Цели

Цели

Когда несчастный Сцилард возвращался на станцию, гровсовский Комитет по выбору целей проводил последнее совещание в Пентагоне. Перед комитетом стояла задача отработать последние детали первого применения атомного оружия против Японии. В качестве консультанта на собрании присутствовал Оппенгеймер. Ранее для дальнейшего рассмотрения предварительно определили четыре цели: Киото, Хиросима, Иокогама и арсенал города Кокура. Теперь было решено оставить три цели: Киото, Хиросиму и Ниигату. Комитет согласовал высоту, на которой должна была сдетонировать первая бомба, — предполагалось использовать урановую бомбу модели «Малыш». Предстояло изучить возможное радиологическое воздействие бомбы.

Полковник Пол Тиббетс участвовал в собрании Комитета в Вашингтоне. Тиббетс служил личным пилотом Дуайта Эйзенхауэра и пользовался репутацией лучшего летчика американских военно-воздушных сил. Его назначили командующим специальным авиационным подразделением, 509-й сводной группой, собранной специально для доставки и сброса атомной бомбы[125]. Тиббетсу было приказано пилотировать переоборудованный В-29, с которого требовалось сбросить бомбу «Малыш». Экипаж проходил тренировки на Кубе, где пилоты обучались летать над водой с тяжелым грузом на борту. Приказ на отправку 509-й группы на боевое задание выдали в апреле, и передовая группа прибыла в Норс-Филд, на остров Тиньян в северной части Тихого океана всего за 10 дней до задания, 18 мая.

Беспокойство, давно уже донимавшее физиков из Лос- Аламоса и «Метлаба», в значительной степени разделял и Стимсон. Он также размышлял о том, что может принести в мир пришествие ядерного оружия, не будет ли поставлена под угрозу судьба человеческого рода.

Стимсону было 77 лет. В 1909 году Теодор Рузвельт, дальний родственник Франклина Рузвельта, назначил его на пост Генерального прокурора США. Стимсон обладал сильным чувством нравственности, верил в человечность и международное право. Он испытывал страх от того, что столь колоссальная война затуманила мораль у лидеров западных демократий. Когда Союзники засыпали зажигательными бомбами Дрезден, Гамбург, а затем и некоторые японские города, он считал это проявлением тотальной войны, которую решительно не принимал. Стимсон считал: атомную бомбу нужно использовать так, чтобы свести к минимуму жертвы среди мирного населения. «Закрепившаяся за Соединенными Штатами репутация государства, ведущего войну в духе честного соперничества и принципов максимально возможной гуманности, — сказал он Трумэну, — это величайшее достояние, которое позволило бы обеспечить мир на несколько последующих десятилетий. Я считаю, что аналогичный принцип сохранения жизней мирного населения должен применяться, насколько это возможно, и при использовании любого нового оружия».

По крайней мере следовало сохранить Киото — древнюю столицу Японии, крупный культурный центр. Там Стимсон провел свой медовый месяц. И на этот раз Гровса удалось убедить. Киото исключили из списка целей.