Тиара

Тиара

— Вы, конечно, слышали о знаменитой берилловой диадеме?

— Разумеется. Это — национальное достояние.

— Совершенно верно. — Он открыл футляр — на мягком розовом бархате красовалось великолепнейшее произведение ювелирного искусства.

— В диадеме тридцать девять крупных бериллов, — сказал он. — Ценность золотой оправы не поддается исчислению.

Артур Конан Дойль. Берилловая диадема (перевод В. Штенгель)

Тиары и диадемы древних царей и жрецов, папская тиара… Женщин куда больше интересуют не эти старинные символы власти, а то, чем можно украсить собственную голову. Так что в наше время диадема и тиара — это прежде всего женские украшения в виде венцов, образующих полный или неполный круг, из драгоценного металла, усыпанные драгоценными же камнями. И если обычные женщины могут надеть такое только раз-другой в жизни, скажем, на собственную свадьбу или когда становятся «королевами красоты», то для настоящих королев, принцесс и леди голубых кровей это неотъемлемая часть содержимого фамильной шкатулки с драгоценностями и столь же неотъемлемая деталь туалета для торжественных случаев.

И Елизавета II, и члены королевской семьи появляются на официальных мероприятиях в усыпанных бриллиантами и другими драгоценными камнями тиарах и диадемах. И у каждой, конечно, своя история.

Среди многочисленных бриллиантовых (а ведь есть ещё множество других!) тиар, которые хранятся в этой коллекции, есть несколько, которые весьма часто путают.

Когда в 1893 году старший внук королевы Виктории, будущий король Георг V, венчался с принцессой Мэй, Марией Текской, королева подарила невесте бриллиантовое колье. В 1919 году Мэй, тогда уже королева, велела переделать тот давний свадебный подарок — из извлечённых оттуда бриллиантов была сделана тиара, которую, правда, можно было носить и в качестве колье, сняв предварительно с жёсткой основы.

В августе 1936 года она подарила её супруге своего младшего сына Георга, Елизавете (не прошло и года, как Георг, после отречения своего старшего брата Эдуарда VII от престола, стал королём Георгом VI, а Елизавета, соответственно, королевой-консортом). В отличие от своей свекрови, Елизавета очень долго не расставалась с подарком. Правда, сэр Генри Ченнон, один из членов парламента, так однажды написал в своём дневнике об одном из балов: «Королева была в белом и в уродливой зубчатой бриллиантовой тиаре». Что ж, оставим эпитет «Уродливый» на совести сэра Генри…

Когда в 1947 году дочь Елизаветы и Георга, будущая Королева Елизавета II, тогда ещё принцесса, выходила замуж, то мать одолжила ей эту бриллиантовую тиару, поскольку, согласно давней традиции, в туалете невесты непременно должно присутствовать что-нибудь «чужое». Однако невесте предстояло вот-вот отправляться к венцу, а тиара распалась надвое прямо у неё на голове. Украшение пришлось срочно чинить, и, к счастью, успели вовремя. Много лет спустя она украсила голову ещё одной невесты, принцессы Анны, дочери Елизаветы II, которая в 1973 году вышла замуж за капитана Марка Филипса.

Когда королева-мать Елизавета скончалась в 2002 году, то эту тиару, вместе с другими драгоценностями, унаследовала, конечно же, Елизавета II. Совсем недавно, в ноябре 2009 года, королева надевала её во время официального визита в Тринидад и Тобаго, и, конечно, журналисты особо отметили, что для этого события королева выбрала украшение, которое надевала когда-то на свою свадьбу. Можно было сравнить фотографии, которые разделяет шестьдесят два года — что ж, Елизавета выглядит достойно и в двадцать один, и в восемьдесят три. Второе, отметим, гораздо сложнее, и дело не в бриллиантовой тиаре королевы Марии.

Что касается второй тиары, сделанной куда раньше и весьма похожей на эту, то её обычно называют «тиарой Георга III». Изначально это было колье, заказанное около 1830 года (видимо, по указанию короля Георга IV), для которого воспользовались бриллиантами из обширной коллекции Георга III. Его можно было носить и как тиару, но вплоть до королевы Виктории, которая взошла на престол в 1837 году, этой возможностью не пользовались. А в 1839 году юная Виктория надела это колье как тиару на премьеру в опере. В ней она, как считают некоторые специалисты, изображена на портрете кисти Франца Винтерхальтера, написанном в 1951 году, — королева держит на руках годовалого ребёнка (своего третьего сына, Артура), рядом находятся её супруг и герцог Веллингтон, знаменитый полководец, а голову королевы венчает бриллиантовая тиара. Впоследствии она перешла к королеве Марии, а затем, через мать королевы Елизаветы II, к ней самой. Что ж, королеве Марии в своё время принадлежали обе тиары, и эта, «Георга III», и та, о которой мы рассказали сначала — неудивительно, что украшения, похожие внешне и передававшиеся через одни и те же руки, часто путают.

А ведь есть ещё одна похожая! В 1888 году Александра, принцесса Уэльская, супруга старшего сына и наследника королевы Виктории, будущего короля Эдуарда VII, получила бриллиантовую тиару в качестве подарка от трёхсот шестидесяти пяти пэресс королевства в честь своей серебряной свадьбы. Александра, датская принцесса, родная сестра другой датской принцессы, Дагмар, которая стала Марией Фёдоровной, супругой российского императора Александра III, хотела тиару, похожую на тиару сестры — в русском стиле, напоминающую кокошник.

Ювелиры фирмы «Гаррард» сделали кокошник из шестидесяти одной платиновой полоски, которые усыпали четыреста восьмидесятью восемью бриллиантами (самые крупные, наверху каждой, были три с четвертью карата каждый). Графиня Солсбери, которая и занималась этим заказом, впоследствии и преподнесла его принцессе Александре от лица остальных леди.

Эта тиара, которую так и называли «русской тиарой-кокошником», стала одним из самых любимых украшений Александры, несмотря на то что в её коллекции драгоценностей были и другие, не менее великолепные украшения. Она писала своей родственнице Августе, герцогине Мекленбург-Стрелицкой, описывая полученные подарки: «Дамы преподнесли мне чудесную бриллиантовую зубчатую тиару».

Не только Александра получила подобный роскошный Подарок «от общественности» — когда в 1893 году Мария Текская выходила замуж за её сына, «девушки Великобритании и Ирландии» преподнесли невесте тиару. Специальный комитет, который возглавила леди Ева Гревилл, собрал более пяти тысяч фунтов, и украшение заказали ювелирной фирме «Гаррард». Оставшиеся деньги пошли, по настоянию принцессы Марии, в благотворительный фонд семьям моряков, которые погибли в том же 1893 году, когда во время учений затонул боевой корабль «Виктория». В благодарственном письме принцесса писала: «Могу вас заверить, что тиара навсегда останется для меня наиболее ценным даром, знаком вашего расположения и привязанности».

Она получилась волшебной — изящный узор «гирлянды и завитки», благодаря которому тиара казалась сделанной из бриллиантового кружева, бриллиантовые же зубчики, которые были украшены девятью большими жемчужинами. Кроме того, она состояла из двух частей; основание тиары, которое представляло собой чередующиеся круглые и ромбовидные более крупные бриллианты между двумя узкими полосами мелких, можно было отсоединять и носить как колье.

В 1913 году Мария так и сделала, и порой носила нижнюю часть отдельно не только в качестве колье, но и как головное украшение. А, кроме того, в основной тиаре велела заменить жемчуг на бриллианты. Колье и тиара, достойная королевы фей, стали её подарком внучке, Елизавете II, когда та в 1947 году выходила замуж.

В 1969 году обе части тиары вновь соединили, и такой она остаётся и по сей день — королева надевает её весьма часто. Изображение Её Величества именно в этой тиаре, которую часто называют «бабушкиной тиарой», можно увидеть, к примеру, на банкнотах — как Великобритании, так и других членов Британского Содружества. И нельзя не отметить, что лёгкая изящная тиара смотрится на седых волосах этой пожилой леди ничуть не хуже, чем на тёмных в её юности. Однако вернёмся к началу прошлого века.

Принцесса Уэльская, а впоследствии королева-консорт, Александра была необыкновенно эффектной дамой, законодательницей мод своего времени. Прикрывая полученный в детстве шрам на шее, она носила плотно облегающие шею колье, но не ограничивалась ими. Консуэло Вандербильт так описывала её в своих мемуарах: «Как всем известно, королева Александра была поразительной красавицей. У неё, как и у императрицы Евгении, были покатые плечи, а её грудь и руки, казалось, были созданы специально для того, чтобы на них красовались сияющие драгоценности… Чаще всего она одевалась в белое, и носила голубую ленту ордена Подвязки. На её голове сверкала тиара, а жемчуга и бриллианты усыпали её от шеи до пояса». По поводу её невестки Марии, стиль которой был совсем другим, но тоже эффектным, выразились однажды более жёстко — мол, её бюст напоминает прилавок ювелира…

Что ж, и Александра, и Мария любили и умели носить драгоценности, задавали на них моду (скажем, именно Александра сделала популярными украшения из платины, и именно подражая роскоши её уборов, бриллианты начали носить и днём, а не только вечером) и серьёзно пополнили частную коллекцию украшений британских монархов. И если королева Виктория изменяла своему кружевному чепцу очень редко, по самым торжественным случаям, то эти королевы-консорты очень часто появлялись на публике в великолепных тиарах и диадемах.

Упомянутые выше бриллиантовые тиары, кроме последней, «тиары от девушек Великобритании и Ирландии», относятся к типу франж (что означает, помимо прочего, «бахрома», «кайма» — оформление и в самом деле напоминает бахрому из драгоценных камней). А помимо Него в XIX веке был также очень популярен узор «узелки влюблённых», то есть двойные узлы, восьмёркой — символ преданности в любви. Обычно в них сочетали бриллианты и жемчуг. Такие тиары были и у супруги короля Баварии Людвига I Терезы, и у княгини Татьяны Александровны Юсуповой — в ней она изображена на своём известном парадном портрете кисти Винтерхальтера.

Подобная тиара была сделана и по заказу родителей красавицы Августы Гессен-Кассельской, которая в 1818 году вышла замуж за Адольфа Фредерика, герцога Кембриджского, младшего сына короля Георга III. Тиара, сделанная во входившем тогда в моду средневековом, готическом стиле, стала подарком к свадьбе. Девятнадцать усыпанных бриллиантами арок (изгибом вниз) увенчаны пресловутыми узелками. Кроме того, её украсили тридцать восемь жемчужин — девятнадцать были прикреплены снизу к узелкам в качестве подвесок, а девятнадцать крепились на них сверху.

Августа надевала её, в частности, на коронацию королевы Виктории. В 1843 году она подарила её своей дочери, принцессе Августе, которая вышла замуж за герцога Мекленбург-Шверинского, и тиара передавалась в этой семье на протяжении нескольких поколений. Когда она «ушла» из семьи, точно неизвестно, но относительно недавно, в 1981 году, её выставили на аукционе Кристис. Кто приобрёл её и где она теперь находится, неизвестно — покупатель остался анонимным. Но вернёмся к тиаре английской.

В 1893 году внучка Августы, дочь её младшей дочери Марии Аделаиды, принцесса Мэй, стала супругой будущего короля Георга V. Видимо, заворожённая красотой бабушкиной тиары, которая перешла к её тётке, в 1913 году она распорядилась сделать копию. Жемчужины на верхней кромке тиары сделали съёмными, и позднее всё в той же знаменитой фирме «Гаррард» их заменили на крупные бриллианты. Четыре из них оформили в виде подвесок к жемчужному ожерелью, которое королева Мария иногда надевала вместе с тиарой, которую стали называть «Кембриджской», поскольку сделана она была по образцу тиары герцогини Кембриджской.

Впоследствии тиара перешла к Елизавете II. Королева надевала её время от времени, а когда в 1981 году принц Чарльз собрался вступить в брак с леди Дианой Спенсер, то Её Величество сделала будущей невестке роскошный свадебный подарок — за день до венчания леди Диана навестила королеву, и та подарила ей изумрудное колье и Кембриджскую тиару с узелками влюблённых. Говорят, что Диана не стала надевать её на свадьбу, поскольку сочла слишком тяжёлой, что, впрочем, не помешало ей очень часто носить её впоследствии. И, пожалуй, из всех королевских тиар именно эта наиболее знаменита — ведь мало кого столько фотографировали и рассматривали в мельчайших деталях, как леди Диану. Правда, после развода с принцем Чарльзом тиара вернулась обратно к королеве. Теперь в ней можно порой увидеть вторую супругу Чарльза, Камиллу.

Кроме упоминавшейся выше тиары-кокошника в королевской коллекции есть ещё одно украшение с «русским» названием — тиара Владимир. В 1890 году её сделали Для Великой княгини Марии Павловны (урождённой Принцессы Марии Мекленбург-Шверинской), супруги Владимира Александровича, третьего сына Александра II. Сочетание жемчуга и бриллиантов было одним из самых популярных в ювелирном искусстве конца XIX века, и тиара получилась необыкновенно эффектной — пятнадцать перекрывающихся колец, усыпанных бриллиантами, и в центре каждого — подвеска из крупной каплевидной жемчужины.

Мария Павловна всегда любила драгоценности и не перестала их коллекционировать, даже когда овдовела, так что неудивительно, что её коллекция была обширной. Когда, спасаясь от революции, Великая княгиня уехала в Кисловодск, её драгоценности остались в петербургском дворце. А дальше произошло то, что до сих пор неизменно упоминают журналисты, когда заходит речь о драгоценностях Романовых: Альберт Генри Стопфорд, британский дипломатический курьер, хорошо знакомый с Марией Павловной и её семьёй, смог проникнуть во дворец, добрался до драгоценностей и переправил их в Англию. Так что Мария Павловна стала одной из немногих Романовых, чьи украшения не пропали в хаосе революции и Гражданской войны.

В феврале 1920 года она наконец смогла выехать из страны, но уже в августе скончалась на своей французской вилле. Драгоценности, в частности, четыре полных парюры (т. е. комплекта — браслеты, колье, серьги, кольца и пр.), бриллиантовая, изумрудная, рубиновая и жемчужная, были, согласно завещанию, распределены между четырьмя детьми Великой княгини. Украшения с рубинами должен был получить Андрей, жемчуг — Борис, изумруды — Кирилл, а дочь Елена — бриллианты и жемчужную тиару. Правда, к тому времени цена на изумруды значительно выросла, а на жемчуг — наоборот, упала, поэтому большую часть драгоценностей продали, а полученные деньги распределили между наследниками.

Елена Владимировна оставила себе тиару и ещё несколько предметов. Но ненадолго — ей нужно было содержать семью. Супруг, принц Греческий Николай, писал и продавал картины, но денег семье с тремя детьми не хватало, так что материнское наследство всё равно пришлось понемногу продавать. И в 1921 году бриллиантово-жемчужную тиару приобрела королева Мария.

Поскольку по-английски принято называть замужних дам по имени супруга, и Мария Павловна, супруга князя Владимира, была для англичан «принцессой Владимир», то тиара и получила соответствующее название. По указанию королевы Марии тиару переделали так, чтобы жемчужины-подвески можно было заменять на изумрудные, сделанные из пятнадцати огромных «Кембриджских» камней (у них особая история, о которой чуть позже). Обновлённая тиара с изумрудами стала одной из самых любимых и поистине жемчужиной королевской коллекции.

После смерти Марии в 1953 году тиару унаследовала её внучка, Елизавета II, у которой тиара стала тоже одной из самых любимых. Чаще всего эту тиару королева, как и в своё время её бабушка, надевает с несколькими украшениями, которые тоже включают крупные изумруды. Скажем, в 1980 году, когда Елизавета II посетила Ватикан, на официальном приёме у Иоанна Павла II она была во «Владимирской тиаре». В 2002 году праздновался золотой юбилей, пятьдесят лет со дня восхождения Елизаветы II на престол, и на официальной фотографии для Канады королева позирует тоже в ней. А ещё можно припомнить и то, что супруг королевы, Филипп, герцог Эдинбургский — племянник принца Николая, супруга Елены Владимировны, через которую тиара и попала в сокровищницу британских монархов.

Королева Елизавета не ограничилась полученным наследством и сама пополняет коллекцию. Так, в подарок на свадьбу она получила от народа Бирмы рубиновое ожерелье. В 1973 году по указанию королевы ожерелье Разъяли, а камни вставили в тиару, которая получила название «Бирманской рубиновой». Девяносто шесть камней символизируют соответствующее количество болезней, которые, по поверью бирманцев, бывают у человека — рубины должны охранять Елизавету от этих болезней и всяческих других бедствий. Бриллианты, которые использовали для этой тиары, тоже были извлечены из подарка, уже другого — от низама (правителя) индийского княжества Хайдарабад и Берар. Осман Али Хан Бахадур был, что называется, сказочно богатым человеком (так, в 1937 году журнал «Таймс» назвал его самым богатым в мире), но порою весьма скупым — однако на подарок будущей королеве в честь свадьбы, бриллиантовые тиару и колье от Картье, он не поскупился. Из тиары, преподнесённой им, как считается, и сделали новую, с рубинами.

Цветы из рубинов в золотой оправе вставлены в «венок» из серебра, усыпанный бриллиантами, — новая тиара получилась контрастной и весьма яркой на фоне остальных головных украшений королевы. Когда Патибха Пратил, президент Индии в прошлом, в 2009 году приезжала с официальным визитом, то для банкета в честь этого события королева выбрала именно Бирманскую тиару — возможно, учитывая её восточное происхождение.

У Елизаветы II есть ещё одна тиара с рубинами, правда, куда более старинная. В 1853 году её сделали для королевы Виктории, и, вероятно, по дизайну принца Альберта. Изящный «Восточный венец» был поначалу украшен опалами. Но в 1902 году королева Александра велела заменить опалы (которые когда-то считались приносящими несчастье) на рубины. Эта тиара стала затем одной из самых любимых украшений королевы-матери.

Принц Альберт нередко разрабатывал дизайн украшений для своей царственной супруги.

В апреле 1845 года Виктория записала в своём дневнике: «Перед ужином мне сделали причёску, с очаровательной диадемой из бриллиантов и изумрудов, узор для которой придумал мой милый Альберт». Эта изящная диадема в неоготическом стиле, напоминающая венцы средневековых королев — узкая основа, небольшие зубцы, — была украшена крупными изумрудами. Позднее к ней были добавлены серьги и брошь, и на семейном портрете Виктории, Альберта и пяти их детей, написанном Винтерхальтером в 1846 году, королева изображена именно в этой небольшой, но очень величественно выглядящей тиаре.

А несколькими годами ранее принц Альберт разработал узор для другой тиары, всё в том же стиле; но на этот раз в бриллиантовое основание были вставлены крупные сапфиры. Её тоже можно увидеть на портрете молодой Виктории, причём, если судить по нему, эту тиару королева надевала не только обычным образом, так, чтобы она возвышалась надо лбом, а порой вместо этого окружала ею тяжёлый узел волос, собранный на затылке. После смерти мужа в 1861 году Виктория редко носила короны и тиары, но на портрете 1874 года уже пожилая королева изображена в белом вдовьем чепце, с которого ниспадает кружевная вуаль, а сверху надета бриллиантово-сапфировая тиара, подарок от человека, смерть которого королева оплакивала всю оставшуюся жизнь.

Обе тиары, и изумрудная, и сапфировая, не входят в коллекцию нынешней королевы. Кому точно принадлежит первая, неизвестно, судя по всему, кому-то из многочисленных потомков Виктории, и где она сейчас, также неизвестно. Вторую королева некогда подарила старшей дочери, сейчас она в частной коллекции графа Хервуда, двоюродного брата Елизаветы II, и порой выставляется в музеях.

Вернёмся к тиарам Елизаветы — мы перечислили далеко не всё из того, чем владеет Её Величество. К примеру, есть бриллиантовая тиара с узором в виде пчелиных сот, сделанная в 1920-х годах в знаменитом ювелирном доме «Бушерон», а приобрела её миссис Маргарет Гревилл, близкая подруга королевы Марии. Она скончалась в 1942 году и оставила её невестке Елизавете (супруге Георга VI, матери Елизаветы II) все свои великолепные драгоценности, среди которых была и эта тиара.

Почему именно ей, а не своей подруге Марии? Когда леди Елизавета Боус-Лайон выходила замуж, её супруг был всего лишь Альбертом, герцогом Йоркским, младшим братом наследника престола. Она, безусловно, получила подарки на свадьбу, но они были далеко не такими роскошными, какие могла бы получить супруга будущего короля. Впоследствии старший брат герцога Йоркского, ставший королём Эдуардом VIII, отрёкся от престола, и герцог стал королём Георгом VI. Но большая часть драгоценностей осталась у королевы Марии, так что у королевы-консорта Елизаветы их было не так уж и много. Быть может, именно это и послужило причиной того, что миссис Гревилл сделала наследницей именно её, а не королеву-мать Марию, у которой украшений и так было довольно. Елизавета впервые надела тиару уже после войны.

Колода тасуется причудливо — миссис Гревилл была крёстной матерью маленькой Розалинды Кабитт, одной из внучек другой своей подруги. Тогда никто и предположить не мог, что впоследствии дочь Розалинды, Камилла, станет второй супругой Чарльза, принца Уэльского, правнука королевы Марии. Правнук и правнучка двух подруг миссис Гревилл поженились, и теперь Камилла носит эту величественную тиару.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Виртуальность-1: Тиара над Россией

Из книги Призрак Золотой орды автора Бушков Александр

Виртуальность-1: Тиара над Россией В этом разделе мы рассмотрим один из интереснейших вариантов несбывшейся, альтернативной истории: что произошло бы с Россией и с миром, останься наши предки в «зоне влияния» католической церкви. Конечно, для создания детальнейшего


ВИРТУАЛЬНОСТЬ-1: ТИАРА НАД РОССИЕЙ.

Из книги Миражи и призраки автора Бушков Александр

ВИРТУАЛЬНОСТЬ-1: ТИАРА НАД РОССИЕЙ. В этом разделе мы рассмотрим один из интереснейших вариантов несбывшейся, альтернативной истории: что произошло бы с Россией и с миром, останься наши предки в «зоне влияния» католической церкви. Конечно, для создания детальнейшего


ТИАРА САЙТАФАРНА. ЛОЖНЫЕ СОКРОВИЩА СКИФОВ

Из книги Тайны древнего мира автора Можейко Игорь

ТИАРА САЙТАФАРНА. ЛОЖНЫЕ СОКРОВИЩА СКИФОВ Загадок, связанных со скифами, можно насчитать немало, например касающихся скифского искусства. Есть два вида скифского искусства. Первое – это изделия и украшения, исполненные в «зверином» стиле – лаконичные, завершенные и


Виртуальность-1: тиара над Россией

Из книги Россия, которой не было [Загадки, версии, гипотезы] автора Бушков Александр

Виртуальность-1: тиара над Россией В этом разделе мы рассмотрим один из интереснейших вариантов несбывшейся, альтернативной истории: что произошло бы с Россией и с миром, останься наши предки в «зоне влияния» католической церкви. Конечно, для создания детальнейшего


