ПОЧЕМУ ОН УЕХАЛ ИЗ БРЕСТА?

ПОЧЕМУ ОН УЕХАЛ ИЗ БРЕСТА?

От Троцкого требовали одного — прекращения войны и немедленного заключения мира. Солдаты покидали фронт и грозили советскому правительству: если вы не заключите мир, мы повернем оружие против вас.

До Октябрьской революции Ленин сам призывал армию именно к этому:

— Товарищи солдаты, кончайте воевать, идите по домам. Установите перемирие с немцами и объявите войну богачам!

Вот где корни будущего Брестского мира.

Сразу после революции Троцкий по радиотелеграфу предложил всем воюющим государствам заключить мир. 22 ноября он подписал соглашение о приостановке военных действий на русском фронте от Балтийского до Черного моря. Страны Антанты отказались вести переговоры. Государства Четверного союза — Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария — согласились. Они терпели поражение и хотели заключить сепаратный мир на Востоке, чтобы продолжить войну на Западе.

На большую часть короткой дипломатической карьеры Троцкого пришлось самое трудное в этой профессии — переговоры с военными противниками о заключении мира. Умение вести переговоры считается высшим дипломатическим искусством. В другое время — кто знает? — из Троцкого мог бы получиться неплохой дипломат.

Созданная при Сталине версия о том, что Троцкий сорвал переговоры в Брест-Литовске и позволил немцам оккупировать пол-России, не соответствует истине. Принято считать, что Ленин и Сталин заботились об интересах родины, а Троцкий думал только о мировой революции и во имя ее готов был пожертвовать самой Россией. На самом деле в Бресте Троцкий действовал не вопреки решениям партии, а подчиняясь им. Затягивать переговоры, не подписывать мир, сколько возможно, — это была линия Ленина. Борьба вокруг заключения мира с немцами шла не между Лениным и Троцким, а между Троцким и значительной частью партии, которая требовала воевать во что бы то ни стало…

Позже Троцкий говорил на съезде партии, что уже в ноябре 1917 года с немцами можно было договориться — и на очень выгодных условиях. Но «все, в том числе товарищ Ленин, говорили: «Идите и требуйте от немцев ясности в формулировках, уличайте их, при первой возможности оборвите переговоры и возвращайтесь назад».

9 декабря в Брест-Литовске начались переговоры российской делегации с представителями Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии. Российскую делегацию возглавил член ЦК Адольф Иоффе. Он в девятнадцать лет присоединился к социал-демократам, в Вене вместе с Троцким издавал газету «Правда», потом вернулся в Россию и в 1912 году был арестован и приговорен к пожизненной ссылке, которую отбывал в Сибири. Его освободила Февральская революция.

В дни революции Иоффе был председателем Петроградского военно-революционного комитета, который передал власть Совету народных комиссаров. Вести переговоры ему поручили, потому что он хорошо говорил по-немецки.

В Брест-Литовске немецкие и австрийские дипломаты расспрашивали Адольфа Иоффе о том, что же происходит в России. Он с воодушевлением рассказывал о целях социалистической революции. Опытные дипломаты воспринимали его слова скептически. Его партнер на переговорах австрийский дипломат граф Оттокар Чернин записал в дневнике: «Удивительные люди эти большевики. Они говорят о свободе и общем примирении, о мире и согласии, а при этом они, по-видимому, сами жесточайшие тираны, каких видел мир, — буржуазию они попросту вырезывают, а единственными их аргументами являются пулеметы и виселица».

Представители Четверного союза в принципе согласились с формулой мира без аннексий и контрибуций на основе самоопределения народов. Немецкое правительство заявило, что готово отозвать оккупационные войска и предоставить народам Польши, Литвы и Курляндии право самим определить свою судьбу. Но большая часть ЦК партии большевиков вообще исключала возможность подписания какого-либо документа с империалистической державой. Владимир Ильич сказал Троцкому, что остается одно — затягивать переговоры в надежде на скорые революционные перемены в Германии. И попросил это сделать самого Троцкого.

После бурлящего Петрограда Троцкому показалось в Брест-Литовске просто скучно. Деятельный нарком не хотел терять времени даром. Он усадил стенографисток и надиктовал им очерк об Октябрьской революции. На переговорах он выступал очень умело и убедительно. Но в Бресте Троцкий, по словам историков, желал слишком многого: закончить войну, поднять немецкий рабочий класс на восстание и сохранить престиж России. Выполнить эти задачи одновременно оказалось невозможным. Как ни старался Троцкий затянуть переговоры, наступил момент принятия конкретного решения.

Троцкий с Лениным не очень хотели подписывать официальный мир с немцами еще и по другой причине: и без того поговаривали о том, что они продались немцам. Большевистские лидеры оказались в безвыходном положении. Изобретательный Лев Давидович придумал формулу, которую предложил Ленину:

— Войну прекращаем, армию демобилизуем, но мира не подписываем. Если немцы не смогут двинуть против нас войска, это будет означать, что мы одержали огромную победу. Если они еще смогут ударить, мы всегда успеем капитулировать.

— Это было бы так хорошо, что лучше не надо, если бы немцы оказались не в силах двинуть свои войска против нас, — озабоченно отвечал Ленин. — А если немцы возобновят войну?

— Тогда мы вынуждены будем подписать мир. Но тогда для всех будет ясно, что у нас нет другого исхода. Этим одним мы нанесем решительный удар по легенде о нашей закулисной связи с немецким правительством.

В руководстве партии большинство требовало войны с немцами. Темпераментный Феликс Эдмундович Дзержинский заявил, что подписание мира — это полная капитуляция. Григорий Евсеевич Зиновьев, будущий председатель исполкома Коминтерна, считал, что мир ослабит революционное движение на Западе и приведет к гибели социалистической республики в России. Урицкий отметил, что у него «рука не поднимется подписать похабный мир». Партия вышла из повиновения, и Ленин остался в меньшинстве. Предложение Троцкого оказалось единственно возможным компромиссом.

На заседании ЦК Сталин сказал: «Ясности и определенности нет по вопросу о мире, так как существуют различные течения. Надо этому положить конец. Выход из тяжелого положения дала нам средняя точка зрения — позиция Троцкого». На заседании ЦК она получила большинство голосов.

9 февраля руководители немецкой и австро-венгерской делегаций подписали мирный договор с представителями Украинской Народной Республики. И сразу же ультимативно потребовали от Троцкого принять их условия мира. Вот тогда Троцкий в соответствии с решением ЦК на заседании в Брест-Литовске заявил:

«В ожидании того, мы надеемся, близкого часа, когда угнетенные трудящиеся классы всех стран возьмут в свои руки власть, подобно трудящемуся народу России, мы выводим нашу армию и наш народ из войны.

Наш солдат-пахарь должен вернуться к своей пашне, чтобы уже нынешней весной мирно обрабатывать землю, которую революция из рук помещиков передала в руки крестьянина. Наш солдат-рабочий должен вернуться в мастерскую, чтобы производить там не орудия разрушения, а орудия созидания и совместно с пахарем строить новое социалистическое хозяйство…

Мы не можем поставить подписи русской революции под условиями, которые несут с собой гнет, горе и несчастье миллионам человеческих существ.

Правительства Германии и Австро-Венгрии хотят владеть землями и народами по праву военного захвата. Пусть они свое дело творят открыто. Мы не можем освящать насилия. Мы выходим из войны, но мы вынуждены отказаться от подписания мирного договора».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 16 Кто и как готовил оборону Бреста?

Из книги Беру свои слова обратно автора Суворов Виктор

Глава 16 Кто и как готовил оборону Бреста? Основным недостатком окружного и армейского планов являлась их нереальность. Генерал-полковник Л.М. Сандалов. Первые дни войны. М., 1989. С. 31 — 1 -Ведут туристов по Брестской крепости: посмотрите направо, посмотрите налево, это —


ГЛАВА XXXII. КАК УЗУНХАСАН УЕХАЛ ОТ МЕХМЕДА ЧЕРЕЗ ЕВФРАТ

Из книги Записки янычара [Написаны Константином Михайловичем из Островицы] автора Михайлович Константин

ГЛАВА XXXII. КАК УЗУНХАСАН УЕХАЛ ОТ МЕХМЕДА ЧЕРЕЗ ЕВФРАТ Узунхасан был татарским властителем, в землю которого вторгся турецкий султан: выехав из города Брусы, он расположился на поле, называемом Петнозалан. Узунхасан же отправил одного татарина, своего слугу, для того,


Запад после Бреста

Из книги Первая Мировая война автора Уткин Анатолий Иванович

Запад после Бреста Второго апреля 1918 г. генерал Першинг передал американские войска малыми частями в состав французских и британских соединений. Обескураживала недостаточная скорость подготовки американских войск и, прежде всего, осознание факта, что Германия тоже


Глава V. От Бреста к Москве

Из книги Броневой щит Сталина. История советского танка, 1937-1943 автора Свирин Михаил Николаевич

Глава V. От Бреста к Москве На Шяуляйском и Рава-Русском направлениях противник, вклинившийся с утра на нашу территорию, во второй половине дня контратаками наших войск был разбит и отброшен за границу Сводка информбюро от 23 июня 1941 г. Плановые полевые занятия в мехчасти,


8.2. Атака Бреста

Из книги Борьба за господство на море. Аугсбургская лига автора Махов Сергей Петрович

8.2. Атака Бреста В самый разгар войны англичане решили атаковать главную военно-морскую базу Людовика XIV — Брест. Десант было решено высадить в июне 1694 года, однако премьер-министр Англии Годолфин (не веривший в успех высадки) и генерал-лейтенант Джон Черчилль (будущий


Глава XVIII Куда уехал цирк

Из книги Гопакиада автора Вершинин Лев Рэмович

Глава XVIII Куда уехал цирк Восставшие из Ада Как всем известно, велик был год и страшен по Рождестве Христовом 1918-й, от начала же революции второй, — и этой славной фразой ограничим описание второго пришествия Центральной Рады (вернее, уже Директории) в Киев. Скажем лишь,


«Приграничный статус» Бреста.

Из книги Тайны Беларуской Истории. автора Деружинский Вадим Владимирович

«Приграничный статус» Бреста. Самый нелепый миф о Бресте связан с его «приграничным статусом». Характерно, что в одном из сюжетов на беларуском телевидении некий офицер-пограничник рассказал всей стране сказку о том, что его предки с царских времен служили


«Освобождение Бреста от Польши».

Из книги Тайны Беларуской Истории. автора Деружинский Вадим Владимирович

«Освобождение Бреста от Польши». В энциклопедии «Беларусь» на странице 126 сказано о Бресте:«С 1921 в составе Польши, центр Полесского воеводства, 14. 09. 39 захвачен нем.-фаш. войсками, 22 освобожден частями Красной Армии».Насчет «освобожден» — это абсолютная ложь, ибо немцы


О первых защитниках Бреста.

Из книги Тайны Беларуской Истории. автора Деружинский Вадим Владимирович

О первых защитниках Бреста. Еще один миф, что Брест впервые защищали от немцев бойцы Красной Армии в июне 1941 года. Однако еще 14—17 сентября 1939 польские защитники Брестской крепости отбивали атаки 19-го механизированного корпуса Гудериана. Но кто сегодня в Беларуси (в том


Запад после Бреста

Из книги Забытая трагедия. Россия в первой мировой войне автора Уткин Анатолий Иванович

Запад после Бреста 2 апреля 1918 г. генерал Першинг передал американские войска малыми частями в состав французских и британских соединений. Обескураживала недостаточная скорость подготовки американских войск и, прежде всего, осознание факта, что Германия тоже понимает,


Эскадра уходит из Бреста

Из книги Секретные операции ХХ века: Из истории спецслужб автора Бирюк Владимир Сергеевич

Эскадра уходит из Бреста Побежденной в Первую мировую войну Германии страны Антанты по соглашению в Версале разрешили содержать небольшие вооруженные силы. В частности, флот должен быть незначительным, исключительно для защиты своих территориальных вод: шесть старых


Глава 5 От Бреста до Пёрл-Харбора

Из книги Хроника воздушной войны: Стратегия и тактика. 1939–1945 автора Алябьев Александр Николаевич

Глава 5 От Бреста до Пёрл-Харбора Июль — декабрьСтратегия и тактикаТем временем бои на Ближнем Востоке между двумя бывшими союзниками не затихали. Главной задачей британских ВВС в Сирии была поддержка своих сухопутных подразделений и атака на оперировавшие в водах


Уехал, но не расстался…

Из книги Русский Стамбул автора Командорова Наталья Ивановна

Уехал, но не расстался… Господин С.Н. уезжал из Константинополя с печальными мыслями. «Я оставляю Турцию в одну из самых критических минут ее существования, видимо и близко стремящегося к близкому ее концу…» — отмечал он. Его удручали действия турецкого правительства,


ОТ БРЕСТА ДО СТАМБУЛА

Из книги Тайны русской дипломатии автора Сопельняк Борис Николаевич

ОТ БРЕСТА ДО СТАМБУЛА Передо мной выписка из уголовного дела заместителя наркома иностранных дел Льва Михайловича Карахана. Вот что там говорится: «Карахан Л.М. признан виновным в том, что он с 1934 года являлся участником антисоветского заговора правых, в который был