ЧТО ДЕЛАТЬ? (ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ)

ЧТО ДЕЛАТЬ? (ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ)

Действительно, ну что можно делать после того, как уже наступил конец Света?! Когда Россия уже погибла — и давно?!

Для начала можно осознать — конец Света уже произошел. И совершенно необязательно кручиниться по этому поводу. С тем же успехом можно хвастаться — ни у кого такого нет, а у нас есть! Вот какие мы уникальные!

Самое же разумное — просто принять к сведению: да, живем после конца Света. После Апокалипсиса.

России больше нет. В смысле нет больше той, исторической России. И не будет. Если есть желание, можно по этому поводу истерически вскрикивать, заламывать руки, стонать, биться головой об стенку. Но только ничего от этого все равно не изменится. И выдумывать о самих себе всякие глупости — нелепо и ни к чему хорошему не приведет. Так что давайте лучше не выдумывать.

Как тогда жить?! Вот так и жить — осознавая и даже исследуя, а когда надо — и используя свой уникальный, горький опыт. ТОЙ России нет — но мы-то есть, и мы живы. Есть НЫНЕШНЯЯ Россия. И никто не сказал, что наше будущее обязательно должно быть хуже, чем прошлое.

Второе, что нужно осознать, — Гражданская война вовсе не кончена.

Нация по-прежнему расколота на белых и красных, при нейтралитете 80 %… и с этим ничего нельзя поделать.

Так и после Французской революции 1789–1793 годов французы почти сто лет были расколоты как бы на два народа. Они говорили на одном языке — но у них было совершенно разное представление о том, как относиться к этой революции и к ее результатам.

Россия становится все более и более белой… Но пока она белой стала не до конца.

Пока в Российской армии на пуговицах и погонах изображены все те же масонские звезды, введенные Троцким. Пока в ней принято обращение «товарищ». Пока мумия Ленина лежит в зиккурате, высящемся посреди Москвы — в Мавзолее. Пока шпили кремлевских башен венчают не православные кресты, а все те же колючие красные звезды. Пока называть себя коммунистом — не стыдно. Пока выходят книги, открыто прославляющие палачей России. Пока опыт красного кошмара не то что не осмыслен — его осмысление даже не поставлено на повестку дня. До тех пор для нас продолжается Гражданская война.

Осознав, что Гражданская война продолжается, можно принять в ней участие. Не пугайтесь — не надо строить бронепоезда, извлекать из музеев пулеметы 1918 года. Воюют словами и образами. Воюют представлениями, которые складываются в головах. Гражданская война — война идей.

Если у вас в гостиной висит или на письменном столе стоит портрет Ленина, Свердлова, Дзержинского или Троцкого, значит, Красная Армия — это ваша армия и вы хотите ее победы. Не забудьте только, что за этими лицами угадываются еще квадратные морды Мишки Япончика, Григорьева, Гришки Проститутки, сифилитическая харя Розы Залкинд, по-вурдалачьи бледный Бела Кун… Так сказать, образы классово близких.

Но можно ведь повесить и портрет Лавра Георгиевича Корнилова. И Деникина. И Колчака. И Каппеля. И Врангеля. И Юденича. И Туроверова. И Николая Гумилева — белого заговорщика, расстрелянного в Бернгардовке.

А можно повесить на стену портрет Токмакова, Мамантова, Антонова, любого другого из крестьянских вождей. И любого из офицеров лучшего колчаковского полка: Ижевского. И пролетария Фунтикова.

И казаков — Анненского, Каледина, Краснова.

И самостийников Пятса, Ульманиса или Скоропадского. Или Ноя Жордании, начертав на стене его любимый лозунг: «Грузия для грузин!»

А можно повесить портрет стеснительного антисемита Петлюры или обормота Вермонта.

Можно, конечно, вешать портреты и Керенского, и Милюкова… И Чайковского. И хоть всего ЦК партии эсеров во всей красе. И матроса Железняка. И Махно. Вольному воля, число вариантов непредсказуемо. Выбирая портрет на стене, мы выбираем свою армию нашей Гражданской войны. Мы воюем на стороне этой армии.

Всякая война кончается, когда умирает ее последний солдат. Значит, Гражданская война в России будет продолжаться еще долго.