Максимилиан Волошин

Максимилиан Волошин

Максимилиан Александрович Волошин (настоящая фамилия Кириенко – Волошин; 1877, Киев – 1932, Коктебель в Крыму), поэт, критик, художник, получил известность с 1900 г. Много путешествовал по Западной Европе, долго жил в Париже, серьезно занимаясь живописью. Писал литературно-критические статьи о европейском и русском искусстве, сотрудничая с журналами «Весы» и «Золотое руно». Влияние французских символистов чувствуется в его первом сборнике «Стихотворения. 1900–1910».

В раннем творчестве поэт ищет синтез между национальным и всемирным, мистическое сочетает с неоклассическими тенденциями. М. Цветаева о нем сказала: «Француз культурой, русский душой и словом, германец – духом и кровью» (поэт действительно происходил из немцев, поселившихся в России в XVII в.). Стихотворения раннего периода воскрешают легенды и мифы («Годы странствий», «Алтари в пустыне», «Звезда полынь»). На первую русскую революцию поэт откликнулся стихотворением «Ангел мщенья» (1906):

Народу русскому: Я скорбный ангел мщенья!

Я в раны черные – в распаханную новь

Кидаю семена. Прошли века терпенья.

И голос мой – набат. Хоругвь моя – как кровь.

<…>

О, камни мостовых, которых лишь однажды

Коснулась кровь! Я ведаю ваш счет.

Я камни закляну заклятьем вечной жажды,

И кровь за кровь без меры потечет.

Второй сборник Волошина «Anno mundi ardentis» (1916) явился откликом на на Первую мировую войну. Эстетика акмеизма привлекала Волошина и оказала определенное воздействие на его поэтику и образный строй. Поэт публикует статьи о проблемах искусства в акмеистическом журнале «Аполлон», но не примыкает ни к одной из известных групп, ни к одному из направлений. С начала 1917 г. постоянно жил в Коктебеле, его дом был местом встреч поэтов и художников. Там бывали М. Цветаева, А. Белый, О. Мандельштам и многие другие поэты и художники Серебряного века.

Главной темой поэзии Волошина стала история России, ее духовных взлетов и падений (стихотворения «Китеж», «Святая Русь», поэма «Протопоп Аввакум»). Поэт проникал своим взглядом в глубь времен и стремился найти ответ на вопрос о миссии России, о своем и ее предназначении, о вселенском смысле бытия:

Суздаль да Москва не для тебя ли

По уделам землю собирали,

Да тугую золотом суму?

В рундуках приданое копили,

И тебя невестою растили

В расписном да тесном терему?

Не тебе ли на речных истоках

Плотник-Царь построил дом широко

Окнами на пять земных морей?

Из невест красой да силой бранной

Не была ль ты самою желанной

Для заморских княжих сыновей?

 <…>

Поддалась лихому подговору,

Отдалась разбойнику и вору,

Подожгла посады и хлеба,

Разорила древнее жилище,

И пошла поруганной и нищей,

И рабой последнего раба.

Я ль в тебя посмею бросить камень?

Осужу ль страстной и буйный пламень?

В грязь лицом тебе ль не поклонюсь,

След босой ноги благословляя, —

Ты – бездомная, гулящая, хмельная,

Во Христе юродивая Русь!

Волошину не были чужды духовные поиски русской интеллигенции начала XX в., в том числе и увлечение оккультизмом и учением Р. Штейнера. С. Маковский отмечал: «…русское гетеанство и духовный германизм усложнились в двадцатом веке возродившимся языческим всебожием и даже пандемонизмом. Отсюда Рудольф Штейнер и, штейнеровцы: Андрей Белый и Макс Волошин. Отсюда их мифотворческий христианствующий гностицизм, соскальзывающий в игру с Люцифером» [150]. Поэт любил искусные мистификации. Он создал очаровательный образ несуществующей в реальности поэтессы Черубины де Габриак, напечатал в журнале ее стихи («Аполлон», 1909, № 2) и даже гороскоп [151]. Мистификация закончилась дуэлью из-за Черубины де Габриак (прототипом которой была Е. Димитриева, гостившая у Волошина летом 1909 г.) с Н. Гумилевым [152].

Революция воспринята была Волошиным как катастрофа для России и дьявольское искушение. Уже 2 ноября 1917 г. он напишет:

С Россией кончено… На последях

Ее мы прогалдели, проболтали,

Пролузгали, пропили, проплевали,

Замызгали на разных площадях.

<…>

О Господи, разверзни, расточи,

Пошли на нас огнь, язвы и бичи:

Германцев с запада, монгол с востока.

Отдай нас в рабство вновь и навсегда,

Чтоб искупить смиренно и глубоко

Иудин грех до Страшного Суда.

Крымская эпопея 1920-х гг., описанная И. Шмелевым в романе «Солнце мертвых», уничтожение мирных сограждан, солдат и офицеров Добровольческой армии, привели Волошина к неприятию насилия ни со стороны «белых», ни со стороны «красных». Он занялпозицию «над схваткой». Волошинский принцип, православный в своей духовной основе, осуществленный самой его жизнью: «А я стою один меж них / В ревущем пламени и дыме / И всеми силами моими / Молюсь за тех и за других» – уникальный случай в русской культуре. Он знал, что

Всем нам стоять на последней черте,

Всем нам валяться на вшивой подстилке,

Всем быть распластанным – с пулей в затылке

И со штыком в животе.

Поэт многим спас жизнь. Н. Тэффи вспоминала о Волошине этого периода: «Всюду можно было видеть его живописную фигуру: густая квадратная борода, крутые кудри, на них круглый берет, плащ-разлетайка, короткие штаны и гетры. Он ходил по разным правительственным учреждениям к нужным людям и читал стихи. Читал он их не без толку. Стихами своими он, как ключом, отворял нужные ему ходы и хлопотал в помощь ближнему <…> Прочел две поэмы и сказал, что немедленно надо выручать поэтессу Кузьмину-Караваеву, которую арестовали (кажется, в Феодосии) по чьему-то оговору и могут расстрелять» [153]. Волошинский дом в Коктебеле (нынче Планерское) был единственным местом в годы Гражданской войны, где могли найти надежное убежище люди разных политических пристрастий.

Сборники стихотворений «Иверни» (1918), «Демоны глухонемые» (1919) отразили трагические крымские впечатления поэта, стали свидетельством жестокого террора. Апокалипсические картины воссозданы в «Стихах о терроре» (изданы в Берлине в 1923 г.). Творчество этих лет раскрывает поэта большой изобразительной силы и своеобразной философии жизни.

Его поздние произведения пронизаны религиозностью (поэма «Святой Серафим Саровский», 1919), живым ощущением трагического и кровавого хода истории. Поэт готов принять историю в ее трагических срывах, его сердце одержимо мукой за человека, и он готов принести себя в жертву:

Верю в правоту верховных сил,

Расковавших древние стихии,

И из недр обугленной России

Говорю: «Ты прав, что так судил!

Надо до алмазного закала

Прокалить всю толщу бытия,

Если ж дров в плавильной печи мало,

Господи! вот плоть моя!»

Пытаясь найти объяснение ниспосланным нечеловеческим страданиям родины, Волошин прибегает в своем поэтическом творчестве к историческим параллелям и аналогиям, ищет ответ в Евангелии и мученичестве Богочеловека, закончившемся Воскресением. Он верит, что Россия, пройдя крестные муки унижения, воскреснет в новом ослепительном Фаворском свете преображения, и хочет служить этому будущему воскресению своим талантом. Памяти А. Блока и Н. Гумилева Волошин пишет в 1921 г. стихотворение «На дне преисподней», в котором признается в верности «горькой детоубийце – Руси»:

Доконает голод или злоба, —

Но судьбы не изберу иной:

Умирать, так умирать с тобой

И с тобой, как Лазарь, встать из гроба.

Стихотворения «Неопалимая купина», «Гражданская война», «Россия распятая» (1919) свидетельствуют о глубокой, внутренне прочувствованной гражданственности, страдании и редком духовном обаянии человеческого и творческого облика Волошина. Путь современной истории он видел как путь первого братоубийцы (цикл «Путями Каина»), но верил в спасительную силу Божественной Любви (стихотворение «Владимирская Богоматерь»). Свой творческий путь поэт вписывал в мученическую традицию русской культуры:

…Темен жребий русского поэта:

Неисповедимый рок ведет

Пушкина под дуло пистолета,

Достоевского на эшафот.

Может быть, такой же жребий выну,

Горькая детоубийца – Русь!

И на дне твоих подвалов сгину

Иль в кровавой луже поскользнусь, —

Но твоей Голгофы не покину,

От твоих могил не отрекусь.

Поэт продолжает великую традицию восточнославянской книжной культуры и, подобно первому русскому автору, митрополиту Илариону, молится о Руси, ее освобождении и процветании:

Чтоб оно, царство Русское,

Рдело, зорилось

Жизнью живых,

Смертью святых,

Маками мученых.

«Волошин, – подчеркивал С. Маковский, – явление на закате российской имперской культуры. Фигура ни с какой другой не сравнимая. Пора серьезно вчитаться в его стихи. В них сверкают те пророческие зарницы, которые именно в наше время все тревожнее свидетельствуют о надвигающейся грозе. Будем также справедливы к памяти Волошина-человека, возлюбившего Божью землю всей силой души, горевшего пламенем жалости неутолимой ко всей Божьей твари» [154]. Волошин, поэт и художник, своим ярким и самобытным обликом, своеобразием духовного склада и масштабом общественно-гуманистической мысли оказал большое влияние на всю культурную жизнь России 1910—1920-х годов. О нем оставили свои воспоминания А. Белый, М. Цветаева, В. Вересаев, К. Чуковский, Г. Шенгели, И. Бунин. Портрет Волошина, написаный А. Бенуа, отражает напряженность его внутренней жизни. М. Цветаева в эссе «Живое о живом» писала: «Творчество Волошина – плотное, весомое, почти что творчество самой материи, с силами, не нисходящими свыше, а подаваемыми той – мало: насквозь прогретой, – дожженной, сухой, как кремень, землей, по которой он так много ходил. <…> Поэт – живописец и ваятель, поэт – миросозерцатель» [155].

Идея синтеза искусства слова и живописи, художественно воплощенная Волошиным, актуальна и для современной культуры. Неизменно глубокое впечатление производят выставки его акварелей и рисунков темперой крымских пейзажей, окрестностей Коктебеля, Черного моря, горы Машук, с сопровождающими их стихотворениями, такими же чистыми и прозрачными по своему метрическому и композиционному рисунку, как и живописные полотна. Поэт-художник, вослед японским мудрецам, считал, что «стихотворение – говорящая картина, картина – немое стихотворение». Цикл «Киммерийская весна» и акварельные пейзажи находятся в соответствии друг с другом.

Фиалки волн и гиацинты пены

Цветут на взморье около камней,

Цветами пахнет соль…

<…>

… Один из дней,

Когда не жаждет сердце перемены

И не торопит замедленный миг.

<…>

Попьет так жадно златокудрый лик

Янтарных солнц, просвеченных сквозь просинь.

Зрительные эпитеты – «златокудрый», «янтарный» сочетаются с образами, раскрывающими не только зрительные ощущения, но и философию мгновения, запечатленной в сознании (строфе, акварели), философию самоценности жизни.

Свой дом Волошин завещал Литфонду, сейчас там литературный музей. Вяч. Вс. Иванов назвал этого поэта «человеком духа», подчеркнув уникальность его судьбы: «Волошин принадлежал к числу тех немногих полностью отрицавших большевистскую власть писателей, которые отказались уехать в эмиграцию, но построили свою жизнь вполне независимо от государства» [156].

Сочинения

Волошин М. Стихотворения и поэмы. СПб., 1995.

Волошин М. Стихотворения. Л., 1977.

Волошин М. Лики творчества. Л., 1988.

Литература

Волошинские чтения. М., 1981.

Воспоминания о Максимилиане Волошине. М., 1990.

Иванов Вяч. Вс. Избранные труды по семиотике и истории культуры: В 2 т. Т. 2, М., 2000.

Куприянов И. Судьба поэта. Киев, 1978.

Максимилиан Волошин – художник. М., 1976.

Цветаева А. Воспоминания. М., 1971.

Скоропанова И.С. Поэзия в годы гласности. Мн., 1993. С. 9—14.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

5.19. ВАСИЛИЙ III = «МАКСИМИЛИАН I»

Из книги Реконструкция всеобщей истории [только текст] автора Носовский Глеб Владимирович

5.19. ВАСИЛИЙ III = «МАКСИМИЛИАН I» 19a. РУССКО-ОРДЫНСКАЯ ИМПЕРИЯ. ВАСИЛИЙ III ИВАНОВИЧ, носил также имена: ИВАН, ВАРЛААМ, ГАВРИИЛ [452], с.68, а также [596], с.173. См. рис. 7.4, рис. 7.5 и рис. 7.6. Правил в 1505–1533 годах, то есть 28 лет, по [595], или же в 1507–1534 годах, то есть 27 лет, по [594], [596]. Спокойное


