя с этим именем. Правда, имеющиеся сведения не доказывают, что это тот самый Рюрик, которого пригласили к себе славяне, но тем не менее они любопытны и показывают характер эпохи.

Рюрик участвовал, как предполагают А.Н. Кирпичников, И.В. Дубов и Г.С. Лебедев, в блокаде шведского торгового центра Бирки. Еще ранее Б.Д. Греков не исключал, что именно его упоминали франкские хроники под именем Рэрика Датского.

О Рорике (Рерике, Roricus) Ютландском имеется достаточно известий, чтобы восстановить основные этапы его биографии, о чем можно узнать, например, в книге Е.В. Пчелова. Он был сыном правителя Ютландии Хальвдана и имел братьев, которых звали Ануло, Харальд Клак, Регинфрид, Хемминг. После смерти Людовика Благочестивого, сына Карла Великого, Рорик поссорился с новым императором Лотарем и бежал к Людовику Немецкому. Свои владения во Фризии он потерял.

Будучи отважным воином и имея благородное происхождение, он поступил так, как ему подсказывала честь датского конунга.

Рорик стал пиратствовать на фризском побережье, заходя в устья рек и поднимаясь при необходимости вверх по течению. Имеются сообщения о том, что его воины угрожали в 845 году Гамбургу, в 850 году он захватил Дорестадт. В 863 году поднялся вверх по Рейну до Нейса, оставляя за собой кровавый след. В 867 году он вновь появился на морском побережье Фризии.

После смерти его недоброжелателя Лотаря братья умершего императора Карл Лысый и Людвиг Немецкий разделили в Мерсене оставшиеся без надзора земли между собой. Италия осталась за сыном Лотаря, Людовиком II.

Рорик встречался с Карлом Лысым в 870 и 872 гг. Бывший пират, промышлявший грабежом морских и речных побережий, счел за благо признать себя вассалом французского короля, и тот выделил ему земли во Фризии.

В документальных свидетельствах о жизни датского конунга имеются пробелы, например, между 850 и 863, 863 и 867 гг. Строго говоря, теоретически не исключено, что он и побывал в Новгороде в какой-то из этих промежутков времени, наводя там порядок по просьбе пригласивших его местных жителей. Потом, как можно предположить, опять вернулся к привычной для него жизни морского хищника.

Однако трудно представить прибрежного пирата, занимающегося строительством славянских городов (и, что очень характерно, со славянскими названиями!) среди болот и лесов в чужой стране. Сопоставление летописной даты призвания Рюрика (862 год) с этими пробелами в биографии сына правителя Ютландии тоже делает весьма сомнительным возможность его приезда. А какой путь надо было славянам проделать из Ладоги во Фризию, чтобы передать свое приглашение Рорику прибыть к ним. А ведь потом и Рорику надо было проделать такой дальний поход, а он никак не зафиксирован в европейских хрониках. А уж если были записаны даже незначительные его перемещения, то такое грандиозное мероприятие наверняка не осталось бы незамеченным!

Собственное мнение по вопросу происхождения Рюрика имеется у шведов. Их не смущало, что если хоть какой-то Рорик (Рерик, Roricus) датского происхождения участвовал в европейских событиях того времени, то о шведских персонажах с таким именем ничего не известно. Ими была проигнорирована исключительная конкретность слов летописи: «Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные ? норманны и англы, а еще иные ? готы», в которых недвусмысленно сказано, что варяг Рюрик «назывался русью», а не шведом, не норвежцем, не англом (германское племя, в свое время переселившееся вместе с другим германским племенем саксов в Британию) и не готом. В небольшом городке Н?ррчепинг (швед. Norrk?ping), в 170 км к югу от Стокгольма, поставлен памятник в виде изящного драккара под парусом со щитами воинов на бортах. На постаменте надпись, стилизованная под скандинавские руны: RYRIK. Якобы от этого места и отплыл Рюрик по приглашению ильменских славян.

Курьез состоит не только в том, что этот город на реке Мутала (Motala str?m), недалеко от ее впадения в Балтийское море, известен лишь с XII века, то есть во времена летописного Рюрика здесь не было никаких поселений. Желание восстановить национальный престиж после ряда успешных военных операций Новгородской республики против Швеции, из которых наиболее заметным было взятие и разрушение карелами в августе 1187 года Сигтуны, столицы Швеции в то время, оказалось очень сильным. Сигтуна так и не была восстановлена, а ее политическая роль перешла к основанному в 40 км от нее Стокгольму. В шведской «Хронике Эрика» так комментируется это событие: «Швеция имела много бед от карел и много несчастий... пришлось так плохо, это радовало землю карел и русов». Перевод на русский язык рифмованных записей шведского хрониста выглядит так:

Плыли до Сигтуны раз корабли.

Город сожгли и исчезли вдали.

Жгли все дотла и многих убили.

Город с тех пор так и не возродили.

В связи с этим походом возникло предание о том, что ворота в новгородском храме Святой Софии ? это трофей сигтунского похода.

Были и другие обидные для шведов воспоминания о походах Новгородской Руси на Дерпт в 1262 году и Або в 1198 и в 1318 гг. Особенно остро потребность в реабилитации самоуважения шведских историков возникла после сокрушительного поражения в Северной войне от России при Петре I и утраты Балтики.

Этим, видимо, и объясняется, что до сих пор имеет хождение утешительная концепция «Великой Швеции» (det stora Svitjod), в которой Русскому государству (или, как его обычно называют историки, Киевской Руси) отводится роль одной из шведских провинций. Приверженцев этой теории не смущает даже то, что в Приднепровье нет ни одного топонима, имеющего шведское происхождения. Тем не менее к 1250-летию Старой Ладоги возник даже совместный проект российской газеты «Деловой Петербург» и шведской «Dagens Industri» по созданию памятнику Рюрику в этом городе. Проект, правда, не состоялся, как не был установлен этот памятник и в Великом Новгороде, но сама навязчивость попыток «материализовать» идеи «Шведской Киевско-Новгородской Руси» или «Восточно-Европейской Швеции» не может не обращать на себя внимание. Предположительным и едва ли не единственным основанием для такой настойчивости предложений со стороны шведов своего соотечественника в родоначальники правящей русской династии является некоторое созвучие имени Рюрик с именем одного из персонажей скандинавских саг Эйрик. В самой Швеции, кстати, государство возникло позднее, чем на Руси, только в XI веке. Считают, что первым королем этой страны был Олаф (Улоф) Шетконунг, правивший с 995 по 1022 год. То есть только с этого времени можно говорить о Швеции не как о географическом понятии, а как о государстве. Дочь первого шведского короля, Ингигерда, в 1019 году была выдана замуж за князя Ярослава Мудрого, во времена которого Русь уже традиционно считалась одним из самых крупных и сильных централизованных европейских государств. Достаточно сказать, что его границы примерно соответствовали европейской части Российской империи начала XX века.

Скандинавы занимались не только вооруженным разбоем, торговлей или наемной службой у славян и византийцев. Особым почетом у них пользовались поэты, сказители. До настоящего времени сохранились их саги (до некоторой степени их можно считать аналогом наших былин, хотя отличия весьма существенные и очень заметные) о подвигах викингов и о наиболее значимых событиях.

Сведения о представителях королевской династии Инглингов до короля Олафа можно почерпнуть лишь из саг, поскольку они носят откровенно легендарный и даже мифологичный характер. В «Саге об Инглингах» вначале говорится об ?дине, правителе Страны Асов, о том, как его два брата женились на его жене Фригг, пока он был в отлучке. ?дин мог обернуться птицей или зверем, рыбой или змеей и в одно мгновение переносился в далекие страны по своим делам. Рассказывается в саге и об отрубленной голове мудреца, которая по просьбе ?дина и подчинявшихся ему асов открывала им тайны. Потом ?дин стал править шведами, после его смерти сменилось несколько поколений таких же правителей-волшебников, а один из них и стал основателем династии Инглингов. Если захочется коротко охарактеризовать события, которые там описываются, то достаточно всего лишь одной фразы из саги: «Иногда совершали набеги, грабили людей и убивали». Понятно, что для подтверждения каких-либо исторических событий эту сагу трудно использовать.

Еще один «аргумент» приверженцев «Великой Швеции» на берегах Днепра произошел от неправильного перевода некоторых фраз из «Саги об Инглингах». В ее исландском оригинале слово Skit?a (Скифия) близко по написанию к слову Sv??jo? (Швеция), из-за чего и возникли искажения. А во вступлении к этой саге говорится о том, что «к северу от Черного моря расположена Великая, или Холодная, Скифия. Некоторые считают, что Великая Скифия не меньше Великой Страны Сарацин, а некоторые равняют ее с Великой Страной Черных Людей. Северная часть Скифии пустынна из-за мороза и холода, как южная часть Страны Черных Людей пустынна из-за солнечного зноя. В Скифии много больших областей. Там много также разных народов и языков. Там есть великаны и карлики, и черные люди, и много разных удивительных народов. Там есть также огромные звери и драконы. С севера с гор, что за пределами заселенных мест, течет по Скифии река, правильное название которой Танаис».

Употребление в саге древнегреческого названия реки Дон (Танаис) показывает знакомство ее автора с представлениями греков об этих территориях. Словосочетание «Великая Скифия» применил еще Геродот, а от греков оно попало и в скандинавские саги, и в «Повесть временных лет». И от греков же в саге появились сведения о том, что в Скифии живут великаны, карлики, черные люди, драконы... Если даже предположить, что автор саги имел в виду на самом деле не Скифию, а Швецию, то всех этих и других фантастических существ он там не стал бы помещать. Ведь обитателей Швеции автор, скандинав по происхождению, прекрасно знал.

Примечательно, что, по сообщению Адама Бременского, автора западноевропейской хроники «Деяния архиепископов Гамбургской церкви» (написана около 1075 года), после смерти конунга Стенкиля (правил с 1060 по 1066 год) «к власти пришел сын Стенкеля Халзстейн. Вскоре он был изгнан, а на его место из Русии пригласили Амундера, затем, отстранив и этого, свеоны избрали некоего Хаквина». То есть, согласно сведениям этого хрониста, какое-то время Швецией правил выходец из Руси.

Имеются и другие соображения, которые не позволяют согласиться с тем, что летописные варяги появились у восточных славян из Скандинавии.

В скандинавских сагах, в том числе и в самом крупном своде саг, «Круге земном», нет упоминаний ни о Рюрике, ни об участии выходцев из Скандинавии в формировании русской государственности, хотя встречаются достаточно подробные повествования о шведах и норвежцах, живших и служивших на Руси, пользовавшихся покровительством русских князей.

Об этом же говорит и Н.М. Карамзин: «Напрасно в древних летописях скандинавских будем искать объяснения: там нет ни слова о Рюрике и братьях его, призванных властвовать над славянами».

Современными историками отмечается, что в сагах из русских князей упоминаются только Владимир Святославич (креститель Руси) и Ярослав Владимирович (названный историками Ярославом Мудрым). Это значит, что примерно так очерчиваются и хронологические границы взаимоотношений славян и скандинавов. Поскольку в сагах нет сведений о хазарах и половцах, значит, скандинавы не были знакомы с этими народами, с которыми Русь вела десятилетиями столь ожесточенные сражения, борьбу не на жизнь, а на смерть. Отсюда можно сделать обоснованный вывод, что выходцы из Скандинавии находились в землях славян уже после разгрома хазаров Святославом (по традиции считающимся внуком Рюрика) и только до появления в степях половцев (при сыновьях Ярослава Мудрого).

Точка зрения, отрицающая происхождение варягов со Скандинавского полуострова, исходит также и из того факта, что в «Повести временных лет» летописец писал о варягах, которые называли себя русью, как другие назывались шведами или норвежцами. То есть автор четко отделял варягов-русских от скандинавов, как шведов, так и норвежцев. Даже если эту фразу толковать таким образом, что в ней под варягами понимаются все обитатели берегов Балтийского (Варяжского) моря, не только русь, а также и шведы и норвежцы, то все равно, по словам летописца, шведы и норвежцы ? это другие варяги, не те, которых к себе пригласили местные жители. Впрочем, такое расширительное толкование слова «варяги» вступает в противоречие еще с одной записью в летописи: «Афетово же кол?но и то: варязи, свеи, урмане, гот?, русь, аглян?, галичан?, волохове, римлян?, н?мци, корлязи, венедици, фрягов? и прочии...»

(«Потомство Иафета также: варяги, шведы, норманны, готы, русь, англы, галичане, волохи, римляне, немцы, корлязи, венецианцы, фряги и прочие...»).

Здесь варяги ясно отделены летописцем от шведов и норвежцев.

Такое же недвусмысленное разделение русских и выходцев из Скандинавии проводил византийский писатель Михаил Пселл, описывая бои византийских войск в Южной Италии. В 1019 году византийцам пришлось сражаться с отрядами из французской Нормандии, захваченной, как известно, норвежскими викингами, от которых эта территория и получила свое название. Вот текст византийской хроники: «В первых трех сражениях норманны остались победителями, но в четвертой битве, где им пришлось бороться с народом русским, они были побеждены, обращены в ничто и в бесчисленном количестве отведены в Константинополь, где до конца жизни были истязуемы в темницах». То есть русские, сражаясь на стороне византийцев, победили норманнов, а автор, описывая данное событие, однозначно разделял по происхождению эти два народа.

Предполагают, что варягами-русью могли быть балтийские славяне или даже кельты. Достаточно полно версия о тождестве варягов и прибалтийских славян была аргументирована С.А. Гедеоновым еще в середине XIX века. Большое число сторонников она имеет и в настоящее время. Наиболее известны труды А.Г. Кузьмина, в которых данная точка зрения получила дополнительное обоснование и детальный анализ. Он, в частности, обратил внимание, что название «варяги» происходит от индоевропейского «вар» (вода, море) и означает «поморяне», «люди, живущие у моря», то есть той области, которая теперь называется Померания (онемеченное искажение славянского названия данной местности ? Поморье). Слова «варяги», «варины», «варанги», «вэринги», по его мнению, являются синонимами. Под именем вагров современный историк С.А. Перевезенцев также склонен понимать варягов. Балтийское море, отмечает А.Г. Кузьмин, называлось Варяжским только в России и у балтийских славян, о чем писал впоследствии Герберштейн. «Варяжским поморьем» назывался южный берег Балтики, где жили поморяне-варяги. Здесь уместно привести фрагмент «Повести временных лет», который, возможно, свидетельствует об отдаленном родстве полян, живших к тому времени на Днепре, и «варягов-руси» (поморян), приглашенных ильменскими славянами:

«По мноз?хъ же времен?хъ с?л? суть словени по Дунаеви... Слов?не же ови пришедше и с?доша на Висл?, и прозвашася ляхов?, а от т?хъ ляховъ прозвашася поляне, ляхов? друзии ? лютиц?, инии мазовшане, а инии поморяне» («Спустя много времени сели славяне по Дунаю... Славяне же другие пришли и сели на Висле и прозвались поляками, а от тех поляков пошли поляне, другие поляки ? лютичи, иные ? мазовшане, а иные ? поморяне»).

В хронике Адама Бременского упоминается, что «Славия ? это очень обширная область Германии. ...Славянских народов существует много. Среди них наиболее западные ? это вагры, живущие на границе с трансальбингами. Их город, лежащий у моря, Старград. Затем следуют ободриты, которых теперь называют ререгами, и их город Велеград [Мекленбург]...»

Нет оснований считать, что Адам Бременский не мог отличить славян, живших по соседству, от германцев, кельтов и скандинавов. Тогда либо призванные ильменскими славянами варяги тоже имеют славянское происхождение, либо вагры ? это все-таки не те варяги, с которыми имели дело наши предки. Многозначительным является тот факт, что вагры входили в ободритский племенной союз (вместе с полабами), а центральным городом славян-ободритов был Велиград (другие названия этого города: Великиград, Рерик, Рарог и Мекленбург). Это установлено, в частности, германским историком Йоахимом Херманом.

Случайно ли созвучие наименования ободритов «ререги», названия ободритской столицы (Рерик) и имени приглашенного варяжского князя (Рюрик)? Жителей этого города могли называть рериками, как жителей Рязани называют рязанцами, а Москвы ? москвичами.

Далее Адам Бременский писал:

«Второй остров расположен напротив вильцев: им владеют руяне, очень храброе славянское племя... не щадят никого из проплывающих мимо».

То, что пиратами острова Руян (Рюген) были именно славяне, можно считать вполне установленным. В городе Аркона находился храм их верховного божества Свентовита (Свантовита, Святовита). Поклонение этому четырехголовому богу не имело ничего общего с религией германцев и скандинавов. Жившие на материке к югу от острова лютичи имели похожие культовые сооружения, их «высший бог зовется Сварожиц, и все язычники его особо почитают», ? писал западный хронист Титмар Мерзебургский (годы жизни 975–1018). Нет нужды напоминать, что в Киевской Руси Сварог считался богом небесного огня, отцом огня земного и отцом Даждьбога ? бога солнечного света.

Храм в Арконе был разрушен, а Свентовит сброшен с постамента только в 1168 году после захвата острова датчанами.

В.В. Фомин ссылается на подробную и обширную родословную вендо-ободритских королей и князей. Согласно этой родословной Рюрик и его братья Сивар и Трувар, ставшие, как она же утверждает, «основателями русского правящего дома», были сыновьями ободритского князя Годлиба (Godlieb), убитого в 808 году датчанами. Он же приводит исследование, показывающее, что в шведском языке заимствованы слова из древнерусского, например «torg» ? торг, рынок, торговая площадь, «besman» ? безмен, «sobel» ? соболь, «silki» ? шелк, «lodhia» ? ладья, «loka» ? лука, хомут, «sodull» ? седло, «tolk» ? объяснение, перевод, переводчик, толковин, «pitschaft» ? печать и другие.

Исследования историков последних лет установили близость жителей ильменско-волховского региона к южнобалтийским славянам. Лингвист А.А. Зализняк, изучая берестяные грамоты, установил, что древненовгородский диалект во многом похож на западнославянский диалект жителей южного побережья Балтики. Это мнение поддерживает и археолог В.Л. Янин, прямо делая вывод, что Рюрика пригласили его «земляки», переселившиеся в район озера Ильмень ранее, под воздействием германской экспансии.

«Славянские племена, населявшие северо-запад России, пришли на эти земли из Южной Балтики, ? рассказывает Валентин Янин. ? А когда они между собой поссорились, то послали за князем именно в те места, где они бывали, где жили долгие годы. Оттуда и призвали Рюрика».

Установлены также и генетические связи новгородских словен с балтийскими славянами. Современные археологи делают вывод, что культура «погребальных сопок» (VI–VII вв.) в новгородских землях идентична западнославянским захоронениям.

Тогда получается, что летописное призвание Рюрика совпадает со второй волной переселения южнобалтийских славян, а южное побережье Прибалтики ? это земли, которые достаточно большой исторический срок принадлежали предкам нашего народа и были оттуда вытеснены в районы озер Ладога и Ильмень.

Получается, что переселенцы на Новгородчину с балтийского Поморья ? в числе предков русского народа, а современные русские ? это их потомки.

Важные выводы получены на основе лингвистического исследования А.А. Зализняком берестяных грамот, воспроизводящих живую речь населения Русского государства. Грамоты обнаружены не только в Новгороде, а и во многих других городах, в частности в Рязани, Нижнем Новгороде, Смоленске, Звенигороде Галицком (Украина), в Белоруссии. Оказалось, что лингвистически территория Русского государства делится на две части: с одной стороны, на северо-западную зону (куда входят Новгород с подчиненными ему тогда землями нынешних Вологодской, Архангельской, Пермской областей, Псковщина и нынешняя Северная Белоруссия), а с другой стороны, на центральную, восточную и южную зоны (куда входят Киевская, Черниговская, Рязанская, Смоленская, Ростовская, Суздальская и другие земли). Получается, что Русское государство действительно формировалось из двух центров: с севера из Новгорода и с юга из Киева. Объединение этих двух центров отражается и о постепенном сближении в течение времени отмеченных двух различающихся диалектов. Существующее же выделение друг от друга русского, украинского и белорусского языков вызвано впоследствии одновременным существованием Великого княжества Литовского и Русского, с одной стороны, и Московской Руси, с другой стороны. В Литовской Руси (нынешних Украине и Белоруссии) произошла своеобразная «консервация» южно-центрального диалекта, а в Московской Руси этот диалект был «уравновешен» новгородскими особенностями речи.

Споры между норманистами и антинорманистами относительно того, связано ли становление русской государственности с выходцами из Скандинавии или со славянским населением южного побережья Балтики, не прекращаются до настоящего времени. Между тем историки пополняют информацию, и нам становится известно все больше и больше.

Есть два обстоятельства, которые получили объяснение только в самое последнее время. Это имена послов Олега и Игоря, которые участвовали в заключении договоров с Византией. Ряд имен являются необычными для славян, а удовлетворительного толкования этот факт не имел. Второе обстоятельство выявилось при изучении трактата «Об управлении империей» Константина VII Багрянородного, императора Византии (годы жизни 905–959). Это своеобразное учебное пособие для его наследника, будущего императора Романа II, составлялось уже после призвания Рюрика и захвата Киева Олегом. Историков заинтересовало, в частности, что в данном документе император отделил русь от славян и даже противопоставил их, как два разных народа с разными языками. В трактате написано, что славяне являлись данниками русов (говоря современным языком, подвергались налогообложению), однако изготовленные ими суда русы у них покупали, а не принуждали отдавать силой. Лодки через пороги Днепра русы проводили сами, не привлекая к этому тяжелому и опасному занятию славян. В понимании происхождения русских слов, которые Константин приводит для описания порогов Днепра, историки до сих пор видят ключ к пониманию этнической природы русов.

Есть основания считать, что в становлении Русского государства участвовали не только днепровские славяне-поляне, которых патриарх Фотий назвал «народом рос», не только ильменские славяне и приглашенные ими «варяги-русь», но также и ираноязычные сарматы-роксоланы (рос-аланы). Их потомками являются осетины, которых в летописях называют как «аланы» или «ясы».

Скрупулезное исследование М.Ю. Брайчевского «русских» и «славянских» названий порогов Днепра в трактате Константина Багрянородного, императора Византии, показало, что все «русские» названия безупречно объясняются с привлечением осетинской этимологии. Дополнительный аргумент в пользу этой гипотезы историка ? ни в одной из скандинавских саг нет описаний утомительных и сложных путешествий через днепровские пороги.

Исходя из этого, этот историк считает, что первоначально территории юго-восточного угла Восточно-Европейской равнины (в бассейнах Дона и Днепра, а также побережья Черного и Азовского морей) были местом обитания сарматской Руси (росоланов, роксоланов, рос-аланов), а позже туда стали из Подунавья переселяться славяне, а именно принадлежащие к племени полян. Слияние этих двух этнических элементов и привело к возникновению Русского государства с центром в Киеве.

Позже, после экспедиции Олега, там появились варяги-русь вместе с ладожскими и новгородскими славянами, а также угро-финскими племенами чудь, весь, меря. Все они: и пришедшие от Дуная поляне, и сарматы с Приазовья и Причерноморья, и варяги из Южной Прибалтики, и ильменские славяне, и представители северных угро-финских народов ? говорили на своих языках, но достаточно быстро, по-видимому, славянская речь на основе диалектов южных славян (принесенных полянами) и западных славян (принесенных новгородцами и варягами) стала родной для всех. А последующая христианизация, вероятно, добавила в этот язык церковнославянские элементы на основе болгарского языка того времени.

Есть и другие факты, подтверждающие правомерность предположения о присутствии ираноязычных сарматов в населении Киевской Руси.

