Прекрасная дама

Прекрасная дама

Обратимся к жанровому своеобразию «Записок» Дашковой, так как именно оно позволит нам раскрыть тайну образов, героинь, оживающих на их страницах. Для XVIII в. мемуары — это прежде всего литературный жанр, и писались воспоминания в большей степени по канонам художественного произведения и в меньшей — документальной прозы. Поэтому вопрос об образах героев тех или иных «памятных записок» и о сопоставлении этих образов с реальными людьми отнюдь не празден.

Авторы мемуаров, зачастую бессознательно, воплощали культурные идеалы эпохи Классицизма, скорее заботясь о поучительности и героическом подтексте, чем о «скучной прозе жизни». Екатерина Романовна сама была заметным литератором для второй половины XVIII в., поэтому все сказанное не в последнюю очередь относится и к ее запискам. Нельзя забывать также, что Дашкова рассказывала или диктовала свои «Записки» сестрам Уилмот, чье трогательно-нежное отношение к себе она очень ценила и которым хотела нравиться в образе юной героини.

Так, переживая на закате дней новую сильную дружбу Дашкова обращалась воспоминаниями к своему первому, во многом горькому опыту дамской преданности. Рассказывая о своей пылкой любви к Екатерине II и последовавшем затем охлаждении между ними, Екатерина Романовна совершенно естественно описывает себя как невинную жертву чужих интриг и неблагодарности той женщины, которой она отдала все, ради которой готова была идти на плаху.

И это была правда. Та правда, которую видела глазами любви и ревности сама Екатерина Романовна. Ее «Записки» — первый в истории русской литературы женский феминистический роман, рассказывающий о том, как две молодые дамы, готовые пожертвовать собой, ради Отечества, смогли перевернуть историю целой страны. Рассказ о дружбе, любви и предательстве, о праве женщин на свой особый мир, такой же сложный и героический, как у мужчин, о желании и умении «слабого пола» быть сильным, испытывать те же гражданские чувства, исповедовать те же идеалы свободы, что и мужчины их поколения. А еще — о праве дам жить в своем, недоступном мужчинам мире. У Дашковой мир женских взаимных чувств возвышен, чист и благороден, но хрупок — он ломается под напором именно мужской грубости, вульгарности, тупой неодухотворенной силы, воплощением которой в «Записках» становятся братья Орловы. Не важно, какими реальными качествами обладали эти люди, для Дашковой каждый из них — мужчина, чужой, враг. Из-за их вторжения рушится утонченный и нежный мир взаимной жертвенности и доверия, возможный по Дашковой только между женщинами.

Подчиняясь логике развития образов, великая княгиня под пером своей старой подруги предстает в виде «прекрасной дамы», попавшей в беду и нуждающейся в помощи и защите «благородного рыцаря». Именно такое распределение ролей и обусловливает замеченную всеми исследователями мемуаров Дашковой «пассивность» Екатерины II в организации заговора и «активность» главной героини. И «пассивность», и «активность» эта мнимые, они мало согласуются с другими источниками.

В действительности нити заговора Екатерина держала в своих руках, сама же Дашкова долгое время оставалась в неведении относительно складывания круга заговорщиков и их действий. Однако правда и то, что императрица старательно создавала у многих заговорщиков, представителей различных партий, иллюзию их преимущественной роли в подготовке переворота. Так что и Дашкова, и Орловы, и Н. И. Панин, и К. Г. Разумовский и даже ни чем не выделившийся И. И. Бецкой до последней минуты считали себя единственными руководителями заговора и рассчитывали на исключительную благодарность государыни.

Как в русской сказке Ивана Царевича предупреждают, что в волшебном саду все птицы будут говорить: «Я Гамаюн. Возьми меня». И лишь одна скажет: «Нет, я не Гамаюн, Не трогай меня». Она-то и будет настоящей. Сколько раз и сколько людей в мемуарах, письмах да и просто разговорах объявляли себя руководителями переворота 1762 г. Только Екатерина II нигде и никогда не говорила и не писала о своей главной роли в заговоре. Наоборот, она утверждала, что все произошло единственно «по воле народа», сама же императрица якобы проводила грустные дни, лия слезы о судьбе Отечества. Но именно она стала для русской истории XVIII в. той птицей Гамаюн, которая пропела начало новой эпохи.

В мемуарах Дашковой воспроизводится та картина распределения ролей, которую императрица специально разыгрывала перед подругой, сдерживая до времени участие пылкой и неопытной заговорщицы в крупной политической игре. Екатерина Романовна этого не знала, ее героиня действительно «активный» глава заговорщиков. Если прекрасная дама выйдет из своей благожелательной пассивности, она нарушит незримые законы роли. Зачем нужен рыцарь, если обладательница его сердца начнет сама себя спасать? В мемуарах Дашковой Екатерина настолько возвышена, что единственно из душевного благородства не хочет предпринимать никаких шагов к спасению и гибнет на глазах у пламенных патриотов вместе с Россией. Ее «пассивность» — литературный прием, призванный лишь подчеркнуть ведущую роль главной героини.

Характерно описание ночной встречи подруг накануне смерти Елизаветы Петровны, во время которой Дашкова открыто предлагает Екатерине помощь заговорщиков. «20 января, в полночь, я поднялась с постели, завернулась в теплую шубу и отправилась в деревянный дворец на Мойке, где тогда жила Екатерина… Я нашла ее в постели… „Милая княгиня, — сказала она, — прежде чем Вы объясните мне, что вас побудило в такое необыкновенное время явиться сюда, отогрейтесь…“ Затем она пригласила меня в свою постель и, завернув мои ноги в одеяло, позволила говорить. „При настоящем порядке вещей, — сказала я, — когда императрица стоит на краю гроба, я не могу больше выносить мысли о той неизвестности, которая ожидает Вас… Неужели нет никаких средств против грозящей опасности, которая мрачной тучей висит над Вашей головой?.. Есть ли у Вас какой-нибудь план, какая-нибудь предосторожность для вашего спасения? Благоволите ли вы дать приказания и уполномочить меня распоряжением?“ Великая княгиня, заплакав, прижала мою руку к своему сердцу. „…С полной откровенностью, по истине объявляю Вам, что я не имею никакого плана, ни к чему не стремлюсь и в одно верю, что бы ни случилось, я все вынесу великодушно…“ „В таком случае, — сказала я, — Ваши друзья должны действовать за вас. Что же касается до меня, я имею довольно сил поставить их всех под Ваше знамя, и на какую жертву я не способна для Вас?“ „Именем Бога, умоляю вас, княгиня, — продолжала Екатерина, — не подвергайте себя опасности в надежде остановить непоправимое зло…“ „…Как бы ни была велика опасность, она вся упадет на меня. Если б моя слепая любовь к вам привела меня даже к эшафоту, Вы не будите его жертвой“».[39]

Княгиня фактически просит будущую императрицу перепоручить ей объединение сторонников свержения Петра III и организацию переворота. Екатерина ведет себя крайне осторожно и от всего открещивается. Из текста следует, что она не сказала ни «да», ни «нет», и де факто Дашкова посчитала себя в праве действовать.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Дама с фикусом

Из книги 22 июня, или Когда началась Великая Отечественная война [= Бочка и обручи] автора Солонин Марк Семёнович

Дама с фикусом Жанр документального детектива требует сведения воедино всех сюжетных линий и четкого указания на главных злодеев. Увы, ничего, кроме множества вопросительных знаков, автор предложить читателям не в состоянии. Увы, выяснение подлинных причин величайшей и


ДАМА С ФИКУСОМ

Из книги 22 июня. Анатомия катастрофы автора Солонин Марк Семёнович


Глава II РЫЦАРИ, ПРЕКРАСНАЯ ДАМА И МАДОННА

Из книги История Средних веков, рассказанная детям автора Ле Гофф Жак

Глава II РЫЦАРИ, ПРЕКРАСНАЯ ДАМА И МАДОННА РЫЦАРИ — По-французски в слове «рыцарь» — chevalier тот же корень, что в слове «лошадь» — cheval. Между ними есть связь?— Разумеется. Мы привыкли к образу рыцаря в латах, но не все знают, что своим названием он обязан лошади. Рыцарь —


ПРЕКРАСНАЯ ДАМА И МАДОННА

Из книги История Средних веков, рассказанная детям автора Ле Гофф Жак

ПРЕКРАСНАЯ ДАМА И МАДОННА — А как же «Прекрасные дамы»?— Вообще-то «дамы» — это литературные персонажи, вымышленные героини романов. Рискуя разочаровать девочек, скажу, как было на самом деле: в реальной жизни очень немногие дамы походили на тех, что описаны в романах


Роковая дама в белом

Из книги Москва подземная автора Бурлак Вадим Николаевич

Роковая дама в белом В разгар очередного карнавала в Анненгофе Анна Иоанновна обратила внимание на даму в белом, под маской.— Странно… Мое платье… И именно эту маску я собиралась надеть нынче… — растерянно сказала императрица кому-то из приближенных.Затем она


Дама и кавалер.

Из книги Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры. Этикет автора Лаврентьева Елена Владимировна

Дама и кавалер. Модная картинка. Первая половина XIX


Дама с фероньеркой

Из книги Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры. Этикет автора Лаврентьева Елена Владимировна

Дама с фероньеркой Дама с фероньеркой (головным украшением из драгоценных камней). Модная картинка. 1830


6. Дама дез Армуаз

Из книги Драмы и секреты истории, 1306-1643 автора Амбелен Робер

6. Дама дез Армуаз Робер дез Армуаз, умерший без потомства. Жена его — Жанна, Девственница Франции. Бернар Шерен, гербовый судья короля Людовика XV. Родословная семейства дез Армуаз, составленная в


Дама дез Армуаз

Из книги Драмы и секреты истории, 1306-1643 автора Амбелен Робер


Загадка Нотр-Дама

Из книги 100 великих загадок истории Франции автора Николаев Николай Николаевич

Загадка Нотр-Дама Множество легенд связано с парижскими соборами, и прежде всего с собором Нотр-Дам. Приверженцы эзотерических учений утверждают, что архитектура и символика собора Нотр-Дам – это своего рода зашифрованный свод оккультных учений – именно в этом смысле


Глава IV Кавалерственная дама

Из книги Вельможная Москва. Из истории политической жизни России ХVIII века автора Елисеева Ольга Игоревна

Глава IV Кавалерственная дама Когда черная чугунная решетка Нескучного сада остается за спиной, а желтое величественное здание Александровского дворца вырастает за гладью круглого фонтана, невольно задумываешься о том, с какой сказочной роскошью и поистине


ГЛАВА II Прекрасная дама из Феррары

Из книги Борджиа автора Клулас Иван

ГЛАВА II Прекрасная дама из Феррары Авантюрная судьба Чезаре несколько затмила более ординарную судьбу Лукреции. Однако жизнь молодой женщины стала приятным контрапунктом в героической симфонии жизни де Валентинуа.Мужчины семьи д’ЭстеМежду Феррарой, Ватиканом и


Дама под вуалью

Из книги Тайны Старого и Нового света.Заговоры.Интриги.Мистификации. автора Черняк Ефим Борисович


Пиковая дама

Из книги Два Петербурга. Мистический путеводитель автора Попов Александр

Пиковая дама Немногие знают, что Пиковая дама пережила Александра Пушкина. Не сама она, конечно, а ее прототип: княгиня Наталья Петровна Голицына. Родилась Наталья Петровна в 1744 году, в семье графа Чернышева, в то время посланника в Берлине, а затем в Лондоне. Детство она