Путешествие к «стене Гога и Магога»

   Путешествие к «стене Гога и Магога»

   Однажды халиф Васик увидел зловещий сон: далеко на севере, в стене, построенной для защиты от Гога и Магога, образовался пролом. Судьба цивилизованного мира повисла на волоске… Проснувшись, халиф в страшной тревоге принялся искать отважного человека, который бы отправился в дальнее путешествие, чтобы посмотреть, в каком состоянии находится стена. Его выбор пал на Саллама Переводчика, владевшего 30 языками. В помощь ему халиф дал 50 юношей и, щедро снабдив деньгами, отправил в далекий, полный опасностей путь. Два года и четыре месяца продолжалось путешествие. Тридцать шесть из 50 спутников Саллама погибли. И все же отважный путешественник выполнил поручение халифа и благополучно вернулся в Самарру, привезя с собой железную полосу от ворот, надежно запиравших оборонительную стену…   Это описание удивительного путешествия Саллама Переводчика можно было бы принять за сказку. Однако оно имело место в реальности! Владевший 30 языками толмач Саллам Алтарджеман около 844–846 гг. по приказу халифа Васика (842–847) действительно предпринял дальнее путешествие, пройдя, судя по всему, путь от Самарры (Ирак) до дальних пределов Китая. Отчет о его странствиях был в 846 г. записан знаменитым географом Ибн-Хордадбехом, занимавшим в те времена должность главного почтмейстера халифата. Можно утверждать с почти полной уверенностью, что он получил все сведения лично от Саллама.   Несколько странный, но в целом вполне правдоподобный рассказ Саллама давно стал объектом научных споров. О целях и значении этого путешествия высказывались самые различные мнения. Нет среди ученых и единого мнения относительно того, где побывал Саллам за два года странствий. Однако великий путешественник Ибн-Баттута еще в XIV в. утверждал, что Саллам, безусловно, достиг Великой Китайской стены. К аналогичным выводам приходят и многие современн ые исследователи.   Рассказ Саллама выдержан в сдержанном тоне, в нем нет ни одного «увлекательного» приключения и нет никаких столь популярных в те времена легенд. Ни разу в нем не преувеличиваются тяготы и страдания, не превозносятся героические подвиги путешественников. Зато в нем содержится ряд деталей, которые не могли быть придуманы.   Из рассказа следует, что путешественники, выйдя из Самарры, отправились на север. Через Армению и Грузию они дошли до устья Волги, затем повернули на восток и двинулись через солончаки и пустыни в сторону Аральского моря. По караванному путем от Сырдарьи Салам прошел вдоль северных отрогов Тянь-Шаня, миновал главный перевал Восточного Тянь-Шаня и вскоре вступил в Аньси. Именно здесь располагается крайний восточный участок Великой Китайской стены. Обратный путь Саллама из района Аньси примерно до Таласса совпадал с маршрутом его путешествия к стене. Затем он, видимо, свернул на юго-запад и, миновав Самарканд, достиг исходной точки своего путешествия – Самарры. Поскольку путешествие через устье Волги отняло 16 месяцев, а обратный путь через Хорасан и Самарканд – лишь 12 месяцев, можно утверждать, что до стены Саллам добирался окольными путями, а возвращался более прямой дорогой.        К сожалению, целиком маршрут Саллама можно восстановить лишь гипотетически. Однако не подлежит сомнению, что он и его спутники все же достигли восточных границ Китая. Из путевых записей Саллама с очевидностью вытекает, что стена, у которой он побывал, принадлежала сильному в военном отношении и, видимо, богатому государству с четкой организацией управления и хорошим административным аппаратом. Эта стена явно служила для защиты от набегов кочевников. Другого аналогичного сооружения, подобного Великой Китайской стене, не было во всем мире . В годы правления халифа Васика и арабам могли быть известны отрывки старинных преданий о Китае и о чудесной стене огромных размеров, предназначенной для защиты от набегов варваров. Рассказы о том, что где-то в дальних странах стоит диковинная «стена Гога и Магога», о которой говорится в Коране, вероятно, стали известны халифу, и он пожелал получить более точные сведения о ней. Характерно, что спустя сто лет после путешествия Саллама арабский географ и путешественник Аль-Масуди уже совершенно недвусмысленно говорит о Великой Китайской стене, называя ее «стеной Гога и Магога». Другой известный путешественник, Ибн-Баттута, также именует Великую Китайскую стену «стеной Гога и Магога», считая ее, впрочем, творением Александра Македонского. После всего сказанного можно не сомневаться, где побывал Саллам, не говоря уже о том, что во всей Азии не было другого столь же важного и известного сооружения для защиты от воинственных кочевников, которое могло бы потревожить сон могущественного халиф а.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.