Военная тактика «мусульман»

Военная тактика «мусульман»

Из книги С. Лучицкой «Образ другого» следует, что в хрониках Крестовых походов мусульмане нигде НИ РАЗУ не названы мусульманами или магометанами. Средневековые писатели употребляют термины gentiles (язычники), pagani (опять же язычники, не христиане), infideles (неверные), perfidi (вероломные). Почти все эти термины могут быть применены и к античным язычникам, и к схизматикам, и просто к врагам. В русских летописях точно так же НИ РАЗУ не появляется слово «монгол», а пришельцев чаще всего зовут поганые (pagani), тартары (tartari, адские люди) или татарове (жители страны Татр).

В предыдущей главе мы писали, что европейцы обнаружили среди своих врагов и кочевников, и войска, применяющие «греческий огонь». Они увидели «диких язычников», но и воинов, использующих сконструированные искусными инженерами военные машины. Удивительно ли, что единый образ врага в интерпретации историка распался на многие составляющие. Это араб и турок, это античный грек, поклоняющийся украшенным золотом и драгоценными камньями идолам Юпитера и Аполлона, и монгол, кочующий со стадами быков и овец, живущий в юрте… То, что перед нами – одновременно и языческая «античность», и эпоха арабских завоеваний, и времена Крестовых походов и Монгольской империи, – в рамках жестко заданной схемы остается незамеченным.

Эпохи накладываются друг на друга. Мы неоднократно писали об этом, и анализ хроник Средневековья подтверждает наши выводы. Надо только понимать, что каждый хронист повествует лишь о части правды. Он пишет в меру своего разумения и в тех терминах, к которым привык. Затем «первичные» историки вроде Фукидида обобщали разнообразные сведения о своей эпохе, «подгоняли» терминологию под свой шаблон, а история представала как бы в другом свете.

Историки скалигеровской школы понять этого просто не в состоянии. Они давно уже выработали «свою» терминологию и выстроили «свою» историю из собственных догадок и словечек. «Татаро-монголы» – хотя такого этноса нет и не существовало никогда. «Древняя Греция» – но не было такой страны ни на каких картах. И карт не было. «Мусульмане» – хотя ни о каких мусульманах очевидцы событий не пишут. Трудно поверить, но С. Лучицкая – ученый, специалист по хроникам той эпохи, причем специалист серьезный и обстоятельный, насколько можно судить по ее книге, – сообщив, какие слова употреблялись хронистами вместо слова «мусульмане», тут же утверждает, что «описание… вооружения мусульманских воинов занимает немалое место в хрониках…» Схема сама диктует историку, что писать!

Представьте себе, что вы – офицер и вас назначают командовать полком, ведущим боевые действия. Но когда вы отбываете к месту дислокации полка, вам дают карты местности, где стоит совсем другой полк, список личного состава третьего полка, и донесения разведки вообще другой войны. Приехав на место, вы обнаруживаете не французских уланов, а немецких танкистов и прочие удивительные вещи. И вот вы отсылаете реляцию в генштаб: дескать, все здесь говорят по-немецки, вместо костелов кирхи, и ружья кирпичом не чистят. Однако, оставаясь в рамках заданной схемы, вынуждены сообщать далее, что французы ведут сильный пулеметный обстрел с редутов, а маршал Ней наслал на вас авиацию. Вот такая история.

Но вернемся к ближневосточным событиям XII века.

Итак, способам ведения войны и вооружению противника в хрониках европейских очевидцев уделено немало места. Хронистов поражает умение азиатов выпускать «дождь стрел» и избегать прямых столкновений. Гвиберт Ножанский сообщает:

«Нашим же (европейцам. – Авт.) по опыту неизвестна была такая живость в верховой езде и такая поразительная ловкость в умении избегать наших натисков и атак, особенно потому, что наши не имели обыкновение пускать стрелы или же сражаться во время бегства».

И Роберт Монах, и Фульхерий Шартрский, и Тудебод говорят о луке и стрелах как наиболее распространенном оружии азиатских воинов, а также об их резвых боевых лошадях.

А мы скажем, что точно так же и «древние» авторы – Геродот, Ксенофонт – противопоставляли «своих» тяжеловооруженных воинов «чужим» всадникам и стрелкам из лука, кочевникам, которых они рассматривали как варваров.

