Елагин остров

Елагин остров

К западу от Каменного острова расположен один из самых известных островов Петербурга — Елагин остров. Первоначально, в 1703 году, он назывался Мишиным, или Михайлиным. На старинных шведских и финских картах так и обозначено: Мистула-саари, что в буквальном переводе и означает «Медвежий остров». Возможно, так его называли финские охотники, по аналогии с названиями других островов дельты Невы: Заячий, Лосиный (ныне васильевский), Кошачий (ныне Канонерский), вороний (ныне Аптекарский) и так далее. Однако есть легенда, которая утверждает, что этимология названия острова имеет русское происхождение.

Вот как она звучит в пересказе Столпянского: «в одну из светлых майских ночей 1703 года маленький отряд преображенцев делал рекогносцировку на островах дельты Невы. Осторожно шли русские солдаты по небольшому крайнему ко взморью островку, пробираясь с трудом в болотистом лесу. Вдруг послышался какой-то треск. Солдаты остановились, взяли ружья на приклад и стали всматриваться в едва зеленеющие кусты, стараясь разглядеть, где же притаились шведы. И вдруг из-за большого повалившегося дерева, из кучи бурелома с ревом поднялась фигура большого серого медведя. «„Фу, ты, пропасть, — вырвалось у одного из русских, — думали шведа увидеть, а на мишку напоролись, значит, остров этот не шведский, а Мишкин“».

В начале XVIII века Петр I пожаловал остров канцлеру П.П. Шафирову. В середине этого века остров принадлежал А.П. Мельгунову. И тот, и другой отмечены в истории петербургской топонимики. Остров некоторое время назывался сначала Шафировым, а затем — Мельгуновым. Короткое время бытовало и название: Лисий нос, по сходству оконечности острова с мордой рыжего обитателя островных зарослей.

Свое современное название остров официально получил в 1790 году по имени одного из владельцев — обер-гофмейстера императорского двора ивана Перфильевича Елагина. Сначала его называли Елагинским, но через два года — Елагиным. О том времени сохранилась память в фольклоре. Два старинных дуба у Елагина дворца до сих пор в народе называют по-старому: «Елагинские».

Если верить городскому фольклору, с Елагиным островом связана одна из самых загадочных страниц отечественной истории — история русского масонства. Согласно питерским преданиям, первая масонская ложа была основана царем в Кронштадте, после его возвращения из заграничного путешествия 1717 года, хотя, надо признаться, первые документальные свидетельства о масонских ложах в россии относятся к 1731 году. Но в фольклоре считается, что именно Петр вывез тогда из Европы масонский статут. Может быть, поэтому у русских масонов в XVIII веке Петр I пользовался особенным уважением. На своих собраниях они даже распевали «Песнь Петру великому», сочиненную Державиным.

Между тем отношение власти к масонству в россии было неоднозначным. Его то разрешали, то запрещали. Не жаловали масонов и в простонародной среде. Молва утверждала, что на их собраниях творится что-то нечистое, тем более что масоны в России ассоциировались исключительно с французами, а Франция в глазах обывателей слыла источником всех смертных грехов человечества. Даже доморощенных, собственных масонов иначе как франкмасонами, то есть французскими масонами не называли. А производное от франкмасона — «фармазон» очень скоро превратилось в откровенное ругательство. Правда, это связано еще и с тем, что доступ в масонские ложи строго ограничивался и оговаривался многочисленными условиями, среди которых не на последнем месте были древность рода, высокое общественное положение и богатство.

Среди петербургских масонов встречаются имена видных общественных и государственных деятелей, крупных военных чиновников и даже членов царской фамилии. Известно, что император Александр I чуть ли не в течение десяти лет состоял членом одной из масонских лож. По преданию, император Павел I еще в бытность свою наследником престола был «келейно принят в масоны» сенатором И.П. Елагиным. Елагин считался одним из виднейших деятелей русского масонства. О нем говорили самые невероятные вещи. Даже после своей смерти Елагин оставался в центре внимания городского фольклора. Так, легенды утверждают, что при вскрытии его склепа в Александро-Невской лавре могила сенатора оказалась пустой.

