Возвращение на трон Фердинанда Желанного

Возвращение на трон Фердинанда Желанного

То, что испанская кампания безнадежна, Наполеон понял еще до того, как последний французский солдат покинул пределы Испании. «Еще будучи в Мадриде, Наполеон признавался Винсенту, своему соратнику по первым походам: “Это самая большая глупость моей жизни!” Но он не умел поворачивать назад и больше всего боялся показаться смешным: “Я – узурпатор. Чтобы дойти сюда, я должен был иметь лучшую голову и лучший меч в Европе… Почитание этой головы и этого меча не должно снижаться. Я не могу встать перед всем миром и сказать: я серьезно ошибся и ухожу отсюда вместе со своей разбитой армией…”» – читаем мы в книге В. Бешанова. Но за эту ошибку пришлось расплатиться своей жизнью тремстам тысячам человек. Да и сам император вынужден был решение проблемы испанского престолонаследия вернуть на исходные позиции.

4 мая 1814 года Наполеон заключил со все еще находившимся во Франции Фердинандом так называемый «договор в Балансе», согласно которому Фердинанду возвращалась испанская корона, а за его наследниками признавалось право на трон. Также Испания восстанавливалась в своих прежних границах, а с ее территории выводились все французские части. В обмен на это Фердинанд обязывался порвать сношения с Англией и восстановить всех «хосефинос», то есть сторонников Жозефа Бонапарта в тех должностях, которые они занимали при французах. Но это были уже последние судорожные движения обреченного режима. Фердинанд, этот мученик в глазах веривших в него испанцев, видевших в нем идеал национального короля, беспрекословно подписал предложенный ему договор. Январь 1814 года – время, когда договор, заключенный в Балансе, был ратифицирован обеими сторонами, считается официальным окончанием войны в Испании. За годы войны союзные войска потеряли около 380 тысяч человек, однако общие потери Испании вместе с мирными жителями оцениваются в 560–885 тысяч. Особенно сильно пострадали области Эстремадура, Андалусия, место сосредоточения наибольшего числа сражений, и Каталония, где особенно сильно было партизанское движение.

Встреча Фердинанда с населением напоминала торжественный финал театрального представления. 24 марта 1814 года Фердинанд въехал в Испанию, и ликованию народа по пути его не было конца. Со всех сторон сбежались толпы крестьян. То было триумфальное шествие, среди криков восторга опьяневшего от радости народа, который все еще верил в патриотизм и высокие качества короля-«мученика» Фердинанда. Фердинанда в народе называли Желанным, поскольку в годы войны люди верили, что восстановление на троне члена законной династии само по себе решит многочисленные проблемы в стране. Со дня возвращения Фердинанда Желанного в страну 24 марта 1814 года и до Указа от 4 мая в Испании существовало неопределенное политическое положение, в котором король играл роль третейского судьи. Либералы нуждались в нем для продолжения процесса реформ, тогда как консерваторы надеялись, что он ликвидирует созданные либералами политические структуры. Большая часть дворянства чувствовала себя задетой отменой феодальных прав, а большинство церковников выступало крайне враждебно против реформ. Простой же народ после военных страданий, естественно, питал надежды на счастливое будущее, связывая их, конечно, прежде всего с Фердинандом VII. Правда, представители образованных слоев населения понимали, что от подобного монарха ничего хорошего ожидать нельзя. Как подтвердят дальнейшие события, они оказались полностью правы – возвращение Фердинанда в Испанию лишь продлило агонию абсолютистской монархии.

В Валенсии, когда наконец король впервые открыто заговорил с народом, страна услышала новый Валенсийский манифест своего правителя: дни кортесов были сочтены, как и существование конституции. Испания вновь была объявлена абсолютной монархией, какой она была до 1808 года. Страна освободилась от врага, но, как оказалось, для того чтобы вернуться к прошлому, и на этот раз в наиболее мрачной и ужасающей форме, – форме неслыханной в Испании реакции. Первые послевоенные годы были временем жесточайшей реакции. В течение шести лет (1814–1820) Фердинанд VII правил единолично и «абсолютно». Деятельность правительства являлась лишь воплощением воли короля и не знала противовеса и ограничений со стороны соответствующих совещательных органов.

Через некоторое время после Валенсийского указа король Фердинанд приказал заточить в тюрьмы всех либералов, выступавших с нападками «на суверенитет Его Величества». Сотни арестов и процессов были рассчитаны на народное одобрение. Когда судебные процессы затянулись, Фердинанд VII лично приговорил около шестидесяти подсудимых к различным срокам тюремного заключения и ссылкам в замки, монастыри и тюрьмы Африки. Хотя наказание было не особенно и жестоким, все же впервые столь большое число людей осуждалось по идеологическим причинам. Страну вынуждены были покинуть многие видные деятели, поскольку преследовали не только за политические идеи, преследовалось все мало-мальски талантливое и прогрессивное. Вынужден был уехать в изгнание и великий художник Франсиско Гойя. Личность короля Фердинанда Желанного, первоначально бывшего символом национальной борьбы, стала крайне непопулярной в стране. Испанский историк Педро Рухела писал: «Король Фердинанд VII был заговорщиком, восставшим против собственного отца, его пугало все прогрессивное и передовое. Он сделал ставку на реставрацию средневековых традиций в Испании. Ему не было никакого дела до проблем страны, остро нуждавшейся в реформах». Таким образом, недостатки политической системы, характер короля, посредственность его советников и недостаточная стабильность министерств превратили шестилетнее правление Фердинанда в полное фиаско, не оправдавшее надежд большинства испанцев.

