Марко Королевич

Марко Королевич

Эпический герой южных славян, имевший исторический прототип. После гибели отца Марко Королевич признал вассальную зависимость от турецкого султана и благодаря этому сохранил свое королевство до самой своей гибели. Для людей условия жизни в его королевстве были лучше, чем положение в землях, где устанавливалось прямое турецкое правление. Это и послужило мотивом для создания первых песен о Марко Королевиче. Песни расходились из Прилепа, к ним присоединялись многие старые эпические сюжеты. Впервые песни о Марке Королевиче были зафиксированы через 160 лет после гибели исторического Марка далеко от Прилепа – в Далмации. Цикл песен о Марке Королевиче постепенно стал самым крупным в эпической традиции южных славян, вытеснил песни о других эпических героях.

Отцом исторического прототипа самого популярного эпического героя южнославянских эпосов Марка Королевича был правитель части западно-македонских и сербских земель король Вукашин. Мать Марка Королевича – Елена, Елица (монашеское имя – Ефросима, Евросима).

Столицей государства Марка Королевича во времена его правления (1371–1393) был город Прилеп в Вардарской Македонии, развалины которого возле Прилепа и сегодня называют Марковым градом.

«Нет такого серба, который бы не знал имени Марка Королевича… Сказывают, будто Марко был намного сильнее всех нынешних и наверняка тогдашних мужчин… Свою палицу он раскручивал и метал одной рукой, а было в ней шестьдесят шесть окк… В Среме, в корчме Крушедолского монастыря было изображение Марка, который держит одной рукой за хвост огромного вола, перекинув его через плечо, и идет себе, нисколько не согнувшись… Однажды Марко велел подать ему с чердака кизиловую дубинку, что девять лет сушилась, и так сжал ее десницей, что разлетелось дерево на части и две капли воды источило. Без вина Марко жить не мог и по силушке своей много мог выпить и не захмелеть. О Шарце его одни говорят, будто ему коня этого вила подарила, а другие – будто купил он его у каких-то извозчиков. До Шарца, сказывают, поменял он уйму коней, да только ни один под ним не мог скакать; как-то увидел Марко у возчиков пегого шелудивого жеребенка, показалось ему, что выйдет из него добрый конь, взял он его за хвост и хотел покрутить вокруг себя (так он других коней проверял), да только этот даже с места не сдвинулся; купил жеребца у возчиков, излечил его от парши и научил пить вино.

О смерти Марка Королевича по-разному сказывают: одни говорят, будто каравалашский воевода Мирчета (каравалахи тогда с турками сражались) убил его в селе Ровины, угодил ему золотой стрелой в рот; другие сказывают, будто в одном бою Шарац завяз в плавнях у Дуная и оба они погибли; а в неготинских краях рассказывают, что случилось это в болоте под самым Неготином, пониже Царичина ключа, там и сейчас есть болото и стоят стены старой церкви, построенной будто бы на могиле Марка. Третьи же сказывают, будто в том бою столько людей полегло, что в крови плавали и кони, и люди, и тогда Марко воздел руки к небу и сказал:

– Господи, что же мне теперь делать?!

Бог смилостивился и каким-то чудесным образом перенес юношу и коня его Шварца в пещеру, где они живут и по сей день. Марко воткнул свою саблю под скалу или забил ее в каменную россыпь, лег, заснул и сейчас спит; у Шарца есть немного мха, который он потихоньку ест, а сабля из-под скалы или из камней потихоньку вылезает. И как Шарц весь мох съест, а сабля из-под скалы или из камней выпадет, Марко проснется и снова на белый свет явится. Некоторые говорят, что он убежал в эту пещеру, когда в первый раз ружье увидал, пошел он посмотреть, правду ли про него говорят, прострелил сам себе ладонь и сказал:

– Теперь геройство ни к чему, потому как самый последний негодяй может убить доблестного юношу».

(Предание из сборника Вука Караджича.)

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >