Приложение 9. Доклад о выходе из окружения командующего ВВС ЮЗФ генерал-лейтенанта Астахова Ф.А

Приложение 9. Доклад о выходе из окружения командующего ВВС ЮЗФ генерал-лейтенанта Астахова Ф.А

Главнокомандующему войсками ЮЗН маршалу

Советского Союза

тов. Тимошенко С.К.

Члену Военного совета войск ЮЗН

тов. Хрущеву Н.С.

Зам. наркома обороны. Командующему ВВС КА

генерал-полковнику авиации тов. Жигареву П.Ф.

Члену Военного совета ВВС КА

армейскому комиссару

тов. Степанову П.С.

…Когда сотни бойцов бросились в лес, по нему начался усиленный артиллерийский и минометный огонь, скоро на опушке леса появились вражеские танки, мотоциклисты и автоматчики, которые, не заходя в лес, стали интенсивно стрелять, одновременно крича: «Рус, сдавайся». Многие красноармейцы выходили с поднятыми вверх руками. В течение трех суток противник обстреливал лес, овраги, скирды, копны и огороды. Все время происходили розыски по хатам, сараям и погребам бойцов и командиров Красной Армии. Все выходы из села Воронька и леса находились под огнем пулеметчиков и автоматчиков. Днем и ночью часто показывались мотоциклы и танки. Обстановка создалась очень трудная. Пленных командиров, коммунистов и даже некоторых красноармейцев били, издевались и расстреливали. Так, захватив четырех членов ВЛКСМ и 60-летнего коммуниста-пасечника и найдя у них комсомольские и партийные билеты, их немедля расстреляли, а у захваченного политрука на спине вырезали красную звезду, привязали к двум танкам и разорвали на части.

Каждый день эти зверства совершались на глазах жителей. О них мне рассказывали не только колхозники, но также санитарки подвижного полевого госпиталя 5-й армии, которых мы переодели в гражданскую одежду для ведения разведки, и лично видевшие эти зверства. Евреев расстреливали почти поголовно. В первые дни из Вороньки и близлежащих районов немцы вообще никого не выпускали, даже колхозницам и ребятишкам не разрешали работать в поле. Через трое суток большинство танкистов ушли на восток, и были разрешены работы на огородах и близлежащих полях, а кое-кто из колхозников приходил сюда из других сел.

Организовать какую-либо группу и вырваться из столь плотного огневого кольца с боем возможности не было, тем более что на восток по дорогам шли немцы, собираясь у бесчисленных переправ через реки. Мы с группой из шести человек, куда входили пограничники, пехотинцы, работники штаба, решили ночью уходить из Вороньки на север. Легче было остаться незамеченным в гражданской одежде, поэтому большинство сняли форму и переоделись в лохмотья. Мне не хотелось снимать форму, поэтому я избавился только от кожаного пальто, вместо которого надел длинное и поношенное.

Нам было совершенно ясно, что пройти к своим без встреч с немцами очень трудно, а если они встретят, то в лучшем случае возьмут в плен. Обнаружив же оружие, документы, партийный билет — расстреляют на месте, что уже не раз подтверждалось. Погибать просто ни за что, по легкомыслию, было преступно, поэтому я решил уничтожить все документы, в том числе и партийный билет.

В 22 ч 23.9, когда мы вышли из леса в поле, нас осветила сначала одна, затем другая ракета, началась автоматная стрельба, послышались звуки танкового мотора. Мы залегли, стрельба, вспышки ракет продолжились, была различима немецкая речь, пришлось ползком опять вернуться в лес… В 21 ч 30 мин на следующий вечер, выйдя из леса, двигались следующим образом: проползли 200 м, затем шли пешком, снова ползли… Немцы выпускали меньше осветительных ракет, стреляли много, но неорганизованно. Шли всю ночь и на рассвете вошли на окраину села Ковали, день обождали в копнах, чтобы ночью продолжить путь. На следующее утро мы подошли к хутору Суха Лохвица, где немцев не было, но собралось много наших бойцов и командиров. Где находился противник, где линия фронта — никто не знал. На хуторе Суха Лохвица наша группа разделилась: большинство решило не покидать хутора, а со мной остались два младших командира — мл. лейтенант Коузов Н.Н. из 75-й сд 21-й армии и мл. воентехник Королев А.А. из 277-й сд 21-й армии. Первый раньше работал в 740-м бао, а второй служил на авиаскладе в Балашове — с ними я и пришел потом в Воронеж.