Недовольство народа обострялось тяжелым экономическим положением страны. Послевоенная Испания была опустошена, сельское хозяйство истощено, промышленность развалена, дороги разрушены, а государственная казна пуста. Американские колонии начали обретать независимость, что сказалось на заморской торговле. В 1817 году последовало резкое сокращение торгового оборота. Гнев и недовольство торговой буржуазии из-за хаоса в экономике заставили ее обратить свои надежды на либеральную оппозицию. Свои причины для недовольства имелись и у военных. Сокращение армии и возвращение из французского плена офицеров привели к тому, что большинство из них не могло найти работу. Остальные не получали постоянного денежного довольствия или были переведены на незначительные места в провинции.

Советская историография характеризовала период 1814–1820 годов как наступление феодально – абсолютистской реакции и «торжество» контрреволюции, пришедшей на смену буржуазной революции 1808–1814 годов и вызвавшей следующую революцию. Каждый год во время шестилетнего правления Фердинанда происходили вооруженные выступления военных против правительства – так называемые «пронунсиаменто», которым с начала XIX столетия суждено будет стать особой испанской формой борьбы с правящей политической системой. «Пронунсиаменто» ветерана войны с Наполеоном, полковника Рафаэля дель Риеш, который 1 января 1820 года в Кабезас-де-Сан-Хуан вновь провозгласил Кадисскую конституцию, было лишь одним из многих. Но его поддержали Лa-Корунья, Барселона, Памплоне, Гранада и другие районы страны. На сторону восставших перешла даже часть королевской гвардии.

В Испании, да и в других странах Пиренейского полуострова (Италия, Португалия) армия сыграла в революции особую роль. Использование армии в революционных целях в первые годы Реставрации облегчалось тем, что во всех звеньях командного состава оставалось много военных, которые выдвинулись в период наполеоновских войн из рядов буржуазии и отчасти из народной среды. Сохранив передовые политические взгляды, они со своей стороны были противниками реакционного режима Реставрации и желали государственных преобразований. Многие видные военачальники, отличившиеся в годы «герильи» в Испании, после войны возглавили борьбу за конституционный режим в стране. Либеральной ориентации придерживались и группы офицеров-дворян в Сардинском королевстве и Испании, не говоря уже о дворянских революционерах в России.

В конце февраля – начале марта 1820 года начались волнения в крупнейших городах Испании. 6–7 марта народ вышел на улицы Мадрида. В этих условиях Фердинанд Желанный вынужден был объявить о восстановлении конституции 1812 года, созыве кортесов, упразднении инквизиции. Король назначил новое правительство, состоявшее из умеренных либералов – «модерадос». Начавшаяся революция вовлекла в политическую жизнь широкие круги городского населения. Весной 1820 года повсюду создавались многочисленные «Патриотические общества», выступавшие в поддержку буржуазных преобразований. Однако такая ситуация продолжалась в стране недолго. Сделав вывод, что испанская реакция не может самостоятельно подавить революционное движение, король Фердинанд обратился за помощью к так называемому Священному союзу европейских государств, и те посчитали, что слишком либеральная Испания может представлять угрозу для Европы.

Веронский конгресс Священного союза, собравшийся в октябре 1822 года, принял решение об организации интервенции. Народное восстание в Испании было подавлено с помощью французской армии. В страну вторглось 100-тысячное французское войско, которое восстановило абсолютную монархию. Рафаэль дель Риего был схвачен и казнен. Между тем идеи, заложенные в первой испанской конституции, быстро распространялись в латиноамериканских колониях Испании, удержать которые Мадрид уже был не в силах. Там начались освободительные войны, которые привели в 20–30 годах XIX столетия к появлению молодых независимых государств, многие из которых взяли за основу при разработке своих законов именно Кадисскую конституцию.

Испанская революция обнажила слабость абсолютизма, его неспособность противостоять революционному натиску без поддержки извне; появилась возможность принудить его с помощью армии к компромиссу. Однако революция произошла в тот момент, когда силы европейской реакции действовали еще очень сплоченно, полные решимости не допустить возрождения революции на континенте. В противоборстве с реакционными державами Священного союза революция в Испании не имела шансов на успех. Разочарование крестьянских масс в политике либеральных правительств, быстрый рост налогов, а также контрреволюционная агитация духовенства привели к тому, что теперь крестьяне не поднялись на борьбу с интервентами. Крестьянство в основной своей массе осталось в стороне от революционных событий 1820–1823 годов, и это явилось важнейшей причиной слабости и поражения революции.

Ни Карл IV с женой, ни Мануэль Годой больше в Испанию никогда не вернулись. Бывшая королевская чета сначала жила во Франции, потом в Риме, оба умерли в 1819 году, то есть за год до того, как в покинутой ими державе вновь вспыхнули народные волнения. Мануэль Годой сопровождал их в изгнании – во Франции и в Риме, а после июльской революции 1830 года он жил в Париже на жалованье, получаемое от Луи Филиппа. В 1847 году Годою были возвращены его титулы и значительная часть прежнего имущества, однако он остался за границей и умер там в 1851 году в возрасте 84 лет.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >