Весельчак. Водевилист и актер Дмитрий Тимофеевич Ленский (1805–1860)

Весельчак. Водевилист и актер Дмитрий Тимофеевич Ленский (1805–1860)

В тридцатых-сороковых годах XIX века московские артисты и театральные завсегдатаи любили собираться неподалеку от Театральной площади, в кофейне Ивана Артамоновича Баженова, тестя знаменитого трагика Мочалова. Кроме бильярда и кофе, здесь можно было развлечься свежим нумером «Северной пчелы» и «Московского наблюдателя», проявить московский патриотизм, в сотый раз охаивая петербургскую сцену, побеседовать с любимцами публики, если они в хорошем духе, — Щепкиным, Мочаловым, Живокини, Садовским. Желающие могли заказать завтрак или обед, который приносили из «Московского трактира» Печкина, соединенного с кофейней особым коридором.

Завсегдатаем кофейни был артист Малого театра Дмитрий Тимофеевич Ленский. На самом деле никакой он не Ленский, а Воробьев, сын зажиточного московского купца, но брезговал родовой фамилией с тех пор, как 18 апреля 1824 года дебютировал на казенной сцене в доме Пашкова на Моховой. Глядя с грустью на портрет своего отца, Ленский часто вздыхал: «Много горя я принес старику». Еще бы! Родитель отдал его в Практическую академию коммерческих наук, по окончании которой пристроил в контору английского банкира Петерсигля. И вдруг сын променял обеспеченное будущее гостино-дворного купца на скудную жизнь артиста. Да и артист-то из него получился средней руки. Единственная роль, в которой Ленский был бесподобен, — Молчалин в комедии Грибоедова. Но, как и подавляющее число деятелей театра, несостоявшийся коммерсант считал себя выдающимся мастером сцены. Роли он, конечно, получал, — великих артистов раз-два и обчелся, — но настоящий талант Ленского был в сочинительстве, он писал водевили, словно орехи щелкал.

Водевиль — драматическое зрелище с озорными песнями, каламбурами, забавной бытовой жизнью — занесен в Россию из Франции и нашел в столицах и провинциальных городах плодотворную почву. С начала XIX века он становится непременной принадлежностью бенефисного представления. Ленский посмеивался:

Все, чтоб ни говорили,

В журналах там и тут,

А нынче водевили

Спектаклям жизнь дают.

Без водевильных вздохов

И бенефис нейдет.

А бенефис — актеров

Единственный доход.

Им написано более ста водевилей, исключительно переделки с французского и, по мнению знатоков, превосходящие оригинал. Под его пером рантье превращался в купца с Ножевой линии, гризетка — в перчаточницу с Кузнецкого моста, парижские улочки — в Шаболовку и Мясницкую. Некоторые из его водевилей, например «Лев Гурыч Синичкин», не сходят со сцены до сих пор.

Друзья постоянно обременяли Ленского работой сочинителя, вымаливая «что-нибудь новенькое» для своего очередного бенефиса. Долги тоже заставляли браться за перо — веселая жизнь, шампанское, артистические пикники требовали все новых и новых денег. «Друг мой, — пишет он знаменитому артисту Каратыгину, называя его по-приятельски Петей Каратыжкой, — разве я чувствую в себе литературное призвание и дорожу своими бумажными чадами? Черт с ними! Я сам их терпеть не могу, а пишу чуть-чуть не из крайности: ведь я жалованья-то получаю всего три тысячи, а прожить необходимо должен втрое. Так поневоле будешь промышлять куплетцами! Впрочем, как я ни тороплюсь, а здравого смысла, кажется, нигде не пропускаю и всегда немножко думаю о том, что делаю… А талант — дело другое, это Богом дается!»

Ленский был не прав по отношению к себе, талант у него был незаурядный, и не только водевилиста…

В Москве не было второго такого человека, обладавшего великим даром неподдельного юмора. «Он был весельчак и умница», — говорил словами Гамлета о Йорике Каратыгин.

Ленский был душой общества, непременный участник веселых артистических пирушек, приятный собеседник и острый на язык насмешник. Но злого сердца он не имел, первым раскаивался в эпиграммах на знакомых, которые сыпались из него, как из рога изобилия. Когда кто-нибудь причитал, что его обидел Ленский, над ним начинали хохотать: «Ну разве можно обижаться на Ленского?!»

Москвичи из уст в уста передавали его остроты.

* * *

Ленский был приглашен артистом Ильей Васильевичем Орловым на свою свадьбу. В церкви, по окончании венчания, он вместе с другими подошел к новобрачным и вместо обычного поздравления произнес экспромт:

Илья, Васильев сын, Орлов

Женился для приплода.

Посмотрим же ребят

Орловского завода!

* * *

Ленский приезжает в театр с торжественного обеда по случаю очередного юбилея. — Как там? — спрашивают.

Обед был очень превосходен,

И много было там ума,

И речи говорил Погодин,

А деньги заплатил Кузьма[7].

* * *

Одна талантливая артистка, живя с разгульным и грубым мужем, махнула рукой на свою репутацию и окружила себя множеством поклонников. Ленский пошутил:

Она — жена, каких немного,

А он — пример мужей.

Она — проезжая дорога,

А он — кабак на ней.

* * *

Как-то Ленскому пришлось побывать по делам у важного московского вельможи. Его ввели в приемную, где уже ожидало несколько человек и среди них два генерала. Время шло, вельможа не выходил, посетители зевали. Самым нетерпеливым оказался старенький генерал, раздраженно колотивший по коленям треуголкой с султаном, да так усердно, что из нее выпало несколько перьев. Ленский поднял одно и, внимательно разглядывая, сквозь зубы процедил:

— Вишь, как замучилась публика, даже генералы линять начали.

На Ленского невозможно было сердиться, хоть он был взбалмошный, непостоянный, вспыльчивый.

В пылу горячности порой

Я иногда совру обидно,

И после пред самим собой

За это мне бывает стыдно.

Тысячи его эпиграмм на бездарных артистов и знаменитого Щепкина, мелких чиновников и всесильного начальника театрального репертуара Верстовского забывались через месяц-другой. Безалаберный московский острослов не придавал своему замечательному таланту никакого значения. А жаль! Его точные и едкие эпиграммы выставляли напоказ не совсем приглядные черточки характера известных москвичей, которые не встретишь в их старческих воспоминаниях или юбилейных статьях восторженных поклонников. Но образ весельчака Ленского остался в сердцах тысяч москвичей. Шумный и острый на язык, он скрашивал солдафонские порядки, насаждавшиеся в городе генерал-губернатором Закревским.

В самые грустные минуты жизни Ленский вдруг разражался шуткой и приводил окружающих к неудержимому хохоту. Написал даже эпитафию на самого себя:

Он никому не делал зла

И пил шампанское рекою.

Что похвала и что хула

Тому, кто спрятан под землею?

Хорош ли был он или нет,

Своим и сердцем и делами

Он перед Богом даст ответ,

А уж, конечно, не пред вами.

Но на его могильном памятнике на Ваганьковском кладбище друзья поместили другую эпитафию, которую можно прочитать и ныне (Васильевская аллея, угол 6-го участка):

Об этот камень лишь ступилося перо,

Которым он писал не злобно, но остро.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Онегин и Ленский.

Из книги История русской литературы XIX века. Часть 1. 1800-1830-е годы автора Лебедев Юрий Владимирович


21.10. Актер в качестве родственника

Из книги Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать. ТТ. 1, 2 автора фон Зенгер Харро

21.10. Актер в качестве родственника «Тетя Милла славилась в семье своим пристрастием к украшению рождественской елки… Главным украшением елки были стеклянные гномы, в поднятых руках они держали пробковые молоточки, а у ног их висели наковальни в виде колокольчиков. Под


«ОН БЫЛ ХОРОШИЙ АКТЕР, НО ЕСТЬ АКТЕРЫ ЛУЧШЕ» (1991)

Из книги Секрет Высоцкого автора Золотухин Валерий Сергеевич

«ОН БЫЛ ХОРОШИЙ АКТЕР, НО ЕСТЬ АКТЕРЫ ЛУЧШЕ» (1991) 17.01.1991 Любимов усвоил мой вчерашний ответ о Гамлете — ни один артист не имеет права на монополию в роли. И сегодня начал он эту тему, но его «заговорили». Но я понял, куда он повел — спасти может только крепкий дублер.Любимов о


Актер в бегах (Валерий Рыжаков)

Из книги Скандалы советской эпохи автора Раззаков Федор

Актер в бегах (Валерий Рыжаков) С утра 1 сентября 1970 года съемочная группа детектива «Возвращение „Святого Луки“, который на „Мосфильме“ снимал режиссер Анатолий Бобровский, должна была снимать эпизод в декорации „квартира Лоскутова“. В нем валютчик Лоскутов (Олег


Как актер поссорился с режиссером (Олег Даль / Михаил Швейцер)

Из книги Скандалы советской эпохи автора Раззаков Федор

Как актер поссорился с режиссером (Олег Даль / Михаил Швейцер) В августе 1979 года Олег Даль начал сниматься в фильме супругов Михаила Швейцера и Софьи Милькиной «Маленькие трагедии». Роль у актера была небольшая – он играл беса в прологе фильма. Однако роль эту Далю сыграть


4. Великий актер на дипломатической сцене

Из книги Наполеон. Как стать великим автора Щербаков Алексей Юрьевич

4. Великий актер на дипломатической сцене До сих пор Наполеон большей частью достигал своих целей, двигаясь как танк по минному полю. Подорвался — значит, не повезло. Прорвался — глядишь, что-нибудь и выйдет. В герои подобным образом выбиваются то и дело. Правда, чаще всего


«Он актер, но не балагур…»

Из книги Распутин. Жизнь. Смерть. Тайна автора Коцюбинский Александр Петрович

«Он актер, но не балагур…» По признанию бывшего директора Департамента полиции С. П. Белецкого, «Гришка-провидец» был «разом и невежественным, и красноречивым, и лицемером и фанатиком, и святым и грешником, аскетом и бабником, и в каждую минуту актером»50. Это был, по словам


Язов Дмитрий Тимофеевич

Из книги От КГБ до ФСБ (поучительные страницы отечественной истории). книга 1 (от КГБ СССР до МБ РФ) автора Стригин Евгений Михайлович

Язов Дмитрий Тимофеевич Биографическая справка: Дмитрий Тимофеевич Язов родился 8 ноября 1923 года в селе Язове Оконешинского района Омской области. Образование высшее, в 1956 году окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе, в 1967 году — Военную академию Генерального штаба


4. Великий актер на дипломатической сцене

Из книги Наполеон. Победителей не судят автора Щербаков Алексей Юрьевич

4. Великий актер на дипломатической сцене До сих пор Наполеон большей частью достигал своих целей, двигаясь как танк по минному полю. Подорвался – значит, не повезло. Прорвался – глядишь, что-нибудь и выйдет. В герои подобным образом выбиваются то и дело. Правда, чаще всего


Дмитрий Тимофеевич Трубецкой

Из книги История России. Смутное время автора Морозова Людмила Евгеньевна

Дмитрий Тимофеевич Трубецкой Д. Т. Трубецкой принадлежал к знатному роду князей Гедиминовичей, которые перешли на службу к московским князьям. Отец Дмитрия, Тимофей Романович, был видным боярином при дворе царя Федора Ивановича и Б. Ф. Годунова. В 1604 г. началась и


Театр в Осташкове и его актер, художник Яков Михайлович Колокольников-Воронин

Из книги Тверской край — музыка — Санкт-Петербург автора Шишкова Мария Павловна

Театр в Осташкове и его актер, художник Яков Михайлович Колокольников-Воронин История домашних театрализованных представлений восходит к эпохе Петра I, к знаменитым ассамблеям, которые проходили при дворе Петра I, во дворцах его сановников, позднее в литературно-