Из хутора Суха Лохвица мы направились в село Лука, где перешли реку Сулла, взяли севернее станции Юсковцы, поскольку на самой станции и на мельнице около нее были немцы. Благополучно перейдя через железнодорожную ветку Ромны — Лохвицы, мы заночевали на хуторе Новицкий. Двинувшись утром дальше на северо-восток, около дороги в сторону Юсковцев увидели два сгоревших ДБ-3, а к вечеру подошли к селу Анастасьевка. Здесь встретили нескольких бойцов и мл. командиров, рассказавших, что они нарвались на немецкий аэродром на северной окраине села. Их арестовали, обыскали, и троих, у которых нашли партийные билеты, тут же расстреляли, а остальных повернули на запад; этот рассказ подтвердили колхозники. Поэтому, не заходя в Анастасьевку, мы пошли на хутор Яснопольщина, где устроили ночевку. Предстояло перейти дорогу Ромны — Липовая Долина — Гадяч и реку Хорол. В эти дни немецкие войска интенсивно двигались из Ромн на Гадяч, и пришлось ждать двое суток…

Утром 12.10 подошли к селу Пристаилово, где хотели переправиться через Псел. Колхозники сказали: в Лебедине нет ни немцев, ни частей Красной Армии, а милиция два дня назад оставила город. Река Псел у села Пристаилово течет по болотистому лугу, образуя кроме главного русла еще четыре протоки, довольно глубокие, хотя и неширокие. Два моста оказались взорваны, но по отдельным доскам можно было пройти, хотя и с трудом. На одной из проток не уцелело никакого моста. Делать нечего; по лугу и болоту, в дождь и грязь, по пояс в воде мы прошли около 5 из необходимых 7 км. Тут мы услышали с запада и юга сильную пулеметную стрельбу и увидели бегущих колхозников, объяснивших нам: «Немцы утром заняли Лебедин, а теперь прочесывают лес в поисках наших бойцов и партизан»… Пришлось опять перейти болото, реку Псел и через село Пристаилово выйти к хутору Горки, где мы ночевали, голодные, мокрые, грязные и сильно озябшие.

До сих пор встреч с немцами не было, хотя издали мы наблюдали за ними. Знали об их зверском отношении к населению в селах, хуторах, на полях и дорогах. Из хутора Горки мы направились к селу Михайловка; здесь немцев ожидали к вечеру. Мы решили идти на Сумы через хутор Падалка, где встретили колхозника, сказавшего, что у него есть связь с партизанами. Он рассказал нам обстановку и обещал дать проводника. Прошло два дня, и стало известно: одну из групп партизан немцы схватили, начали облаву в близлежащих хуторах…

До хутора Падалки оставалось не больше 1,5 км. Дорога поднималась в гору, и метров за 200 увидели едущего навстречу на подводе колхозника, за которым скакал всадник. Ничего подозрительного в этом не было, поскольку и раньше встречали подводы, направлявшиеся за бураками или рожью, а разбежавшихся беспризорных лошадей колхозники ловили и приводили домой. Решили подробно об всем расспросить встречных. Подвода не дошла до нас 20 м, когда с нее соскочил немец, а к нам подъехал верховой поляк и направили на нас пистолет и автомат. Бежать в ровном поле было бесполезно, оружия у нас не имелось. Нас стали обыскивать, причем делали это очень тщательно. У меня забрали часы, зажигалку, ручку, карандаш, портмоне, ножик, запасные очки и денег 5000 руб. У товарищей Коузова и Королева тоже забрали все, что нашли. Все сложили на подводу, где было награбленное имущество: куры, яйца и какие-то носильные вещи. Это случилось 18 октября в 16 ч.

Прошли 3 км, зашли в овраг, остановились, нас раздели и снова стали обыскивать. Со всех сняли форменное обмундирование — гимнастерки и брюки, — а тов. Королеву приказали стащить еще красноармейские сапоги. У нас с Коузовым сапоги были рваные, их оставили. Хотели забрать и белье, но поскольку в нем было много вшей и грязи — снимать не стали. Часть из снятого тут же разорвали и бросили, остальное сложили на подводу. Ограбленные и раздетые, мы ожидали расстрела. В дороге по их разговорам, особенно по словам поляка, язык которого я понимал, стало ясно: меня приняли за комиссара, а Королева за командира. Примерно 15 мин ефрейтор-немец и рядовой-поляк о чем-то говорили между собой, после чего приказали нам идти обратно. Пройдя метров 15, мы затем побежали вдоль канавы. В это время немец и поляк продолжали что-то кричать друг другу, потом сели на подводу и поехали к хутору Марусеньки.

Почему нас не расстреляли и не отвели в штаб? Первое, что я думаю, — они удовлетворились награбленным, которое, возможно, в штабе отобрал бы их начальник. Второе — наступала темнота, и если бы нас повели дальше, мы бы, безусловно, сбежали. Кроме того, в поле работало много колхозников, с которыми поляк любезно разговаривал, и это, вероятно, сдержало их от мысли покончить с нами немедленно. Вообще-то, несомненно, повезло.

У хутора Галушки нас остановили колхозники, потребовали документы, а один и говорит: «Вы, партизаны, сжигаете скирды хлеба, а немцы за это нас расстреливают». Но другой его оборвал и разрешил ночевать у него в хате. Ночью достали кое-какое тряпье и узнали, что Сумы заняли немцы. Мы решили идти на северо-восток южнее станции Ворожба. Но прежде предстояло преодолеть большой тракт Ромны — Сумы, по которому более трех суток на восток почти беспрерывно двигались немецкие танки, автомобили, подводы, пехота и небольшие группы конницы. Накануне прошли сильные дожди, дороги раскисли и стали непроходимы для автомобилей. Поэтому многие немцы остановились в близлежащих хуторах, а другие шли с обозами. Пробраться мимо них незамеченными было трудно, к тому же я уже практически не мог самостоятельно двигаться, пришлось двое суток скрываться в огородах и ямах, вырытых для бураков.

Ранним утром третьего дня, пользуясь небольшим туманом, мы перешли дорогу у хутора Ключиновка и двинулись по маршруту: Ульяновка, Анновка, где перешли железную дорогу Ворожба — Сумы, прошли села Ободы и Любимовка, станцию Локинская, село Медвенское, разъезд Шумаково, где перебрались через реку Сейм, и 4 ноября вышли к станции Черемисиново. Отсюда до станции Касторное часть пути проделали по железной дороге, часть — пешком. Здесь сели в поезд и 6 ноября в 12 ч прибыли в Воронеж, доложив о прибытии начальнику гарнизона полковнику Реутову. Через три часа я явился к члену Военного совета Юго-Западного направления Н.С. Хрущеву…

ОБСТАНОВКА ПРИ ВЫХОДЕ ИЗ ОКРУЖЕНИЯ

1. Полное отсутствие сведений о положении на фронте. Никто не знал ничего о противнике, линии фронта. На всем протяжении маршрута, — а мы преодолели около 700 км, — у колхозников, выходивших из окружения бойцов не имелось ни одной нашей газеты. Единственное исключение — листовка, найденная нами 26–27 сентября в районе Суха Лохвица, в которой говорилось: «Товарищи, держитесь — помощь идет».

2. Ввиду зверского террора колхозники никуда из своих хуторов не выходили и потому определенно сказать, где противник, не могли. Некоторые боялись говорить, а бывали случаи, когда отдельные люди намеренно направляли бойцов и командиров КА в лапы к немцам.

3. Противник очень часто использовал для передвижения подводы, возы колхозников, и потому наверняка определить издали, кто идет, очень трудно.

4. Распускаемые кулаками, попами и другими антисоветскими элементами, а также дезертировавшими с фронта красноармейцами и даже командирами провокационные слухи о том, что немцы имеют огромные успехи, заняли Ленинград, Москву, Харьков, крайне нервировали.

5. В связи с активностью действий партизан немцы издали приказ и зверски проводили его в жизнь об уничтожении всех людей, обнаруженных в лесах, ярах, лощинах, болотах, двигающихся не по дорогам. Дороги же использовали немцы для своих передвижений.

6. Очень частые дожди, а отсюда и непролазная грязь и холод сокращали темп нашего движения.

7. На оккупированной территории остались почти исключительно женщины, дети, прячущиеся дезертиры и группы идущих на восток бойцов и командиров, что затрудняло ночевку и питание. Много ночей пришлось провести в поле, иногда по два-три дня голодать, поддерживать свои силы сырой кукурузой, бураками и подсолнухами. В большинстве случаев колхозники оказывали посильную помощь, делились тем, что у них самих было.

8. Разоренные совхозы, колхозы, частично сожженные деревни, разрушенные мосты и железные дороги, оставшиеся неубранными трупы наших людей, брошенное оружие, автотранспорт, трактора, сельскохозяйственные орудия, прекрасный урожай, который гибнет, павший и ставший беспризорным скот — вот что мы видели на оккупированной территории. Эту печальную картину дополняют плачи и возмущения преобладающего большинства населения, радость и ожидание скорого прихода немцев — некоторого количества сволочей — врагов Советской власти…

Бывший командующий ВВС ЮЗФ

генерал-лейтенант авиации Астахов

22 декабря 1941 г.

Источник: Центральный государственный архив Московской области (ЦГАМО). Ф. 311. Оп. 1. Д. 4. Л. 1–8. (Первая страница документа отсутствует.) 

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Приложение 1 Соображения генерал-лейтенанта Фуля о силах, употребляемых Наполеоном против России и о противопоставляемых ему оборонительных средствах (заглавие в оригинале на русском, остальное — на французском)

Из книги Битва двух империй. 1805–1812 автора Соколов Олег Валерьевич

Приложение 1 Соображения генерал-лейтенанта Фуля о силах, употребляемых Наполеоном против России и о противопоставляемых ему оборонительных средствах (заглавие в оригинале на русском, остальное — на французском) Наполеон пожелает воевать с Россией только тогда, когда


№37. СОБСТВЕННОРУЧНЫЕ ПОКАЗАНИЯ ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА Ф. ФОН БЕНТИВЕНЬИ «ХАРАКТЕРИСТИКА ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКА ШЁРНЕРА»

Из книги Генералы и офицеры вермахта рассказывают автора Макаров Владимир

№37. СОБСТВЕННОРУЧНЫЕ ПОКАЗАНИЯ ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА Ф. ФОН БЕНТИВЕНЬИ «ХАРАКТЕРИСТИКА ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКА ШЁРНЕРА» 5 марта 1947 г.МоскваПеревод с немецкого.КопияС генерал-полковником Шёрнер я познакомился в середине июля 1944 года, когда он был назначен командующим Северной


№71. ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА Э. ГОФМЕЙСТЕРА

Из книги Генералы и офицеры вермахта рассказывают автора Макаров Владимир

№71. ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА Э. ГОФМЕЙСТЕРА 16 января 1948 г.<Специальный госпиталь № 5459 пос. Хуторок Краснодарского края>[545]Вопрос: Ваша последняя должность в немецкой армии?Ответ: Командир 41-го танкового корпуса 6-й немецкой армии, входившей в Центральную


№77. СОБСТВЕННОРУЧНЫЕ ПОКАЗАНИЯ ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА К. ФОН ОСТЕРРАЙХА

Из книги Генералы и офицеры вермахта рассказывают автора Макаров Владимир

№77. СОБСТВЕННОРУЧНЫЕ ПОКАЗАНИЯ ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА К. ФОН ОСТЕРРАЙХА 28 декабря 1945 г.<б/м>[579]Перевод с немецкогоМоя деятельность на посту начальника отдела по делам военнопленных при штабе Данцигского военного округа[580] началась с 1-го февраля 1941 года. До этого я был


№82. ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА Р. ШТАГЕЛЯ

Из книги Генералы и офицеры вермахта рассказывают автора Макаров Владимир

№82. ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА Р. ШТАГЕЛЯ 15 декабря 1947 г.МоскваВопрос: Вы показывали на следствии, что в 1943 году выполняли обязанности германского военного коменданта гор. Рима. Кто назначил вас на эту должность?Ответ: На должность германского военного


В штабе генерал-лейтенанта А.А. Власова

Из книги «За землю, за волю!» Воспоминания соратника генерала Власова автора Кромиади Константин Григорьевич

В штабе генерал-лейтенанта А.А. Власова 2 сентября по приглашению генерала Власова я стал работать в его штабе. Здесь мне все было ново и незнакомо. Генерал был ко мне очень внимателен, но состоял я при штабе внештатным, т. е. у меня не было определенной должности, я только


Приложение 10. Доклад зам. командующего ВВС ЮЗФ полковника С.В. Слюсарева о попытке вывезти из района Киева летно-технический состав Военному совету ВВС Красной Армии

Из книги 1941. «Сталинские соколы» против Люфтваффе автора Хазанов Дмитрий Борисович

Приложение 10. Доклад зам. командующего ВВС ЮЗФ полковника С.В. Слюсарева о попытке вывезти из района Киева летно-технический состав Военному совету ВВС Красной Армии 29 июля 1941 г. я получил приказание командующего ВВС ЮЗФ генерал-лейтенанта Астахова организовать ночную


Приложение 11. Воспоминания генерал-лейтенанта Ф.А. Астахова о командующем войсками Юго-Западного фронта Герое Советского Союза генерал-полковнике Михаиле Петровиче Кирпоносе

Из книги 1941. «Сталинские соколы» против Люфтваффе автора Хазанов Дмитрий Борисович

Приложение 11. Воспоминания генерал-лейтенанта Ф.А. Астахова о командующем войсками Юго-Западного фронта Герое Советского Союза генерал-полковнике Михаиле Петровиче Кирпоносе В мае 1941 г. я, в то время заместитель командующего ВВС КА тов. Жигарева, вылетел с большой


Приложение 14. Доклад командующего войсками Ленинградского фронта наркому обороны СССР о ходе боев южнее Ленинграда

Из книги 1941. «Сталинские соколы» против Люфтваффе автора Хазанов Дмитрий Борисович

Приложение 14. Доклад командующего войсками Ленинградского фронта наркому обороны СССР о ходе боев южнее Ленинграда 24 сентября 1941 г.Народному комиссару оборонытоварищу Сталину И.В.Боевое донесениеС утра 23.9 противник вел активные действия на всем фронте. С 7 ч 30 мин [по]


Секретный приказ командующего 11-й армией генерал-лейтенанта Эриха фон Манштейна от 20 ноября 1941 года

Из книги Вермахт против евреев. Война на уничтожение автора Ермаков. Александр И.

Секретный приказ командующего 11-й армией генерал-лейтенанта Эриха фон Манштейна от 20 ноября 1941 года Начиная с 22 июня немецкий народ ведет смертельную борьбу с большевистской системой.Эта борьба против советских вооруженных сил не ведется в традиционной форме по


№ 47. Предписание командующего 11-й армией Юго-Западного фронта генерал-лейтенанта А.Е. Гутора командирам корпусов о принятии мер для прекращения братания на фронте (13 апреля 1917 года)

Из книги 1917. Разложение армии автора Гончаров Владислав Львович

№ 47. Предписание командующего 11-й армией Юго-Западного фронта генерал-лейтенанта А.Е. Гутора командирам корпусов о принятии мер для прекращения братания на фронте (13 апреля 1917 года) В последнее время замечаются всюду усиленные братания с врагом и безмолвное, как бы по


№ 54. Из рапорта командующего 11-й армией генерал-лейтенанта А.Е. Гутора главнокомандующему армиями Юго-Западного фронта генералу Брусилову от 24 апреля 1917 года

Из книги 1917. Разложение армии автора Гончаров Владислав Львович

№ 54. Из рапорта командующего 11-й армией генерал-лейтенанта А.Е. Гутора главнокомандующему армиями Юго-Западного фронта генералу Брусилову от 24 апреля 1917 года Заседания армейского комитета, беседы с делегатами войск, присланными в состав этого комитета, и поступающие


№ 122. Донесение начальника штаба главнокомандующего армиями Северного фронта генерал-лейтенанта М.Н. Вахрушева начальнику штаба Верховного главнокомандующего генерал-лейтенанту А.С. Лукомскому от 4 июля 1917 года

Из книги 1917. Разложение армии автора Гончаров Владислав Львович

№ 122. Донесение начальника штаба главнокомандующего армиями Северного фронта генерал-лейтенанта М.Н. Вахрушева начальнику штаба Верховного главнокомандующего генерал-лейтенанту А.С. Лукомскому от 4 июля 1917 года Вывод 4-й Особой [пехотной дивизии] из района ХII армии


№ 158. Из воспоминаний начальника 1-й Кубанской казачьей дивизии генерал-лейтенанта П.Н. Краснова об убийстве комиссара Юго-Западного фронта Ф.Ф. Линде, начальника 3-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Гиршфельдта и двух офицеров 24–25 августа 1917 года

Из книги 1917. Разложение армии автора Гончаров Владислав Львович

№ 158. Из воспоминаний начальника 1-й Кубанской казачьей дивизии генерал-лейтенанта П.Н. Краснова об убийстве комиссара Юго-Западного фронта Ф.Ф. Линде, начальника 3-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Гиршфельдта и двух офицеров 24–25 августа 1917 года В ту же ночь, 24


№ 167. Донесение командующего 12-й армией Северного фронта генерал-лейтенанта Д.П. Парского [88] в штаб Северного фронта от 22 сентября 1917 года

Из книги 1917. Разложение армии автора Гончаров Владислав Львович

№ 167. Донесение командующего 12-й армией Северного фронта генерал-лейтенанта Д.П. Парского [88] в штаб Северного фронта от 22 сентября 1917 года Для занятия более выгодной авангардной позиции комкор 2-го Сибирского [корпуса] решил начать с утра выдвижение авангарда с целью


Приложение № 3. ВЫСТУПЛЕНИЕ КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ ЗАБАЙКАЛЬСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА И.С. КОНЕВА НА СОВЕЩАНИИ ВЫСШЕГО РУКОВОДЯЩЕГО СОСТАВА РККА 23–31 ДЕКАБРЯ 1940 ГОДА{591}

Из книги Маршал Конев автора Дайнес Владимир Оттович

Приложение № 3. ВЫСТУПЛЕНИЕ КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ ЗАБАЙКАЛЬСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА И.С. КОНЕВА НА СОВЕЩАНИИ ВЫСШЕГО РУКОВОДЯЩЕГО СОСТАВА РККА 23–31 ДЕКАБРЯ 1940 ГОДА{591} Товарищ Народный комиссар, весь личный состав нашего Забайкальского округа работал