Тризна

Тризна

Обряд, который был составной частью ритуала захоронения древних славян и исполнялся после похорон покойника.

«А когда кто умирал, творили тризну над ним…» («Повесть временных лет»).

Ковши круговые, запенясь шипят

На тризне плачевной Олега,

Князь Игорь и Ольга на холме сидят,

Дружина пирует у брега;

Бойцы вспоминают минувшие дни

И битвы, где вместе рубились они…

(А. С. Пушкин «Песнь о вещем Олеге»).

Исследователи свидетельствуют, что тризна была торжественным прощанием с покойником-мужчиной, а еще ей были присущи элементы военной игры-битвы. Такими ритуалами славяне отгоняли смерть от живых, демонстрировали смерти, что они, в отличие от покойника, еще живы. Слово «тризна» означало арену, место для соревнований, в котором основными были конные скачки. Конь был символом и смерти, и во скресения небесного божества солнца, которое всходит и заходит (у богов Даждьбога, Перуна, Ярилы, Святовита главным атрибутом был конь). Во время тризны приносили жертву покойному, пили мед в его честь, выливая прощальную чашу в могилу, ели мясо обрядовых животных. Посуду, которая принадлежала семье покойного, разбивали, что символизировало принадлежность этой посуды покойному и в дальнейшем. Тризну по знатным покойникам устраивали после того, как насыпали могилу (курган).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Тризна

Из книги Велика історія України автора Голубец Николай

Тризна Пиття меду на могилі покійника, про яке оповідає ібн-Дуст, це загальна для цілої словянщини «тризна» - поминки по небіжчику, збережені в народній традиції й досі. Позатим, що про ту тризну говорить літописець, знаємо, що цей звичай не був чужий навіть полянам, яких


6. Тризна

Из книги Дохристиянські вірування українського народу автора Огієнко Іван


Тризна

Из книги Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии автора Кононенко Алексей Анатольевич

Тризна Обряд, который был составной частью ритуала захоронения древних славян и исполнялся после похорон покойника.«А когда кто умирал, творили тризну над ним…» («Повесть временных лет»). Ковши круговые, запенясь шипят На тризне плачевной Олега, Князь Игорь и Ольга на