ШАРЛЬ ДЕ ГОЛЛЬ Монарх Французской Республики и теория национального величия

ШАРЛЬ ДЕ ГОЛЛЬ

Монарх Французской Республики и теория национального величия

«У Франции в ее истории бывали тяжелые времена. Но она всегда находила выход из положения, ибо в критические моменты у нее оказывались Жанна д’Арк и Людовик XIV, Клемансо и Шарль де Голль»

Шарль де Голль.

Человек, вернувший национальное величие Франции, родился 22 ноября 1890 года в городе Лилле. С юности Шарль де Голль увлекался историей, философией, литературой и военным делом. Аристократ, род которого был известен во Франции с XII века, поступил учиться в иезуитский колледж, который дал ему очень многое – иезуиты еще в XVII веке создали самую лучшую образовательную систему в мире, которая постоянно совершенствовалась. Семнадцатилетний Шарль поступил в элитную военную школу, основанную Наполеоном – Сен-Сир, которую успешно окончил в 1912 году. Молодой лейтенант служил в пехотном полку под командой будущего маршала и главы вишистского правительства в годы немецкой оккупации Ф. Петена. Шарль де Голль воевал героически, был награжден орденом Почетного легиона, трижды был ранен и в 1916 году попал в плен под Верденом. Капитан де Голль пять раз пытался бежать, и только в 1919 году вернулся во Францию. В 1920–1921 годах Шарль де Голль участвовал в русско-польской войне на стороне Польши, за которую получил орден Святого Вацлава. Год де Голль преподавал в Сен-Сире, а затем поступил и успешно окончил Высшую военную школу – французскую Академию Генерального штаба. Де Голль служил адъютантом маршала Ф. Петена, много занимался самообразованием. Де Голль выступил в печати с рядом военно-теоретических работ по проблемам стратегии и тактики – «Раздор в стане врага», «На острие шпаги». В работе «За профессиональную армию» сорокалетний офицер высказался за создание профессиональной армии и создание механизированных танковых корпусов, поддерживаемых авиацией, артиллерией и пехотой. Во французской армии господствовала доктрина пассивной обороны, и талантливый офицер пятнадцать лет проходил в капитанах. В своей работе «На острие шпаги» Шарль де Голль писал о роли личности в армии, обществе:

«Сильная личность, лидер решительно становится хозяином действий, потому что, когда он вмешивается в них, они подчиняются ему. Находясь на высоте положения, он добивается успеха. Если он не побеждает, он берет на себя все тяготы, перенося их не без горького удовлетворения. Это борец, который находит источник энергии в самом себе, и свою точку опоры. Он игрок, который больше стремится к успеху, чем к выигрышу, и платит свой долг собственными деньгами. Человек характера придает действию благородство.

Лишь только события приобретают грозный оборот, приближается опасность и дело общего спасения требует немедленной инициативы, готовности к риску, решительности, все сразу меняется, и справедливость вступает в свои права. Какая-то могучая волна выталкивает на передний край человека характера. Его советами пользуются, его таланты хвалят, и он становится нужным. Естественно, ему поручается труднейшая задача, главная роль, решающая миссия.

Для государства в высшей степени политически недальновидно совершенно не поддерживать в армии идею больших свершений и вкус к широким замыслам. В результате, когда придет беда, напрасно Родина станет искать людей, достойных победы. Победа дается только тем, кто всегда мечтал о ней.

Для того, чтобы в ближайшее время родилась профессиональная армия, чтобы ей были заданы новый смысл и дух, нужно, чтобы появился настоящий руководитель, независимый в своих суждениях, непререкаемый в своих приказах, пользующийся доверием общественного мнения. Отстаивающий лишь государственные интересы, лишенный предрассудков, не думающий о завоевании сторонников, сосредоточенный только на своей задаче, проникнутый большими замыслами, вождь должен быть неотделим от армии, полностью концентрируя свое внимание на том, чем он командует, жаждущий нести ответственность. Им может быть только человек достаточно сильный, чтобы заставить признать себя, достаточно ловкий, чтобы нравиться, и достаточно талантливый, чтобы осуществлять большое дело».

Де Голль служил в занятой французами после Первой мировой войны Рейнской области, на Ближнем Востоке, с 1932 года – в секретариате Высшего Совета Национальной Обороны. 43-летний блестящий эксперт, только что получивший звание подполковника – единственный офицер, позволяющий себе открыто выступать в печати. Его книги не пользуются успехом у французского генералитета, но зато по указаниям немецкого апологета механизированной войны Г. Гудериана переводятся на немецкий язык и докладываются фюреру Германии А. Гитлеру. Де Голль понимает, что война Франции и Германии неизбежна, и пытается донести до политиков Третьей республики свои идеи о реформировании армии.

Французская конституция 1875 года дала реальную власть Палате Депутатов Национального Собрания, которой был подотчетен председатель правительства. Президент Франции занимался, в основном, представительскими делами и большими полномочиями не обладал. Первые французские партии были созданы в начале ХХ века – Демократический альянс, Республиканская партия, Социалистическая партия. Французская политическая система была очень неудачна – партии постоянно дрались между собой, создавая коалиции, которые тут же распадались, «забалтывали» любую проблему, меняли правительство чуть ли не дважды в год. Де Голль писал:

«Во главе министерских кабинетов я видел несомненно достойных, а порой и исключительно талантливых людей. Но особенности самого политического режима сковывали их возможности и приводили к напрасной трате сил. Я, молчаливый, но отнюдь не безучастный свидетель всех перипетий политической жизни, наблюдал, как постоянно повторяется одна и та же игра. Едва приступив к исполнению своих обязанностей, глава правительства сразу же сталкивался с бесчисленным количеством всевозможных требований, нападок и претензий. Всю свою энергию он безрезультатно тратил на то, чтобы положить им конец. Со стороны парламента он не только не встречал поддержки, но, наоборот, последний строил ему различные козни и действовал заодно с его противниками. Среди своих же собственных министров он находил соперников. Общественное мнение, пресса, отдельные группировки, выражающие частные интересы, считали его виновником всех бед. При этом все знали – и он в первую очередь, – что дни его пребывания на посту главы правительства сочтены: продержавшись несколько месяцев у власти, он будет вынужден уступить свое место другому».