Виртуальность-1: тиара над Россией

Из книги Славянская книга проклятий автора Бушков Александр

Виртуальность-1: тиара над Россией В этом разделе мы рассмотрим один из интереснейших вариантов несбывшейся, альтернативной истории: что произошло бы с Россией и с миром, останься наши предки в «зоне влияния» католической церкви. Конечно, для создания детальнейшего


25. Пирамидальная шапка Андроника и христианская папская тиара

Из книги Царь славян. автора Носовский Глеб Владимирович

25. Пирамидальная шапка Андроника и христианская папская тиара Вот ещё одно любопытное место в приведённом выше обширном фрагменте из Хониата. Сказано, что Андроник перед бегством «надевает на голову варварскую шапку, которая, оканчиваясь остриём, похожа на пирамиду»


Тиара или тюрбан?

Из книги Европа и ислам: История непонимания автора Кардини Франко

Тиара или тюрбан? Николай V (Томмазо Парентучелли из Сарзан, известный гуманист) стал Папой 6 марта 1447 года, был рукоположен 19 числа следующего месяца и умер 24 марта 1455 года. Судьбе было угодно, чтобы за время пребывания на папском престоле он стал свидетелем двух


Глава V Яд, митра и тиара

Из книги История отравлений автора Коллар Франк

Глава V Яд, митра и тиара «Церковь испытывает отвращение к крови». Специалисты по каноническому праву, начиная с XII в., без конца повторяли эту цитату из «Декрета Грациана». Она просто вошла в поговорку. В первоисточнике речь шла об отказе духовенства проливать кровь, т. е.


Отрава и тиара

Из книги История отравлений автора Коллар Франк

Отрава и тиара Чем выше был ранг церковных иерархов, тем ожесточеннее велась борьба. Само папство после разрушительной схизмы из универсальной теократии превращалось в региональное княжество. Однако претензии на гигантскую власть сохранялись, что с XIII в. приводило к


25. ПИРАМИДАЛЬНАЯ ШАПКА АНДРОНИКА И ХРИСТИАНСКАЯ ПАПСКАЯ ТИАРА

Из книги Царь славян [2-е изд., испр. и доп.] автора Носовский Глеб Владимирович

25. ПИРАМИДАЛЬНАЯ ШАПКА АНДРОНИКА И ХРИСТИАНСКАЯ ПАПСКАЯ ТИАРА Вот еще одно любопытное место в приведенном выше обширном фрагменте из Хониата. Сказано, что Андроник перед бегством «надевает на голову варварскую шапку, которая, оканчиваясь острием, похожа на пирамиду»


Глава 20 Тиара папы Иннокентия

Из книги Злая корча. Книга 1. Невидимый огонь смерти автора Абсентис Денис

Глава 20 Тиара папы Иннокентия Если же приидет Сын Человеческий к престолу славы нашей, пусть привратник прежде спросит его: «Друг, зачем же ты пришел?» А если Он будет продолжать стучаться в двери твои, не давая тебе ничего, выкинь его во тьму внешнюю, где плач и скрежет


Глава 2 ВЗЯТИЕ КОНСТАНТИНОПОЛЯ, или «ЛУЧШЕ ТУРЕЦКИЙ ТЮРБАН, ЧЕМ ПАПСКАЯ ТИАРА!»

Из книги Роксолана. Ведьма Османского гарема автора Бенуа Софья

Глава 2 ВЗЯТИЕ КОНСТАНТИНОПОЛЯ, или «ЛУЧШЕ ТУРЕЦКИЙ ТЮРБАН, ЧЕМ ПАПСКАЯ ТИАРА!» Военные действия долгие годы шли в двух направлениях – на Европу и на Азию. Однако османы понимали, что нелегко будет заполучить главное сокровище дерзких воинских помыслов –


Тиара

Из книги Сокровища и реликвии Британской короны автора Скуратовская Марьяна Вадимовна

Тиара — Вы, конечно, слышали о знаменитой берилловой диадеме? — Разумеется. Это — национальное достояние. — Совершенно верно. — Он открыл футляр — на мягком розовом бархате красовалось великолепнейшее произведение ювелирного искусства. — В диадеме тридцать девять