Нашла коминтернская коса на афганский камень

Нашла коминтернская коса на афганский камень

На тревожные тенденции во внутриполитическом раскладе в Афганистане откликнулась и Старая площадь. Б. Кармалю и Н. М. Тараки поступило предписание «не допускать действий, могущих вызвать репрессивные меры властей и дать распоряжение членам обеих фракций вступать в партию М. Дауда в индивидуальном порядке, чтобы иметь возможность оказывать на нее позитивное влияние».

Но было поздно. Как в таких случаях говорят, процесс уже пошел. Очередной удар обрушился на НДПА в середине мая 1974 г., когда министр внутренних дел Афганистана объявил о том, что на весь период правления «военного правительства» М. Дауда «Парчам» и «Хальк» лишаются права именоваться политическими партиями и заниматься политической деятельностью. Им строжайше запрещалось выступать с какими-либо воззваниями, прокламациями и заявлениями.

В этой критической для себя ситуации лидеры «Парчам» и «Хальк» словно прозрели. Им вдруг захотелось заняться поиском путей к примирению и объединению усилий по поддержке режима М. Дауда, как на то постоянно обращала их внимание Старая площадь. Дабы эти благие намерения лидеров обеих фракций НДПА воплотились в реальность, из Москвы в Кабул прибыли ответственные сотрудники Международного отдела ЦК КПСС Н. Н. Симоненко и В. Н. Федоров. От них последовали конкретные указания о том, как покончить с внутрипартийной грызней, а самое главное — как восстановить свои позиции в государственном аппарате и вернуть доверие М. Дауда. Последнему пункту Старая площадь придавала первостепенное значение. И сама не оставалась в стороне от этого.

По линии МИДа было направлено от имени Л. И. Брежнева обращение к Президенту Республики Афганистан М. Дауду с предостережением против принятия репрессивных мер в отношении «прогрессивных сил, являющихся надежной опорой республиканского режима».

Это был первый случай официального вмешательства Советского Союза во внутренние дела дружественного южного соседа. В нарушение буквы и духа советско-афганского договора «О нейтралитете и взаимном ненападении».

Обращение Л. И. Брежнева к М. Дауду было продублировано по каналам КГБ. Президента Республики Афганистан убеждали в том, что, подавляя левых, он ослабляет свою власть и укрепляет решимость своих врагов реставрировать монархический строй. Особо подчеркивалось, что «Парчам» и «Хальк» ориентированы на всестороннюю поддержку республиканского режима и он, М. Дауд, вполне может положиться на обе группировки.

…В июне все того же 1974 г. М. Дауд посетил с официальным визитом Советский Союз. Это была его первая поездка за границу в качестве президента Республики Афганистан. И он выбрал не Вашингтон, не Тегеран, не Лондон и т. д., а Москву. Факт, по дипломатическим меркам, весьма примечательный, говорящий о приоритетном направлении внешней политики режима М. Дауда.

Москве это понравилось. «С большим удовлетворением, — подчеркивалось в приветственных речах советских руководителей, — отмечаем тот факт, что свой первый визит за границу лидер республиканского Афганистана нанес в Москву, к своему северному соседу».

Понравилось настолько, что на Старой площади, воспринимавшей М. Дауда таким, каким ей хотелось воспринимать его, а не таким, каким он был на самом деле, признали своевременным и целесообразным поговорить с ним по душам, в неофициальной обстановке, начистоту, без всяких недомолвок. Сказано — сделано. В доверительной беседе на высшем уровне, между первыми лицами обоих государств, президенту суверенного Афганистана было открытым текстом высказано очередное предостережение по поводу его репрессивных деяний в отношении «прогрессивных сил афганского народа», под коими значились, прежде всего, «Хальк» и «Парчам».

Это же предупреждение, правда, в завуалированной форме, прозвучало и из уст Н. В. Подгорного, в то время Председателя Президиума Верховного Совета СССР. На завтраке в Кремле 5 июня 1974 г., устроенном в честь высокого афганского гостя, он, обращаясь к М. Дауду, нравоучительно произнес:

«Стоящие перед Афганистаном очень большие и сложные задачи, как показывает опыт, могут быть решены, когда твердо проводится намеченный курс, в строительство новой жизни вовлекаются широкие народные массы, когда активно и сплоченно действуют силы, которые искренне заинтересованы в укреплении нового строя».

Лидеры «Парчам» и «Хальк» были проинформированы о визите М. Дауда в Москву пространной шифртелеграммой, которую Старая площадь направила в Кабул, как обычно, по каналам КГБ. В ней, в частности, говорилось о том, что переговоры генсека ЦК КПСС Л. И. Брежнева и других советских руководителей с М. Даудом проходили «в атмосфере сердечности, взаимопонимания и высокого уровня доверия» и свидетельствовали о том внимании, которое «советские руководители уделяют укреплению и расширению дружественных отношений с Республикой Афганистан, подъему этих отношений на новую, более высокую ступень».

О доверительной беседе на высшем уровне и предупреждении М. Дауду в связи с репрессиями против НДПА в шифртелеграмме не говорилось ни слова. Зато содержались прямые указания Б. Кармалю и Н. М. Тараки.

«Перед прогрессивными силами Афганистана, объективно являющимися верными и надежными сторонниками республиканского режима, стоят огромной важности задачи, — говорилось в них. — В условиях непрекращающейся борьбы внутренней и внешней реакции, пытающейся реставрировать старые порядки, руководители прогрессивных организаций должны отбросить в сторону имеющиеся разногласия, так как продолжение междоусобной борьбы между ними лишь ослабляет их, и по существу льет воду на мельницу реакционных сил.

Интересам укрепления национальной независимости страны отвечало бы сплочение сил, объединенных сейчас в «Парчам» и «Хальк» с целью защиты интересов рабочих, крестьян, всех трудовых слоев афганского общества на базе сотрудничества с республиканским режимом и правительством республики во главе с Мухаммадом Даудом».

Вслед за этой шифровкой последовала другая, с секретными указаниями резиденту КГБ в Кабуле:

«В своей работе с «Маридом» и «Нуром» осторожно, в форме дружеского совета, не ссылаясь на указания Москвы, порекомендуйте им не предпринимать без согласования с нами каких-либо действий, которые могли бы быть использованы их недругами в качестве предлога для нанесения удара по этим группировкам или их компрометации. Следует также еще раз предупредить «Марида» и «Нура» о необходимости полного прекращения взаимных нападок и обвинений в антиреспубликанской деятельности, так как это на руку реакционным силам и в конечном итоге ведет к подрыву демократического движения в Афганистане…»[98]

…Результаты визита М. Дауда в Советский Союз аукнулись в Афганистане незамедлительно. Прежде всего, в сфере торгово-экономического и прочего сотрудничества, а также в межгосударственных отношениях. В частности, был установлен режим наибольшего благоприятствования в торговле, благодаря чему товарооборот между странами вскоре вырос почти в три раза. На очередной десятилетний период был продлен срок действия советско-афганского договора «О нейтралитете и взаимном ненападении».

Но были и иные результаты визита.

Вернувшись в Кабул, М. Дауд приказал ужесточить слежку за деятельностью НДПА и активизировать усилия по внедрению в ее ряды агентуры спецслужб. По его прямому указанию были закрыты издательства, выпускавшие печатную продукцию прокоммунистического толка. Одновременно последовали реверансы в сторону промонархических и других правых сил. Из тюрем были выпущены и амнистированы приверженцы клана Шаха Вали и даже «Мусульманской молодежи». Правые подняли голову в государственных и правительственных структурах, а главное — в армии. Все чаще стали раздаваться призывы к ужесточению репрессий против НДПА и других левых сил — «прислужниц чуждой афганскому народу идеологии безбожного коммунизма». Но это было не все, чем Старая площадь платила за свои грезы.

Следуя принципу «равноудаленности» от глобального противостояния двух сверхдержав, М. Дауд стал поворачиваться лицом к мусульманскому миру, Индии, да и к США. Он нанес визит в Саудовскую Аравию, где ему был оказан подчеркнуто пышный прием и предоставлена возможность посетить все мусульманские святыни. Крупный контингент афганских офицеров был направлен на учебу не по привычному маршруту — к шурави, а в Индию и Египет. Сократилась численность советских советников, которых заменили специалисты из других стран.

* * *

В начале 1977 г. в Кабуле было объявлено о введении в стране однопартийной системы. Отныне вся полнота власти в стране, по конституции, переходила к созданной и возглавляемой М. Даудом Партии национальной революции. Для парчамистов, халькистов и прочих левых в ней места не нашлось.

В апреле того же года Дауд нанес визит в Москву, очередной раз продемонстрировав заинтересованность в дальнейшем развитии традиционных дружественных отношений с северным соседом и тесного сотрудничества во всех сферах, кроме одной — идеологической. Импорт коммунизма он решительно отвергал. А это никак не устраивало Старую площадь. В результате переговоры в Москве выглядели двоякими, двуличными.

Было подписано двенадцатилетнее соглашение о развитии двусторонних советско-афганских экономических и торговых отношений. Были произнесены сладкие слова о взаимопонимании, высоком уровне доверия, взаимном уважении суверенитета и независимости и, конечно же, о невмешательстве во внутренние дела друг друга.

Вместе с тем генсек ЦК КПСС Л. И. Брежнев в доверительной беседе с М. Даудом в очередной раз и в довольно жесткой манере высказал высокому гостю претензии по поводу продолжающихся в Афганистане репрессий против левых сил. М. Дауд на этот раз не сдержался и также в жесткой форме попросил хозяина Старой площади не забывать, что перед ним президент суверенного и независимого государства. И подтвердил свои слова отказом от запланированной встречи с членами Политбюро ЦК КПСС. Но хозяин Старой площади продолжал гнуть свою линию, потребовав от М. Дауда изгнать из страны «империалистических советников». На что афганский лидер, не раздумывая, ответил: он отпустит из Афганистана не только империалистических, но и всех иностранных советников, как только в них отпадет необходимость.

Нашла коминтерновская коса на самобытный афганский камень.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

2. ХУАН ДЕ ЛА КОСА

Из книги В поисках Индии. Великие географические открытия с древности до начала XVI века автора Дмитричев Тимур Федорович

2. ХУАН ДЕ ЛА КОСА В последней авантюре Охеды принимал участие и уже знакомый нам Хуан де Ла Коса, который сопровождал Колумба в его первых двух плаваниях, а затем оказался вместе с Америго Веспуччи и в первой самостоятельной экспедиции лихого авантюриста. Де Ла Коса был


Часть II Коль нашла ворона розу, мнит себя уж соловьем[12]

Из книги Заговор маршалов. Британская разведка против СССР автора Мартиросян Арсен Беникович

Часть II Коль нашла ворона розу, мнит себя уж соловьем[12] Не постоянно все, что в мире есть, К тому ж изъянов в том, что есть — не счесть. Поверь же в то, что сущее незримо И призрачно все то, что зримо здесь. Омар


6. Драгоценный камень Иисуса Навина и драгоценный камень Александра Македонского

Из книги Русь и Рим. Русско-Ордынская Империя на страницах Библии. автора Носовский Глеб Владимирович

6. Драгоценный камень Иисуса Навина и драгоценный камень Александра Македонского Оказывается, Александр Македонский на своем шлеме носит тот же самый драгоценный камень, что и Иисус Навин. Об этом камне несколько раз упоминается в «Сербской Александрии». Его вручает


Звезда нашла своего Героя

Из книги Разведчики-нелегалы СССР и России автора Шварёв Николай Александрович

Звезда нашла своего Героя Этот очерк о разведчике-диверсанте А. Н. Ботяне пишу по праву «однополчанина». Вместе с разведчиком-боевиком, ветераном Великой Отечественной войны, ветераном Службы внешней разведки РФ я проходил службу (уже после войны) в одном из


Коса на камень

Из книги «Бежали храбрые грузины» [Неприукрашенная история Грузии] автора Вершинин Лев Рэмович

Коса на камень Отдадим должное Каменеву: ленинские мысли Лев Борисович умел понимать хоть с полуслова, хоть с полувздоха. Оформлять тоже. Получив письмо, он через несколько часов высылает Ильичу ответ с с приложенной схемой «Развернутая форма Союза Советских Республик».


Александр Афганский

Из книги Голосуйте за Цезаря автора Джонс Питер

Александр Афганский Ту же стратегию еще до Ганнибала использовал Александр Великий. Разбив очень сильную персидскую армию Дария III, он вторгся в Бактрию и Согдиану (территория современных Афганистана, Узбекистана и Туркменистана), где преследовал персидских повстанцев


Коса и камень

Из книги Позорная история Америки. «Грязное белье» США автора Вершинин Лев Рэмович

Коса и камень Короче говоря, весь 1793-й ушел на споры и обсуждения. В лесах наступило зыбкое спокойствие, считаные единицы не сбежавших фермеров кое-как завершили полевые работы, переговорщики с «вампумами перемирия» ездили туда-сюда, а тем временем Длинные Ножи, как и


Глава 7. «Нашла коса на камень», или Как Фабий Кунктатор с Одноглазым Пунийцем в «кошки-мышки» играли…

Из книги Великий Ганнибал. «Враг у ворот!» автора Нерсесов Яков Николаевич

Глава 7. «Нашла коса на камень», или Как Фабий Кунктатор с Одноглазым Пунийцем в «кошки-мышки» играли… Примечательно, что как только легионы Фабия в первый раз оказались в пределах видимости (в полутора километрах) войск Ганнибала (это случилось возле города Арпина), тот


7. Драгоценный камень Иисуса Навина и драгоценный камень Александра Македонского

Из книги Книга 1. Библейская Русь. [Великая Империя XIV-XVII веков на страницах Библии. Русь-Орда и Османия-Атамания — два крыла единой Империи. Библейский пох автора Носовский Глеб Владимирович

7. Драгоценный камень Иисуса Навина и драгоценный камень Александра Македонского Оказывается, Александр Македонский носил на шлеме ТОТ ЖЕ САМЫЙ ДРАГОЦЕННЫЙ КАМЕНЬ, ЧТО И ИИСУС НАВИН. Про этот камень несколько раз говорится в «Сербской Александрии» [10], с. 92, 95. Его вручает


Афганский капкан

Из книги Парадокс Андропова. «Был порядок!» автора Хлобустов Олег Максимович

Афганский капкан Очередной виток незримой, холодной войны между США и СССР, на этот раз перешедший в фазу вооруженной борьбы, был начат в канун нового, олимпийского 1980 г. после ввода Ограниченного контингента Советских войск (ОКСВА) в Демократическую Республику


Афганский разговор

Из книги Запомните нас живыми автора Подопригора Борис Александрович

Афганский разговор Распаленный после бани подполковник стряхивает крошки с разостланной газеты. И, как будто споря с кем-то, убежденно восклицает: «Нет, наш солдат – самый лучший…»– Тебя как зовут?– Миша.– Миша, расскажи, как это было.– Ну, мы не знали, что это


P. S. Афганский постскриптум

Из книги Запомните нас живыми автора Подопригора Борис Александрович

P. S. Афганский постскриптум Нечаянный образ выхвачен из гула времени: гравированная на памятнике джинсовая куртка. Такие уже не носят… Годы… Пусть исчезнут тунеядцы в шестьдесят пятом! Что-то не договаривающие лица под перезвон бокалов и курантов медленно тают в


Коса и борода

Из книги Мы — славяне! автора Семенова Мария Васильевна

Коса и борода Если раскрыть на любой странице испанский эпос «Песнь о Сиде», пожалуй, первое, что бросится в глаза, – это похвала знаменитому воину: «…мой Сид, бородою славный…» В других местах говорится, что Сид «не побоялся» отрастить длинную пышную


Коса девичья

Из книги Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии автора Кононенко Алексей Анатольевич

Коса девичья С древних времен мальчикам делали пострижины ежегодно, а девочкам лишь один раз. После старшие (бабушки, мамы, сестры) следили за волосами девочки, смывали настоями трав, расчесывали и учили тому саму девочку. От шести-семилетнего возраста заплетались первые