Де Голль обратился со своей новой военной доктриной к известному политику П. Рейно, побывал на приеме у председателя французского правительства Л. Блюма – и никаких результатов не получил. Надоедливому офицеру присвоили звание полковника и назначили командиром единственного во французской армии танкового полка, с устаревшими танками. Шарль де Голль успел привести свой полк в боеспособный вид, но 60 танков против немецкой армии – этого было ничтожно мало.

Упование французских властей на действительно мощную «линию Мажино», названную по фамилии тогдашнего министра обороны, привело Францию к трагическому финалу. 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, 3 сентября Франция и Великобритания объявили войну Германии – началась Вторая мировая война. За две недели немецкий вермахт оккупировал Польшу. Линию Мажино немцы штурмовать не стали, а весной 1940 года обошли через бельгийские Арденны, с севера. В мае во время боев на реке Сомме де Голль получил чин бригадного генерала и сформировал бронетанковую дивизию, успешно отбившую и контратаковавшую гитлеровцев, – но только на маленьком участке фронта. 5 июня 1940 года, когда вермахт уверенно двигался на Париж, де Голля назначили заместителем министра обороны. 14 июня немцы вошли в Париж, и во главе правительства встал маршал Ф. Петен, которому немцы оставили треть южной Франции со столицей в Виши. Де Голль не стал коллаборационистом и 16 июня улетел в Лондон – статус генерала и заместителя министра обороны позволял ему начать объединение французов для борьбы с оккупантами – иначе в Лондоне не стали бы разговаривать с пятидесятилетним командиром полка.

16 июня Франция капитулировала – де Голль создал в Лондоне организацию «Свободная Франция», примкнувшую к антигитлеровской коалиции.

18 июня по Би-би-си генерал де Голль обратился с призывом ко всем французам не складывать оружия и продолжать бороться с фашистской Германией, – он стал первым генералом, поднявшим свой голос против марионеточного пронемецкого правительства Ф. Петена.

Вечером 18 июня де Голль сказал Франции:

«Военачальники, в течение многих лет возглавлявшие французскую армию, сформировали правительство, которое, ссылаясь на поражение наших армий, вступило в переговоры с противником, чтобы прекратить борьбу.

Но разве сказано последнее слово? Разве больше нет надежды? Разве нанесено окончательное поражение?

Нет! Те же средства, которые нанесли нам поражение, могут в один прекрасный день обеспечить победу. Ибо Франция не одинока. За ней стоит обширная империя. Она может объединиться с Британской империей, которая господствует на морях и продолжает борьбу. Она, как и Англия, может использовать необъятную промышленность Соединенных Штатов. Эта война не ограничивается многострадальной территорией нашей страны. Исход этой войны не решается битвой за Францию. Это мировая война.

Я, генерал де Голль, прибывший в Лондон, призываю французских офицеров и солдат, которые находятся на британской территории, или смогут там оказаться, установить связь со мной. Чтобы ни случилось, пламя французского Сопротивления не должно погаснуть и не погаснет.

В переживаемый нами исторический момент все французы понимают, что обычные формы власти перестали существовать.

От имени Франции я твердо заявляю: абсолютным долгом всех французов, которые еще носят оружие, является продолжение сопротивления. Солдаты Франции, поднимайтесь на борьбу! Франция воспрянет. Она станет свободной и победит. Настанет день, когда наше вновь выкованное и отточенное оружие соединится с оружием наших союзников, и мы вернемся с триумфом на родную землю и воссоздадим Францию!»

«Свободная Франция», созданная из ничего де Голлем, стала независимой организацией, имеющей свой штаб, правительство, вооруженные силы. Де Голль старался, насколько это возможно, противостоять и желаниям Англии «прибрать к рукам» заморские территории Франции. Он писал позднее:

«Я считал, что навеки будут потеряны честь, единство и независимость Франции, если в этой мировой войне одна лишь Франция капитулирует и примирится с таким исходом. Ибо в этом случае, чем бы ни кончилась война, независимо от того, будет ли побежденная нация освобождена от захватчиков иностранными армиями, или останется порабощенной, презрение, которое она внушила бы другим нациям, надолго бы отравили ее душу и жизнь многих поколений французов. Прежде, чем философствовать, нужно завоевать право на жизнь, то есть победить».

К 1942 году в «Свободной», позднее «Сражающейся Франции» было около 100000 воинов. В сентябре 1941 года де Голль создал Французский национальный комитет, а в 1943 году в Алжире – Французский комитет национального освобождения. 7 июня 1944 года, сразу же после высадки союзных войск англичан, американцев, французов в Нормандии и открытия второго фронта, де Голль возглавил Временное правительство Французской Республики, официально признанное союзниками – США, Великобританией и СССР. В августе Временное правительство переехало в Париж, в освобождении которого участвовали французские танковые бригады генерала Леклерка.

Де Голль еще в марте 1944 года говорил о своей политической программе:

«Суть и форма французского общества завтрашнего дня могут быть определены лишь представительным органом нации, избранным на основе всеобщих, прямых и свободных выборов.

Что касается правительства, которому национальное представительство доверит функции исполнительной власти, то для их осуществления оно должно обладать силой и устойчивостью, как этого требует авторитет государства и роль Франции в международных делах».

В июне 1944 года Шарль де Голль выступил перед депутатами созданной в Алжире французской Национальной Ассамблеи:

«Мы избрали демократию и республику. Дать высказаться народу, быстро заложить основы свободы, порядка и уважения прав и тем самым создать условия для проведения всеобщих выборов, в результате которых будет созвано Национальное учредительное собрание, – вот та цель, к которой мы стремимся».

Правительство де Голля под лозунгом «Порядок, закон, справедливость» начало восстановление французской экономики. Был создан государственный сектор экономики, в который вошли крупные предприятия тяжелой промышленности – бывшие владельцы получили соответствующие компенсации. Де Голль национализировал крупнейшие банки страны во главе с Французским банком – главным эмиссионным органом, страховые компании и сберегательные кассы, 40000 коллаборационистов были приговорены к тюремному сроку, 2000 – расстреляны. Государственный аппарат был основательно обновлен. Де Голль увеличил наполовину заработную плату, восстановил профсоюзы, ввел оплачиваемые отпуска. Началась выдача пособий многодетным матерям, по болезни, беременности, старости. Женщины получили право голоса на выборах – впервые в истории Франции.

Во Франции сразу же возродилась многопартийная система – вышла из подполья Французская коммунистическая партия, Социалистическая партия, были созданы Демократический и социалистический Союз Сопротивления, Республиканская партия радикалов, Народно-республиканское движение, Республиканская партия свободы.

На выборах в Национальное учредительное собрание 21 октября 1946 года голоса французов поделили коммунисты, социалисты и Народно-республиканское движение, сформировавшие в Национальном собрании три большие фракции. На проводившемся одновременно референдуме Франция проголосовала и за разработку новой конституции страны. В стране восстановилась многопартийная система, уже приводившая Францию к краху – в 1940 году. 20 января 1946 года генерал де Голль объявил о своей отставке с поста председателя Временного правительства:

«Моя миссия окончена – потому что вновь возродился режим преобладания политических партий. Я его отвергаю. Но у меня нет средств помешать этому эксперименту, кроме установления сильной диктатуры, чего я не хочу, и что, очевидно, кончилось бы плохо. Мне нужно уйти».

Де Голль ушел в отставку, было назначено новое правительство, а Учредительное собрание занялось разработкой конституции. Свой конституционный проект подготовил и де Голль, предложивший разделить законодательную и исполнительную власть, поставив во главе государства президента с широкими полномочиями:

«Именно миссия президента – назначать и прежде всего премьер-министра, возглавляющего политику и работу правительства. Глава государства должен утверждать законы и принимать декреты, потому что именно посредством их на граждан возлагается ответственность по отношению к государству. Он обязан возглавлять заседания совета министров и таким образом постоянно осуществлять свое влияние, без которого нации не обойтись. В его компетенцию нужно включить функцию арбитра в различных политических ситуациях, которую он может выполнять с помощью консультаций, или, в сложных условиях, вынести свое суверенное решение на референдум. Ему должно принадлежать право, если Отечество находится в опасности, быть гарантом национальной независимости и договоров, заключаемых Францией».

13 октября 1946 года 52 % французов приняли конституцию, подготовленную Учредительным собранием – парламент состоял из нижней палаты – Национального собрания, и верхней – Сената республики. Только Национальное собрание принимало законы, назначало и контролировало правительство. Президент, выбиравшийся непрямым голосованием выборщиков, находился на вторых ролях. Де Голлю прислали документы на получение военной пенсии полковника – генерала-де ему не успели утвердить, так как Франция капитулировала. Де Голль отослал документы назад и создал свою партию – чтобы выиграть следующие выборы. Созданное им и его соратниками весной 1947 года Объединение французского народа в октябре 1947 года на муниципальных выборах собрало 40 % голосов избирателей. На парламентских выборах 1951 года Объединение французского народа получило 22 % голосов, потеряв из-за административного ресурса и подтасовок еще 10 %.

Национальное собрание сформировали шесть партий – голлисты, коммунисты, социалисты, радикалы, Народно-республиканское движение и независимые. 22 июня 1951 года де Голль заявил:

«Именно Объединению французского народа, в соответствии с демократическими принципами и руководствуясь национальными интересами, необходимо принять на себя основную ответственность в руководстве французской политикой. Именно мы должны возглавить новое правительство и мы к этому готовы. Мы готовы управлять со всеми, кто захочет нам помочь».

Пять партий не дали власти де Голлю, Объединение французского народа со 120 мандатами перешло в оппозицию. Генерал требовал беспрекословного подчинения от «своих» депутатов, часть из которых начала «интегрироваться» во власть. Вскоре из 120 человек за де Голлем шли только 70 сторонников. На муниципальных выборах 1953 года голлисты получили уже 10 % голосов избирателей. Де Голль распустил Объединение, заявив, что «теперь депутаты могут действовать свободно».

Генерал де Голль поселился в своем любимом доме в Коломбэ-ледёз-Эглиз и продолжил писать свои «Военные мемуары». 63-летний Шарль де Голль начал их словами:

«За годы моей жизни я составил собственное представление о Франции. Оно порождено как разумом, так и чувством. В моем воображении Франция предстает как страна, которой, подобно сказочной принцессе или мадонне на старинных фресках, уготована необычайная судьба. Провидение предназначило Францию для великих свершений или тяжких невзгод. А если случается, что на ее действиях лежит печать посредственности, то я вижу в этом нечто противоестественное, в чем виноваты заблуждавшиеся французы, но не гений самой нации.

Франция лишь тогда является подлинной, когда стоит впереди. Только великие деяния способны избавить Францию от пагубных последствий индивидуализма, присущего ее народу. Перед лицом других стран наша страна должна стремиться к великим целям и ни перед кем не склоняться. В противном случае она может оказаться в смертельной опасности.

Я думаю, что Франция, лишенная величия, перестанет быть Францией».

Советский дипломат В. Ерофеев составил интереснейший психологический портрет генерала – «Де Голль. Дальновидность и иллюзии», опубликованный в 1989 году, часть которого мы процитируем:

«Он был энергичным, реалистически мыслящим государственным и военным деятелем, возводившим здание своей политики, тщательно отбирая необходимый строительный материал и отбрасывая непригодный, искусно маневрируя и играя на противоречиях. При этом он зачастую опирался на гребни политических кризисов, им же создаваемых, как и на ослабление напряженности, им самим активно продвигавшееся.