С Иваном Перфильевичем Елагиным связано имя еще одного всемирно известного масона — Джузеппе Калиостро. Эта личность заслуживает того, чтобы сказать о ней несколько слов. Калиостро — далеко не единственное имя прославленного авантюриста XVIII века. В Европе сын бедных родителей Джузеппе Бальзамо известен под именами Тискио, Мелина, Бельмонте, Пеллегрини и некоторым другим. И хотя официальная церковь характеризовала его как мошенника, шарлатана и развратника, его популярность в Европе вознеслась невероятно высоко. Его бюсты украшали многие аристократические салоны, а его изображения в то время можно было увидеть на дамских веерах, табакерках, носовых платках, кофейных чашках и даже на перстнях. Однако, несмотря на такой явный общественный интерес, французский король изгнал его из Франции, Калиостро уехал в Лондон, откуда предсказал штурм Бастилии и гибель французской королевской семьи на гильотине.

Граф Д. Калиостро

Жизнь «великого мага», как называли его современники, овеяна самыми невероятными легендами. По одним из них, он жил еще во время всемирного потопа и спасся от гибели исключительно благодаря библейскому Ною, который взял его на свой ковчег. По другим, Калиостро был лично знаком с ветхозаветным Моисеем и античным Александром Македонским, беседовал с Иисусом Христом и даже присутствовал на Голгофе при его казни. Но сам он скромно утверждал, что родился от великого магистра Мальтийского ордена и трапезундской княгини.

В Россию Калиостро приехал в 1780 году, будто бы по совету другого знаменитого французского авантюриста графа Сен-Жермена. Здесь он скромно представился «гишпанским полковником», врачом, графом Фениксом. В высшем петербургском свете Калиостро появился в черном одеянии, расшитом золотыми иероглифами и в уборе древнеегипетского жреца.

Известно, что в то время, как Екатерина II была к нему исключительно холодна, ему покровительствовал ее фаворит всесильный князь Григорий Потемкин. Калиостро удалось снискать уважение и многих других петербургских сановников. Если верить легендам, Калиостро стал своим человеком у графа Строганова, во дворце которого занимался поисками философского камня. Затем долго жил в доме И.П. Елагина на Елагином острове. Там будто бы по его совету глубоко под павильоном Пристань устроили секретный зал, куда из Елагинского дворца вел подземный ход. Зал якобы предназначался для тайных масонских собраний. Говорят, прогуливаясь однажды вблизи этого павильона, Калиостро предсказал гибель Российской империи, «увидев однажды в Неве ее обреченный лик».

Общественная карьера Калиостро в России закончилась неожиданно. Однажды он взялся вылечить безнадежно больного ребенка, а когда тот, не выдержав методов лечения шарлатана, умер, долго скрывал его смерть от родителей, продолжая «опыты» по оживлению уже умершего мальчика. Екатерина II воспользовалась этим чудовищным случаем и приказала немедленно выслать Калиостро за пределы страны. Правда, согласно некоторым легендам, это произошло по другому поводу. Будто бы Екатерине стало известно о любовной связи супруги Калиостро «хорошенькой Лоренцо» с князем Григорием Потемкиным. Так или иначе, Калиостро вместе с женой погрузили в кибитку и тайно вывезли в Митаву. А в Петербурге распространились слухи, будто бы Калиостро проехал одновременно через все «пятнадцать» столичных застав, всюду оставив свою личную роспись.

Но и на этом приключения Калиостро в России не закончились. Многие мистики утверждают, что на рубеже XIX и XX веков Калиостро вновь появился в Петербурге под именем мага Сегира. Не обошли вниманием этого «мага и волшебника» и современные легенды. Они утверждают, что в зеркалах Елагина дворца и сегодня время от времени появляется тень графа Калиостро с масонскими символами в руках — молотком и треугольником каменщика. Если кому-то удается встретиться с ним глазами, то в зеркале можно увидеть, как Калиостро поднимает руки вверх, к небу, на миг застывает в этой загадочной позе, затем поворачивается и медленно исчезает.

