Политика, экстремизм и терроризм

We use cookies. Read the Privacy and Cookie Policy

Политика, экстремизм и терроризм

Историки пишут, что вся вторая половина XIX в. была историей русского терроризма – народники подрывали царей, губернаторов, полицейские чины. Утверждают также, что некоторые из этих методов практиковали большевики, в том числе Сталин и его сподвижники (Камо) по революционной борьбе в Закавказье (с целью пополнить партийную казну).

Активная террористическая деятельность с конца и в ходе Второй мировой войны развернулась в Палестине, практикуемая первоначально иллегальными вооруженными отрядами евреев, которые боролись с британскими силами порядка; они стремились изгнать арабов, рассматривая весь палестинский ареал для евреев, которые широким потоком устремились в Палестину, гонимые нацистскими порядками в Европе. Тогда окончательно укрепляется в сознании еврейских лидеров идея воссоздания некогда существовавшего здесь еврейского государства. Идея поддерживается Сталиным и Рузвельтом, при энергичном сопротивлении Черчилля. Провозглашение двух государств – Израиля (для евреев) и Палестины (для арабов) в ООН в 1947 г. не завершило конфликт – началась первая еврейско-арабская война, затем еще три войны – обе стороны практиковали, несомненно, террористические методы, которые постепенно расширяли свою географию и поражающие свойства акций.

В конце 50-х – начале 60-х гг. террористическая деятельность развернулась во Франции. Она была связана с началом национально-освободительной войны в Алжире, в котором проживало более 1 млн французов, в основном колонистов-латинфундистов и их семей, а также колониальное чиновничество и семьи военных. Они вместе с армейским генералитетом были полны решимости сохранить Алжир за Францией, как ее составную часть. Отметим, значительная часть, – возможно, более половины населения – коренных алжирцев-арабов также была за сохранение Алжира в составе Франции. Но, так или иначе, президент Франции генерал Шарль де Голль подписал с лидером восставшего Алжира, Бен Беллой, знаменитые Эвианские соглашения (1992), которые предоставляли Алжиру статус независимого суверенного государства. Противники соглашений – военные и некоторые представители спецслужб – развернули широкую террористическую деятельность во Франции – они взрывали бомбы у административных зданий, убивали сторонников правительства, осуществили несколько попыток убить де Голля, пытаясь принудить президента отменить Эвианские соглашения. Эта их террористическая деятельность закончилась арестом и судом над видными генералами, вдохновителями террора (в самом конце 1965 г.).

Еще ранее началось обострение «ирландской проблемы», на базе противоречий между католиками и протестантами в британской части Ирландии – Ольстере. Вскоре начались открытые вооруженные выступления военизированных отрядов, входящих в структуры политической партии Шин Фейн (политическое крыло Ирландской республиканской армии (ИРА), образованной в конце Первой мировой войны. И лишь после ухода из правительства Маргарет Тэтчер правительству Мэйджора в начале 90-х удалось успешно завершить полувековой терроризм, который непрерывно сопровождался террористическими акциями, унесшими жизни множества сотен мирных людей Ольстера – Ирландии.

В мае 1967 г. «студенческая революция» охватила Францию, она быстро «перебросилась» в другие западноевропейские страны. В этот период в них появилось множество террористических групп, объявивших «войну не на жизнь, а на смерть империализму». В Германии, например, левацкая группа «Баадер – Майнхофф» похитила крупнейшего банкира и умертвила его; в Италии левацкая террористическая организация «Красные бригады» расстреляла охрану и похитила бывшего премьера этой страны и лидера одной из фракций, крупнейшей Христианско-демократической, склонявшегося к созданию центристской коалиции. После многих дней психологических издевательств политик был убит. К концу 70-х гг. все эти группы и движения были ликвидированы.

Террористическая деятельность была традиционно развита в странах Южного полушария, в которых столетиями правили единовластно диктаторы, жестоко расправляющиеся со всякого рода инакомыслием. Здесь, как правило, действовала форма государственного терроризма. Ответная реакция «низов», часто возглавляемых интеллектуалами, – переход к вооруженной партизанской войне. Одна из таких войн, на Кубе, была выиграна братьями Фиделем и Раулем Кастро – у генерала Батисты, марионетки США. Другая, начатая соратником Фиделя Кастро Че Геварой в Боливии, закончилась поражением партизан и мертвящей диктатурой победителей на долгие десятилетия.

В определенном смысле важным этапом, если не начальным, в формировании международной террористической деятельности на исламском факторе, как мне представляется, является жестокое убийство палестинскими арабами израильских спортсменов на Мюнхенской олимпиаде 1973 г. Конечно, никакими ссылками на «несправедливость» израильского государства это убийство спортсменов нельзя было оправдать – самой основой и смыслом Олимпийского движения еще со времен Древней Греции была универсальная идея гуманизма, что было возрождено знаменитым Кубертеном, благодаря которому эта прекрасная традиция вернулась в 20-е гг. XX столетия в современную цивилизацию. В те времена далекие античные правители греческих государств торжественно провозглашали, что они останавливают даже ведущиеся войны (на период Олимпиады).

Но, так или иначе, мюнхенская трагедия стала событием, когда внутренний конфликт региона, который не разрешился на базе разумного компромисса, перешел в сферу международных отношений и стал быстро развиваться, уже в форме определенного исламского противостояния Израилю и его союзникам. Этот фактор в особенности укрепился после оккупации СССР Афганистана и в ходе многолетней войны освободительных сил против войск вторжения. Эта советская оккупация привела к сплочению различного рода полулегальных и иных террористических групп в единую громадную сеть, первоначально поддерживаемую спецслужбами США, Англии и других западных стран. Оккупация Афганистана совпала по времени с приходом к власти в Иране шиитских мулл во главе с имамом Хомейни (прибыл из Франции, где находился в изгнании по решению Шаха); он провозглашает (1979) создание Исламской Республики Иран. Это усиливает исламские лозунги афганского сопротивления, находящийся у власти в Кабуле просоветский режим объявляется носителем ереси, «шайтанскими прихвостнями русских безбожников». Все методы борьбы с последними провозглашаются угодными Аллаху. Произошла институционализация международного терроризма.

«Уход» СССР из Афганистана и приход к власти талибов необычайно усилили позиции исламского движения по всему мусульманскому миру. Резко повышается экспансия носителей – представителей движения в другие государства. Их лидеры объявили, что они будут оказывать «помощь своим братьям по вере повсюду, где их притесняют «новые крестоносцы». В такой глобальной обстановке противостояния международных радикальных исламских сил с Западом Россия, несомненно, должна была занять очень осторожные позиции, тем более – с учетом ее предельного ослабления, наличия в разных регионах сепаратистских движений. Но когда Ельцин расправился с ненавистным ему парламентом, который сдерживал региональный сепаратизм и с большими трудностями, но тем не менее, регулировал внутренние и международные отношения, оказывал на них существенное влияние, – обстановка резко изменилась. Ельцин самым глупейшим образом развязал крупномасштабную войну в Чеченской Республике (причем с неясными целями, хотя одна просматривалась – выиграть президентскую кампанию). В сетевых структурах международных исламских радикальных организаций пришли к выводу: новая Россия изменила традиционную политику СССР, который всегда лояльно относился к исламу, и подчинила свою политику ненавистному Вашингтону. Соответственно, она также была отнесена к числу «врагов ислама». На Северный Кавказ потянулись эмиссары и боевики со всего исламского мира. Кстати, нынешний руководитель «Аль-Каиды», занявший этот пост после убийства американским десантом в Пакистане Усамы Бен Ладена, был перехвачен в 1996 г. в Дагестане, когда он пробирался в зону боевых действий в Чечне. Отсидев 6 месяцев в махачкалинской тюрьме, он был выпущен на свободу. Падение СССР сыграло свою роль в укреплении террористической деятельности международных исламских групп – если ранее они не могли даже помышлять о таком развитии событий, то увидев, с какой легкостью произошло падение огромного, и казалось, всесильного государства, – они стали задаваться вопросом: а почему такое не может случиться с США? И вот – атака на США 11 сентября 2001 г. Весь мир видел, как будто события происходили в каком-то фантастическом голливудском блокбастере – колоссальные здания Международного торгового центра медленно рушатся после того, как в него врезаются большие гражданские самолеты, ведомые летчиками террористов. Событие 11 сентября 2001 г. следует считать концом однополярного мира, который длился всего 10 лет с 8 декабря 1991 г., когда Ельцин с Кравчуком и Шушкевичем окончательно взорвали СССР, прекратив юридически его существование. Если ни одна страна в настоящем не может быть все еще сравнимой с США силой, то оказалось, что «невидимая террористическая империя», состоящая из множества неформальных сетевых иллегальных структур, может быть такой могущественной силой. Где нанесет свой следующий удар эта невидимая империя?

Только отъявленные ненавистники СССР и очень наивные группы людей могли радоваться «исчезновению» СССР и закатывать по этому случаю банкеты. Отмечу: по моим наблюдениям, большинство американских и других западных политиков, включая тех, кто работал в спецслужбах, – это наивные, догматически мыслящие («однолинейные») люди. Почему-то им не пришли в голову хотя бы два следующих соображения. Первое: две мировые системы находились в режиме конкуренции и мощно подпитывали друг друга уже этим конкурентным фактором – в политике, экономике, социальной жизни и т.д., и это был, несомненно, позитивный процесс. Он исчез – сразу же кризис за кризисом в мировой экономике (1992–1993, 2001–2002, 2008–2010 гг., в 1997 г. – «промежуточный» Азиатский кризис). Второе: каждая из двух систем до 6 декабря 1991 г. в целом контролировала «клиентуру» в развивающихся странах, в том числе иллегальные сети экстремистов, борющихся со своими правительствами. Американцам, как это следует, показалось, что былые «сети» находящиеся под контролем СССР, после падения последнего, перейдут под американский контроль. Этого не могло произойти и не произошло – и былые советские, и американские сети круто развернулись в условиях повышенной температуры исламского фактора и заняли прочные антизападные позиции.

Но как представлялось, к концу 2010 г. пик подъема экстремизма был пройден, активность подпольных групп пошла на убыль. И вдруг грянули арабские революции в Тунисе, затем в Египте – их правители были вынуждены отказаться от власти; начались крупные волнения в Йемене, Бахрейне и Сирии. А затем в Ливии. На мой взгляд, совершенно ошибочной была линия Запада и примкнувшего к нему российского руководства, санкционировавшего вмешательство международного сообщества в ливийские дела с целью принудить Муамара Кадаффи, лидера Ливийской Джамахирии, оставить власть. США направили к берегам Ливии авианосец, объявили о признании повстанцев, взявших город Бенгази, и начали бомбардировку столицы страны, Триполи. Но особую активность почему-то проявил французский президент Саркози, за ним последовал Берлускони (года три назад целовавший руку Муамару Кадаффи). США благоразумно отступили (затеяв всю свару), оставив пальму первенства за европейцами (в основном французам и итальянцам). Но очевидно, что главная роль США в этой геополитической сваре – Иран. США и Израиль смертельно боятся возвращения роли этого государства в регионе, к тому же претендующего на приобретение ядерного оружия.

Российские лидеры объявили, что они не голосовали в Совете Безопасности за «вооруженное вмешательство», а «просто за вмешательство» – но дело было сделано – в Ливии началась гражданская война, и на одной стороне участвуют вооруженные силы НАТО. Чем это все закончится – трудно сказать. Но одно ясно – это регион вовлечен в колоссальный вооруженный конфликт, который может привести к крупнейшему кровопролитию, распаду целой группы государств, формированию в Израиле крайне реакционного правительства, мечтающего о «Великом Израиле от Нила до Евфрата». Трудно рассчитывать на то, что Европа и США не могут быть втянуты в этот вооруженный конфликт, если он разразится.

В настоящее время (Европа, США, Россия) пытаются уверить мировое сообщество в «чистоте» своих намерений, однако это не так – именно они раздули этот пожар грядущей войны, приняв совершенно провокационную резолюцию Совета Безопасности ООН о вмешательстве в ливийские дела. Дай бог, если дело не дойдет до «большой войны», но в это верится с трудом.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.