3. Инокиня Марфа, мать Дмитрия и Марина Мнишек из XVII века, жена Лжедмитрия, описаны Геродотом под одним именем Федимы, жены Лжесмердиса

3. Инокиня Марфа, мать Дмитрия и Марина Мнишек из XVII века, жена Лжедмитрия, описаны Геродотом под одним именем Федимы, жены Лжесмердиса

3.1. Рассказ Геродота: Федима — жена Лжесмердиса

Очень интересны следующие два сюжета: об инокине Марфе, матери Дмитрия, и известной Марине Мнишек, жене «Лже»-Дмитрия, которые мы обнаружили у Геродота. Подчеркнем, что сейчас речь пойдет о событиях начала XVII века. Следовательно, известный нам сегодня текст «античнейшего» Геродота был завершен или отредактирован НЕ РАНЕЕ 1610 года. То есть довольно поздно, поскольку вобрал в себя крупные события русской истории конца XVI — начала XVII века.

После смерти Камбиса в Персии начинается смута. Одни считают Лжесмердиса подлинным Смердисом, то есть Дмитрием, другие сомневаются. Много неразберихи внес персидский придворный Прексасп, который после смерти царя Камбиса решил не рисковать и вроде бы признал Лжесмердиса за настоящего Смердиса. Процитируем Геродота.

«Итак, они (персы — Авт.) поверили, что Смердис, сын Кира, действительно вступил на престол. Ведь Прексасп решительно отрицал теперь, что умертвил Смердиса: после смерти Камбиса ему было опасно сознаться, что он своей рукой убил Кирова сына. А маг (Лжесмердис — Авт.) после кончины Камбиса, обманом присвоив себе имя Смердиса… спокойно процарствовал семь месяцев, недостававших Камбису до полных восьми лет царствования. За это время маг успел даровать всем своим подвластным великие милости, так что после смерти мага все азиатские народы, КРОМЕ САМИХ ПЕРСОВ, горько оплакивали его. Ведь он разослал вестников ко всем подвластным народам, ОБЪЯВЛЯЯ ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ПОДАТЕЙ И ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ на три года.

Объявил же маг об этих милостях тотчас по вступлении на престол. А на восьмой месяц ОБМАН ОТКРЫЛСЯ ВОТ КАКИМ ОБРАЗОМ. Отан, сын Фарнаспа, по роду и богатству был одним из самых выдающихся людей в Персии. Этот Отан первым ЗАПОДОЗРИЛ МАГА (Лжесмердиса — Авт.), что тот вовсе не Киров сын Смердис. Об этом Отан заключил из того, что маг никогда не выходил из царского дворца и не призывал пред свои очи никого из знатных персов. А заподозрив мага, Отан поступил вот как. Дочь его, по имени Федима, была супругой Камбиса, и теперь, как и все остальные жены Камбиса, стала супругой Смердиса. Так вот, Отан послал к этой своей дочери спросить, кто теперь ее супруг, с которым она делит ложе, Киров ли сын Смердис или кто другой. Дочь велела передать в ответ, что не знает: она ведь никогда раньше не видела Кирова сына Смердиса и ей неизвестно, кто ее теперешний супруг.

Тогда Отан вторично послал к ней со словами: „… спроси Атоссу, кто ее и твой муж. Ведь она-то уж непременно должна знать своего собственного брата“. На это дочь велела передать вот что: „Я не могу спросить Атоссу и вообще не вижу ни одной из других царских жен. Ведь этот человек… отделил нас одну от другой“.

Когда Отан услыхал этот ответ, его подозрения стали все более усиливаться. Он послал тогда дочери третье поручение, гласившее вот что: „Дочь моя! Ты — благородного происхождения и должна решиться поэтому на опасное дело… Ведь если это не Смердис, сын Кира, а тот, кем я его считаю, то он дорого заплатит за то, что делит с тобой ложе и властвует над персами. Он не должен остаться безнаказанным. Поэтому сделай так. Когда он взойдет к тебе на ложе и ты заметишь, что он уже уснул, то ОЩУПАЙ ЕГО УШИ. Если у него окажутся уши, считай, что делишь ложе со Смердисом, сыном Кира; если же нет, то — с магом Смердисом“…

Она обещала отцу выполнить это поручение. А этому магу Смердису царь Камбис, сын Кира, велел отрезать уши за какую-то немалую вину… Федима, дочь Отана, исполнила все, как обещала отцу. Когда наступил ее черед идти к магу… Федима пришла, чтобы разделить с ним ложе. А когда маг погрузился в глубокий сон, она ОЩУПАЛА ЕГО УШИ. Тогда Федима легко убедилась, что у мужа нет ушей, и лишь только наступил день, она послала к отцу сообщить об этом.

Отан же пригласил к себе Аспафина и Гобрия, знатных персов, самых преданных своих друзей, и поведал им все. А те сами уже подозревали, что это так, но теперь, после сообщения Отана, всецело убедились» [16], с. 160–161.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

4.2. Хельха — жена короля гуннов Этцеля и княгиня Ольга — мать царя-хана Святослава Этцель хочет вместо умершей Хельхи взять в жёны Кримхильду

Из книги Начало Ордынской Руси. После Христа.Троянская война. Основание Рима. автора Носовский Глеб Владимирович

4.2. Хельха — жена короля гуннов Этцеля и княгиня Ольга — мать царя-хана Святослава Этцель хочет вместо умершей Хельхи взять в жёны Кримхильду У короля гуннов Этцеля ранее была жена Хельха. Она умирает и король Этцель ищет себе новую жену. Ему указывают на Кримхильду. Он


Глава 25 Марина Мнишек

Из книги История России в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Первый отдел автора Костомаров Николай Иванович

Глава 25 Марина Мнишек Женщина, в начале XVII века игравшая такую видную, но позорную роль в нашей истории, была жалким орудием той римско-католической пропаганды, которая, находясь в руках иезуитов, не останавливалась ни перед какими средствами для проведения заветной идеи


4.2. Хельха — жена короля гуннов Этцеля и княгиня Ольга — мать царя-хана Святослава Этцель хочет вместо умершей Хельхи взять в жены Кримхильду

Из книги Основание Рима. Начало Ордынской Руси. После Христа. Троянская война автора Носовский Глеб Владимирович

4.2. Хельха — жена короля гуннов Этцеля и княгиня Ольга — мать царя-хана Святослава Этцель хочет вместо умершей Хельхи взять в жены Кримхильду У короля гуннов Этцеля ранее была жена Хельха. Она умирает, и король Этцель ищет себе новую жену. Ему указывают на Кримхильду. Он


III. Роман Дмитрия. Марина Мнишек

Из книги Смутное время автора Валишевский Казимир

III. Роман Дмитрия. Марина Мнишек Уже окружив взятого под свое покровительство юношу такой внешней обстановкой, чтобы она соответствовала сану, на который он изъявлял притязания, в блестящем экипаже и в сопровождении многочисленной свиты, вероятно, в конце 1603 года (более


Юрий и Марина Мнишек

Из книги Полный курс русской истории: в одной книге [в современном изложении] автора Соловьев Сергей Михайлович

Юрий и Марина Мнишек Но Соловьев больше верил, что «царевич» не был родом из литовских областей, хотя, вполне вероятно, что часть жизни, позднюю, провел в Польше. По русским летописям же Григорий Отрепьев и самозванец были одним лицом. Якобы Отрепьев увидел при дворе


МАРИНА МНИШЕК (около 1588 – не ранее 1614) Царица московская, жена Лжедмитрия I.