Восточный фасад Елагинского дворца

Елагинский дворец — одно из самых прекрасных парковых сооружений архитектора Карла Росси строился по распоряжению императора Александра I в 1818–1822 годах для императрицы-матери Марии Федоровны. Это был первый опыт ансамблевого строительства в Петербурге, предпринятый тогда еще молодым архитектором. По окончании строительства в знак признания заслуг зодчего Академия художеств избирает его «вольным общником», а царь назначает ему дополнительный оклад.

Отмечен талант архитектора и в городском фольклоре. По Петербургу ходили восторженные стихи, приписанные молвой своему любимцу — искрометному поэту Пушкину:

Какая кисть, какой резец

Изобразит Елагинский дворец!

С окончанием строительства Елагинского дворца, на острове по проекту архитектора Росси и садовника Д. Буша разбивается обширный пейзажный парк с искусственными прудами и каналами, живописными островками, мостами и прогулочными аллеями.

Особенной популярностью у петербуржцев пользовалась западная оконечность Елагина острова, так называемая стрелка. История этой популярности восходит к середине XVIII века и связана с именем известной петербургской красавицы графини Юлии Павловны Самойловой.

В большом свете Петербурга Самойлову звали царицей салонов. Ей поклонялись и называли «Петербургская религия». Молодая красавица, обладательница незаурядного ума и значительного состояния была хозяйкой родовой загородной усадьбы под Петербургом, вблизи Царского Села, — Графской Славянки. Здесь до сих пор бытует легенда о романтическом подземном ходе, который вел из усадебного дома в местную церковь.

Главный фасад Елагинского дворца

С 1826 по 1839 год она жила в Италии. В ее роскошном загородном доме под Миланом собирались известные музыканты, художники, литераторы. Среди них: Ференц Лист, Джоакино Россини, Орест Кипренский, Александр Тургенев. Самойлова была многолетней музой художника Карла Брюллова. Достаточно сказать, что только на одном своем знаменитом полотне «Последний день Помпеи» он трижды запечатлел облик Юлии Павловны. Ее отличали любовь к искусству, демократический образ мышления и независимость в отношениях с сильными мира сего — качества, сложившиеся вдали от «всевидящего ока и всеслышащих ушей» и одинаково ценимые во все времена как в Италии, так и в России.

Графиня Ю.П. Самойлова

В мрачную последекабристскую пору николаевской реакции петербуржцы особенно дорожили примерами гордого достоинства и независимости. Свидетельства о них бережно сохранялись. Передаваемые из уст в уста, они становились прекрасными легендами, украшавшими историю города. Одна из таких легенд, героиней которой стала Юлия Павловна Самойлова, рассказывает о зарождении в Петербурге традиции вечерних гуляний на Стрелке Елагина острова.

На приемы, которые Самойлова во время своих приездов в Россию устраивала в Графской Славянке, съезжался буквально весь Петербург. В такие дни заметно пустело Царское Село, что, естественно, раздражало Николая I. Император решился пойти на хитрость. Он предложил Самойловой продать ему Графскую Славянку. Предложение царя выглядело приказанием, и Самойловой пришлось согласиться. Но при этом она дала понять Николаю, что до нее дошел смысл иезуитской хитрости царского предложения. Как передает легенда, она просила передать императору, «что ездили не в Славянку, а к графине Самойловой, и, где бы она ни была, будут продолжать ездить к ней».

Въезд в парк на Елагином острове. Открытка начала XX века

На следующий день, к вечеру, в сопровождении узкого круга поклонников Юлия Павловна поехала на стрелку безлюдного в то время Елагина острова. «вот сюда будут приезжать к графине Самойловой», — будто бы сказала она. И действительно, с тех пор на проводы заходящего солнца, на пустынную в прошлом западную оконечность Елагина острова стало съезжаться все больше и больше петербуржцев, пока эта стрелка не превратилась в одно из самых любимых мест вечерних гуляний столичной знати.

В XIX веке стрелку Елагина острова питерские умники прозвали «Пуант» — то ли по схожести оконечности стрелки с носочком балетной туфельки, то ли в воспоминание о нетерпеливом желании стать на цыпочки, вытянуться и замереть в ожидании момента полного захода солнца за горизонт Финского залива.

Так, во второй половине XIX века Елагин остров стал местом многолюдных великосветских гуляний петербургской знати.

Между тем дорога на остров шла мимо тянувшихся вдоль всего побережья Невской губы беднейших рабочих слободок пивоваренных и бумагопрядильных фабрик, мимо корпусов ситцевых и деревообделочных предприятий, мастерских судостроительных и металлообрабатывающих заводов. В этом смысле весь путь на Елагин остров являл собой резкий контраст между аристократической роскошью царственного Петербурга и беспросветной нищетой его окраин. Это породило известную формулу бедности, вошедшую пословицей в золотой фонд петербургской фразеологии: «Вошь да крыса до Елагина мыса».

Стрелка Елагина острова. Открытка начала ХХ века

В 1932 году на Елагином острове открыли один из первых советских центров воскресного отдыха и развлечений трудящихся — Центральный парк культуры и отдыха, или на языке аббревиатур — ЦПКиО. Парк украсили новой советской символикой. На высокие постаменты установили бронзовые и гипсовые изображения спортивных девушек с веслами и ракетками, мужественных юношей в армейской форме, пионеров с галстуками на шее. К работе по изготовлению скульптур привлекли лучшие творческие силы Ленинграда. Так, скульптору Елене Янсон-Манизер заказали скульптуру балерины. Едва бронзовая танцовщица появилась на одной из парковых аллей, как в городе родилась легенда о том, что при работе над статуей скульптору позировала ее подруга, выпускница Ленинградского хореографического училища Галина Уланова. В народе парковая скульптура получила прозвище «Танцовщица».

К 1980 году скульптура балерины пришла в катастрофическое состояние. Достаточно сказать, что к тому времени у нее не было руки и ноги. Танцовщицу демонтировали и убрали в один из подвалов Елагина дворца. Но едва наступили новые времена, как о скульптуре вспомнили. В 2004 году во дворе Академии русского балета им. А.Я. Вагановой, как теперь называется старинное Хореографическое училище, установили памятник выдающейся балерине Галине Сергеевне Улановой, которую театральные критики давно уже окрестили «великой немой». Времена были тяжелые, финансов на изготовление новых монументов недоставало, и инициаторы увековечения памяти великой балерины вспомнили о той самой парковой скульптуре. Ее решили отреставрировать и использовать в качестве памятника. Так обобщенный скульптурный образ танцующей девушки, переполненной радостью от счастливой жизни, столь любимый советскими ваятелями 1930-х годов, превратился в памятник конкретному человеку.

Между тем ЦПКиО стал одним из любимейших мест отдыха горожан. Среди населения его ласково называли «Цыпочка». И что здесь сыграло решающую роль при выборе фольклорного топонима — звуковые ассоциации, легко улавливаемые в знаменитой аббревиатуре, или генетическая память о давней ассоциативной связи Елагина мыса с балетными туфельками — «Пуантами», сказать трудно. Скорее всего, и то, и другое.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

20.9. Британские острова = Англия или остров Крит как Кантийский остров на государственном гербе Руси-Орды

Из книги Книга 2. Тайна русской истории [Новая хронология Руси. Татарский и арабский языки на Руси. Ярославль как Великий Новгород. Древняя английская истори автора Носовский Глеб Владимирович


Бычий остров

Из книги Легендарные улицы Санкт-Петербурга автора Ерофеев Алексей Дмитриевич


Остров Декабристов

Из книги Легендарные улицы Санкт-Петербурга автора Ерофеев Алексей Дмитриевич


Елагин остров

Из книги Легендарные улицы Санкт-Петербурга автора Ерофеев Алексей Дмитриевич


Заячий остров

Из книги Легендарные улицы Санкт-Петербурга автора Ерофеев Алексей Дмитриевич


2. Остров

Из книги Греция и Рим [Эволюция военного искусства на протяжении 12 веков] автора Коннолли Питер

2. Остров Когда нумидийцы Ганнибала наткнулись на конницу Сципиона, карфагенский полководец наверняка счел, что римские легионы уже близко. По этой причине он отказался от изначального плана идти по пути Геракла, а пошел вверх по течению, надеясь избавиться от Сципиона.


2. Остров

Из книги Греция и Рим, энциклопедия военной истории автора Коннолли Питер

2. Остров Когда нумидийцы Ганнибала наткнулись на конницу Сципиона, карфагенский полководец наверняка счел, что римские легионы уже близко. По этой причине он отказался от изначального плана идти по пути Геракла, а пошел вверх по течению, надеясь избавиться от Сципиона.


Елагин остров

Из книги Книга Перемен. Судьбы петербургской топонимики в городском фольклоре. автора Синдаловский Наум Александрович

Елагин остров 1703… Это один из самых известных островов Петербурга. Первоначально, в 1703 году, он назывался Мишиным, или Михайлиным. На старинных шведских и финских картах так и обозначено: Мистула-саари, что в буквальном переводе означает Медвежий остров. Возможно, так его


3-й Елагин мост

Из книги Мосты Санкт-Петербурга автора Антонов Борис Иванович

3-й Елагин мост Мост соединяет Елагин остров со Старой Деревней. Длина моста 95,5 м, ширина — 11,44 м.На плане Шуберта 1828 г. здесь обозначен плашкоутный мост.В соответствии с архивными данными 1851 г. здесь уже существовал деревянный, балочно-подкосный мост, имевший девять


1-й Елагин мост

Из книги Мосты Санкт-Петербурга автора Антонов Борис Иванович

1-й Елагин мост Мост соединяет Елагин остров с Каменным островом. Длина моста 107,9 м, ширина — 11,53 м.На плане Шуберта 1828 г. здесь показан плашкоутный мост.Первый деревянный мост на этом месте построен в 1831 г. по проекту инженера А. И. Мальте. На проекте его перестройки,


2-й Елагин мост

Из книги Мосты Санкт-Петербурга автора Антонов Борис Иванович

2-й Елагин мост Мост соединяет Елагин и Крестовский острова в створе Белосельского проспекта. Длина моста 141,9 м, ширина — 14,5 м.На плане Шуберта 1828 г. здесь показан плашкоутный мост.В 1852 г. построен одиннадцатипролетный деревянный балочный мост с центральным разводным


И.П. Елагин.

Из книги Пятый ангел вострубил автора Воробьевский Юрий Юрьевич

И.П. Елагин. «Закулисная дипломатия Фридриха П, осуществляемая через Панина, – пишет О. Платонов, – вызвала резкое обострение русско-турецких отношений, вылившееся в 1768 году в войну. В этой войне Россия осталась без союзников. Этим воспользовался Фридрих II, чтобы привести


Глава 2. Елагин и его дворец

Из книги Тайны Петербурга автора Мацух Леонид

Глава 2. Елагин и его дворец Ах, где найдешь веселье беззаботней, Чем на Елагином зеленом острову? Я. Княжнин В самом центре Петербурга, в сквере напротив Александринского театра высится величественный памятник Екатерине II. «Северная Семирамида» снисходительно взирает


Остров Янтарный, остров Туле, Оловянные острова…

Из книги Атлантика без Атлантиды автора Кондратов Александр Михайлович

Остров Янтарный, остров Туле, Оловянные острова… Изделия из янтаря высоко ценились в древних странах Средиземноморья. Ведь привозился он издалека, с берегов далеких северных стран, лежащих где-то на краю земли. Сейчас мы знаем, что на самом деле страны эти были не такими


Глава 3. «Сказочный остров»: остров Сен-Луи

Из книги Как Париж стал Парижем. История создания самого притягательного города в мире автора Дежан Джоан

Глава 3. «Сказочный остров»: остров Сен-Луи В 1630-х годах квартал Маре подарил парижанам новый опыт: проживание в дорогом престижном районе, своего рода анклаве, закрытом для посторонних. Из квартала Маре было легко добраться до всего нужного и интересного в городе, а еще он