2. Делегирование судебно-административных функций государя его советникам

2. Делегирование судебно-административных функций государя его советникам

Признаки делегирования судебной власти государя его советникам заметны еще в эпоху Ивана III. Первая статья Судебника 1497 г. начинается словами: «Судити суд бояром и околничим»[1445]. В первой половине XVI в. состав великокняжеского суда расширился за счет дворецких и казначеев. Эти изменения нашли отражение в формуляре несудимых грамот, предоставлявших грамотчикам иммунитет от наместничьего суда и переносивших рассмотрение их дел сразу в суд высшей инстанции, в Москву. Как было показано в предыдущей главе, формулировка пункта о том, кому, помимо самого великого князя, подсуден грамотчик (введенному боярину, дворецкому или иному должностному лицу), зависела от того, кто приказал выдать эту грамоту.

Из известных на сегодняшний день 189 жалованных несудимых грамот 1534–1548 гг. в 83 грамотах судьей высшей инстанции наряду с великим князем (с 1547 г. — царем) назван его боярин введенный[1446], в 61 грамоте — дворецкий (Большого дворца или областных дворцов), в 14 грамотах — казначей; другие варианты единичны[1447] (см.: Прил. III). О каких-либо статистических выводах при заведомой неполноте наших данных говорить, конечно, не приходится, но одна тенденция прослеживается достаточно отчетливо: десятки упоминаний дворецких и казначеев в формуляре несудимых грамот свидетельствуют о проникновении ведомственного начала в суд высшей инстанции.

Что касается судебной практики изучаемого времени, то имеющиеся в нашем распоряжении сведения очень немногочисленны, но некоторые наблюдения сделать все же позволяют (см. табл. 4).

Как видим, на практике суд высшей инстанции порой действительно вершил боярин (кн. И. В. Шуйский в 1534 г., кн. И. Ф. Овчина в 1537 г.: строки 3, 11 в табл. 4), но в большинстве известных нам случаев приговоры от имени великого князя были вынесены дворецкими или казначеями (Там же. Строки 1, 2, 4, 10, 14–23, 25, 26, 28–31). К сожалению, из-за неполноты и отрывочности сохранившихся данных мы не можем сказать, насколько отраженное в таблице частотное соотношение между судом бояр и судом дворецких и казначеев соответствовало реальному положению дел.

Но особый интерес представляют те случаи, когда в качестве судьи выступил сам великий князь (строки 5–9, 12, 13, 27), причем не может не вызвать удивления тот факт, что целый ряд подобных казусов пришелся на 1535–1536 гг.: неужели пяти- или шестилетний ребенок мог лично вершить правосудие? Остается предположить, что дело ограничивалось присутствием юного государя на слушании судебных дел: в этом случае его роль была столь же протокольно-ритуальной, как и во время посольских приемов.

Таблица 4.

Суд высшей инстанции по сохранившимся документам 30–40-х гг. XVI в.

№ п/п Дата приговора московского судьи Московский судья, которому было доложено дело Дата выдачи грамоты Заголовок грамоты Архивный шифр документа или публикация
1 11.02.1534 Дворецкий кн. И.И. Кубенский (доклад). Подпись дьяка Ф. Мишурина 1534[после 11.02] Правая и разъезжая грамота суда Ф.Г. Стогинина Ферапонтову м-рю по тяжбе с крестьянами Есюнинской вол. РИБ. Т. 32. № 131. Стб. 226–239
2 15.04.1534 Дворецкий кн. И.И. Кубенский. Подпись дьяка Ф. Мишурина 1534 [после 15.04] Правая грамота суда писца С.Г. Соловцова симоновскому приказчику Андрею по тяжбе Симоновского м-ря с великокняжескими крестьянами д. Великий Починок из-за спорных сенокосных лугов по р. Вексе АФЗХ/ АМСМ№ 46. С. 48–52
3 4.05.1534 Боярин кн. И.В. Шуйский. Подпись дьяка Тимофея Федорова сына Михайлова 4.05.1534 Правая грамота суда боярина кн. И. В. Шуйского игумену Троицкого Махрищского м-ря Ионе по тяжбе с Шарапом Семеновым сыном Баскакова и его сыновьями о сц. Полосине и д. Глинкове АЮБ. Т. I. СПб., 1857. № 52/IV. Стб. 172–192
4 [Ранее 10.07.1534] Дворецкий кн. И.И. Кубенский (упоминание о вынесенном им приговоре) 10.07.1534 Указная грамота Ивана IV в Галич С.Г. Соловцову об организации судебного поединка между людьми Т. Котенина и крестьянами Заболоцкой вол. АСЗ. Т. I. № 122.С. 96–97
5 [1534, сентябрь — 1535, август] Великий князь Иван Васильевич «всеа Русии» 1534, сентябрь — 1535, август Разъезжая судей А.С. Караулова и подьячего Я.С. Щелкалова земле Новодевичьего м-ря с. Бельского с дд. с землей Троице-Сергиева м-ря с. Сукромского с дд. АРГ/АММС. № 125.С. 294–298
6 26.02.1535 Великий князь Иван Васильевич «всея Русии». — Подпись дьяка Дурака Мишурина 26.02.1535 Докладной судный список, с доклада великому князю Ивану Васильевичу, суда данных судей Д.П. Бакина и 3. А. Руготина о спорной земле между поместьем толмача Григория Михайлова и селом Иевлевским Троице-Сергиева м-ря ОР РГБ.Ф. 303.Кн. 518.Л. 164–165 об., 339–339 об., 341–341 об. Список 30-х гг. XVI в.
7 1535, [апрель[1448]] Великий князь Иван Васильевич «всеа Русии». — Подпись дьяка Дурака Мишурина 1535,[апрель — август] Правая грамота по докладному судному списку (с доклада великому князю Ивану Васильевичу) суда Григория Беберина, тиуна каширского наместника кн. И.Д. Пенкова, слуге Троицкого Белопесоцкого м-ря Софону Кириллову сыну по его тяжбе с людьми кн. И.А. Лапина о бое и грабеже АГР. Т. I.№ 45. С. 47–52
8 23.06.1535 Великий князь Иван Васильевич «всеа Русии». — Подпись дьяка Григория Дмитриева [Загряжского] 23.06.1535 Докладной судный список, с доклада великому князю Ивану Васильевичу, суда К.Л. Копытова и З.А. Руготина о спорной земле между поместьем В.Ф. Мансурова и троицким селом Присеки[1449] АГР. Т. I. № 44.С. 45–47
9 7.06.1536 Великий князь Иван Васильевич «всеа Русии». — Подпись дьяка Дурака Мишурина 7.06.1536 Докладной судной список, с доклада великому князю Ивану Васильевичу, суда подьячего Михаила Иванова сына и Р.Г. Кроткого по тяжбе Салтыка Исакова сына, приказчика села Скорынова, поместья Ф.И. и Н.И. Чулковых, со старцем Троице-Сергиева м-ря Дамьяном о спорных лугах и лесе между чулковским селом Скорыновым и троицким селом Присеки АГР. Т. I. № 46.С. 52–55
10 25.12.1536 Дворецкий кн. И.И. Кубенский Правая грамота суда З.А. Руготина и И.С. Тененева галичским посадским людям по их тяжбе с В.М. Передовым о земле горы Подшибель близ Галича АСЗ. Т. I.№ 314. С. 304–312
11 январь1537 Боярин кн. И.Ф. Овчина-Оболенский Правая грамота суда Н.Я. Борисова и Ф.З. Федорова старосте и крестьянам с. Куликова Дмитровского у. по их тяжбе со старостой и крестьянами Голедецкого села из-за спорных сенных покосов ОРРНБ. Ф. 573 (Собр. СПб. ДА). А 1/17.Л. 806–812 об.
12 19.09.1538 (1-й приговор) Великий князь Иван Васильевич «всеа Русии». — Подпись дьяка Дурака Мишурина Докладной судный список, с доклада великому князю Ивану Васильевичу, суда медынского наместника Н.И. Арсеньева Екатерине Яковлевой дочери, вдове С.И. Пронякина, и ее деверям И.И. Пронякину и Б.В. Сибекину на Марию, жену Ф.С. Неелова, ее мужа Федора, сына Ждана и холопа Федьку по делу об убийстве С.И. Пронякина АСЗ. Т. IV. М., 2008. № 503.С. 388–397
13 28.02.1539 (2-й приговор) Великий князь Иван Васильевич «всеа Русии». — Подпись дьяка Дурака Мишурина
14 4.03.1539 Тверской дворецкий И.Ю. Шигона Поджегин. Подпись дьяка Данилы Выродкова Правая грамота, с доклада тверскому дворецкому И.Ю. Поджегину, суда Г.Ф. Заболоцкого и Р.В. Унковского казначею Успенской Изосиминой пустыни Феогносту с братией по их тяжбе со вдовой сытника Курбата Ариной и ее сыном Постником о «спорных починках Понурине, Илейкине и Митькине в Клинском у. Антонов А. В. Клинские акты XV–XVI века // РД. М., 1998. Вып. 4. № 6. С. 65–75
15 [Ранее 21.03.1539] Дмитровский дворецкий кн. Д.Ф. Палецкий 21.03.1539 Межевая выпись («память») по докладному судному списку, с доклада дмитровскому дворецкому кн. Д.Ф. Палецкому, суда дьяка И.А. Шамского игумену Троицкого Калязина м-ря Тихону с братией и игумену Троицкого Рябьевского м-ря Васьяну с братией по их тяжбе с крестьянами Жабенской вол. о спорном лесе и починках АТКМ. № 85. С. 86–88
16 3.02.1540 Боярин и дворецкий кн. И.И. Кубенский. Подпись дьяка Меньшого Путятина 9.02.1542 Разъезжая грамота, по докладному судному списку (с доклада боярину и дворецкому кн. И.И. Кубенскому) суда владимирских писцов Р.И. Образцова и С.Д. Батюшкова строителю Суздальского Спасо-Евфимьева м-ря Савве по тяжбе с крестьянами с. Борисовского из-за спорного луга АССЕМ. № 51. С. 112–122
17 17.03.1540 Дворецкий Ф.С. Воронцов. Подпись дьяка Тимофея Горышкина 17.03.1540 Докладной судный список суда В.К. Мальцева и др. посельскому Симонова м-ря с. Веси Егонской Федору Бекету со слугами по их тяжбе с крестьянами с. Шипинского о спорных пожнях АФЗХ/АМСМ. № 63. С. 68–75
18 24.05.1540 Боярин и дворецкий кн. И.И. Кубенский. Подпись дьяка Меньшого Путятина (1-й приговор — по докладному судному списку) 20.07.1541 Правая грамота по докладным судному и опросному спискам (с доклада боярину и дворецкому кн. И.И. Кубенскому) суда белозерских писцов Ф.Ф. Хидыршикова и Г.Л. Клементьева старцу Ворониной пустыни Герману с братией по их тяжбе с Третьяком Гневашевым о спорных починках АГР. Т. I. № 55. С. 76–86
19 18.02.1541 Боярин и дворецкий кн. И.И. Кубенский. Подпись дьяка Меньшого Путятина (2-й приговор — по докладному опросному списку).
20 [6 марта 1541[1450]] (доложен судный список) Казначеи И.И. Третьяков и М.П. Головин 29 марта 1541 Мировая Алексея Яковлева сына Кологривова с игуменом Ефремом, старцем Ефимом и братией Никольского Корельского м-ря по делу о Кудмозерской пашне и озере Архив СПб. ИИ. Кол. 174. Оп. 1. Д. 140
21 27.06.1541 Боярин и дворецкий кн. И.И. Кубенский. Подпись дьяка Меньшого Путятина Декабрь 1541 Правая грамота суда московского тиуна Г.А. Тыртова Михаилу и Петру Колупаевым детям Приклонского на Никитку повара, человека Т.Н. Волынского, женившегося на беглой «робе» Приклонских АСЗ. Т. 1.№ 228. С. 200–203
22 14.02.1542 Боярин и дворецкий кн. И.И. Кубенский. Подпись дьяка Шершня Билибина 27.02.1542 Правая грамота по докладному судному списку (с доклада боярину и дворецкому кн. И.И. Кубенскому) суда каширских писцов В.И. Брехова и И.Г. Головнина игумену Троицкого Белопесоцкого м-ря Сергею по тяжбе с каширскими посадскими людьми о с. Воргасове и д. Крутовражье с угодьями. [Включенный акт в составе правой грамоты от 25.09.1542 г., см. следующую строку] АГР. Т. I. № 57.С. 95–105
23 19.09.1542 Боярин и дворецкий кн. И.И. Кубенский, казначей И.И. Третьяков. Подпись дьяка Постника Путятина 25.09.1542 Правая грамота по докладному судному списку (с доклада боярину и дворецкому кн. И.И. Кубенскому и казначею И.И. Третьякову) суда тиуна каширского наместника кн. А.И. Воротынского, Я.Г. Жемчужникова, слуге Троицкого Белопесоцкого м-ря Софону Кириллову сыну в тяжбе с каширскими посадскими людьми по делу о разрушении монастырской мельницы АГР. Т. I. № 57. С. 92–110
24 [Ранее18.01.1543] [Ярославские писцы], «доложа государя великого князя Ивана Васильевича всеа Русии и з боярского приговору» Правая грамота суда ярославских писцов С.А. Плещеева и В.И. Беречинского приказчику Спасо-Преображенского м-ря с. Кормы Шестаку Артемьеву и м-рским крестьянам по тяжбе с людьми кн. И.Ф. Мстиславского И.Г. Толочановым и Б. Кубасовым о спорной земле в Юхотской вол. Ярославского у. Антонов А. В. Ярославские монастыри и церкви в документах XVI — начала XVII века // РД. М., 1999. Вып. 5. № 4. С. 16–26
25 17.07.1543 Казначей И.И. Третьяков, «доложа великого князя Ивана Васильевича всеа Руси и приговоря со всеми бояры». Подписи дьяков Семена Григорьева и Григория Захарьина Правая грамота, по докладному судному списку (с доклада казначею И.И. Третьякову), суда московских писцов кн. Р.Д. Дашкова, Ф.Г. Адашева Ольгова и дьяка Третьяка Дубровина приказчику сц. Коробовского Ивану Кубышке по тяжбе архимандрита Симоновского м-ря Филофея с игуменом Николаевского Угрешского м-ря Зиновием о земле у сц. Сиротина [в Терентьеве ст. Московского у.] АФЗХ/АМСМ. № 72. С. 82–86
26 20.03.1545 Дмитровский дворецкий В.М. Воронцов. Подпись дьяка Чудина Митрофанова 20.03.1545 Докладной судный список дмитровского дворецкого В.М. Воронцова суда И.Ф. Шедыева слуге Саввина Сторожевского м-ря Третьяку Федорову на спорные земли д. Орешниковой по тяжбе с А.Б. Холевой и И.Д. Стоговым ССМ. № 13. С. 18–20
27 19.03.1546 Великий князь Иван Васильевич «приговорил со всеми бояры» 11.08.1546 Правая грамота «по великого князя слову» суда вологодских писцов Т.А. Карамышева «с товарищи» слуге Кирилло-Белозерского м-ря Роману Никифорову по тяжбе с крестьянином Сямской вол. Лыком Ивановым из-за спорной Самсоновской пустоши ОР РНБ.Ф. 573 (СПб. ДА). А. 1/16.Л. 471–481. Список XVII в.
28 20.02.1546 Боярин и дворецкий И.И. Хабаров (1-й доклад) 22.05.1547 Докладной судный список, с доклада боярину и дворецкому И.И. Хабарову, и докладной обыскной список, с доклада дворецкому Д. Р. Юрьеву, суда нижегородских тиунов Гордея Брейцына и Ивана Жедринского старцам Вознесенского Печерского м-ря Антонию и Савватию в их тяжбе с нижегородскими посадскими людьми о спорных водах РГИА. Ф. 834. Оп. 3. Д. 1914. Л. 31–38 об.
29 24.03.1547 Дворецкий Д.Р. Юрьев (2-й доклад)
30 22.05.1547 Дворецкий Д. Р. Юрьев (приговор). Подпись дьяка Василия Григорьева
31 1547[после 14.04 — ранее 16.06[1451]] Казначеи И.И. Третьяков и Ф.И. Сукин. Подпись дьяка Василия Григорьева 16.06.1547 Правая грамота суда московского тиуна Якова Губина сына Моклокова Михаилу Колупаеву (Васильеву сыну Приклонского) на беглых холопов Анисима Аникеева сына Новикова с братом Кузьмой Андреевым сыном АСЗ. Т. I. № 229. С. 203–207

Действительно, как выясняется при обращении к тексту сохранившихся документов, участие маленького великого князя в судопроизводстве ограничивалось произнесением нескольких коротких стандартных фраз, полагавшихся по протоколу. Заслушав судный список, судья (в данном случае — «сам» Иван IV) задавал истцу и ответчику обязательный вопрос: «Был ли вам таков суд, как в сем списке писано». Получив утвердительный ответ, он выносил приговор в пользу одной из сторон и отдавал соответствующие распоряжения местным судьям, проводившим первоначальное рассмотрение дела. После этого к списку прикладывалась великокняжеская печать, а дьяк ставил свою подпись[1452].

Разумеется, нет никакой уверенности в том, что юный государь в самом деле произносил слова, которые теперь мы читаем на обороте дошедших до нас в подлиннике судных списков. Вполне вероятно, что дьяк (а им чаще всего в 1535–1539 гг. на суде великого князя был Дурак Мишурин: см. строки 6, 7, 9, 12, 13 в табл. 4) просто записывал привычные формулы, которые положено было произносить в подобных случаях по устоявшемуся судебному обычаю. Именно так, по всей видимости, происходило разбирательство судебного дела о бое и грабеже, учиненном князем И. А. Лапиным-Оболенским и его людьми в вотчине Троице-Сергиева монастыря, деревне Наумкове, осенью 1534 г. Дело тянулось несколько месяцев, до апреля 1535 г., и на всех этапах слушаний великий князь (которому не исполнилось еще и пяти лет!) якобы сам проводил допрос свидетелей, потерпевших и ответчиков, а также назначал следующие сроки судебных заседаний[1453]. Понятно, что все эти слова, приписанные в тексте правой грамоты юному государю, в действительности произносил за него кто-то другой.

Ситуация едва ли принципиально изменилась и к сентябрю 1538 г., когда Ивану IV, которому только что исполнилось восемь лет, пришлось слушать запутанное дело об убийстве в Медынском уезде помещика Степана Иванова сына Пронякина. Обвиненный в убийстве Федор Степанов сын Неелов с сыном Жданом пустился в бега, и ответ пришлось держать его жене Марии и холопу Федьке. Точка в этом деле была поставлена только 28 февраля 1539 г., когда Мария Неелова и ее холоп были выданы головой вдове убитого Степана Пронякина — Екатерине[1454]. Интересно, что и на этот раз судный список, согласно которому юный государь якобы руководил следствием и выносил приговор, подписал уже упоминавшийся выше дьяк — Дурак Мишурин[1455].

Неясно, однако, зачем вообще понадобилась эта фикция суда малолетнего великого князя. Ведь от того же времени, 1534–1539 гг., до нас дошли судебные документы, выданные по приговору бояр кн. И. В. Шуйского и кн. И. Ф. Овчины Оболенского, дворецких кн. И. И. Кубенского, И. Ю. Шигоны Поджогина и кн. Д. Ф. Палецкого (табл. 4, строки 1–4, 10, 14, 15). Более того, после 1539 г. в течение 7 лет великий князь в качестве судьи в дошедших до нас документах ни разу не упоминается: все приговоры от его имени выносились в те годы боярами, дворецкими или казначеями (там же, строки 14–26). При этом с 1543 г. в правых грамотах встречается указание на то, что судный список докладывался государю, а приговор выносился боярами или иными должностными лицами (табл. 4, строки 24, 25).

И вот, наконец, 19 марта 1546 г., согласно сохранившейся правой грамоте вологодских писцов Тимофея Андреевича Карамышева «с товарищи», выданной слуге Кирилло-Белозерского монастыря Роману Никифорову, государь снова предстал перед подданными в роли судьи: великий князь, выслушав судный список тяжбы монастыря с крестьянином Сямской волости Лыком Ивановым из-за Самсоновской пустоши, «приговорил со всеми бояры» и присудил спорную пустошь Кириллову монастырю[1456].

В данном случае реальность участия повзрослевшего Ивана IV в судебном заседании сомнений не вызывает. Тем не менее более двух десятков сохранившихся дел, по которым приговор был вынесен от имени («по слову») великого князя его ближайшими советниками (боярами, дворецкими, казначеями), позволяют утверждать, что для нормального функционирования суда высшей инстанции личное присутствие великого князя отнюдь не было обязательным — в отличие от посольских приемов и иных подобных церемоний, где никто не мог заменить особу монарха.

Сказанное о суде с еще большим основанием может быть повторено в отношении другой управленческой функции — выдачи жалованных грамот. Хотя все официальные акты издавались от имени государя, но, как было показано в предыдущей главе, в годы «боярского правления» случаи выдачи грамот по прямому распоряжению Ивана IV были очень редки. До 1543 г. такие случаи совсем неизвестны, что и понятно: пока ребенок на троне был мал и над ним существовала опека, челобитчикам не было смысла (да и, по всей видимости, возможности) обращаться со своими просьбами к государю напрямую. Как только подросший Иван освободился от опеки и стал совершать длительные поездки по стране, игумены некоторых влиятельных монастырей воспользовались этой возможностью, чтобы похлопотать перед юным государем о своих нуждах. Так появились рассмотренные выше грамоты с путной печатью, известные с осени 1543 г. К 1545 г. относятся уникальные пометы на обороте жалованных грамот соответственно Антониеву Сийскому и Троице-Сергиеву монастырям, гласящие, что эти две грамоты были выданы по приказу самого великого князя (см. выше гл. 7, табл. 2, строки 38 и 42).

К десяти известным на сегодняшний день грамотам за путной печатью 1543–1548 гг. и двум упомянутым выше грамотам 1545 г., имеющим характерные пометы на обороте, следует добавить еще два документа 1546 г., из самого содержания которых явствует, что они были выданы после прямого обращения челобитчиков к Ивану IV. Прежде всего обращает на себя внимание жалованная грамота, выданная 24 июня 1546 г. троицкому игумену Ионе «с братией» на двор в г. Коломне. Эта грамота, судя по заключительной фразе, была «писана на Коломне», где тогда находился великий князь, но запечатана не путной (черновосковой), а обычной красновосковой печатью[1457]. Очевидно, игумен, узнав о пребывании Ивана IV в Коломне, бил челом государю о том, что у Троице-Сергиева монастыря нет там своего двора и что когда «приезжают их слуги и крестьяня манастырские на Коломну за манастырскими делы», то в городе из-за отсутствия троицкого двора «ставитись им негде»[1458]. Челобитье троицкого игумена о пожаловании двора в Коломне было сразу же удовлетворено.

Старцы Кирилло-Белозерского монастыря также воспользовались случаем, чтобы похлопотать о своем деле, как явствует из великокняжеской указной грамоты угличским таможенникам Семену Сыроеже и Ивану Боче, написанной в Коломне 28 июня 1546 г.: «Зде нам били челом, — гласит документ, — Кирилова монастыря старцы Васьян да Никодим в ыгуменово место Афонасьево и во всей братьи место Кирилова монастыря»; они жаловались на то, что угличские таможенники, в нарушение ранее данной монастырю жалованной грамоты, взяли с одного из монастырских судов, нагруженных солью, пошлину (весчее). Указная грамота, выдачи которой добились челобитчики, призвана была восстановить нарушенную справедливость: таможенникам было велено вернуть взятое, а впредь «ходить о всем по тому», как написано в монастырской жалованной грамоте[1459].

В общей сложности от эпохи «боярского правления» (а точнее, от 1543–1548 гг.) до нас дошло 14 грамот, о которых можно определенно сказать, что они были выданы по прямому указанию юного государя в ответ на обращенные к нему челобитья. Конечно, наши данные не полны, и на самом деле, вероятно, таких грамот было больше. Но по тем же, заведомо неполным, данным, в более чем 60 случаях грамоты от имени государя были выданы боярами, дворецкими и казначеями (см. гл. 7, табл. 2). Если к тому же учесть, что, по приведенным в предыдущей главе расчетам и оценкам, всего в 1534–1548 гг. было издано несколько тысяч грамот, то становится понятно, что каждая из них просто физически не могла быть актом личной воли монарха. Процесс бюрократизации управления уже начался, и, как и в других странах, он вел к формированию ведомственных интересов (отражением чего были упомянутые выше дорсальные пометы на грамотах) и постепенному обособлению государственного аппарата от верховной власти и ее носителей.

Наглядным проявлением этой относительной автономии формирующегося приказного аппарата может служить тот факт, что грамоты продолжали выдаваться в Москве и тогда, когда государь надолго покидал свою столицу. В этом отношении особенно показательны 1545–1546 годы, в течение которых Иван IV провел в общей сложности более десяти с половиной месяцев за пределами Москвы[1460]. В отсутствие великого князя остававшиеся в столице администраторы по-прежнему выдавали жалованные и указные грамоты от его имени. Так, от мая — июня 1545 г., когда Иван IV находился в длительной поездке по монастырям, до нас дошло три подобных грамоты, выданных в Москве[1461]; от октября — ноября того же года, когда государя снова долго не было в столице, — две[1462]; от января 1546 г. — одна[1463]; от мая — начала августа 1546 г., когда Иван IV стоял в Коломне, — четыре[1464] и т. д.

Некоторая автономия приказного аппарата по отношению к личности государя и к придворной политике (при всех оговорках, которые необходимо сделать) позволяет понять, почему малолетство Ивана IV, сопровождавшееся ожесточенной борьбой за власть, не привело к коллапсу управления в стране. Выдача грамот, составление разрядов и другие подобные рутинные процедуры шли своим чередом, хотя порой придворные интриги вырывали из среды нарождающейся бюрократии отдельных опытных администраторов, как это случилось с дьяком Федором Мишуриным осенью 1538 г.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Воспоминания о службе Государя Наследника Цесаревича Николая Александровича, ныне благополучно царствующего Государя Императора, л.−гв. в полку (2 января 1893 г. — 20 октября 1894 г.)

Из книги Император Николай II. Тайны Российского Императорского двора [сборник] автора Романов (К. Р.) Константин Константинович

Воспоминания о службе Государя Наследника Цесаревича Николая Александровича, ныне благополучно царствующего Государя Императора, л.?гв. в полку (2 января 1893 г. — 20 октября 1894 г.) Записано командиром полка генерал-майором великим князем Константином Константиновичем в


3. Военизация местных административных органов и населения

Из книги Япония в войне 1941-1945 гг. [с иллюстрациями] автора Хаттори Такусиро

3. Военизация местных административных органов и населения Готовясь к решающему сражению за собственно Японию, высшее командование и правительство большое внимание уделяли вопросу о том, продолжать ли линию на централизованное использование сил или же перейти к их


УСИЛИЯ ПО КОДИФИКАЦИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПОПЫТКИ СУДЕБНО-ПРАВОВЫХ РЕФОРМ

Из книги Всемирная история: в 6 томах. Том 4: Мир в XVIII веке автора Коллектив авторов

УСИЛИЯ ПО КОДИФИКАЦИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПОПЫТКИ СУДЕБНО-ПРАВОВЫХ РЕФОРМ Вне зависимости от распространения и степени влияния идей Просвещения на правителей разных стран уже с самого начала XVIII в. большинством из них остро осознавалась необходимость привести в


3. Судебник 1550 г. и судебно-административная практика 30–40-х гг. XVI в.

Из книги «Вдовствующее царство» [Политический кризис в России 30–40-х годов XVI века] автора Кром Михаил Маркович

3. Судебник 1550 г. и судебно-административная практика 30–40-х гг. XVI в. Судебник 1550 г. — памятник многослойный: как давно установлено исследователями, часть его норм восходит (в переработанном и дополненном виде) к статьям Судебника 1497 г.[2111]; другая часть представляет


XI. Отсутствие административных перемен

Из книги Калигула автора Нони Даниель

XI. Отсутствие административных перемен Двенадцать месяцев, которые прошли от обожествления Друзиллы в сентябре 38 до внезапного отъезда императора в германскую армию в сентябре 39 года, менее известны, чем начало принципата; в последующей историографии это время


§ 35. Формирование судебно-правовой системы Англии

Из книги Всеобщая история государства и права. Том 1 автора Омельченко Олег Анатольевич

§ 35. Формирование судебно-правовой системы Англии Становление юстиции «общего права После нормандского завоевания середины XI в. в Англии сохранились судебные порядки и обычаи англосаксонских времен. Влияние новой монархии было еще слабым, чтобы подчинить себе и


§ 43. Судебно-правовая система Византийской империи

Из книги Всеобщая история государства и права. Том 1 автора Омельченко Олег Анатольевич

§ 43. Судебно-правовая система Византийской империи Развитие законодательства Судебно-правовая система Византии сложилась на исторической основе римского права. В VI в. в Византии была осуществлена всеохватывающая кодификация римского классического права с учетом тех


3. Военизация местных административных органов и населения

Из книги Япония в войне 1941-1945 гг. автора Хаттори Такусиро

3. Военизация местных административных органов и населения Готовясь к решающему сражению за собственно Японию, высшее командование и правительство большое внимание уделяли вопросу о том, продолжать ли линию на централизованное использование сил или же перейти к их


Судебно-медицинское заключение

Из книги Дуэль Лермонтова и Мартынова автора История Коллектив авторов --

Судебно-медицинское заключение Современные медицинские исследования подтвердили то обстоятельство, что даже при наличии своевременной (и даже современной) медицинской помощи шансов выжить у Лермонтова с учетом характера полученных ранений не было.При медицинском


Глава 3 Двусмысленная веротерпимость: определение сферы «духовно-административных дел» в начале правления Александра II

Из книги Русский край, чужая вера. Этноконфессиональная политика империи в Литве и Белоруссии при Александре II автора Долбилов Михаил Дмитриевич

Глава 3 Двусмысленная веротерпимость: определение сферы «духовно-административных дел» в начале правления Александра II «Вопросы о ее чувствах, о том, что делалось и может делаться в ее душе, это не мое дело, это дело ее совести и подлежит религии», – сказал он себе,


По концентрации функций

Из книги В поисках четвертого Рима. Российские дебаты о переносе столицы автора Россман Вадим

По концентрации функций Многие столицы Европы также политически диверсифицированы, что во многом связано с относительно небольшими размерами этих государств. В Германии можно говорить об оси Берлин – Бонн – Карлсруэ, между которыми распределены различные