Глава 8 Патриархи и школы в Палестине до заключения Мишны (138–280 гг.)

Глава 8 Патриархи и школы в Палестине до заключения Мишны (138–280 гг.)

50. Рабби Меир

Восстание Бар-Кохбы и последовавшие затем гонения Адриана довели Иудею до полного разорения. Уцелевшее от меча и плена население крайне обеднело, многие бежали от религиозных преследований в другие страны, особенно в Вавилонию. Среди эмигрантов были и законоучители, не желавшие подвергнуться участи рабби Акивы и его товарищей-мучеников. Юг Палестины (то есть собственно Иудея), бывший главным театром войны, представлял печальную картину запустения. Значительная часть еврейского населения южной Иудеи передвинулась на север, в менее опустошенную Галилею. Здесь совершилось восстановление еврейского общественного строя, после того как гонения прекратились. Преемник Адриана, император Антонин Пий (138–161 гг.) отменил бесчеловечные указы своего предшественника против исповедующих иудейскую религию; только запрещение доступа в Иерусалим оставалось в силе. Ученые и патриоты, бежавшие от преследований Адриана в чужие страны, стали возвращаться на родину. В их числе были некоторые ученики Акивы, из которых достойным его преемником считался знаменитый рабби Меир. Когда смуты прекратились, законоучители собрались в галилейском городе Уша на совещание. Здесь было решено возобновить деятельность Синедриона и вновь открыть упраздненные школы. Начальником Синедриона и патриархом палестинских евреев был избран Симон III, сын бывшего патриарха Гамлиеля II (140 г.). Главным же законоучителем, вместо Акивы, сделался его ученик Меир.

Имя «Меир» означает «светящий», — и современники говорили, что рабби Меир был светочем ума для своего народа. Еще при жизни своего учителя Акивы он удивлял всех своими обширными знаниями и остроумием. Он любил рассуждать и горячо спорить о самых трудных вопросах еврейского законоведения. «Кто видел Меира в школе во время ученых прений, тому казалось, что он переворачивает горы», — говорит предание. Увлечение учителя сообщалось и ученикам, и школа Меира была переполнена слушателями. Чтобы не утомлять слушателей трудными учеными рассуждениями, Меир часто вставлял в свои чтения занимательные рассказы, нравоучения и басни. Он сам сочинил много басен, в которых главную роль играла хитроумная лисица. За свои труды в качестве законоучителя Меир не получал никакого вознаграждения, а добывал себе средства к пропитанию простым трудом: он обладал очень красивым почерком и занимался перепиской книг.

Женой Меира была образованная и умная Берурия, дочь вышеупомянутого мученика Ханины бен-Терадиона. Народное предание много рассказывает о благородстве и твердости духа этой женщины. Однажды — говорит предание — в субботний день, Меир сидел в своей школе и читал лекцию, оставив дома жену и двух больных сыновей. Пока он возвратился из школы, мальчики умерли (дело было во время чумы). Не желая расстроить субботний покой мужа, Берурия накрыла покойников простыней, а сама вышла к Меиру спокойная и бодрая, затаив свое горе в глубине сердца. Весь день она скрывала от мужа страшную истину и под разными предлогами не допускала его в комнату, где лежали дети. Когда наступил вечер, и Меир совершил молитву на исход субботы (гавдала), жена подошла к нему и сказала: «Учитель, я имею предложить тебе вопрос. Намедни кто-то отдал мне вещь на хранение, а теперь он явился и требует ее назад; обязана ли я отдать ее ему?» — «Разумеется, обязана», — ответил Меир. Тогда Берурия повела мужа в комнату, где лежали мертвые дети, и сняла с них покрывало. Меир громко заплакал. Но жена ему сказала: «Учитель, не ты ли говорил мне сейчас, что кто взял вещь на хранение, тот обязан возвратить ее по требованию владельца? Бог дал нам детей. Бог теперь взял их; да будет же имя Его благословенно!».

С именем Меира в народных преданиях связано воспоминание о великом и несчастном вольнодумце того времени, Элише бен-Авуе. Элиша был сначала товарищем Акивы и принадлежал к кругу лучших законоучителей, но впоследствии он стал изучать греческую философию и колебался в своей вере. В народе он прослыл отступником и получил имя «Ахер» (иной, переменившийся). Говорили, будто он отвлекал еврейских детей от веры отцов и дружил с врагами народа, римлянами. Товарищи и ученики покинули его; только Меир, некогда бывший его учеником, не покидал его. Когда Меира спрашивали, зачем он дружит с неверующим, он отвечал: «Я нашел гранатовое яблоко, плод я съел, а шелуху бросил» (т. е. принимаю у него только истинное знание, отбрасывая ложные мнения). Не раз Меир старался обратить Элишу на путь веры, но напрасно.

Однажды Элиша ехал верхом в день субботний, а Меир шел за ним пешком и слушал его речи. Вдруг Элиша остановился и сказал: «Меир, вернись домой, ибо ты уже прошел больше того расстояния, которое дозволяется проходить в субботу».

«Вернись же и ты (на путь истины), учитель!» — воскликнул Меир в ответ. «Нет, — отвечал Элиша, — мне уже нет возврата, ибо давно уже слышал я голос Бога: покайтесь, все заблудшие, кроме Ахера, который познал Мою силу и все-таки отверг Меня!».