На окружавших сильно действовала его темпераментная, несколько неуклюжая жестикуляция и высокий тембр голоса при бурных вспышках гнева, которые бывали то искренними, а то и разыгранными, когда это требовалось по разработанному им сценарию при выступлениях с трибуны или на пресс-конференциях. По природе де Голль был человеком эмоциональным, но умел сдерживать себя, когда это было нужно, выглядеть недоступным и суровым, одним словом, был незаурядным актером.

Случалось, де Голль бывал очень жестким, но никогда он не был жестоким. Непреклонный в достижении цели, он даже в самые острые моменты не прибегал к репрессиям и убийствам ни своих многочисленных политических противников, ни открытых врагов.

Когда разговор заходил о покушениях на его жизнь – а их в общей сложности было пятнадцать, – де Голль, усмехаясь, говорил: «Лучше умереть от пули, чем от инфаркта в ватерклозете».

Своих внутренних противников де Голль решительно сметал с пути, но делал это не столько силовыми приемами, сколько политическими средствами, сталкивая их лбами между собой либо нейтрализуя угрозой разоблачить их преступления и грязные махинации.

Свойственной ему манерой поведения были преисполненная значимости замкнутость, скрытность, отгороженность от людей.

Он любил окунаться в людское море и чувствовал себя после этого, как он говорил, «обновленным». Но это было, скорее не общение с народом, а «явление себя» ему. Де Голль много ездил и выступал перед массовыми аудиториями. За первые шесть лет своего президентства он посетил почти все 90 департаментов страны, произнес 600 речей, предстал перед 15 миллионами французов.

Порой утверждают: де Голль любил Францию, но не французский народ. Вряд ли это верно, хотя отношение у него к народу было своеобразным. Он видел в нем прежде всего материал для сотворения величия Франции. Кого он презирал, так это буржуазные партии, их постоянную грызню из-за узкоэгоистических интересов, их лидеров, депутатов, мэров, журналистов, считая их беспринципными, мелкими и продажными.

Генералу импонировал авторитарный стиль руководства. Обладая исключительной полнотой власти, он действовал, однако, в рамках республиканской законности, сохраняя демократические права в стране и соблюдал конституцию, скроенную по его мерке, но утвержденную на общенациональном референдуме.

Установления своей единоличной власти он целеустремленно и настойчиво добивался, по существу, организовав государственный переворот и ликвидировав Четвертую республику. Де Голль не видел иного пути вывести страну из тупика, который возник к концу 50-х годов из-за неспособности часто сменявших друг друга слабых правительств найти решение алжирской проблемы и справиться с политическим, экономическим и финансовым кризисом, порожденным колониальной войной и вассальной подчиненности Франции США и НАТО.

Незаурядное политическое мастерство де Голля выразилось в том, что он сумел сфокусировать на своей личности надежды и чаяния самых различных, часто противоборствующих слоев французского народа, представить себя единственно возможным избавителем от беды, обрушившихся на Францию. «Я, – убеждал генерал, – одинокий человек, который не смешивает себя ни с одной партией, ни с одной организацией. Я – человек, который не принадлежит никому и принадлежит всем».

Он никогда не избирался ни депутатом, ни мэром и, следовательно, не был связан с буржуазными партиями и стоящими за ними политическими и экономическими кругами и их интересами. Презирая корыстолюбивые побуждения буржуазии, он называл ее «пеной на поверхности моря».

Из взгляда де Голля на нацию как на общность традиций, психологии и чувств людей вытекала и другая его установка – на привлечение к поддержке провозглашенных им целей большинства французского народа – от левого до правого его крыла. И, как правило, ему удавалось этого достичь.

Способность генерала объединять вокруг своей политики большинство французского народа во многом объяснялась тем, что он умел так формулировать конкретные задачи, что это находило поддержку различных слоев общества.

Вместе с тем высказывания де Голля нередко отличались двусмысленностью и были столь хитроумны, что сбивали с толку тех, кого он хотел обвести вокруг пальца. Сказать так, чтобы каждый мог трактовать услышанное в угодном для него смысле, было излюбленным приемом де Голля.

Настойчиво проводя намеченную линию, ловко маневрируя, де Голль выжимал из каждого очередного этапа максимум достижимого. Убежденный иногда в невозможности решить задачу тем путем, в пользу которого были настроены многие, де Голль до поры до времени продолжал идти по нему, чтобы как можно полнее раскрыть его нереальность и создать условия для перехода к другому, более перспективному, по его мнению, курсу.

Пять лет Шарль де Голль писал «Военные мемуары». За этот период Французская империя превращалась во Францию. С 1953 по 1958 год французы ушли из Индокитая, Марокко, Туниса – Африка и Юго-Восточная Азия освобождались от колониализма. С 1957 года генерал стал контактировать с различными французскими партиями и группировками – Франция пыталась решить Алжирскую проблему. Местный Фронт национального освобождения Алжира теснил французскую армию и расширял зону военных действий. Армия стала считать, что постоянно меняющиеся французские правительства не смогут решить «Алжирский вопрос». Даже лидеры французской компартии говорили в кулуарах, что «здесь нужен де Голль». Из Алжира нужно было уходить, но общественное мнение во Франции было против этого. Против были и миллион французов, живших в Алжире.

В мае 1958 года в столице Алжира «ультрафранцузы» и армия подняли мятеж, требуя сохранить Алжир в составе Франции. Де Голль хотел лететь туда, но власти его не пустили. Он прилетел во французскую Сахару, чтобы «узнать подробности на месте».

В самом Алжире его люди открыли представительство «Антенна» – для регулярного информирования генерала о происходящих в колонии событиях. Представители де Голля постоянно общались с командованием французской армии в Алжире. 15 и 16 мая де Голль выступил по радио и в парламенте: «Некогда в тяжелый час страна доверилась мне с тем, чтобы я повел ее к спасению; сегодня, когда стране предстоят новые испытания, пусть она знает, что я готов принять на себя все полномочия Республики». Во Франции уже почти год шла широкая кампания в средствах массовой информации, в которой «люди де Голля» требовали создания правительства общественного спасения во главе со своим 67-летним вождем.

29 мая президент Франции Р. Коти обратился к де Голлю с просьбой сформировать правительство. 1 июня 1958 года Национальное собрание утвердило генерала премьер-министром Французской Республики. Французские десантные бригады, находившиеся в 8 часах лета от Парижа в полной боевой готовности, ушли в казармы.

Теперь де Голль мог разрушить основу Четвертой – парламентской республики. Еще до назначения премьер-министром он выступил с декларацией:

«Деградация государства неизбежно влечет за собой отчуждение союзных народов, волнения в действующей армии, раскол внутри нации, утрату независимости. Вот уже 12 лет, как Франция пытается разрешить проблемы, непосильные для режима партий, и идет к катастрофе». 1 июня 1958 года Четвертая республика закончила свое существование голосованием 329 депутатов Национального собрания, а генерал де Голль с чрезвычайными полномочиями начал готовить новую конституцию Франции. 5 июня он произнес речь на центральной площади алжирской столицы – с балкона, огромной толпе народа:

«Я знаю, что здесь произошло. Я знаю, что вы хотели сделать. Я вижу, что дорога, которую вы открыли в Алжире, – это путь обновления и братства. Я говорю «обновления» во всех отношениях, в том числе и наших институтов. Я заявляю – с сегодняшнего дня Франция считает, что во всем Алжире есть лишь одна категория жителей – полноправные французы с одинаковыми правами и обязанностями».

28 сентября 1958 года на всеобщем референдуме 75 % голосовавших французов утвердили Конституцию де Голля. 1 октября была образована голлистская партия – «Союз за новую республику». Официально генерал ее не возглавил. В ноябре на парламентских выборах его партия взяла 188 мест в Национальном собрании. Франция из парламентской превратилась в президентскую республику. Теперь президент назначал премьер-министров и основных министров, накладывал вето, или возвращал на доработку законопроекты, проводил всенародные референдумы по проблемам государственной власти. Теперь президент мог распускать Национальное собрание и назначать новые выборы, объявлять чрезвычайное положение. Де Голль не повторил своей парламентской ошибки 1947 года – теперь депутаты его партии с получением мандата Национального собрания подписывали документ-клятву:

«Я, избранный депутатом от Союза за новую республику, торжественно подтверждаю мое присоединение к СНР и его парламентской группе. Я обязуюсь оставаться верным задачам СНР, поддерживать в Национальном собрании и в моем округе действия генерала де Голля, подчиняться дисциплине голосования, избранной большинством фракции, в важных вопросах, касающихся жизни нации и французского общества с тем, чтобы сохранить сплоченность нашей группы и дух нашего движения».

21 декабря 1958 года Шарль де Голль был избран Президентом Французской Республики – по косвенной традиционной системе. В коллегию из 80000 выборщиков входили депутаты Национального собрания, члены Сената, члены муниципалитетов, генеральных штатов, делегаты заморских территорий. 80 % выборщиков отдали свои голоса де Голлю. Начался отсчет времени созданной генералом и его соратниками Пятой республики.

8 января 1959 года Шарль де Голль вступил в должность Президента. Он стал заниматься внешней политикой страны, контролируя и внутреннюю, совместно с премьер-министром: «я не собираюсь вдаваться в детали правительственной деятельности; я ограничусь тем, что определю основные направления». Сам де Голль, одержимый идеей национального величия Франции, стремился превратить ее в «мировую державу», и это у него получилось.

В феврале 1960 года Франция испытала свою атомную бомбу во французской Сахаре и вошла в группу «атомных» держав. На референдуме в январе 1961 года 80 % французов одобрили план де Голля предоставить Алжиру право на самоопределение. Апрельский мятеж части французских военных в Алжире был подавлен почти без кровопролития. Президент, объявивший чрезвычайное положение в стране, выступил в СМИ перед своим народом:

«Государство осмеяно, нация выведена из себя, власть унижена. Наш международный авторитет попран, наша роль и наше место в Северной Африке скомпрометированы. Кем же? Увы, людьми, долг, честь и разум которых должен заключаться в том, чтобы служить и повиноваться. Во имя Франции я приказываю использовать все средства, чтобы преградить дорогу этим людям. Я запрещаю любому французу и прежде всего солдату выполнять их приказы. Французы, помогите мне!»

Даже в алжирской армии большинство не пошло за мятежниками. Через сутки после начала путча в Алжире высадился десант из метрополии и руководители мятежа ушли за границу. Все закончилось, почти не начавшись. Созданная после этого террористическая организация – ОАС – провела больше десятка покушений на жизнь де Голля, два из которых он пережил чудом. 18 марта 1962 года Эвианские соглашения подвели черту под волнениями в Алжире, ставшем независимым государством – около миллиона алжирских французов вернулись в метрополию.

Бурный рост французской экономики позволил де Голлю в сентябре 1962 года предложить французам поправку к конституции, по которой президент республики избирался не коллегией выборщиков, а всеобщим голосованием. Депутаты Национального собрания не поддержали де Голля и отправили в отставку его правительство во главе с Ж. Помпиду. Президент распустил парламент и назначил всеобщий референдум – «Конституция вполне может измениться; не надо ее мумифицировать». 28 октября 1962 года 62 % французов одобрили прямые выборы президента Франции. На новых выборах в Национальное собрание партия генерала получила 260 мандатов – теперь можно было вновь заниматься проблемами национального величия Франции. Еще в 1959 году Франция вошла в состав Европейского экономического сообщества – Общего рынка. Де Голль говорил об европейской интеграции:

«Европа должна стать политической реальностью в политическом, экономическом и культурном смысле. Европейская кооперация должна утвердиться и за пределами Европы, по всем проблемам мировой политики».

Рабочий день и год президента де Голля всегда был очень насыщен – десятки поездок по стране и за рубеж, сотни речей, церемоний, аудиенций. Во главе его аппарата стоял генеральный секретарь Елисейского дворца – резиденции президента. Генеральному секретарю подчинялись советники и помощники де Голля, занимавшиеся государственными, юридическими, административными проблемами, внешней политикой, экономикой, финансами, социальными проблемами, образованием, заморскими территориями. Независимый от генерального секретаря адъютант Президента занимался национальной обороной, протоколом и официальными визитами, отвечал за работу со средствами массовой информации.

В 1965 году на президентских выборах де Голль выставил свою кандидатуру на повторное президентство за месяц до выборов – «Я Шарль де Голль и мне 75 лет». Его конкуренты вели мощную предвыборную кампанию и Шарль де Голль победил во втором туре, набрав в декабре 1965 года 54 % голосов. Он писал не для прессы – «ничего другого от этих выборов и не следовало ожидать – наши французы с легкостью и рассеянностью смотрят на вещи, поэтому они падки на демагогию политиканов». В феврале 1966 года де Голль вывел Францию из военной организации НАТО. Штаб-квартира НАТО переехала из Парижа в Брюссель – еще за три года до этого де Голль говорил: «Европа – от Атлантики до Урала», предлагая сотрудничество Советскому Союзу. Тогда же он провел дедолларизацию Франции, назвав это своим «экономическим Аустерлицем». Он менял доллары у США на золото. США попытались отказаться, но де Голль заявил что Франция вообще выйдет из НАТО и ликвидирует все американские базы на своей территории.

Правда, после того, как доллар потерял золотой стандарт, золотое обеспечение, США могли печатать их столько, сколько хотели, а его стоимость стала определяться только на финансовом рынке, что породило новые виды глобальных спекуляций, яркий пример которых мы увидели в 2008 году.

Английский финансовый аналитик К. Кармин писал в начале XXI века в своей работе «Гудбай, $»:

«Роль доллара как центра мировой финансовой системы получила официальный статус в 1944 году в городке Бреттон-Вудс, в Нью-Гемпшире. Именно в местном живописном отеле Mount Washington 730 делегатов из 44 стран приняли соответствующее соглашение. После гибельных тридцатых, когда торговые барьеры и инструменты валютного контроля привели к краху международной торговли, ведущие силы стремились создать систему, которая позволила бы инвестиционному капиталу свободно пересекать границы. В ходе встречи удалось найти компромисс между двумя планами. Один из них был предложен министерством финансов США, а другой – Джоном Кейнсом, знаменитым британским экономистом. Кейнс предложил создать систему новой всемирной валюты, которая должна была стать новым международным резервным активом и могла бы использоваться как дополнение к золоту. Этот план состоял в введении суррогатного «бумажного золота» и до некоторой степени защищал систему, зависевшую от относительно редкого драгоценного металла.

Однако как наступающая сила, в распоряжении которой находилось более двух третей мировых золотых ресурсов, Америка имела собственные планы. В прошлом основные валюты были приведены к золоту. Теперь «зеленый» привязывался к золоту по курсу 35 долларов за унцию, прочие же валюты зависели от доллара, по отношению к которому они должны были иметь фиксированный курс. Там же в Бреттон-Вудсе был создан и Международный валютный фонд – МВФ. Он наделялся правом решения вопроса о возможности и времени изменения валютного курса той или иной страны по отношению к доллару. Со своей стороны Вашингтон соглашался при поступлении соответствующей заявки конвертировать в золото долларовые активы зарубежных центральных банков.

Превосходство доллара стало не только несомненным, но и беспрецедентным. Это была валюта крупнейшей экономики, валюта с самой высокой покупательной способностью. Золотом подкреплялся только один доллар. Финансовая система, заложенная Бреттон-Вудским соглашением, превращала его в своеобразную ось мировой валютной системы. Впервые за 2500 лет использования международной валюты основные страны мира подписали документ, официально назвавший одну валюту титулом главной. Никогда прежде мировые державы не приходили к формальному согласию о валюте, которая будет мерилом для всех прочих валют. Для США это завоевание, возможно, стало главной победой на полях сражений Второй мировой войны».

Обменяв де Голлю на золото громадную сумму в полтора миллиарда долларов, США заявили об отказе золотого обеспечения своей валюты. Де Голль говорил:

«Мы считаем необходимым, чтобы международный обмен был установлен, как это было до великих несчастий мира, на бесспорной основе, не носящей печати какой-то определенной страны. Трудно представить себе, чтобы мог быть какой-то иной стандарт, кроме золота. Золото не меняет своей природы. Оно может быть в слитках, брусках, монетах. Оно не имеет национальности, оно издавна и всем миром принимается за неизменную ценность. Несомненно, что и сегодня стоимость любой валюты определяется на основе прямых или косвенных, реальных или предполагаемых связей с золотом. В международном обмене высший закон, золотое правило, которое следует восстановить – обязательство обеспечивать равновесие платежного баланса разных валютных зон путем действительных поступлений и затрат золота». Де Голль прекрасно понимал, что привязка мировых валют к доллару США, а не к золоту, легко может вызвать мировой финансово-экономический кризис такой силы, какую захотят «контролеры долларового золота».

В 1967 году мартовские парламентские выборы опять принесли большинство мандатов партии де Голля. В мае 1968 года студенческие беспорядки в Латинском квартале Парижа переросли во всеобщую забастовку во главе с профсоюзами, и принявшей в ней участие парламентской оппозиции, требовавшей места в правительстве. Де Голль распустил Национальное собрание и назначил новые парламентские выборы. Профсоюзам пошли на уступки – значительно были повышены заработная плата, пособия, пенсии. Франция успокоилась и на новых выборах в июне 1968 года голлисты получили 293 мандата – абсолютное большинство в Национальном собрании. Де Голль говорил о происшедшем: «Профсоюзы бы довольствовались половиной и даже четвертью. Теперь экономика раздавлена и отброшена на годы. В стране ни у кого нет чувства государства». Он с трудом удержал Францию от девальвации франка.

Де Голль объявил о проведении пятого всеобщего референдума – о реформе Сената, лишавшегося законодательных функций, и о расширении местного самоуправления. Он хотел опять изменить внутреннюю политику в стране, создать «согласие между трудом и капиталом», и первым шагом на пути к этому должно было бы стать принятие двух новых законов. Президент объявил, что если французы его не поддержат, он уйдет в отставку. В апреле 1969 года французы отклонили на референдуме законопроекты Президента, которые набрали 47 % голосов. Шарль де Голль ушел в отставку и навсегда покинул Елисейский дворец, заявив, что «Франция больше не нуждается во мне». Дважды спасший страну генерал-президент понимал, что он сделал для Франции, сотворив новую страну.

Шарль де Голль скончался 9 ноября 1970 года, не дожив несколько дней до своего восьмидесятилетия, и был похоронен в Коломбе-ледез-Эглиз. Новый президент Франции Жорж Помпиду объявил о том, что «Франция овдовела» французскому народу и почти ста руководителям государств планеты, собравшихся в Париже почтить память де Голля.

Что же сделал для Франции человек, сказавший в 1968 году французам: «Реформа – да, хаос – нет!»?

Всю свою жизнь Шарль де Голль отстаивал идею сильного государства. Свои политические взгляды де Голль изложил в своих работах – «На острие шпаги», «Военные мемуары», «Речи и послания», «Мемуары надежды». Получивший великолепное образование в иезуитском колледже, Сен-Сире, Высшей военной школе, всю жизнь умножавший свои знания, он с молодых лет знал, что «всю жизнь имел определенную идею в отношении Франции». Он считал, что только сильное государство может навести порядок в хаосе взаимоотношений многочисленных социальных слоев общества – и был безусловно прав. Возглавив государство от «имени» какого-то общественного строя выдающийся политик-стратег стремился стать выразителем чаяний всего народа – чтобы говорить от его имени. В любом другом случае ему будет трудно удержаться у власти. Молодой де Голль писал в период всевластия французской многопартийной системы:

«Толпа не может обойтись без того, чтобы ею не управляли. Политический деятель пускает в ход все свое мастерство для того, чтобы соблазнить толпу, скрывая свои истинные цели и, в зависимости от требований данного момента, утверждает то или иное, лишь когда это целесообразно. Он изображает из себя слугу, чтобы стать хозяином.

Ничто не совершается без великих людей – а они становятся великими потому, что они этого хотят. Народам, как и армиям, нужны хорошие начальники, а все остальное приложится».

До 1958 года французский президент являлся номинальным, формальным главой государства. Вся власть находилась у политических партий, формировавших парламент. Постоянно меняющиеся правительства формировались в результате соглашений и компромиссов политических партий, в сути своей – неустойчивых. Такая ситуация устраивала всех партийных вождей, но, безусловно, не устраивала Францию, создавая политическую нестабильность, полупрезрительное отношение других государств, вызывая недовольство народа. Чтобы говорить о последовательной экономической, внешней и социальной политике – необходима сильная и стабильная государственная власть, выражающая четко определенные государственные интересы. Выразителем этих интересов должен быть глава государства. Де Голль писал:

«Необходимо, чтобы государство имело голову, то есть лидера, в котором нация могла бы видеть без всяких колебаний человека, воплощающего в себя ее сущность и гарантирующего ее судьбу. Также необходимо, чтобы исполнительная власть, предназначенная служить только сообществу, должна происходить не от парламента, а назначаться главой государства, ибо парламент объединяет лишь делегации отдельных интересов. Эти условия означают, что глава государства не должен быть назначен какой-либо партией, – он должен быть назначен народом, он должен иметь право консультироваться со страной либо путем референдума, либо путем избрания ассамблеей, он должен иметь мандат для обеспечения, в случае опасности, целостности и независимости Франции. Во всех других случаях правительство и парламент должны сотрудничать. Парламент может контролировать деятельность правительства и даже отказать ему в вотуме доверия.

Исполнительная власть должна исходить от главы государства, поставленного над партиями и избранного расширенной коллегией. Глава государства должен обеспечивать общие интересы и подбирать людей для определения ориентации, которая не будет зависеть от парламента. Ему должно принадлежать право назначать министров и прежде всего премьер-министра, который будет руководить политикой и работой правительства. Глава государства будет располагать правом публиковать законы и принимать декреты. Он будет председательствовать на заседании Совета Министров и здесь осуществлять влияние нации. Он будет служить арбитром, стоящим над политическими случайностями, и будет либо через правительство, либо в момент большого смятения приглашать страну высказать свое мнение, свое суверенное решение путем выборов. Главе государства должно принадлежать право, в случае опасности, быть гарантом национальной независимости и договоров, заключенных Францией».

Де Голль позже не употреблял термин «толпа» – «более, чем когда либо я должен опираться скорее на народ, чем на элиту, которая старалась втесаться между мной и народом». Он хотел разговаривать с народом напрямую, без посредников – политических партий:

«Мои заявления не оставляли никакого сомнения в решимости вернуть слово народу, как только события позволят ему голосовать. Для меня разделение властей, авторитет главы государства, который един, когда речь идет о его судьбе и его институтов, особенно в такой стране, как наша, все это является необходимой базой демократии».

Де Голль создает Институт административной национальной школы, Институт политических исследований. Генерал назвал свою систему управления «новой демократией», не раз высказываясь о пороках многопартийной системы:

«К фракционному характеру партий, обрекающему их на бессилие, прибавляется их собственная деградация. Она пока скрывается за фразеологией. Однако доктринальная страсть, которая когда-то была источником, привлекательностью, величием партий, в эпоху материализма, индифирентного к идеалам, не смогла остаться не тронутой. Не будучи больше инспирированными ни принципами, ни приверженцами, не найдя поддержки в этой области, они неизбежно идут к сокращению своих рядов и каждая из них становится всего лишь представителем категории интересов.

Если бы власть снова попала бы в их руки, тогда было бы ясно, что их руководители, депутаты, активисты превратились бы в профессионалов, делающих карьеру в политике. Завоевание государственных должностей, влиятельных постов, административных мест приведет к поглощению партий, а их деятельность сведется по существу к тому, что они называют тактикой и которая на самом деле является всего лишь практикой компромиссов. Поскольку каждая из них находится в меньшинстве, они обречены на то, чтобы придя к власти, делить командные посты со своими соперниками, но подобная расстановка оппозиционных групп и деятелей внутри правительства может привести только к бессилию власти».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 9 Как Шарль де Голль почувствовал разницу между Сталиным и Черчиллем

Из книги Сталин. Вспоминаем вместе автора Стариков Николай Викторович

Глава 9 Как Шарль де Голль почувствовал разницу между Сталиным и Черчиллем Искусство руководства есть серьезное дело. Нельзя отставать от движения, ибо отстать – значит оторваться от масс. Но нельзя и забегать вперед, ибо забежать вперед – значит потерять связь с


Глава 9 Как Шарль де Голль почувствовал разницу между Сталиным и Черчиллем

Из книги Сталин. Вспоминаем вместе [ёфицировано] автора Стариков Николай Викторович

Глава 9 Как Шарль де Голль почувствовал разницу между Сталиным и Черчиллем Искусство руководства есть серьёзное дело. Нельзя отставать от движения, ибо отстать — значит оторваться от масс. Но нельзя и забегать вперёд, ибо забежать вперёд — значит потерять связь с


4. Революция в Баварии. Убийство Курта Эйснера. Начало и конец Советской республики в Мюнхене. Начало заседаний Национального собрания. Избрание Эберта президентом республики. Кабинет Шейдемана

Из книги Европа в эпоху империализма 1871-1919 гг. автора Тарле Евгений Викторович

4. Революция в Баварии. Убийство Курта Эйснера. Начало и конец Советской республики в Мюнхене. Начало заседаний Национального собрания. Избрание Эберта президентом республики. Кабинет Шейдемана Дольше держалось (в этом первом фазисе германской революции) революционное


Голль Шарль Де

Из книги 100 великих полководцев Второй мировой автора Лубченков Юрий Николаевич

Голль Шарль Де (22.11.1890—09.11.1970) – французский государственный, военный и политический деятель, генерал (1940). Президент Франции (1958—1969)Шарль де Голль родился в Лилле 22 ноября 1890 года, в аристократической семье. Его отец, дворянин, преподавал философию и литературу в


Глава III Внешняя политика французской республики до образования Антанты

Из книги Политика: История территориальных захва­тов. XV—XX века: Сочинения автора Тарле Евгений Викторович

Глава III Внешняя политика французской республики до образования Антанты В эпоху, когда Клемансо впервые стал во главе французского правительства, все вопросы внутренней французской политики стали все больше и больше отходить на задний план перед проблемами политики


Шарль де Голль Сталин

Из книги Сталин в воспоминаниях современников и документах эпохи автора Лобанов Михаил Петрович

Шарль де Голль Сталин Во всяком случае, известия, приходившие из различных источников, создавали впечатление, что русские армии, понесшие урон в первых сражениях с наступавшими немцами, постепенно вновь обретали свою силу, что весь народ целиком поднимался на борьбу и


Шарль Де Голль (Род. в 1890 г. – ум. в 1970 г.)

Из книги История человечества. Запад автора Згурская Мария Павловна

Шарль Де Голль (Род. в 1890 г. – ум. в 1970 г.) Президент Франции (1959–1969 гг.). Выдающийся французский политик и идеолог голлизма.[77] Основатель патриотического движения «Свободная Франция» (с 1942 г. «Сражающаяся Франция»), примкнувшего к антигитлеровской коалиции.


Шарль де Голль Сталин

Из книги Сталин в воспоминаниях современников и документах эпохи автора Лобанов Михаил Петрович

Шарль де Голль Сталин Во всяком случае, известия, приходившие из различных источников, создавали впечатление, что русские армии, понесшие урон в первых сражениях с наступавшими немцами, постепенно вновь обретали свою силу, что весь народ целиком поднимался на борьбу и


9.1.1. Создатель Пятой республики Шарль де Голль

Из книги Всемирная история в лицах автора Фортунатов Владимир Валентинович

9.1.1. Создатель Пятой республики Шарль де Голль Люди старших поколений хорошо помнят выразительную фигуру выдающегося государственного деятеля Франции Шарля де Голля. За глаза многие недоброжелатели его называли просто «шнобель» — за уникальный нос, который позволял


Лучший ас Французской республики

Из книги Величайшие воздушные асы XX века автора Бодрихин Николай Георгиевич

Лучший ас Французской республики Пьер Генри КЛОСТЕРМАН (Pierre CLOSTERMAN) — лучший ас Французской республики в годы Второй мировой войны, 33 победы (19 лично и 14 в группе), полковник.Пьер Клостерман родился 28 февраля 1921 года в городе Куритиба в Бразилии, во французской


Шарль де Голль

Из книги Памятное. Книга 2. Испытание временем автора Громыко Андрей Андреевич

Шарль де Голль Бывает иногда такое в некоторых странах: политики вдруг прозревают после катастрофы, когда на полях сражений уже обильно пролилась кровь людей. Так произошло и после Второй мировой войны во Франции. Те, кто определял ее политику в отношении СССР, пришли к


Марина Цолаковна Арзаканян ШАРЛЬ ДЕ ГОЛЛЬ

Из книги Шарль де Голль автора Арзаканян Марина Цолаковна

Марина Цолаковна Арзаканян ШАРЛЬ ДЕ ГОЛЛЬ 22 ноября 1890 г. в семье Жанны и Анри де Голля родился третий сын, Шарль. Анри де Голль, дворянин, верующий католик и истинный патриот, преподавал философию и литературу в парижском коллеже иезуитов. Он был человек правых взглядов и


Глава 3. Шарль де Голль

Из книги Коллаборационисты: мнимые и настоящие автора Трофимов Владимир Николаевич

Глава 3. Шарль де Голль Рассуждая о коллаборационистах и коллаборационизме, вполне уместно обратиться к еще одной исторической фигуре того времени. К Шарлю де Голлю. Если у индийцев их страну поработили англичане, то у де Голля — немцы. Мог ли Шарль де Голль бороться


ГОЛЛЬ, Шарль де

Из книги Всемирная история в изречениях и цитатах автора Душенко Константин Васильевич