Последователи Каина

Последователи Каина

Горе им, потому что идут путем Каиновым.

Библия

Наверное, нет нужды объяснять кому-либо, кто такой Каин. Во всех странах христианской культуры это имя стало синонимом подлости и братоубийства. Отношение к последователям указанного библейского персонажа также везде одинаково. Точнее — почти везде. Так как есть на свете страна, где идущих по пути Каина пытаются возвести в ранг национальных героев. Страна эта называется Украиной.

В Верховной раде был зарегистрирован проект постановления «О чествовании 100-летия со дня создания Главной украинской рады». Авторы его — депутаты парламента от так называемой «Объединенной оппозиции» — Александр Бригинец и Андрей Павловский.

«1 августа 1914 года во Львове с целью сплочения всех украинских партий Галиции в единую патриотическую организацию была создана Главная украинская рада во главе с Константином Левицким», — заявляют они в пояснительной записке к проекту. И далее утверждают, что эта организация «имела доверие народа, поскольку фактически представляла все влиятельные политические партии края». Она, дескать, «практической деятельностью подтверждала свою народную направленность», «отстаивала интересы украинского народа».

«Под влиянием Главной украинской рады, — подводят итог собственным «историческим» изысканиям депутаты, — освободительное национальное движение украинского народа выработало основные направления путей обретения независимости и формирования государственного устройства будущего Украинского государства».

Приближающийся юбилей такой вот замечательной организации и предлагают парламентарии отметить «на государственном уровне». А для этого — «создать соответствующий организационный комитет», разработать «план необходимых мероприятий», обеспечить освещение в СМИ значения ГУР (Главной украинской рады) «в формировании Украины как независимого государства». И конечно же профинансировать все вышеперечисленное «в объеме, который будет предложен оргкомитетом и предусмотрен в государственном и местных бюджетах».

Возможно, именно последнее является главной целью инициаторов празднования. Трудно ведь потом отследить, куда на самом деле ушли средства, отпущенные на проведение «необходимых мероприятий».

Но не менее важна и сама «памятная дата», выбранная, может быть, не только с корыстной целью. Ибо это как раз тот случай, когда, вопреки известной пословице, деньги пахнут.

Первым актом, которым заявила о себе ГУР, стал Манифест к украинскому народу, датированный 3 августа 1914 года. Помимо председателя Рады Костя Левицкого, документ подписали оба его заместителя — Михаил Павлик и Николай Ганкевич.

Стоит напомнить, что в эти дни начал разгораться пожар Первой мировой войны, чему, собственно, и был посвящен манифест. Австро-Венгрия там прославлялась как защитница «украинской национальной жизни». Зато Россия называлась «историческим врагом Украины».

«Наша дорога ясна, — декларировалось в манифесте. — Победа австро-венгерской монархии будет нашей победой». Рада призывала украинское общество «единодушно и решительно» выступить против России, отдав «все свои материальные и моральные силы для того, чтобы исторический враг Украины был разбит».

Не следует думать, что содержание манифеста объяснялось необходимостью обычного выражения лояльности к своему правительству. Такую лояльность в сложившихся обстоятельствах вынуждены были нарочито проявлять разные организации во всех воюющих государствах. Но, во-первых, на тот момент Австро-Венгрия не пребывала в состоянии войны с Россией (официально войну нашей стране Вена объявила лишь через три дня). А во-вторых, подписавшие манифест лица не просто демонстрировали показную верность. Они действительно усердно служили австрийскому цесарю. И прежде всего потому, что люто ненавидели русских.

Например, Михаил Павлик уже не в предназначенном для опубликования манифесте, а в частном письме буквально изливал верноподданнические чувства. «Нашему старенькому Францу-Иосифу I и немецкому Вильгельму II принадлежит вечная благодарность, и не только от всех угнетенных народов России, в том числе и от нашего, но и от всего культурного мира, — писал он. — Они и сами должны чувствовать себя счастливыми, что довелось им начать дело могучего преобразования мира». Павлик именовал австрийского и германского императоров «самыми великими революционерами мира», действующими «в пользу всего человечества».

«Среди обновленных отношений и на руинах — полях, засеянных костьми бесчисленных честных воинов и политых их кровью, настанет небывалый до сих пор расцвет на всех полях человеческой деятельности, — продолжал он. — И это, я уверен, настанет и на нашей Украине благодаря подмоге австрийской да и германской армии».

Миллионам, десяткам миллионов людей начавшаяся война принесла горе. А заместитель председателя ГУР радовался: «Счастлив, что довелось мне дождаться такой великой минуты. Минуты, для которой и мне пришлось поработать». Он уже назначал приятелям свидание «через 2–3 месяца в освобожденном Киеве».

Как известно, надежды деятеля украинского движения не оправдались. Через два-три месяца не австро-германские войска находились в Киеве, а русские во Львове. Из-за успехов ненавистных «москалей» злобный русофоб так распереживался, что заболел и умер. Это, впрочем, еще раз доказывает — в своей ненависти к России и любви к Австрии Павлик был искренен. Как и его единомышленники — Левицкий с Ганкевичем.

Вот только взгляды их совершенно не разделяло огромное большинство проживавших в Австро-Венгрии русинов (украинцев, если пользоваться современной терминологией). И, заявляя сегодня, будто ГУР «имела доверие народа», депутаты Бригинец и Павловский явно грешат против истины.

Как только начались боевые действия, из Вены во Львов прибыл крупный австрийский дипломат, представитель МИД при Верховном командовании барон Владимир Гизль. Он провел переговоры с членами ГУР (кстати сказать, находившимися на полном содержании у венского правительства), выслушал их клятвы в верности австрийской династии, но этим не ограничился. Гизль внимательно изучил сложившуюся в Галиции ситуацию и с сожалением сделал вывод: «Украинофильское движение среди населения не имеет почвы — есть только вожди без партий».

В следующем донесении он вновь констатировал: «Украинизм не имеет среди народа опоры. Это исключительно теоретическая конструкция политиков». Вскоре барон открыто забил тревогу: «Подтвердилась информация о переходе населения на сторону русских войск, в результате чего наша армия брошена на произвол судьбы».

О том же в один голос твердили австрийские военные власти. Сам главнокомандующий австро-венгерской армией эрцгерцог Фридрих в докладной записке Францу-Иосифу свидетельствовал, что среди коренного населения Галиции, Буковины и Закарпатья существует «уверенность в том, что оно по расе, языку и религии принадлежит к России».

В самом деле, русины Австро-Венгрии в большинстве своем относили себя к одной нации с великорусами. Поэтому и помогали они не австро-венгерской армии, а своей — русской. При вступлении русских войск в населенные пункты жители встречали их хлебом-солью и цветами.

Русское чувство пробудилось даже в отрядах так называемых «украинских сичевых стрельцов» (УСС), сформированных по инициативе ГУР. «Увлекаемые сознанием общности интересов своего народа с интересами Австрии и желая в этой войне с Россией морально и материально принять участие в поддержке монархии, австрийские украинцы создали с началом войны через свою “Главную Украинскую раду” отряды украинских стрельцов, которые — наследники бывших княжеских и гетманских армий украинских — пошли на поле боя в составе цесарской и королевской армии, приняв присягу верности цесарю Австрии и королю Венгрии в ознаменование тесной связи своих национально-политических усилий с Габсбургской монархией», — восторженно сообщала «национально сознательная» газета «Діло», ставшая фактически рупором ГУР.

Менее оптимистичен был австрийский генерал Станислав Шептицкий. Он писал своему брату Андрею, униатскому митрополиту и покровителю украинского движения: «Твое холопское войско, твои УССы боев еще не видели, но известно, что они собираются «доблестно» сдаться в плен москалям».

Генерал не ошибся. Австрийское командование задумало использовать отряды стрельцов в качестве специальных разведывательно-диверсионных групп, предназначенных для действий в тылу русских войск. Но как только «усусы» переходили линию фронта, они тут же сдавались русским или просто расходились по домам.

Разумеется, при таких условиях австрийцы с недоверием стали относиться к ГУР, совершенно обоснованно считая ее сборищем политических банкротов. Это грозило организации полным прекращением финансирования.

Чтобы хоть как-то доказать свою полезность правительству, члены ГУР бросились доносить на собственный народ. В сущности, доносительство всегда было основным занятием украинских «национально сознательных» деятелей в Австро-Венгрии. Задолго до войны они неустанно сигнализировали властям о «русской эпидемии в Галиции», умоляя незамедлительно принять меры. В упомянутом первом манифесте Рады даже выражалось сожаление, что тем сигналам не придавалось раньше должного значения.

Теперь же количество доносов возросло многократно. Члены ГУР и их подручные старательно сообщали о «подозрительных лицах» и «российских шпионах». При этом в «подозрительные» и «шпионы» у них попадали все, кто не разделял «национально сознательных» убеждений.

Это была воистину каинова работа. Доносили тайно и публично (через газеты). На отдельных лиц и целые сельские общины. Обвиняли как тех, кто действительно симпатизировал России, так и совершенно аполитичных обывателей. Власть, как правило, не разбирала, кто прав, кто виноват. Жандармы производили аресты и затем схваченных людей либо отправляли в концлагеря, либо сразу казнили (такие случаи тоже не были редкостью).