Из книги 100 великих аристократов автора Лубченков Юрий Николаевич

МАРИНА МНИШЕК (около 1588 – не ранее 1614) Царица московская, жена Лжедмитрия I. Мнишки (Мнишеки) – старинный род, берущий начало в чешских землях, в Великих Кончицах, и с XV века осевший в Моравии. Польская ветвь рода появляется в 20-е годы XVI века, когда Николай Мнишек из-за


3.1. Рассказ Геродота: Федима — жена Лжесмердиса

Из книги Завоевание Америки Ермаком-Кортесом и мятеж Реформации глазами «древних» греков автора Носовский Глеб Владимирович

3.1. Рассказ Геродота: Федима — жена Лжесмердиса Очень интересны следующие два сюжета: об инокине Марфе, матери Дмитрия, и известной Марине Мнишек, жене «Лже»-Дмитрия, которые мы обнаружили у Геродота. Подчеркнем, что сейчас речь пойдет о событиях начала XVII века.


3.2. Русская история начала XVII века: Марфа, Марина Мнишек и два «Лже»-Дмитрия

Из книги Завоевание Америки Ермаком-Кортесом и мятеж Реформации глазами «древних» греков автора Носовский Глеб Владимирович

3.2. Русская история начала XVII века: Марфа, Марина Мнишек и два «Лже»-Дмитрия Придя к власти, «Лже»-Дмитрий, — повторим, что, согласно нашей реконструкции, это был подлинный Дмитрий Иванович, — начал серьезные преобразования в государстве. Однако, согласно романовской


5.3. Гибель Лжесмердиса и «Лже»-Дмитрия

Из книги Завоевание Америки Ермаком-Кортесом и мятеж Реформации глазами «древних» греков автора Носовский Глеб Владимирович

5.3. Гибель Лжесмердиса и «Лже»-Дмитрия • ПАРА: САМОЗВАНЕЦ И ЕГО БЛИЖАЙШИЙ СОРАТНИК НА ВЕРШИНЕ ВЛАСТИ.В «древне»-греческой и русской версиях выделен один и тот же мотив: на вершине власти оказывается самозванный царь и его ближайший друг и соратник. Таким образом, страной


Глава 5 Марина Мнишек «УЖАС ЧТО ЗА ПОЛЬКА!»

Из книги Герои и подлецы Смутного времени автора Манягин Вячеслав Геннадьевич

Глава 5 Марина Мнишек «УЖАС ЧТО ЗА ПОЛЬКА!» Семейство Мнишеков было притчей во языцех у поляков. Отец Ежи Мнишека [67] приехал в Польшу из Чехии. Два его сына, Николай и Ежи-Юрий, служили при дворе короля Сигизмунда-Августа. Юрий был человек образованный (учился в


133. МАРФА, великая инокиня, в мире Ксения Ивановна

Из книги Алфавитно-справочный перечень государей русских и замечательнейших особ их крови автора Хмыров Михаил Дмитриевич

133. МАРФА, великая инокиня, в мире Ксения Ивановна жена боярина Федора Никитича Романова-Юрьева (в иночестве Филарет), патриарха всероссийского, дочь дворянина Ивана Шестова от брака с Марией, известной только по имени.О годе и месте ее рождения сведений нет; вышла за


Марина Мнишек

Из книги История России. Смутное время автора Морозова Людмила Евгеньевна

Марина Мнишек Марина родилась приблизительно в 1588 г. в семье знатного польского вельможи Юрия Мнишека. Ее мать из рода Тарло умерла, когда девочка была в детском возрасте. Отец женился вновь и вскоре стал испытывать материальные затруднения. Поэтому сестра Марины Урсула


IV. Марина Мнишек

Из книги Русские исторические женщины автора Мордовцев Даниил Лукич

IV. Марина Мнишек Подобно Софье Палеолог, Софье Витовтовне, Елене Глинской и некоторым другим историческим женщинам, вошедшим в наши очерки, Марина Мнишек, по своему происхождению, не принадлежит Русской земле в тесном значении этого слова. Однако, по своей жизни и


Глава 25 МАРИНА МНИШЕК

Из книги Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Первый отдел автора Костомаров Николай Иванович

Глава 25 МАРИНА МНИШЕК Женщина, в начале XVII века игравшая такую видную, но позорную роль в нашей истории, была жалким орудием той римско-католической пропаганды, которая, находясь в руках иезуитов, не останавливалась ни перед какими средствами для проведения заветной идеи