3. Братская могила героев Куликовской битвы в старом Симонове в Москве

3. Братская могила героев Куликовской битвы в старом Симонове в Москве

3.1. Где захоронены воины, павшие в Куликовской битве?

Согласно летописям и «Сказанию о Мамаевом побоище», в Куликовской битве полегло около 250 тысяч человек с обеих сторон. Скорее всего, это число сильно преувеличено. Тем не менее, число погибших должно быть очень велико, так как после окончания битвы, «стоял князь Великий за Доном НА ПОЛЕ БОЯ ВОСЕМЬ ДНЕЙ, пока не отделили христиан от нечестивых. Тела христиан в землю погребли, нечестивые тела брошены были зверям и птицам на растерзание» [635], с. 186–187.

Читатель, воспитанный на скалигеровско-миллеровской версии истории, наверное думает, что все это происходило в современной Тульской области в верховьях Дона, куда помещают сегодня место Куликовской битвы.

Оказывается однако, что русские воины, павшие в Куликовской битве, захоронены почему-то не в Тульской области, а в МОСКВЕ — в Симоновом монастыре! Здесь похоронены, во всяком случае, знаменитые герои Куликовской битвы русские воины-иноки Пересвет и Ослябя [413], [678]. «Похоронили Пересвета и Ослябю у церкви Рождества Богородицы… Героев-иноков, павших на поле брани, не повезли в Троицкую обитель, а предали земле у стен именно этой церкви» [678], с. 136. См. также [734].

Но позвольте, если допустить, — как нас уверяют сегодня, — что тела героев везли из Тульской области до Москвы на расстояние около 300 (трехсот!) километров, то неужели же их «не смогли» довести небольшой остаток пути до Троице-Сергиевой обители? Осталось ведь совсем немного.

Другой недоуменный вопрос. ВОСЕМЬ ДНЕЙ Дмитрий стоял на поле боя и хоронил убитых. Только затем тронулись в путь. Надо думать, не один день шли от Тульской области до Москвы. Все-таки около трехсот километров. Сколько же дней в итоге трупы Пересвета и Осляби были без погребения? Неужели их не хоронили несколько недель?

Поскольку битва произошла в день праздника Рождества Богородицы, то естественно, что при погребении на поле брани должны были построить церковь, посвященную Рождеству Богородицы. Именно это мы и видим — эта церковь ДО СИХ ПОР СТОИТ В СИМОНОВОМ МОНАСТЫРЕ В МОСКВЕ [678], с. 136. Который основан практически одновременно с Куликовской битвой.

Наша реконструкция. СИМОНОВ МОНАСТЫРЬ В МОСКВЕ ОСНОВАН И ПОСТРОЕН ПРЯМО НА МОСКОВСКОМ ПОЛЕ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ, ИЛИ НЕПОСРЕДСТВЕННО ОКОЛО НЕГО, КАК УСЫПАЛЬНИЦА ПАВШИХ ЗДЕСЬ РУССКИХ ВОИНОВ.

«Симонов монастырь, основанный в 1379 году, был одним из важных форпостов обороны Москвы. Основная часть памятников была разобрана в начале 30-х годов (! — Авт.) в связи со строительством Дворца культуры Завода имени Лихачева (ЗИЛ). Сохранилась южная стена с тремя башнями» [554], с. 295, коммент. 269. В 1994 году этот монастырь находился, к сожалению, еще на территории завода, хотя в него уже можно было попасть по длинному проходу.

Таким образом, и миллеровско-романовская история согласна с тем, что Симонов монастырь основан практически одновременно с Куликовской битвой.

Этот монастырь находится на берегу Москвы-реки, рядом с Краснохолмской набережной, о которой мы уже говорили. Таким образом, все обнаруженные нами выше места и названия, связанные с Куликовской битвой, расположены в Москве очень близко друг к другу. А именно, между двумя крайними точками, каковыми являются — церковь Всех Святых, построенная Дмитрием в честь Куликовской битвы, и Симонов монастырь, где павшие в битве были захоронены. Таким образом, получается естественная картина. Павших воинов хоронили на месте битвы, а не везли их сюда издалека, за сотни километров, в Москву.