Историки отмечают, в частности, что ряд имен в перечнях послов Олега и Игоря носят угро-финское, иранское и кельтское происхождение. Имя Игорь связано А.Г. Кузьминым с самоназванием западнофинского племени ижоры ? «ингры». Отсюда выходец из этого племени мог получить имя Ингер, как и пишется имя русского князя Игоря в западных источниках. Имя Олег объясняется восточным происхождением, от слова «Улуг», что означало «Великий» и использовалось в качестве имени или титула. В форме «Халег» это имя использовалось и у ираноязычных племен. Что же касается попыток объяснить непривычные имена послов их скандинавским происхождением, то с этим нельзя безоговорочно согласиться, так как распространенные скандинавские имена, известные по сагам (Эрик, Харальд, Олав и другие), в этих перечнях отсутствуют.

Когда Владимир, будущий креститель Руси, создавал пантеон языческих богов Руси, там нашлось место и иранским Хорсу и Симарглу.

Если согласиться с тем, что сарматы наряду с другими этническими группами участвовали в формировании Русского государства, то возникают любопытные параллели. Сарматы по своему языку и культуре в некоторой степени родственны скифам, которых они частично ассимилировали, а частично вытеснили из Северного Причерноморья. В этом случае знаменитые строчки Александра Блока: «Нас тьмы, и тьмы, и тьмы. Попробуйте, сразитесь с нами! Да, скифы ? мы!» ? не просто пронзительная поэтическая метафора, а имеют определенное историческое обоснование.

Достойно удивления, что утонченный эстет-романтик с затуманенным взглядом, воспитанный в «благоуханной глуши» «соловьиного сада» подмосковной усадьбы, воспевавший в своих стихах Прекрасную Даму, смог создать такие яростные строки:

Мы любим плоть ? и вкус ее, и цвет,

И душный, смертный плоти запах...

Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет

В тяжелых, нежных наших лапах?

Привыкли мы, хватая под уздцы

Играющих коней ретивых,

Ломать коням тяжелые крестцы

И усмирять рабынь строптивых...

Может быть, у сына профессора юриспруденции так неожиданно проснулась скифо-сарматская генетическая память?

Что же касается того, что сарматы и скифы ? кочевые скотоводческие народы, то это верно лишь отчасти. Историки выделяют как у скифов, так и у сарматов оседлые племена, занимающиеся земледелием, а это значит, что сарматы, как и ассимилированные ими скифы, могли составлять один из этнических компонентов молодого Русского государства.

Чтобы завершить разговор о том, насколько уместно называть варягов-русов и, соответственно, русских князей «скандинавами» или «викингами», можно привести сопоставление нескольких лежащих на поверхности фактов.

1. О действиях викингов в странах Западной Европы детально известно. Обычно их драккары скрытно приближались к берегу, нередко поднимались вверх по течению крупных рек, также скрытно производилась высадка, после чего следовали захват населенных пунктов (и даже порой больших городов) и вооруженный грабеж местных жителей. Захватив добычу, викинги исчезали, оставляя после себя замученных пленников, трупы и сожженные дома. Варяги, прибывшие на Русь, поступают совсем по-другому. Они начинают строить города, называя их славянскими (!) именами. Они организуют административное управление, налогообложение, участвуют в вооруженных конфликтах против соседних государств. Разные стереотипы поведения ясно показывают, что варяги и викинги ? это разные народы.

2. Детально известны пантеоны языческих богов у скандинавов и в раннем Русском государстве. В скандинавской мифологии верховным богом являлся ?дин. Кроме ?дина, было еще двенадцать богов: Тор, Бальдр, Тюр, Хеймдалль, Браги, Хед, Видар, Вали, Улль, Ньерд, Фрейр, Локи. Имелись у скандинавов в пантеоне также женские персонажи ? Фригг (жена Одина), Фрейя (богиня любви), Идунн (хранительница золотых молодильных яблок), златоволосая Сив (жена бога-громовержца Тора). При всем желании нельзя найти никакого соответствия тем богам, которых призывали в свидетели русские князья, заключая договоры с Византией: они, как пишет летописец, «присягали... по закону русскому, и клялись те своим оружием и Перуном, своим богом, и Волосом, богом скота». Нет никого похожего на скандинавских богов среди тех, кого поставил князь Владимир на холме за своим дворцом: «Перуна с серебряной головой и золотыми усами, и Хорса, и Даждьбога, и Стрибога, и Симаргла, и Мокошь». Разные религии у викингов и в сформировавшемся Русском государстве ? это следствие того, что скандинавы, даже когда они приезжали в славянские земли, никакого заметного влияния на местное население оказать не смогли.

3. Внешний облик викингов известен: борода, длинные волосы, которые даже иногда заплетали в косы, скорее не для красоты, а для удобства, чтобы не мешали развевающиеся пряди. Об этом говорят и имена викингов в сагах: Торольв Вшивая Борода, Свейн Вилобородый и т.д. Вот, например, описание внешности Харальда Сигурдсона в одной из саг: «У него были светлые волосы, светлая борода, длинные усы». Традиционно и русских князей представляют примерно такими же, правда, без заплетенных кос. Актерам в кино приклеивают усы и бороды, надевают длинный парик. Но бородатыми русские князья стали, да и то не сразу, после принятия христианства, когда стало «модным» вслед за византийскими священниками соответствовать «образу и подобию Божьему». Как выглядели они в ранние времена, можно судить по детальному описанию византийским хронистом князя Святослава, сохранившимся монетам с изображением князя Владимира и новгородской печати Ярослава Мудрого. У всех густые длинные усы, у Ярослава даже воинственно торчащие в стороны. Святослав и Ярослав ? с чисто выбритыми подбородками. По изображению Владимира на монете трудно понять, то ли у него оставлена небольшая бородка, то ли просто выдающийся вперед, что называется, «волевой» подбородок. У Святослава на выбритой голове оставлен клок волос (такие же носили потом и воинственные запорожцы). На изображении Ярослав в шлеме, поэтому оставлен или нет у него клок волос ? не видно. Но голова острижена или даже обрита ? это четко заметно, так как из-под шлема никаких прядей волос не видно. Разный облик подтверждает, что викинги и варяги ? это разные народы с отличающимися традициями в области эстетики внешнего вида.

4. У викингов шлемы имели сферическую форму с крестообразно расположенными пластинами для усиления конструкции. У русских традиционными являлись конические остроконечные шлемы, которые нередко для повышения прочности имели не гладкую поверхность, а своеобразные «гофры» ? продольные ребра жесткости. Именно такой остроконечный шлем изображен на печати Ярослава Мудрого. Разное боевое снаряжение предполагает различающиеся технологии его изготовления. Одной технологии отдавали предпочтение скандинавы, другой ? варяги.

5. Викинги совершали свои набеги на драккарах. Несколько экземпляров этих кораблей сохранилось до наших дней. Они находятся в музеях. Конструкцией предусмотрены киль и шпангоуты, а борта изготавливались обычно из дубовых досок. Походы на Константинополь с берегов Днепра, как торговые экспедиции, так и с военными целями, совершались на лодках-моноксилах, то есть на таких, которые выдалбливались из ствола одного дерева. Борта наращивались досками, что повышало вместимость судна. Несмотря на то что основа выдалбливалась всего лишь из одной колоды, размеры готового судна были впечатляющими: до 20 метров в длину и до 3–4 метров в ширину. Однако драккары викингов были примерно в два раза крупнее. Ясно, что драккары и моноксилы ? это совершенно непохожие суда, различающиеся конструкцией и технологией изготовления. А это значит, что те, кто изготавливал настолько разные плавательные средства и ими пользовался, имели разные традиции кораблестроения и были разными народами.

6. Викинги ? это мореходы и воины пешего строя. Лошади у них использовались, но обычно для вспомогательных целей, например, для перевозки грузов или чтобы доставить воинов к месту сражения, где они спешивались, а лошадей стреножили и оставляли где-нибудь в стороне. В вооруженных силах Русского государства во все времена значительную роль играла кавалерия именно для боевых действий с противником. Разные тактические приемы ведения боя и разные средства ведения вооруженной борьбы также являются доводом за то, чтобы отрицать тождество варягов и викингов.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Рюрик

Из книги Лица эпохи. От истоков до монгольского нашествия [антология] автора Акунин Борис

Рюрик Русская княжеская династия, согласно летописи («Повесть временных лет»), берёт свое начало в Новгороде. Из той же летописи мы узнаём, что приднепровские славяне были вынуждены начиная с VIII в. подчиняться хазарам, а северные славянские и некоторые финские


Рюрик

Из книги История, мифы и боги древних славян автора Пигулевская Ирина Станиславовна

Рюрик Все знают, что новгородцы призвали Рюрика. В этом знании есть два темных места: наличие в то время Новгорода и личность Рюрика.В «Повести временных лет» призвание Рюрика относится к 862 году. Но в то время Новгорода как укрепленного поселения на месте детинца ещё не


Кем мог быть Рюрик?

Из книги Рюриковичи. Собиратели Земли Русской автора Буровский Андрей Михайлович

Кем мог быть Рюрик? 862 год считается годом основания Древнерусского государства. Фактически это год, когда Рюрик, основатель династии Рюриковичей, начал княжить в Новгороде.Но кто такой Рюрик и откуда пришел, до сих пор неизвестно.Конечно же, много раз пытались найти


Рюрик

Из книги Хан Рюрик: начальная история Руси автора Пензев Константин Александрович

Рюрик Сообщение ПВЛ от 862 года является основный аргументом в куцем перечне норманнистских «доказательств». Посмотрим, что сообщают по этому поводу различные списки русских летописей. Можно было бы обойтись каким-либо одним сообщением, но увы, не все так просто, и об этом


Рюрик (862–879 годы)

Из книги Полный курс русской истории: в одной книге [в современном изложении] автора Соловьев Сергей Михайлович

Рюрик (862–879 годы) Теперь наш князь остался единоличным управителем русской новгородской земли. Дел у него было невпроворот. Так что, когда варяги подняли закономерный вопрос о грабеже Царьграда, он от решения устранился, но варягам разрешил попробовать. В летописи эта


Кем мог быть Рюрик?

Из книги Запрещенный Рюрик. Правда о «призвании варягов» автора Буровский Андрей Михайлович

Кем мог быть Рюрик? Конечно же, великое множество раз пытались найти «настоящего Рюрика». Такое имя и сегодня распространено в Скандинавских странах: в Финляндии, Дании, Швеции и Исландии. Похожие имена есть везде, где проходили германские племена: Родерик, Родерих,


Так откуда же Рюрик?

Из книги Запрещенный Рюрик. Правда о «призвании варягов» автора Буровский Андрей Михайлович

Так откуда же Рюрик? Читатель! Я не могу ответить на вопрос этой подглавки. Я не владею истиной в последней инстанции, даже научная истина мне неизвестна. Источники… но я подробно писал об источниках, повествующих о Рюрике.О происхождении Рюрика наука не владеет такими же


Гостомысл и Рюрик

Из книги От Византии до Орды. История Руси и русского Слова автора Кожинов Вадим Валерианович

Гостомысл и Рюрик Обратимся теперь к Северной Руси. Город Ладога (иначе — Невогород) в устье Волхова, вблизи озера Нево (Ладожского) возник раньше Киева, — вероятно, еще в середине VIII века, но начал играть «государствосозидающую» роль позднее; сначала он являлся узловым


Рюрик

Из книги Рюриковичи. Исторические портреты автора Курганов Валерий Максимович

Рюрик С пышными торжествами, с крестным ходом и военным парадом, под пушечный салют, в присутствии всей императорской семьи 8 сентября 1862 года в Новгороде был открыт один из самых красивых и значимых памятников нашей страны. Он удивительно гармоничен и является, наверное,


Рюрик Ростиславич

Из книги Рюриковичи. Исторические портреты автора Курганов Валерий Максимович

Рюрик Ростиславич Одним из правнуков Владимира Мономаха был Рюрик Ростиславич. Как и прадеду, ему довелось княжить в Киеве. Но интересен этот князь не только этим, но и другими обстоятельствами своей судьбы.Имя, принадлежащее ему, встречается среди русских князей очень


Рюрик (862–879)

Из книги История Руси автора Автор неизвестен

Рюрик (862–879) Братья Рюрика спустя два года умерли, Рюрик сделался единственным правителем страны. Окрестные города и селенья он раздавал в заведование своим приближенным, которые сами творили суд и расправу. В это же время два брата, не из рода Рюрика, Аскольд и Дир, заняли


Рюрик — тезка

Из книги Ложь и правда русской истории автора Баймухаметов Сергей Темирбулатович

Рюрик — тезка Противоречия и несообразности летописи приводили даже крупных историков к неубедительным гипотезам. Действительно, вначале платили дань варягам, потом выгнали варягов, но тотчас же вслед за этим попросили их «владеть нами»? Несуразица явная. И потому В. О.


Гостомысл и Рюрик

Из книги Русь богатырская. Героический век автора Кожинов Вадим Валерианович

Гостомысл и Рюрик Обратимся теперь к Северной Руси. Город Ладога (иначе — Невогород) в устье Волхова, вблизи озера Нево (Ладожского) возник раньше Киева, — вероятно, еще в середине VIII века, но начал играть «государствосозидающую» роль позднее; сначала он являлся узловым


Рюрик — тезка

Из книги Призраки истории автора Баймухаметов Сергей Темирбулатович

Рюрик — тезка Противоречия и несообразности летописи приводили даже крупных историков к неубедительным гипотезам. Действительно, вначале платили дань варягам, потом выгнали варягов, но тотчас же вслед за этим попросили их «владеть нами»? Несуразица явная. И потому


Рюрик

Из книги Эпоха Рюриковичей. От древних князей до Ивана Грозного автора Дейниченко Петр Геннадьевич

Рюрик В год 6370 (862)Об основателе первой русской великокняжеской династии известно очень немногое. Некоторые ученые считают, что это знаменитый пират Рорик Ютландский, вассал императора Лотаря и правитель Южной Ютландии и Фрисланда (современные Дания и Голландия).


1.1.1. А был ли Рюрик?

Из книги Российская история в лицах автора Фортунатов Владимир Валентинович

1.1.1. А был ли Рюрик? В небольшом уютном Приозерске, городе на берегу Ладожского озера в Ленинградской области, никто не сомневается в том, что первый российский самодержец нашел свое последнее пристанище где-то в окрестностях.В Старой Ладоге, в первой каменной крепости и