Максимилиан Лотарингский

Из книги Священная загадка [= Святая Кровь и Святой Грааль] автора Бейджент Майкл

Максимилиан Лотарингский Родился в 1756 году, Максимилиан Лотарингский или Габсбургский, был последним сыном императрицы Марии-Терезии. Злополучное падение с лошади заставило его оставить военную карьеру, он обратился к Церкви и стал епископом Мюнстерским в 1784 году, а


Вейхс Максимилиан Фон

Из книги 100 великих полководцев Второй мировой автора Лубченков Юрий Николаевич

Вейхс Максимилиан Фон (12.11.1881—27.09.1954) – барон, генерал-фельдмаршал немецкой армии (1943)Барон Максимилиан фон Вейхс родился 12 ноября 1881 года в Баварии, в городе Дессау. Службу в армии начал с 1900 года во 2-м баварском полку тяжелой кавалерии в качестве фанен-юнкера. Его


Фердинанд I — Максимилиан I

Из книги Матрица Скалигера автора Лопатин Вячеслав Алексеевич

Фердинанд I — Максимилиан I 1503 Рождение Фердинанда 1459 Рождение Максимилиана 45 1531 Фердинанд становится римским королем 1486 Максимилиан становится римским королем 45 1540 Император Карл, брат Фердинанда, подавляет мятеж в Генте 1496 Максимилиан подавляет мятеж в


Максимилиан II ― Карл V

Из книги Матрица Скалигера автора Лопатин Вячеслав Алексеевич

Максимилиан II ? Карл V 1527 Рождение Максимилиана 1500 Рождение Карла 27 1562 Максимилиан становится королем Чехии и Венгрии 1526 Карл присоединяет к империи Чехию и Венгрию 36 1564 Максимилиан становится императором 1519 Карл становится императором 45 1570 Турки захватывают


Фердинанд III ― Максимилиан II

Из книги Матрица Скалигера автора Лопатин Вячеслав Алексеевич

Фердинанд III ? Максимилиан II 1608 Рождение Фердинанда 1527 Рождение Максимилиана 81 Оба будущих императора являются сыновьями Фердинандов.Фердинанд родился 13 июля, а Максимилиан ? 31 июля. Цифры в числах одни и те же, а что еще? Между этими датами 18 дней. Итого: 81 год и 18 дней.


Вейхс, Максимилиан фон

Из книги Энциклопедия Третьего Рейха автора Воропаев Сергей

Вейхс, Максимилиан фон Вайхс (Weichs), (1881–1954), генерал-фельдмаршал (1943) германской армии.Родился 12 ноября 1881 в Дессау, в Баварии. В армии с 1900, служил в кавалерии, участник 1-й мировой войны, затем в рейхсвере. С 1933 командовал кавалерийской (с 1935 — танковой) дивизией, с 1937 — 13-м


Кольбе, Максимилиан

Из книги Энциклопедия Третьего Рейха автора Воропаев Сергей

Кольбе, Максимилиан (Kolbe), (1894–1941), польский католический священник. Учился в Грегорианском университете в Риме, доктор философии и теологии. Основал в 1939 монастырь под Варшавой, ставший, после вторжения в Польшу германских войск, приютом для беженцев. Был арестован


Волошин против Гумилева

Из книги Два Петербурга. Мистический путеводитель автора Попов Александр

Волошин против Гумилева Через семьдесят лет после смерти Пушкина, 22 ноября 1909 года, на Черной речке сошлись в дуэли два великих российских поэта: Гумилев и Волошин. Причиной дуэли послужила поэтесса Елизавета Дмитриева. Вернее, Черубина де Габриак – под таким


Робеспьер Максимилиан

Из книги Великие исторические личности. 100 историй о правителях-реформаторах, изобретателях и бунтарях автора Мудрова Анна Юрьевна

Робеспьер Максимилиан 1758–1794Один из лидеров Великой французской революции, глава самого радикального революционного движения — якобинцев.Максимилиан Робеспьер родился 6 мая 1758 года в Аррасе в семье адвоката. Мать умерла, когда Максимилиану было шесть лет, после чего


Калиф на час по-закарпатски. Августин Волошин: известный и неизвестный

Из книги Исторические шахматы Украины автора Каревин Александр Семёнович

Калиф на час по-закарпатски. Августин Волошин: известный и неизвестный Исторического персонажа, о котором пойдет речь, называют в Украине выдающимся политиком, видным ученым, крупным педагогом, талантливым публицистом и, пожалуй, самое важное, «еще одним украинским