Нельзя не отметить любопытное обстоятельство. В 1993 году мы с большим трудом нашли в литературе указание на место захоронения героев Куликовской битвы. Это место должно быть, как нам казалось, весьма знаменитым. Как-никак, здесь лежат герои одной из величайших битв русской истории. И что же? Пересмотрев несколько современных фундаментальных исторических исследований, монографий и обзоров по истории Куликовской битвы, мы НИГДЕ НЕ НАШЛИ даже смутного упоминания о месте захоронения. Современные историки хранят странное молчание на эту тему. Более того, руководитель сектора археологии Москвы института археологии РАН Л.А. Беляев пишет о Старо-Симоновом монастыре так. «АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАБОТЫ В ШИРОКИХ МАСШТАБАХ ЗДЕСЬ НЕ ВЕЛИСЬ. Нам известно ЛИШЬ О НЕКОТОРЫХ ПОВЕРХНОСТНЫХ НАБЛЮДЕНИЯХ Б.Л. ХВОРОСТОВОЙ при реконструкции храма в 1980 годах. Исследовавший вопрос захоронения Пересвета и Осляби В.Л. Егоров, полагал даже полную разрушенность слоя в трапезной храма и БЕСПЕРСПЕКТИВНОСТЬ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ РАБОТ ЗДЕСЬ (! — Авт.)» [62], с. 185.

И только благодаря счастливой случайности, нам удалось, наконец, найти нужную информацию в книге 1806 года (!), на которую сослался М. Поспелов в журнале «Москва» за 1990 год. Речь шла о скандале, вспыхнувшем из-за отказа завода «Динамо» освободить церковные здания Симонова монастыря на своей территории. И лишь затем, уже побывав в самом монастыре, мы в нем обнаружили ксерокопию очень редкой книги [734], изданной в 1870 году и также рассказывающей о захоронении Пересвета и Осляби. Отметим, что обе эти книги 1806 и 1870 годов посвящены истории именно Симонова монастыря. Ни в одном из доступных нам солидных общих исторических трудов и даже специальных монографий по истории Москвы, перечисленных в нашем списке литературы, нужной информации мы не нашли. Краткое указание есть у Н.М. Карамзина [362], комментарий 82 к т. 5, столбец 31.

В чем же дело? Почему хранится молчание о том — где же захоронены герои, павшие на поле Куликовом? Мы считаем, что ответ ясен. Потому, что захоронение это оказывается не в Тульской области, — куда историки сместили Куликовскую битву, стремясь удревнить город Москву, — а В САМОЙ МОСКВЕ. Поэтому о захоронении предпочитают молчать. Ведь любой здравомыслящий человек тут же задаст естественный вопрос. Неужели тела погибших героев везли более трехсот километров из Тульской области в Москву? Если захоронение — в Москве, то и битва была в Москве. Это же совершенно естественный вывод. Еще раз повторим, что в Тульской области никаких следов захоронений не найдено. Даже если число погибших сильно преувеличено, — что, скорее всего, так, — все равно после такой крупной битвы, как Куликовская, должны были остаться большие захоронения. И их следы должны быть видны до сих пор.

В Москве они есть. В Тульской области их нет.

Впрочем, можно понять позицию историков. Дело в том, что, согласно их «теории», в год Куликовской битвы Москва уже давным давно существовала как крупный город. Кулишки в Москве, по их мнению, давно застроены ко времени Куликовского сражения. Какая же битва «на огромном поле» может быть в тесном городе?!

По нашей же версии, в эпоху Куликовской битвы Москва еще только-только создается. Она — еще небольшое селение. На месте Кулишек — незастроенное большое поле. Лишь ПОСЛЕ Куликовской битвы, то есть только в конце XIV века, Дмитрий Донской стал отстраивать Москву, что и говорит летописец прямым текстом: «Князь великий Дмитрий Иванович заложи град Москву камену и начата делати безпрестани» [284] с. 89.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >