Глава 3 Говорит обвиняемая

Глава 3

Говорит обвиняемая

…На что мне было решиться в критических обстоятельствах? Я могла лишиться жизни и чести. Надлежало вооружить себя мужеством и взять иную дорогу. Все способы истощались, все письма

были перехватываемы…

Из письма предполагаемой дочери

императрицы Елизаветы Петровны. 1775 г.

Ваше императорское величество!

Я полагаю, что было бы полезно предварить ваше императорское величество касательно историй, которые написаны были здесь в крепости. Их недостаточно для того, чтобы дать вашему величеству объяснение ложных подозрений, которые имеют на мой счет.

А. П. Антропов. Статс-дама А. М. Измайлова. 1759 г.

Поэтому я решаюсь умолять ваше величество лично меня выслушать, я имею возможность доказать и доставить большие выгоды вашей империи.

Мои поступки это доказывают. Достаточно того, что я в состоянии уничтожить все истории, которые вымышлены против меня без моего ведома.

Ожидаю с нетерпением повелений вашего императорского величества и уповаю на ваше милосердие.

Имею честь быть с глубоким почтением вашего императорского величества покорнейшая и готовая к услугам

Елизавета.

Неизвестная — Екатерине II.

Перевод с французского. Петербург.

Равелин Петропавловской крепости. 1775 г.

…Подпись широкая, уверенная. Не привычная к сокращениям, к фамилии. Просто Елизавета — так было принято у членов монарших домов.

Скользящие обороты придворной речи. Уверенность в себе. Уверенность в том, что свидание, личное свидание с самой императрицей вполне возможно. И никакого страха, отчаяния, поисков спасения — всего лишь недоразумение, которое (было бы желание!) легко выяснить. Явственный оттенок едва ли не равенства: так обратиться к императрице не мог никто из ее подданных. Полнота абсолютистской власти — это право Екатерины издевательски бросить: «С мнением моего совета я всегда согласна, когда его мнение согласно с моим».

Но какую бы роль ни играла неизвестная в Европе, здесь — ей ли этого не понимать! — она целиком в руках русской императрицы. Упрямое сохранение былых позиций — открытой соперницы в борьбе за корону, претендентки на престол — не только ничего не могло дать, наверняка толкало к гибели. Значит, так обманывалась сама в своем происхождении? Так верила в истинность своей роли? Или — располагала кругом аргументов, который позволял не бояться встречи с Екатериной и настаивать на ней? И загадка любого вариантa — цель такой встречи.

Убедить Екатерину в том, что она действительно дочь Елизаветы, значит обречь себя на пожизненное тюремное заключение, в лучшем случае монастырь. Или надежда — хоть сегодня императрица все-таки не рискнет, не осмелится, отступит? Но настоящей поддержки неизвестной не удалось найти даже при лучших обстоятельствах, даже в Европе. Как же ее ждать со стороны так и оставшихся неузнанными русских?

Чтобы спасти жизнь, лучше представить себя как раз самозванкой, случайным орудием в руках иных злоумышленников, отговориться неведением, «простотой» и в результате понести более легкое наказание, хотя бы сохранить жизнь. Но вопреки всему спокойное достоинство слов: «Я полагаю, что было бы полезно предварить ваше императорское величество…» — и росчерк: «Елизавета».

Человек — это действие, но человек — это и слово: смысл, интонация, оттенок настроения, чувства. И следовательно, письма. Только какие? Какие из того множества, на которые ссылалось, которое перечисляло и частью цитировало обвинение?

Прежде всего полные по тексту. Любое сокращение опасно искажением содержания и уж, во всяком случае, общего характера, не говоря о тонкостях эмоциональных переходов. Но таких писем опубликовано слишком мало. Авторы официального обвинения удовлетворились обрывками фраз, мыслей, даже фактов. За этим могло стоять все — и стремление расчистить существо дела, и увлеченность заданной концепцией, и простая необходимость. Слишком часто приходилось признаваться, что тех или иных писем вообще не было в деле, другие якобы находятся там, но остаются недоступными, иные почему-либо не удалось прочитать.

Но главное — в тех ранних, европейских, обстоятельствах переписка княжны неизбежно носила особый оттенок. Там письма перекрывались фактами действий, совершенных вне зависимости от них поступков, и факты, само собой разумеется, значили больше, чем слово.

Была и другая сторона — как они писались. Своей рукой или чьей-либо подобной — решение, которое под силу только профессиональным графологам. И наконец, написанные даже самой неизвестной письма европейских лет давали слишком мало гарантии ее авторства. Они могли писаться по подсказке, под прямую диктовку или по услужливо составленным черновикам.

Значит, безусловными оставались последние — письма из равелина Петропавловской крепости за месяцы (годы?) следствия и заключения. И еще материалы допросов. Ответы сгоряча. Сбивчивые. Путаные. Многословно записанные письмоводителем. Только их в деле не было — никаких протоколов. Об этом, во всяком случае, сообщал в 1867 году начальник II Отделения Личной канцелярии. По его заявлению, судьба протоколов осталась неизвестной. Единственная память о следствии — донесения А. М. Голицына Екатерине.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Говорит Костомаров

Из книги Русская Атлантида автора Буровский Андрей Михайлович

Говорит Костомаров Я сильно боюсь, что иной читатель сочтет мои слова преувеличенными, а суждения пристрастными. Хорошо! Вот рассказ одного из лучших русских историков за всю историю России — Николая Ивановича Костомарова:«Московский царь давно уже не терпел Новгород.