«Арабы, или сарацины, уже с давних пор принадлежали к варварам-всадникам, которых римляне брали к себе на службу и из которых формировали свою кавалерию», – говорит историк Ганс Дельбрюк. А ведь самого слова «араб» не было как минимум до VII века н. э. То есть крестоносец XII–XIV веков мог написать слово «араб», а «традиционный» римлянин – нет. Хотя в «древнеримских» трудах оно иногда попадается в качестве анахронизма.

Сарацины часто были вооружены пращами, а также имели щиты иной, нежели у христиан, формы. Примечательно, что европейцы изображают всадниками турок, а арабов и эфиопов – преимущественно пехотинцами, сражающимися копьями. Рауль Канский так описывает победу крестоносцев: «В тот момент уже ни араб копью, ни турок луку не могут доверять».

Раймунд Ажильский и другие хронисты заявляют, что сарацины вообще не имеют обыкновения сражаться мечом. Крестоносцы же почти не использовали лук, редко сражались копьем, а в основном махали мечами. У Роберта Монаха никейский султан Кылыч-Арслан говорит о христианах – тоже, кстати, не называя их христианами: «Все прочие народы опасаются наших луков и боятся наших стрел, но эти (франки. – Авт.) поскольку покрыты броней, боятся наших луков не больше, чем соломы, а наших стрел – не больше, чем палицы».

Француз Амбруаз о турках: «Они называют нас «людьми железа», так как у нас есть оружие, защищающее наших людей, а турки взваливают на спины свои стрелы и атакуют нас своей массой».

Раймунд Ажильский: «Турки же или арабы, как увидели, что уже не стрелами в дальнем бою, а мечами в ближнем бою надо сражаться, обратились в бегство».

Как правило, историки не замечают всей степени преувеличения, свойственной хронистам как при указании численности сражавшихся и погибших, так и в описании различий в тактике у сарацин и франков. Смысл европейских рассказов в том, что рыцари – честные воины и сражаются в открытом бою, а сарацины стараются избежать боя, проявляя трусость или хитрость. Из хроник можно сделать вывод, что франки (европейцы) все время преследуют сарацин (азиатов), но никогда не настигают их. Затем хитрые азиаты, меняя коней, возвращаются к уставшим франкам и уничтожают их. Они «окружают нас, уповая на свою многочисленность, таков способ сражаться у сарацин», – говорит Бодри Дейльский. Петр Тудебод пишет, что сарацины приканчивают раненых, «жестоко рубя головы мечом». Так что мечи у них все-таки были.

И Фульхерий пишет, что сарацины постоянно прибегают к коварству и различного рода уловкам. То стремятся пустить стрелу в спину храброму воину, то убить коня под ним. Подлые и вероломные, пишет Гвиберт Ножанский, «они имеют обыкновение, отрубив головы противникам, забирать их в знак победы и выставлять напоказ».

Авторы хроник XII–XIII веков все же признают воинственность и смелость азиатских воинов. Бодри Дейльский именует их всех «мужами даровитыми, хитрыми и воинственными, но – о, горе! – далекими от Бога», а Альберт Аахенский называет турок «мужами-воинами, прославившимися в военном искусстве».

Основой противостоящих европейцам войск была тяжелая конница. Это была сильная кавалерия, сражавшаяся в плотном строю, как говорят, на византийский манер. А она и была византийской, хотя чаще такую кавалерию называют турецкой. Легкую же кавалерию составляли отряды народов, подчиненных султану или находящихся с ним в союзе: арабов, бедуинов, сербов, валахов, татар, персов. Этим же отличались и монгольские войска: наличием легкой конницы при отрядах тяжеловооруженных всадников.

А различия в тактике ведения боя между разнообразными местными войсками и европейцами сводились к следующему: первые применяли сложные тактически приемы – ложное отступление и заманивание противника; а вторые – европейцы, действовали прямолинейно и неосмотрительно. То же самое мы видим и в случае с «монголами». Плано Карпини писал о принятом у них притворном отступлении и о том, что начальники их «стоят вдали против войска врагов». Эту же тактику историки находят, говоря о византийцах:

«Сила византийской конницы была в ее универсальности. Она могла использоваться для таранного удара или врассыпную. Все кавалеристы (кроме «контосеров») владели луком, и, в случае неудачной атаки, тяжелая конница, рассыпавшись, могла применить это оружие… Собственно, иначе и быть не могло, потому что границы государства (Византии) окружали народы скотоводов, воины которых в первую очередь в бою применяли луки. Чтобы научить этому искусству своих конников, по приказу Юстиниана было даже выпущено специальное пособие: «Руководство для стрельбы из лука».

Для порядка отметим, что Юстиниана традиционная история относит на V век н. э., который лежит на той же линии № 4 нашей синусоиды, что и «крестоносный» XII век и, кстати, IV век до н. э., время Александра Македонского.

Вот мнения разных специалистов.

Д. Зенин (в статье «Реабилитация Чингисханова воинства»):

«Вооруженные силы, имевшиеся в распоряжении Чингисхана, состояли из национальной знати – рыцарей – и феодально-зависимой легкой конницы – лучников».

Б. Лиддел-Гарт («Энциклопедия военного искусства») сообщает, что основой византийской армии во времена Юстиниана была тяжелая конница, вооруженная луками и пиками. Ее поддерживала легкая конница, состоящая из лучников.

Г. Брикс пишет:

«Когда Александр по возвращении из индийского похода задумал слияние народа и войска македонского и персидского, он из последнего зачислил в гетеры (тяжелая конница. – Авт.) некоторое количество юношей… и вследствие этого образовалась 5-я гинпархия. Она хотя и не состояла вся из варваров, но тем не менее таковые были в корпусе гетеров… С завоеванием Персии многие ей подвластные или платившие ей дань племена перешли под власть Македонии, и потому в войске Александра появились всадники (легкая кавалерия. – Авт.): арахозские или паропамизские, бактерийские, согдианские, скифские, дрангийские, арийские и парфянские, а по временам даже и индийские».

Говоря привычным нам языком, войска Александра, в параллель и войскам Чингисхана, и войскам Ласкарисов, были многонациональными. К тому же от племенной принадлежности воина зависело и деление конницы на тяжелую и легкую. И пехота была во всех случаях.

Обученные китайцами монголы в XIII веке, как это ни удивительно для историков-ортодоксов, воюют совершенно по-византийски:

«Конный бой начинался, только когда вражеские воины и их кони уже были сильно ослаблены стрелами. Тогда монгольские лавы следовали одна за другой, поражая противников копьями и саблями. В начале атаку производили средневооруженные конники. Завершался бой атакой ударных подразделений тяжеловооруженной конницы, которая направлялась в наиболее слабые места во вражеских боевых порядках. Если все же с первого раза не удавалось рассеять противника, атаку возобновляли, и действовали так до тех пор, пока враг не дрогнет».

Это пишет В. Тараторин и тут же пытается исправить впечатление от своих же слов: и вооружены-то монголы не так, как европейцы, и столкновение с рыцарями не выдерживают. Все это естественное желание традиционного историка показать инаковость: отличить монгола от турка, турка от араба, араба от византийца, а последнего – от европейского рыцаря.

А Франко Кардини приводит данные, которые позволяют увидеть прямую параллель между тактикой древних парфянцев и тактикой как монголов, так и византийцев. Хотя расцвет Парфянского царства, существовавшего якобы на юго-восток от Каспийского моря, пришелся на I век до нашей эры, его военные достижения известны римлянам III века н. э. – и то, и другое находится на одной и той же линии веков (если смотреть по «римской» волне синусоиды):

«Конечно, ударные отряды иранской кавалерии не были вообще непобедимыми, вернее сказать – были непобедимыми при определенных условиях и на определенной местности. Так, в ходе кампании 271 г. знаменитые пальмирские клибанарии были разбиты римской легкой кавалерией, состоявшей из мавров и далматинцев, которые пустили в ход старую парфянскую военную хитрость: сначала притворное бегство, затем неожиданная атака на утомленного преследованием противника».

В нашей версии эти «римляне» – просто ромейские (византийские, то есть никейские или турецкие) войска ласкаридов, подчиняющих себе Иран и прочие страны региона. И до XIII века византийским императорам приходилось усмирять подвластные земли, а уж тем более когда они оказались в изгнании. Выбитые в 1204 году франками из Константинополя – Рима на Восток, они вынуждены были организовывать сопротивление западным европейцам, а для этого – объединять силы.

Интересно, что Феодор I Ласкарис, дабы подчинить себе Турцию, пошел на поединок с турецким султаном и убил его (султана подзуживал тесть Феодора, бывший император Алексей III Ангел, которого Феодор впоследствии отправил в монастырь). Причем третьей женой Феодора стала сестра латинского императора Генриха I, а свою дочь он сосватал за императора Роберта.

Представление о том, что западные страны, все как одна, вели борьбу с турками («мусульманами»), а Византия была форпостом этой борьбы в Азии – непростительное упрощение. Бывало, что европейцы дрались на этих землях между собой, а греки входили в союз с «мусульманами». В XIII веке Фридрих II Гогенштауфен проводил в Италии провизантийскую («промонгольскую») политику. А в XV веке, по словам Я. Буркхардта, не было ни одного итальянского государства, которое не заключало бы военный союз с Турцией против другого или других.

Но самое поразительное, что многие хронисты считают турок и франков одним народом, ведь и те и другие имеют троянское происхождение. И тут мы понимаем, что Крестовыми походами названы впоследствии гражданские войны династического свойства, с участием представителей всех племен некогда единой Византийской (Ромейской, Римской) империи. Религиозного начала в них было мало. Так, писатель XII века Ришар Пуатевинский рассказывает о том, что пророк Мухаммад был изгнан из христианской земли, и его «неверный народ удалился от нас и равным образом от Римской империи и христианской веры». А некоторые авторы вообще называют Мухаммада римским кардиналом, отлученным за ересь от римской церкви.

Религиозную подоплеку вносят в историю сами историки! Ни один хронист не называет местных жителей мусульманами, зато многие отмечают их идолопоклонство. Между тем в книге С. Лучицкой слово «мусульмане» встречается столь часто, что у читателя невольно складывается неверное представление о всей эпохе. А заодно историк выражает недоверие тем сообщениям очевидцев, которые противоречат ее «схеме», например, о статуях Мухаммаду, которые они видели в «мусульманских» странах. Вот как она пишет (выделено нами):

«Если хронисты начала XII в. рассказывают об идолопоклонстве мусульман и описывают статуи Мухаммада в храмах, то Гийом не рисует такие фантастические картины… Поразительно, что и намного позже, в конце XIII в., известный паломник Одорико де Форо рассказывал о том, что находившийся на священной горе Мория храм Куббат-ас-Сахра был предметом особого почитания у мусульман именно потому, что там якобы можно было увидеть нарисованное изображение Мухаммада… Если Гийом не рассматривает мусульман как идолопоклонников, то немецкий автор Оливер Кельнский (1170–1227) даже осознает, что мусульмане могут приписать идолопоклонство христианам… Еще дальше идет францисканский монах Фиденций Падуанский (1266–1291): он хорошо знает о том, что у мусульман запрещены изображения пророка и вообще людей; по его словам, мусульмане, упрекая христиан в идолопоклонстве, имеют в виду почитание ими Троицы (то есть многобожие. – Авт.)».

Историку приходится делать вывод, что Фиденций – самый «правильный» свидетель в вопросах веры. А Одорико не демонстрирует тонкостей знания ислама. В вопросах же военной тактики у историка нет шпаргалки, поэтому в книге о крестовых войнах то и дело мелькают противопоставления типа «эллины – варвары» и «римляне – варвары». Разумеется, С. Лучицкая далека от того, чтобы осознать: эллины, римляне и византийцы – одно и то же.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Чему нам поучиться у «Братьев-мусульман»?

Из книги Третий проект. Том III. Спецназ Всевышнего автора Калашников Максим

Чему нам поучиться у «Братьев-мусульман»? Каков же опыт мусульман полезен русскому Братству?Наверное, тому, что братья-мусульмане поставили перед своим проектом не политические, не экономические и даже не культурные, а именно цивилизационные задачи. Ни больше-ни меньше,


Русы и славяне, или Русь глазами мусульман

Из книги Запрещенный Рюрик. Правда о «призвании варягов» автора Буровский Андрей Михайлович

Русы и славяне, или Русь глазами мусульман В IХ — Х веках о лесных землях Восточной Европы и их народах писали многие мусульманские авторы: слишком много пушнины, металла, прочих ценностей поступало оттуда. Самые ранние сообщения относятся, пожалуй, к 840-м годам: персидский


Часть 3 Кочевники и их тактика конного боя – появление кавалерии Киммерйцы, скифы, сарматы Глава 1 Народ "гиммиру" (киммерийцев) и скифы Тактика легкой конницы

Из книги Искусство войны: Древний мир и Средние века автора Андриенко Владимир Александрович

Часть 3 Кочевники и их тактика конного боя – появление кавалерии Киммерйцы, скифы, сарматы Глава 1 Народ "гиммиру" (киммерийцев) и скифы Тактика легкой конницы Сведения о племенах киммерийцев есть в "Одиссее" Гомера, в "Истории" Геродота, в ассирийской клинописи (VIII-VII веков


ПРОТИВОСТОЯНИЕ МУСУЛЬМАН КРЕСТОВОМУ ПОХОДУ

Из книги Крестовые походы. Войны Средневековья за Святую землю автора Эсбридж Томас

ПРОТИВОСТОЯНИЕ МУСУЛЬМАН КРЕСТОВОМУ ПОХОДУ В течение следующих шести месяцев сообщения о действиях французов и немцев постепенно дошли до Ближнего Востока. Один житель Дамаска слышал, что «многие из них погибли» в Малой Азии «в боях, из-за голода и болезней», и к началу


Иерусалим в руках мусульман

Из книги Крестовые походы. Войны Средневековья за Святую землю автора Эсбридж Томас

Иерусалим в руках мусульман День официальной капитуляции Иерусалима выбирался с большой тщательностью, так чтобы подчеркнуть образ султана как истинного и преданного борца за веру. Говорили, что несколькими столетиями ранее Мухаммед совершил свое ночное паломничество


Белые против китайских мусульман

Из книги Белоэмигранты на военной службе в Китае [litres] автора Балмасов Сергей Станиславович

Белые против китайских мусульман Русские в Синьцзяне (китайском Туркестане, или Синкианге) стали появляться в середине XIX в., когда Российская империя завоевывала Среднюю Азию. Тогда китайцы, жившие в Синьцзяне, обращались за помощью к генералу Колпаковскому в борьбе с


Делегация «русских» мусульман

Из книги Русский Стамбул автора Командорова Наталья Ивановна

Делегация «русских» мусульман В 1673 году в Константинополь прибыла делегация в составе, как писал историк, «семи Астраханцев, Казанцев и башкир». Среди тех посланцев были и приверженцы уже почившей в бозе к тому часу староверки боярыни Морозовой из деревни Зюзино под


Достижения мусульман в науке

Из книги Влияние ислама на средневековую Европу автора Уотт Уильям Монтгомери

Достижения мусульман в науке Говоря об арабских достижениях в науке и философии, важно установить, насколько арабы были передатчиками того, что открыли греки, и каков был их собственный вклад.Похоже, что многие европейские ученые судили об этом с некоторой


3. Быт и нравы мусульман. Шариат

Из книги История мировой и отечественной культуры: конспект лекций автора Константинова С В

3. Быт и нравы мусульман. Шариат Основной источник мусульманского вероучения – Коран (араб, «чтение вслух»). Второй источник мусульманского вероучения – Сунна – примеры из жизни Мухаммеда как образец решения религиозных социально-политических проблем. Сунна слагается


Вклад мусульман в науку

Из книги Ислам и Абхазия автора Кварацхелия Салих

Вклад мусульман в науку Алгебра и геометрия. Повышенный интерес к математике в эпоху правления династии Аббасидов стал результатом развития торговли, архитектуры, астрономии, географии и других областей знания. На арабский язык были переведены трактаты


Господство мусульман и западный Ренессанс

Из книги История ислама. Исламская цивилизация от рождения до наших дней автора Ходжсон Маршалл Гудвин Симмс

Господство мусульман и западный Ренессанс К 1500 году, если мусульмане сотрудничали друг с другом, они были способны контролировать политические судьбы большинства центральных областей Старого Света и многих периферийных регионов. В XVI веке, в целом, экспансия ислама


Священная книга мусульман

Из книги Всеобщая история религий мира автора Карамазов Вольдемар Данилович

Священная книга мусульман Основные идеи и принципы вероучения Мухаммеда зафиксированы в Коране (буквально «чтение», «то, что читают, произносят»), священной книге мусульман. Согласно общепринятой в исламе традиции, текст Корана был поведан пророку самим Аллахом через


Дальнейший интерес мусульман к буддизму

Из книги Буддийско-мусульманские доктринальные отношения: прошлое, настоящее и будущее автора Берзин Александр

Дальнейший интерес мусульман к буддизму Нет никаких свидетельств того, что на протяжении следующих столетий мусульманские учёные ознакомились с проблематикой, затронутой в текстах Калачакры, или обращались к ней. Однако, как следует из некоторых исторических работ, они