Вместо предисловия

Вместо предисловия

Истина и миф… Сколько существует историческая наука, столько первая пытается победить в ней второй, но до сих пор никак не получается. Слишком много усилий – и творческих, и физических, и душевных – требуется приложить, чтобы собрать воедино, проанализировать и состыковать друг с другом все сохранившиеся документальные свидетельства о том или ином событии. Ведь это единственный способ достижения желаемой цели – восстановления подлинной картины прошлого.

Прочие средства, к сожалению, самообман, миф порождающий. А миф порочен, в первую очередь потому, что, завлекая своей правдоподобностью, обрекает на совершение ошибки. Причем миф, как сорняк, взрастает легко, быстро и отличается завидным долголетием, имея благодатную питательную среду – лень и эгоизм исследователя. Лень блокирует его волю к поиску максимального числа источников, к тщательному и всестороннему осмыслению накопленного материала. А эгоизм заставляет до конца держаться раз обнародованной версии, невзирая ни на конструктивную критику оппонентов, ни на вновь обнаруженные или ранее не учтенные факты, противоречащие полюбившейся концепции.

Между тем господство мифа в истории превращает данную науку в мертвую и бесполезную для смежной с ней дисциплины – политики, нуждающейся в точном знании о закономерностях общественного развития, формах государственного устройства, роли личности в разных политических обстоятельствах. При отсутствии такого знания политика остается опасным природным явлением, время от времени поражающим человечество то революцией, то войной. Точь-в-точь как в ненастную погоду молния, смерч или ураган. И, увы, пока историки не прекратят дискутировать о предпочтительности той или иной мифической схемы, не займутся скрупулезной, подетальной реконструкцией поступков наших предков, говорить об обуздании разрушительной мощи политических процессов не приходится.

История для политика то же, что математика, физика и химия для изобретателя. Без опоры на «живой», ежедневный опыт мировой и национальной истории ему крайне тяжело ориентироваться в чрезвычайно динамичной реальности и не допускать грубых просчетов в своей деятельности. Как воздух, нужна консультативная помощь исторической науки. Вот только, насколько качественной может быть помощь истории, если в ней до сих пор хронологию выстраивают по «годам», в лучшем случае, по «месяцам», а главными объектами изучения являются страны и народы, в лучшем случае, классы и сословия! Конкретный человек нынешней истории интересен не сам по себе, а как выразитель чаяний наций, классов, различных социальных групп.

Однако историю вообще и политическую историю в частности творят конкретные люди, со своими идеями, желаниями, вольными или невольными заблуждениями. И, значит, лишь анализ каждого слова и шага каждого человека способен высветить подлинную картину истории, как в целом, так и в политическом ее аспекте. Конечно, докопаться до истины глобального масштаба едва ли возможно. В архивах и библиотеках просто не отложился соответствующий материал. Зато часть от целого – среди иного и политическую историю – восстановить на уровне «день» и «час» – задача вовсе не утопичная, поскольку в нашем распоряжении есть достаточно источников, отражающих повседневную деятельность первых персон государства, а также лиц, их окружавших.

Яркий тому пример – история дворцовых переворотов в России XVIII века. Не считая мелких, ученые выделяют семь крупных «дворцовых бурь», потрясших Российскую империю в ту эпоху: воцарение Екатерины I (январь 1725 года), падение Меншикова (сентябрь 1727 года), воцарение Анны Иоанновны (февраль 1730 года), падение Бирона (ноябрь 1740 года), воцарение Елизаветы Петровны (ноябрь 1741 года), воцарение Екатерины II (июнь 1762 года), воцарение Александра I (март 1801 года). К ним примыкают политически менее значимая, но шокировавшая русское общество расправа с Артемием Волынским (июнь 1740 года) и загадочная, омрачившая триумф Екатерины смерть Петра III в Ропше (июль 1762 года).

Исходя из доминирования вышеуказанного принципа изучения истории, калейдоскоп свержений царей и регентов в течение немногим более четверти века (1725-1762) принято объяснять, во-первых, упразднением в 1722 году древнего принципа преемственности власти – по прямой мужской линии, и, во-вторых, волевым вмешательством в порядок престолонаследия русских янычар – выпестованных Петром гвардейцев. Вот якобы ключевые причины возникшей на российском политическом Олимпе династической чехарды. Правдоподобно? Вполне! Схема нового мифа родилась, и тот со временем крепко засел в анналах исторической науки. Тем не менее сей миф в корне ошибочен, и прежде всего от того, что опирается на факты «большие», общего характера, оставляя за бортом фундамент истории – факты «малые», повседневные. А посему, на мой взгляд, нет ничего удивительного в том, что возвращение из небытия последних полностью изменяет представление о причинах, движущих силах и значении знаменитых и легендарных дворцовых «революций» почти трехсотлетней давности.

Впрочем, не стоит забегать вперед. Правильнее рассказать о каждом из них по порядку.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Из книги Арктические тайны третьего рейха автора Федоров А Ф

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ Сначала мы повторим, что одним из побудительных мотивов для нашей публикации о загадках Третьего рейха в Арктике стала книга Г.-У. фон Кранца. Вот почему мы считаем целесообразным напомнить читателям о некоторых эпизодах из жизни отдельных личностей


Вместо предисловия

Из книги Другая история Российской империи. От Петра до Павла [= Забытая история Российской империи. От Петра I до Павла I] автора Кеслер Ярослав Аркадьевич

Вместо предисловия Люди зачастую берутся слишком смело судить своих предков. Они называют их традиционное, естественное общество «отсталым», а деятельность вождей и прочей элиты оценивают, основываются на сегодняшних представлениях о мире, на современных понятиях «о


ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Из книги Цепные псы церкви. Инквизиция на службе Ватикана автора Бейджент Майкл

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ Минуло пятнадцатое столетие, и Иисус вернулся. Он появился в Испании, на улицах Севильи. О Его приходе не возвещали ни фанфары, ни хоры ангелов, ни сверхъестественные чудеса, ни удивительные явления в небе. Нет, Он явился «тихо» и «незаметно». И, однако,


Вместо предисловия

Из книги От Ленина до Андропова. История СССР в вопросах и ответах автора Вяземский Юрий Павлович

Вместо предисловия Здравствуйте, уважаемые друзья!Это уже четвертый сборник вопросов и ответов из нашей с Вами библиотеки УМНИКИ И УМНИЦЫ. Первый сборник — на всякий случай напоминаю Вам — был посвящен истории России от Рюрика до Павла Первого. Во втором сборнике мы


ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Из книги Боргезе. Черный князь людей-торпед автора Боргезе Валерио

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ Боргезе Валерио На старинном братском кладбище в Севастополе высится памятник 12-метровая фигура скорбящего матроса с надписью: «Родина — сыновьям». На стеле значится: «Мужественным морякам линкора «Новороссийск», погибшим при исполнении воинского


ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Из книги Тайна Святой Руси [История старообрядчества в событиях и лицах] автора Урушев Дмитрий Александрович

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ Горе! в церкви турки и татары И предатели, враги богумилы[1]. На амвоне сам султан безбожный, Держит он нашло саблю, Кровь по сабле свежая струится С вострия до самой рукояти. А. С. Пушкин Православные греки, от которых в X веке Русь приняла веру Христову,


Вместо предисловия

Из книги Властители судеб Европы: императоры, короли, министры XVI-XVIII вв. автора Ивонин Юрий Е.

Вместо предисловия Авторы этой книги ставили перед собой цель популярно и в то же время научно достоверно изложить наиболее важные, ключевые события западноевропейской истории XVI–XVIII вв., связав их с биографиями крупных политических деятелей той переломной эпохи.


Вместо предисловия

Из книги Неизвестные солдаты. Сражения на внешнем фронте блокады Ленинграда автора Сяков Юрий Александрович

Вместо предисловия Самые яркие впечатления детства, которые остались в моей памяти, это рассказы бывших фронтовиков. Часто в большой коммунальной квартире нашего старенького двухэтажного дома собирались друзья отца. Все работали на железной дороге и хорошо знали друг


Вместо предисловия

Из книги В окружении Гитлера автора Подковиньский Мариан

Вместо предисловия Когда в начале 1973 года я, будучи в ФРГ, заглядывал в книжные лавки и вокзальные киоски, которые располагают самым полным ассортиментом издательских новинок, меня поразило обилие литературы посвященной Гитлеру или рассказывающей о нем. А после того как


Вместо предисловия

Из книги Предсказания катастроф автора Хворостухина Светлана Александровна


Вместо предисловия

Из книги Самые нашумевшие преступления истории автора Колкутин Виктор Викторович

Вместо предисловия В средствах массовой информации, на различных телевизионных ток-шоу и в серьёзных аналитических передачах преступление, совершённое в 2000 году на территории Чеченской Республики полковником Российской Армии Ю.Д. Будановым, обсуждалось неоднократно.


Вместо предисловия

Из книги Потопить «Ледокол» автора Зорин Андрей Александрович

Вместо предисловия Как быстро умирает правда… И как живуча ложь… «Простите меня. Если не готовы прощать, не читайте дальше этих строк, проклинайте меня и мою книгу ? не читая. Так делают многие. Я замахнулся на самое святое, что есть у нашего народа, я замахнулся на


Вместо предисловия

Из книги Бухарские обряды автора Саидов Голиб

Вместо предисловия На протяжении всей истории эволюции человечества, можно проследить, что обряды являлись неотъемлемым элементом, сопровождающими повседневную жизнь любого народа. Со временем, по мере накопления опыта, а также в результате общего развития,