Одновременно с Меиром действовал другой законоучитель из школы Акивы, Симон бен-Иохаи. Во время Адриановских смут Симон за какое-то резкое выражение против римского правительства был осужден на смертную казнь, но он успел вовремя бежать. Несколько лет скрывался он в пещере, скудно питаясь овощами и водой. Когда гонения в Иудее прекратились, Симон вышел из своего убежища и поселился в Тивериаде. До глубокой старости был он одним из главных духовных руководителей палестинских евреев. Он не любил остроумных словопрений, которые были в ходу в школе Меира, а старался объяснять просто смысл и значение каждого библейского закона. Позднейшие предания утверждают, будто Симон бен-Иохаи во время пребывания в пещере составил тайную священную книгу («Зогар») и сделался чудотворцем. Доныне гробница Симона близ Цефата в Галилее привлекает ежегодно массу богомольцев.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Патриархи

Из книги Мифы древности - Ближний Восток автора Немировский Александр Иосифович

Патриархи Пусть фикция они и их родство. Поэзия фантазией могучей В их образах справляет торжество Над памятью истории сыпучей. Они бессмертны, эти старики, Бредущие пустынею восточной. Не занесут бездушные пески Их вечный и божественный источник. В двадцати трех


Глава X  По Сирии и Палестине

Из книги Крестовые походы. Том 1 автора Грановский Александр Владимирович

Глава X  По Сирии и Палестине Под давлением народа бароны должны были выступить из города. Граф де Сен-Жиль первым вышел из Антиохии в конце ноября, прошел через город Ругья и подошел 27 ноября к крупному в то время, хорошо укрепленному большому городу Маарра


52. Заключение Мишны

Из книги Краткая история евреев автора Дубнов Семен Маркович

52. Заключение Мишны Самая важная заслуга Иегуды Ганаси состояла в том, что он, при помощи окружающих его ученых, собрал и окончательно привел в порядок все устные законы, выработанные еврейскими вероучителями в виде дополнений к писаным библейским законам; Иегуда


Глава 9 Евреи в Палестине до прекращения власти патриархов (200–425 гг.)

Из книги Краткая история евреев автора Дубнов Семен Маркович

Глава 9 Евреи в Палестине до прекращения власти патриархов (200–425 гг.) 53. Патриархи и первые амораи После Иегуды Ганаси не было уже в Палестине подобных ему патриархов, которые соединяли в себе сильную власть с большой ученостью. Сын и преемник Иегуды, Гамлиель III (с 210 г.),


Глава 7 Евреи в Турции и Палестине до упадке саббатианства (1492–1750 гг.)

Из книги Краткая история евреев автора Дубнов Семен Маркович

Глава 7 Евреи в Турции и Палестине до упадке саббатианства (1492–1750 гг.) 36. Гражданская жизнь. Иосиф Наси Турецкая империя, занявшая место бывшей Византии, возникла за 40 лет до изгнания евреев из Испании. Еврейские летописцы говорят, что Провидение как будто заранее


Глава 2 Патриархи отечественного ресторанного бизнеса

Из книги Легенды московского застолья. Заметки о вкусной, не очень вкусной, здоровой и не совсем здоровой, но все равно удивительно интересной жизни [Maxima-Li автора Ямской Николай Петрович

Глава 2 Патриархи отечественного ресторанного бизнеса Первые удачные опыты Яра по утверждению европейского стандарта в русской ресторанной жизни и очевидный успех Тестова, «вписавшего» в нее лучшие образцы русской кулинарной классики, во многом предвосхитили


Глава 5 Орден госпитальеров и другие духовно-рыцарские ордены в Палестине

Из книги Орден госпитальеров автора Захаров Владимир Александрович

Глава 5 Орден госпитальеров и другие духовно-рыцарские ордены в Палестине Среди различных духовно-рыцарских орденов, возникших в Палестине после его завоевания крестоносцами, особо выделяются два: госпитальеров и храмовников (тамплиеров). История их взаимоотношений


Глава 15 Гиксосы и еврейские патриархи

Из книги Палестина до древних евреев автора Анати Эммануэль

Глава 15 Гиксосы и еврейские патриархи Археология, история и БиблияЗначение источников, относящихся к первой половине 2-го тысячелетия до н. э., резко возрастает. Теперь, описывая политические события и военные кампании, можно оперировать именами и датами. Материалы


Переведенная сподвижником Новикова, С.Гамалеей, книга рабби Авраама Елеазара, одного из авторов Мишны. И «мушиные ножки» – тут как тут.

Из книги Пятый ангел вострубил автора Воробьевский Юрий Юрьевич

Переведенная сподвижником Новикова, С.Гамалеей, книга рабби Авраама Елеазара, одного из авторов Мишны. И «мушиные ножки» – тут как тут. «Еврей – учитель скептицизма, – говорит Дармештетер, сам еврей, профессор французской школы высших наук, – все возмущенные духом


Глава 14 Почему было спокойно в Палестине

Из книги Слово о полку автора Жаботинский Владимир

Глава 14 Почему было спокойно в Палестине Важнейшим периодом нашей службы, конечно, был третий – во время перемирия. Так оно и должно было быть, по самому смыслу этого плана о легионе. Когда мы его задумывали в 1915 году, нам, конечно, рисовались не полтора и не три батальона, а


Глава 1. Кто жил в Палестине до прихода евреев?

Из книги Мы – арии. Истоки Руси (сборник) автора Абрашкин Анатолий Александрович

Глава 1. Кто жил в Палестине до прихода евреев? Пусть другие о столетьях канувших Повествуют с мерной простотой Или песней, трогающей за душу, Намекнут о жизни прожитой. Я бы тоже пел о них, когда б Не был с детства — весь, от глаз до рук — Странной вести неподкупный