Мистер «Нет» говорит «Да»

Из книги Кто поставил Горбачева? автора Островский Александр Владимирович

Мистер «Нет» говорит «Да» Согласно воспоминаниям Анатолия Громыко, заявив во время первой встречи с А. Н. Яковлевым, что действует от своего имени, он предложил ему организовать переговоры между отцом и М. С. Горбачевым относительно возможного преемника К. У.


Она еще и говорит!

Из книги Великие тайны цивилизаций. 100 историй о загадках цивилизаций автора Мансурова Татьяна

Она еще и говорит! Кстати, японские ученые смогли «разговорить» Мону Лизу: в 2006 году специалисту по акустике Матсуми Сузуки удалось смоделировать голос таинственной Джоконды. Сначала Матсуми с коллегами замерили лицо и руки женщины, изображенной на знаменитом полотне XVI


ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ ГОВОРИТ ЗАЙНУДДИН

Из книги Тамерлан. Потрясатель вселенной автора Лэмб Гарольд

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ ГОВОРИТ ЗАЙНУДДИН В Балхе Тимур задержался. По этой знойной долине, где по берегам высохших ручьев рос сахарный тростник, пролегал караванный путь из Хорасана в Индию, туда спускались по тропам вожди горных племен. То было место воспоминаний, и в его


Говорит по телефону…

Из книги Молотов. Полудержавный властелин автора Чуев Феликс Иванович

Говорит по телефону… Молотов говорит по телефону с родственником жены:— Да, я. Семен Михайлович? Здравствуй. Откуда говоришь? С Камчатки? Вот то-то, то-то, еле слышно. Там погода, говорят, лучше, но скоро здесь будет лучше, а там хуже. А, ну ты догадливый, приедешь. Да, чувствую


Говорит Жуков

Из книги Маршал Жуков. Опала автора Карпов Владимир Васильевич

Говорит Жуков В связи с публикацией воспоминаний маршала Чуйкова, а точнее ввиду его утверждения, что война могла быть закончена раньше и с меньшими потерями, возникла дискуссия в печати и в военных кругах. Кто мог внести ясность в этот очень важный для истории вопрос?


Глава 2 Говорит обвинение… (Дело девицы Франк)

Из книги Ее звали княжна Тараканова автора Молева Нина Михайловна

Глава 2 Говорит обвинение… (Дело девицы Франк) Мы сообщаем нашим читателям достоверные сведения о Самозванке, ошибочно называемой Таракановою разными писателями, ибо она сего имени никогда себе не присваивала. Из сих сведений видно, что она не погибла во время


Глава 4 Говорят свидетели. Говорит время

Из книги Ее звали княжна Тараканова автора Молева Нина Михайловна

Глава 4 Говорят свидетели. Говорит время …Вы в Санкт-Петербурге не доверяете никому, боитесь, сомневаетесь, ищете помощи, но не знаете, где ее найти… Из письма предполагаемой дочери Елизаветы Петровны Н. И. Панину. Сентябрь


ЧТО ГОВОРИТ ЗАКОН?

Из книги По следам древних кладов. Мистика и реальность автора Яровой Евгений Васильевич

ЧТО ГОВОРИТ ЗАКОН? Чтобы подслушать эту душу И клад унесть, Я не один закон нарушу, А все как есть. Б. Пастернак, 1958 Упоминания о кладах впервые появляются у античных историков и летописцев. И уже с тех времен формировались посвященные им законодательные акты. При этом


Так говорит Ванга

Из книги Великие пророки от Нострадамуса до Ванги автора Косоруков Юрий


Глава 27 «Я не стану делать для армян ничего», – говорит немецкий посол

Из книги Трагедия армянского народа. История посла Моргентау [litres] автора Моргентау Генри

Глава 27 «Я не стану делать для армян ничего», – говорит немецкий посол Думаю, ни один из аспектов армянского вопроса не вызвал такого интереса, как этот. Участвуют ли в происходящем немцы? В какой степени кайзер ответственен за уничтожение целой нации? Проявляют ли немцы


Глава четырнадцатая Что говорит дно океана?

Из книги В поисках затерянного мира (Атлантида) автора Андреева Екатерина Владимировна

Глава четырнадцатая Что говорит дно океана? После доклада геолога Термье о возможности существования Атлантиды в Атлантическом океане прошло почти полвека. За это время геология продвинулась далеко вперёд. Произведены новые исследования дна океана, более подробно


Громыко говорит «нет»

Из книги Россия и Япония: Узлы противоречий автора Кошкин Анатолий Аркадьевич

Громыко говорит «нет» В конце 40-х гг. ситуация на Дальнем Востоке принципиально изменилась — бывшие союзники по антигитлеровской коалиции становились непримиримыми противниками. По мере все большего осложнения советско-американских отношений и перехода к политике


Что говорит право

Из книги Политическая история брюк автора Бар Кристин

Что говорит право Право, объясняет Лоран Жималак, адвокат и специалист в области права применительно к моде, — это в некотором смысле арбитр между свободой быть собой и обязанностью быть кем-то еще в профессиональной сфере{753}. Между тем вопреки тому, что можно было бы