Сирены

Сирены

Эти мифические существа известны из греческой мифологии. Сирены – дочери владыки пресных вод, бога Ахелоя, и одной из муз (Терпсихоры или Мельпомены). От отца в наследство им достался дикий и злой характер, от матери – божественный голос. Птичьими ногами их «одарила» богиня плодородия Деметра в месть за то, что они видели и не оповестили, как владыка Аида унес в свое мрачное царство дочь Деметры, светлую богиню Персефону. Поселены были сирены на скалистый небольшой островок, расположенный между коварным для мореплавателей островом волшебницы Кирки и чудовищем Скиллой, между Сицилией и Италией.

Сирены – символ опасной морской стихии; воплощение смерти, ибо райские наслаждения, которые они обещают, – то неисполнимые желания, неудовлетворенная страсть, смерть.

Во время штиля и страшного зноя моряки доходили до состояния грез – им представлялись духи, полуптицы-полуженщины, хищные красавицы с головой и телом прекрасной женщины и когтистыми птичьими лапами, которые звали их в прохладу моря. Услышав сладкоголосых сирен, люди теряли ум, бросались в волны, плыли навстречу песням и разбивались о скалы. Остров сирен покрывали кости их жертв.

Единственный смертный, который слышал песни сирен и остался в живых, был хитрый Одиссей и его спутники. Он велел товарищам залить уши воском, а его самого привязать крепко к мачте. Когда корабль Одиссея невредимым миновал остров сирен, морские девы вслед бросились в волны и разбились о скалы.

Со временем, к концу средневековья, младшие сестры греческих сирен уже приобрели вид русалок или даже объединили все три формы: птичью, рыбью и человеческую.

Образ сирен-русалок стал настолько популярным в средние века, что сиренами назвали целый отряд больших морских млекопитающих, к которому относятся дюгоны, ламантины, а также морские (стеллеровы) коровы, к сожалению, полностью уничтоженные к концу ХVІІІ в.

У славян больше известны русалки, но есть упоминания и о сиренах. Те, кто бывал возле моря, пересказывал истории, что песни придумывают не люди, а морские девы – сирены, люди же их только запоминают и перепевают. Легенду о чумаках, которые учились у сирен песням, пересказывает в своих «Записках…» Пантелеймон Кулиш.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

Сирены, горгоны и грайи

Из книги автора

Сирены, горгоны и грайи Условно к морским существам могут быть причислены сирены, обитавшие, согласно Гомеру, на скалах небольшого островка. Дочери речного бога Асопа, они долгое время не хотели выходить замуж и были превращены в полудев-полуптиц. Заняв нависающие над


Одиссей и сирены

Из книги автора

Одиссей и сирены Предполагаемое место действия – острова Галли в Тирренском море. Когда путешественники отбывали с острова Эя, Цирцея предупредила об опасности, поджидающей героев возле острова сирен. Эти существа завораживают смертных своим чудесным пением, и те


Сирены воют над Лондоном…

Из книги автора

Сирены воют над Лондоном… В ту ночь над Лондоном бушевала гроза. Гремели раскаты громы и сверкали молнии. Многие министры уже разошлись по домам, и их пришлось поднять с постели для участия в экстренном заседании кабинета. В темноте, под проливным дождем они добирались на


Сирены воют над Лондоном…

Из книги автора

Сирены воют над Лондоном… В ту ночь над Лондоном бушевала гроза. Гремели раскаты громы и сверкали молнии. Многие министры уже разошлись по домам, и их пришлось поднять с постели для участия в экстренном заседании кабинета. В темноте, под проливным дождем они добирались на


Сирены пацифизма

Из книги автора

Сирены пацифизма В эти тяжелые годы испанской войны король должен противостоять не только европейской коалиции, ненависти пенсионария Хайнсиуса, ожесточенным атакам Мальборо и принца Евгения, враждебности протестантов, трудностям финансовых проблем, уловкам своего


Сирены из Москвы

Из книги автора

Сирены из Москвы «Вероломное нападение» Гитлера (слова Молотова) на народы Советского Союза не могло не побудить Сталина провозгласить «Великую Отечественную войну». Формы ведения боевых действий, в которых человеческая жизнь ни во что не ставилась, — и при отступлении,