«Жажда славянской крови помрачила умы и помыслы военных и мирских подданных Габсбургской монархии, — вспоминал позднее бывший узник концлагеря Василий Ваврик. — Наши братья, отрекшиеся от Руси, стали не только ее прислужниками, но и подлейшими доносчиками и даже палачами родного народа. Ослепленные каким-то дурманом, они исполняли самые подлые, постыдные поручения немецких наемников. Достаточно взять в руки украинскую газету “Діло”, с 1914 года издававшуюся для интеллигенции, чтобы убедиться в этом окончательно. Волосы встают дыбом, когда подумаешь о том, сколько мести вылил на своих ближних не один украинский фанатик, сколько своих земляков выдал на муки и смерть не один украинский политик вроде кровавого Костя Левицкого, сколько жертв имел на своей совести не один “офицер” в униформе сатаны Чировского. Не день, не два упивался страшный упырь Галицкой земли братской кровью. На каждом шагу виден он, везде слышен его зловещий вой. Ужасен вид его».

«В руки властей передали нас большей частью свои же украинофилы, которые тогда держали монополь австрийского патриотизма», — писал другой уцелевший после концлагеря галичанин.

К доносам в основном и свелась «практическая деятельность» ГУР, о чем, однако, не упоминается в депутатской пояснительной записке. Вместо этого там подчеркивается, что Рада «помогала интернированным в концентрационных лагерях украинцам». Надо признать, что и такое иногда случалось. Только под украинцами тут нужно понимать исключительно членов украинских политических партий.

В обстановке массового террора, когда австро-венгерские каратели хватали всех без разбора, бывало, что в концлагерях случайно оказывались и «национально сознательные» деятели. Рада в таких случаях указывала властям на ошибку. К примеру, в ноябре 1914 года из почти 6 тысяч людей, содержавшихся на тот момент в концлагере Талергоф, ГУР сочла возможным ходатайствовать за 77 узников. Их освободили. Остальные заключенные внимания Рады не удостоились — они ведь не были «сознательными украинцами».

Всего за период с августа 1914 по май 1917 года в Австро-Венгрии по приказу властей было казнено около 60 тысяч мирных жителей. Количество погибших в тюрьмах, концлагерях, при принудительных депортациях исчислялось сотнями тысяч.

А председатель Рады Кость Левицкий продолжал упражняться в славословии. «Мировая война, — разглагольствовал он, — научила нас высоко ценить идею Австрийского государства, ставшего в это лютое время защитой своих народов против покушений вековечного врага свободы и воли национальной. В сей монархии нашел украинский народ при этом великом несчастье свою единственную защиту и охрану… Австрии будем крепко держаться, ибо тут главная основа нашего существования».

Что же касается натурального геноцида, устроенного австро-венгерскими «защитниками», то его Левицкий вполне одобрял. «В этом огненном испытании, — пояснял лидер ГУР, — лишь очистился наш корень народный от опасной заразы. И теперь уже всем ясно станет, что никому не стоит играться русофильской отравой, ибо отступничество национальное и измена государству не является убеждением, а преступлением».

И что тут еще добавить? Думается, вышеприведенное высказывание лучше всего характеризует и Костя Левицкого, и возглавляемую им Главную украинскую раду, да, пожалуй, и депутатов современной Украины, собирающихся почтить память последователей Каина.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

2. Последователи, преемники и продолжатели

Из книги Закрытые страницы истории автора Горбовский Александр Альфредович

2. Последователи, преемники и продолжатели Задолго до того как открытая история ассасинов завершилась падением Аламута и далеко от тех мест девять рыцарей решили основать свой орден – орден тамплиеров (от французского temple – «храм»). В то время никому не пришло в голову


Глава 11 Двойная игра «Каина»

Из книги Наследники СМЕРШа. Охота на американских «кротов» в ГРУ автора Терещенко Анатолий Степанович

Глава 11 Двойная игра «Каина» В сентябре 1980 года в одно из подразделений ГРУ Генштаба прибыл для прохождения дальнейшей службы высокий, стройный старший лейтенант Иванов Александр Васильевич. Военная форма ему шла. Очки в тонкой золоченой оправе придавали лицу особый


Глава 12 Мудрецы и «последователи»

Из книги Загадка Сфинкса автора Бьювэл Роберт

Глава 12 Мудрецы и «последователи» «Введение к первому космическому тексту Эдфу свидетельствует, что, согласно преданию, содержание этих записей есть „слова Мудрецов“. Нам говорят, что эта священная книга считается „Копией писаний, которые Тот сделал со слов


Последователи волшебника

Из книги Третий проект. Том III. Спецназ Всевышнего автора Калашников Максим

Последователи волшебника В начале 1940-х годов английский экспериментатор Серл, по свидетельствам многочисленных очевидцев и специалистов, смог создать опытную установку, которая показывала возможность преодолевать земную гравитацию. С тех пор опыты Серла никто не смог


Петр Камчатка, друг и учитель Каина

Из книги Повседневная жизнь воровского мира Москвы во времена Ваньки Каина автора Акельев Евгений Владимирович

Петр Камчатка, друг и учитель Каина На дворе стояло лето 1748 года. До ареста грозного доносителя и начала расследования его преступлений оставалось полгода. Пока Иван Осипов Каин продолжал расхаживать по московским улицам в шляпе, сюртуке и перчатках, с сенатским указом в


Последователи Сета

Из книги Путь Феникса [Тайны забытой цивилизации] автора Элфорд Алан

Последователи Сета Религиозные верования древних египтян были достаточно стойкими, но их система всегда была уязвима, так как у фараонов оставался соблазн нарушить соотношение между Гором и Сетом, поскольку предания о них оставляли определенные сомнения, например,


Последователи и современники Рейсдала

Из книги История искусства всех времён и народов. Том 3 [Искусство XVI–XIX столетий] автора Вёрман Карл

Последователи и современники Рейсдала Значительнее гаарлемских учеников и последователей Рейсдала, на которых мы не можем останавливаться, был Ян Вийнантс (1625, по Боде же 1605–1682), променявший, следуя духу времени, около 1660 г. свой родной город Гаарлем на Амстердам. Он был


Ученики и последователи Рембрандта

Из книги История искусства всех времён и народов. Том 3 [Искусство XVI–XIX столетий] автора Вёрман Карл

Ученики и последователи Рембрандта Старшие товарищи Рембрандта, но не его ученики, направились по его следам, как его лейденский земляк и товарищ по обучению у Ластмана Ян Ливенс (1607–1674) и ученик Мойарта, амстердамец Саломон Конинк (1609–1656), но остаются, однако, на очень


2. Последователи и современники Тьеполо

Из книги История искусства всех времён и народов. Том 3 [Искусство XVI–XIX столетий] автора Вёрман Карл

2. Последователи и современники Тьеполо После Тьеполо множество выдающихся венецианских живописцев работает в различных жанрах: это архитектурная живопись, ландшафтная живопись, а также самостоятельный жанр проспектной живописи. Тем не менее, к концу столетия Италия


16. Сократ и его последователи

Из книги Мифы древнего мира автора Беккер Карл Фридрих

16. Сократ и его последователи Сократ (470 — 399 г.) был сыном скульптора Софрониска и повивальной бабки Фенареты, поэтому впоследствии свой метод преподавания он называл в шутку повивальным искусством, так как посредством вопросов и ответов старался развивать самого


Знакомство с Землей Каина

Из книги Бабур-Тигр. Великий завоеватель Востока автора Лэмб Гарольд

Знакомство с Землей Каина Первым и вполне естественным побуждением Тигра было идти дальше, чтобы выяснить, сколько еще земель он сможет завоевать. Узнав, что узенькая речка, протекающая через его новую столицу, несет свои воды на восток, к Инду, за которым лежит Хиндустан,


Последователи Сенеки

Из книги Нерон автора Сизек Эжен

Последователи Сенеки Другим кружком, связанным с группой Аннеев, был, как известно, кружок Сенеки. До того как образовался при дворе мощный политико-культурный кружок, отвлекая на свою сторону членов кружков соперников, кружок Сенеки становится вершиной римской


16. Последователи Конфуция

Из книги История и теория религий автора Панкин С Ф

16. Последователи Конфуция Мэн-цзы был продолжателем Конфуция, защищал конфуцианство от нападок со стороны других тогдашних школ. В рамках развития конфуцианства Мэн-цзы выработал концепцию человеческой природы; он развивал мысли Конфуция о моральном благе и отношении


18. Последователи даосизма

Из книги История и теория религий автора Панкин С Ф

18. Последователи даосизма Чжуан-цзы (369–286 гг. до н. э.) – наиболее выдающийся последователь и пропагандист даосизма. В области онтологии он исходил из тех же принципов, что и Лао-цзы. Однако с его мыслями о возможности «естественного» упорядочения общества на основе


Последователи Петра Нестерова

Из книги За взлетом взлет автора Глушанин Евгений Павлович

Последователи Петра Нестерова В летописи советской авиации — сотни ярких страниц, тысячи героических подвигов. Только воздушный таран в боях с фашистами применили шестьсот советских летчиков.Безусловно, приказов на уничтожение врага в воздухе таранным ударом не было и