Глава 9 Падение меньшевистского режима в Грузии

We use cookies. Read the Privacy and Cookie Policy

Глава 9

Падение меньшевистского режима в Грузии

Меньшевистское правительство Грузии не только чинило расправы в Южной Осетии, но и преследовало грузинских коммунистов, выступавших в защиту осетин. 13 июня 1920 г. в газете «Коммунисти» появилась статья без подписи, в которой автор защищал право осетин на самоопределение и считал правомерным их требование об установлении советской власти и присоединении к РСФСР. Правительство немедленно запретило газету, что вызвало резкий протест советского посла С.М. Кирова. Сергей Миронович квалифицировал этот шаг грузинского правительства как нарушение секретной статьи договора от 7 мая 1920 г. о легализации коммунистов и протестовал против их преследования.

К началу 1921 г. из Южной Осетии в РСФСР бежало свыше 50 тысяч человек. Часть их бежала по собственной воле, а часть насильно выселили грузинские войска. Официальный печатный орган Грузии газета «Эртеба» с цинизмом писала о событиях в Южной Осетии: «Наша Республика высылает осетин туда, куда они стремились – в социалистический рай».

В ноябре 1920 г. Крым был занят Красной Армией. Большинство советских и эмигрантских историков рассматривают это событие как конец Гражданской войны в России. Однако Врангелю удалось сохранить часть своей армии численностью около 60–70 тысяч бойцов. Западные союзники помогли разместить их в Проливной зоне. Там же базировались крупные военно-морские и сухопутные части Англии, Франции, Италии и других государств. В итоге советскому правительству пришлось ждать в любой момент вражеский десант в любой точке побережья Черного моря. Высадка десанта на необорудованное побережье представлялась достаточно сложной. Гораздо проще и быстрее можно высадить десант в дружеском порту. И таких портов после ноября 1920 г. на Черном море осталось три – Сухум, Поти и Батум.

В начале лета 1920 г. английские войска покинули Батумскую область. Но, начиная с ноября 1920 г. грузинское правительство начало звать их обратно. На уровне правительств Англии, Италии и Греции рассматривался приоритет Италии над Батумской областью.

Как показал на допросе в ВЧК в ноябре 1921 г. генерал Яков Слащёв, британское правительство рассматривало планы совместного с врангелевскими войсками десанта в порты Кавказа.

Так что оснований для ликвидации меньшевистского режима в Тифлисе у советского правительства было более чем достаточно.

14 февраля 1921 г. Ленин телеграфировал Реввоенсовету 11-й армии: «Цека склонно разрешить 11-ой армии активную поддержку восстания в Грузии и занятие Тифлиса при соблюдении международных норм и при условии, что все члены РВС 11-й армии после серьезного рассмотрения всех данных ручаются за успех».[63]

Как мы помним, после декабрьской войны 1918 г. между Грузией и Арменией в результате британского посредничества северная часть Борчалинского уезда была оставлена Грузии, южная – Армении, а центральная (район Лори) объявлена нейтральной зоной со смешанной грузино-армянской местной администрацией, подчинявшейся британскому военному командованию. В ноябре 1920 г. в связи с войной дашнакской Армении с Турцией нейтральная зона с разрешения Антанты была оккупирована войсками меньшевистской Грузии. Армянское и русское население нейтральной зоны, подвергшееся жестоким грабежам и насилиям, подняло в ночь на 12 февраля 1921 г. вооруженное восстание.

Восстанием в нейтральной зоне в Армении воспользовались дашнаки, выступавшие против советской власти, утверждая, что РСФСР поддерживает Грузию, убивающую армян.

В сложившейся ситуации 15 февраля Ленин отправил новую телеграмму Реввоенсовету 11-й армии: «Цека рассматривает операции РВС 11 [армии] как местную защиту повстанцев нейтральной зоны от грозящего им истребления со стороны белогвардейцев. Считайтесь с этим политическим характером вашей операции во всех ваших публичных выступлениях. Разумеется, мы ожидаем от РВС 11 энергичных и быстрых действий, не останавливающихся перед взятием Тифлиса, если это по военным соображениям необходимо для действительной защиты нейтральной зоны от нового нападения».[64]

12—15 февраля грузинские большевики начали антиправительственное выступление. 15 февраля был сформирован Ревком Грузии под руководством Ф.И. Махарадзе. На следующий день Ревком обратился к Ленину с просьбой оказать помощь трудящимся Грузии: «Революционный комитет Грузии, вышедший из огня и дыма восстания народных масс против контрреволюционного правительства меньшевиков, шлет восторженный привет вождю Великой пролетарской революции. В течение трех лет питаемое международным империализмом правительство меньшевиков создало личный полицейский и военный аппарат для подавления трудящихся…

На помощь грузинскому правительству спешат силы европейской реакции. Противостоять натиску соединений черной рати может лишь соединенная красная социалистическая рать. Мы надеемся, мы уверены, что страна не только Великой пролетарской революции, Но и великих материальных возможностей не оставит нас в неравной борьбе и придет на помощь новорожденной Социалистической Советской Республике Грузия».[65]

К этому времени меньшевистская армия имела около 50 тысяч штыков и сабель, 122 орудия, 1255 пулеметов, 4 бронепоезда, 16 танков и бронемашин и 35 самолетов.

Грузинские меньшевики создали даже свою морскую флотилию в составе двух транспортов Черноморского флота:

– транспорт № 127, вооружение: две 76-мм пушки. Захвачен грузинами 18 марта 1918 г. в Батуме и переименован ими в «Мерани»;

– транспорт № 35 (бывший русский пароход «Казак»). С 1918 г. в составе белого флота. 28 марта 1920 г. захвачен грузинами в Поти.

Наиболее боеспособными судами грузин были катера-истребители американской постройки 1916 г. (так называемые гринпортовские катера) «Патара Кахи», «Тариэли», «Автандили» и «Фридони», ранее принадлежавшие Черноморскому флоту, в том числе бывшие № 523 и № 526 (водоизмещение 14,2 т, мощность машины 600 л. с., полный ход 20 уз., вооружение – одна 47-мм и одна 37-мм пушки, два 7,62-мм пулемета). Они участвовали в боях у берегов Абхазии в 1918 г.

Нетрудно догадаться, что части Красной Армии были заранее отмобилизованы и готовы (как могли) к действиям против Грузии. Главный удар из пограничных районов Азербайджана и Армении на Тифлис наносила 11-я армия (командующий А.И. Геккер; 40,2 тысячи штыков и сабель, 196 орудий, 1065 пулеметов, 7 бронепоездов, 8 танков и бронемашин, 20 самолетов). Вспомогательные удары наносили: из района Владикавказа на Коби и Кутаиси – Терская группа войск; из района Гагр на Сухуми – 31-я стрелковая дивизия 9-й армии.

С 16 по 19 февраля 11-я армия наступала двумя группами: с юга из Армении на Тифлис группой М.Д. Великанова (20-я и 9-я стрелковые дивизии, 96-я стрелковая бригада 32-й стрелковой дивизии и 12-я кавалерийская дивизия, усиленные отрядами повстанцев), наносившей главный удар, и с юго-востока из Кахетии на Сартачала – группой П.В. Курышко (18-я кавдивизия и два полка 20-й стрелковой дивизии).

Наступление велось медленно, но из-за больших снегопадов и подрыва грузинами Пойлинского железнодорожного моста, лишившего группу Великанова поддержки бронепоездов.

18 февраля группа Великанова овладела позициями на труднодоступных Коджорских и Ягулджинских высотах, но контратаками противника была выбита с них. К 22 февраля Пойлинский мост удалось восстановить. В дело вступили 5 бронепоездов (№ 7 «Стенька Разин», № 94, № 5, № 77 и № 61), а по параллельно идущему шоссе двигался 55-й дивизион броневиков (4 броневика) и 2-й автотанковый отряд (4 танка Mk-V британского производства). Замечу, что у грузин тоже были танки Mk-V, но пользоваться ими они не умели. (Сх. 8)

23 февраля наступление Красной Армии возобновилось. Грузины создали сильную оборону у речки Сасхексис. Однако огонь четырех бронепоездов и атака трех красных танков решили дело. Вечером 25 февраля Тифлис был взят Красной Армией. Меньшевистское правительство бежало в Кутаис. (Сх. 9)

25 февраля в Тифлис прибыл Грузинский Ревком, в тот же день преобразованный в Совет Народных Комиссаров Грузинской ССР.

Наступление советских войск на черноморском побережье проходило сравнительно медленно из-за отсутствия у большевиков флота. Так, 23 февраля части 9-й армии и абхазские повстанцы взяли Гагры. Однако 28 февраля грузинские войска, поддержанные артиллерийским огнем французских кораблей, сумели отбить город.

Лишь 1 марта 31-я стрелковая дивизия окончательно выбила грузин из Гагр. Через два дня части 9-й армии и абхазские повстанцы разгромили грузинские части у Нового Афона.

4 марта был взят Сухум, и в тот же день провозглашена независимость Абхазской ССР.

Еще в феврале 1921 г. во Владикавказе был созван съезд эмигрантов – повстанцев Южной Осетии. Главное решение съезда определяло «Выделить Юго-Осетию в автономную единицу (область). Центром Юго-Осетии считать Цхинвал». В «Протоколе съезда» была сделана запись: «Данное постановление [то есть образование области – А.Ш.] вводится в силу революционным путем и в будущем подлежит окончательной санкции съезда Советов Юго-Осетии». Одновременно во Владикавказе был создан Ревком и определен его состав. Формировались партизанский отряд и его резервный отряд под командованием Сергея и Тото Гаглоевых. Регулярная осетинская бригада, ранее участвовавшая в боях с Врангелем, также была готова к действию.

1 марта 1921 г. вооруженные осетинские отряды вышли на исходные позиции и 5 марта заняли Цхинвал. Первым в город вошел резервный отряд Тото Гаглоева. Отдельный отряд, возглавляемый Дзандаром Такоевым, вышел из Дигорского ущелья и, преодолев перевал, в ущелье Рачи вступил в бой с правительственными войскам. Рача была освобождена, а затем отряд Такоева принял участие в изгнании меньшевистских сил из Западной Грузии.

8 марта Серго Орджоникидзе заявил: «Меньшевистской армии нет. Она разошлась по домам, а небольшие остатки ее не выдерживают малейшего соприкосновения с поступательным движением Красной Армии». На Батумском направлении занят Сурамский перевал, «представляющий трудную и природой укрепленную позицию, в настоящее время покрыт снегом в полтора аршина глубиной. Нашим частям пришлось брать перевал без орудий и пулеметов, так как втащить их на перевал было невозможно.

Ахалцихское направление: вечером 7 марта получено сообщение, что наши кавалерийские части достигли Боржома, где не оказалось никаких меньшевистских войск.

Кутаисское направление: Красной Армии совершен исключительный подвиг – 25-го числа одна из ее крупных частей перешла Мамисонский перевал, покрытый полуторасаженным снегом. На протяжении 20 верст пришлось продвигаться по этому снегу. Перешедшая через перевал часть Красной Армии почти без боя заняла Они, причем меньшевистские войска разбежались по направлению к Сачхери. В настоящее время наши войска подходят к Сачхери и Кутаису.

Потийское направление: в Сухумском округе боевые операции проходят с обычным успехом. Красная Армия движется по Черноморью. Без боя был занят Сухум, в настоящее время форсирована р. Кодор и части Красной Армии подходят к р. Ингур…».[66]

Следует отметить, что в ходе конфликта грузинские войска упорно сражались только в четырех случаях – при обороне железнодорожного моста 16 февраля, отражении наступления на Тифлис с юга 19–20 февраля (даже переходили в контратаки), обороне столицы во время штурма 24–25 февраля и в боях в районе Гагр 23—8 февраля (при артиллерийской поддержке французского флота). После взятия Тифлиса боеспособность грузинских военнослужащих упала почти до нуля и вплоть до капитуляции 17 марта продолжали спорадическое сопротивление лишь отдельные подразделения. Любопытная ситуация сложилась в Батумской области. 14 апреля 1918 г. Батум был захвачен турками. 15 августа султан издал фирман (указ) о том, что область «на вечные времена» закрепляется за Турцией. Однако турки не продержались там и четырех месяцев.

16 декабря 1918 г. в Батумский порт пришли английские корабли. Англичане создали в Батуме марионеточный административный орган – «Совет по управлению Батумской областью» под руководством кадетского лидера П. Маслова. Однако 28 апреля 1919 г. англичане распустили «Совет».

13 сентября 1919 г. «Комитет освобождения мусульманской Грузии» образовал в Батуме меджлис Аджарии. 8 апреля 1920 г. решением Верховного совета Антанты Батумский порт был объявлен свободным, так называемым порто-франко, а Батум и приморская область Аджарии – территорией под покровительством Лиги Наций, с нахождением там войск Великобритании, Франции и Италии.

14 июля 1920 г. союзники объявили о передаче Аджарии Грузии. Вошедшие туда грузинские войска устроили кровавый террор – массовые расстрелы и выселения местных жителей.

23 февраля 1921 года Кязым Карабекир, командовавший турецкими войсками в Западной Армении, объявил Грузии ультиматум, потребовав оставить города Ардахан и Артвин. Оказавшись между молотом и наковальней, грузинское правительство было вынуждено уступить, и турки вошли в Грузию, заняв приграничные районы и оказавшись вблизи остававшегося в руках грузин Батуми, к которому приближалась 18-я кавалерийская дивизия Красной армии. Создалась возможность военного столкновения. В надежде использовать это обстоятельство меньшевики 7 марта достигли устного соглашения с Карабекиром, по которому турецкие войска могли войти в город, сохранив контроль над гражданской администрацией за грузинскими властями. 8 марта турки под командованием Кязым-бея заняли оборонительные позиции вокруг города, что привело к кризису в их отношениях с Советской Россией. Нарком иностранных дел Чичерин передал турецкому представителю в Москве ноту протеста; тот ответил двумя нотами, в которых говорилось, что турецкая армия лишь обеспечивает безопасность местного мусульманского населения, которому угрожает наступление советских войск.

Стремясь прекратить боевые действия, Ленин заявил о необходимости компромисса с грузинскими меньшевиками. 8 марта грузинский ревком предложил им создать коалиционное правительство, однако социал-демократы отказались от этого.

16 марта турецкие власти заявили об аннексии Батума. К этому времени все надежды грузинских меньшевиков на французскую или британскую интервенцию уже пропали, к тому же 16 марта между Великобританией и РСФСР было подписано торговое соглашение, по которому британцы обещали воздерживаться от любой антисоветской деятельности на всей территории бывшей Российской империи. В тот же день в Москве был подписан договор о дружбе между Советской Россией и Великим национальным собранием Турции, во главе которого стоял Кемаль Ататюрк. По этому договору Ардахан и Артвин переходили к туркам, которые, в свою очередь, отказывались от претензий на Батум. 18 марта меньшевистское правительство погрузилось на итальянское судно и под конвоем французских боевых кораблей покинуло Батум.

19 марта части 11-й армии (около 2500 человек при 4 пушках) заняли Батум. На следующий день в Батуме был создан областной Ревком. В сентябре 1921 г. официально был высшим органом власти Ревком Аджарской АССР.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.