Последнее путешествие Пржевальского

Последнее путешествие Пржевальского

Одиннадцать лет жизни провел в странствиях великий русский путешественник, почетный член Петербургской Академии наук, генерал-майор Николай Михайлович Пржевальский (1839–1888), преодолевший 31 500 километров по степям, пескам, тайге, горным тропам. Научные материалы, собранные им в Уссурийском крае и Центральной Азии, по сей день не утратили актуальности, и сведения, содержащиеся в его обширном архиве, еще долго будут служить надежным маяком для тех, кто отправляется на поиски неизведанного, а если добьется выдающихся результатов, сможет претендовать на одну из медалей его имени – серебряную, учрежденную в 1891 г., и золотую – в 1946-м.

Оставив в стороне то неоценимое, что сделал Николай Михайлович для государства Российского, остановимся на малоизвестных фактах биографии ученого, породивших в душе его «горячечную страсть», стремление доказать существование невероятного, что и спровоцировало его кончину в расцвете сил, как сказано в одном из некрологов, он пал, надорвавшись под тяжестью разочарований и неясных целей.

Современникам Пржевальского, входившим в его экспедиционный отряд, цели, кажущиеся неясными непосвященным, были абсолютно ясны. Путешественник не отступил перед труднейшей задачей: найти на дне тянь-шаньского озера Иссык-Куль (на территории нынешней Киргизии) древний город – «побратим» легендарного российского града Китежа. Пржевальский мечтал доказать реальность государства-поселения, ускользающего от праздного греховного человечества. И не случайно писатель П.И. Мельников-Печерский, увлеченный былинами о потаенных городах неизреченного света, предложил такую гипотезу: «Цел город до сих пор. Цел град, но невидим… Откроется перед страшным Христовым судом».

Пржевальский, впрочем, таинственный иссык-кульский град видел, о чем свидетельствует одно из его писем: «Никто не возьмется определить, сколько по миру разбросано недоступных нашему зрению городищ для праведников – этих средоточий гуманных мыслей, человеколюбия, мудрости. В России монахи сказывают о Млевских неприступных подземных монастырях в Тверской губернии, о Кирилловой горе возле Городца, под сводами которой обитают незримо и неощутимо наставляющие и опекающие нас всезнающие старцы. Возьмем еще алтайский народец чудь, богоизбранный и богоравный… И вот здесь в азиатской горной глуши, в синей озерной воде, которой киргизы излечиваются от туберкулеза, с плота видели мы не раз хрустальные купола высоких кубически очерченных строений, видели колышущиеся дерева, под стать ископаемым земным. Видели людей в самоходных приспособлениях для передвижения. Эти невероятности возможно созерцать, ежели солнечные лучи падают на спокойную водную гладь под углом 45 градусов, и вода в верхних слоях утрачивает естественную свою голубизну, делаясь белою, как молоко».

Третье путешествие Пржевальского по Центральной Азии (1879–1880)

Далее ученый повествует о вовсе невероятном, утверждая, что ни о каком обмане зрения, ни о каких миражах не может быть речи. Речь может идти лишь о непривычном физическом эффекте: в деталях город света неизреченного позволяло разглядеть второе после привычного нам Солнце, подвешенное над строениями и… «невероятно высокая концентрация серебра, растворенного в этих водах».

Координаты месторасположения чудесного города Николай Михайлович не указывает: «Убедившись самолично в том, что не ошибаюсь, вправе таиться, чтобы не заподозрили в болезненных озарениях, в сказительстве».

Монахи-уйгуры, обитающие в деревянном монастыре на северном берегу Иссык-Куля, уверяли Пржевальского и его спутников в том, что донный город святых лучше всего просматривается с предгорий и не во всякое время, а чаще – на закате в середине июля, когда воздух холоден, а вода тепла.

Пржевальский, чуткий к стороннему мнению, дождался заветных дней и с предгорий в зрительную трубу вновь увидел город-загадку. Не только ему, но и тем, кто разделял с ним наблюдения, показалось, что величественные постройки обратились в руины, что уцелели лишь деревья, что никаких людей, никаких самодвижущихся повозок нет. Только подводное солнце освещает некий гигантский пузырь, вобравший в себя городище праведников.

Как понимать эти метаморфозы? Монахи-уйгуры ничуть не удивились. Сказали: «Можно видеть все, что угодно, да войти без приглашения нельзя». Они же предупредили о том, что если Пржевальский продолжит попытки открыть запретные врата, то непременно умрет.

Поручик И.А. Луковников, картограф экспедиции, дополнил разговор Пржевальского с уйгурами интересной деталью. Николай Михайлович будто бы возразил, что еще не настолько стар, чтобы желать смерти. Монахи ответили:

– Человек умирает не когда старый, а когда спелый. Нам сдается, что твое время, мудрейший, пришло…

Пржевальский рассмеялся:

– Негоже человеку разумному праздновать победу в дни поражений. Не отступимся. Будем искать. Найдем подводный город…

Увы, технические приспособления, которыми располагал отряд Пржевальского, оставляли желать лучшего: несколько сетей для траления дна, ограниченный запас пенькового каната и пять кованых кошек-якорей… Потому-то работы по тралению вели лишь на мелководье, где смутно просматривалось что-то каменное, возможно, рукотворное. В результате из развалин подняли покрытые растительным орнаментом черепки древней посуды, обработанные руками человека куски гранита и что-то стеклоподобное, похожее на цилиндр, вероятнее всего, естественного происхождения. С точки зрения археологии находки, безусловно, представляли интерес. Однако Николай Михайлович был разочарован: «Над этим морем-озером, судя по поднятым останкам, вечно суждено витать теням бесчисленных цивилизаций, зарождавшихся и погибавших здесь. Конечно, этого мало, до обидного мало, что привело к вынужденному пределу – смотреть, коли повезет, сквозь водяные толщи на чудный живой город, одухотворяющий чудесные живые воды озера. Представляется мне, что не покину эти места».

И.А. Луковников, остававшийся с Пржевальским до последнего его вздоха, в 1901 г. вспоминал: «Монтень говаривал, что только безумец судит о том, что истинно, а что ложно на основе скудных человеческих познаний. Пржевальский, уверен я, знал все, что дано знать смертному. Не знал он дня своей кончины, да и к лучшему это! Но ему, знаю, был в точности указан роковой день человеком, явившимся в рясе православного священника. А вдруг мытарь этот на самом деле отряжен богоизбранными иссык-кульского Китежа? Что же, Пржевальский поверил? Не знаю. Знаю, было вручено ему такое, что смертным рано знать, что унес он с собою в могилу».

Легенда о том, что самшитовый футляр со свитком, на котором начертана самая важная для человечества тайна, переданная посланцами подводного города и замурованная в гранит памятника великому путешественнику, установленного на берегу Иссык-Куля, недалеко от его могилы, оказалась настолько живучей, что вплоть до 1920 года не прекращались попытки разрушить постамент. Напрасно: каждая массивная плита проложена листами свинца – монолит не берет даже взрывчатка…

И все-таки, что рассказал Николаю Михайловичу человек, выдававший себя за православного священника? Какую тайну открыл? Если верить И.А. Луковникову, он сказал одно: «Удел смертных и бессмертных врозь идти, вместе быть». До откровения великой тайны это явно не дотягивает.

Может быть, разумнее прислушаться к самому Пржевальскому: «Познающие озеро непременно замечают, что долгое пребывание на его берегах подменяет разум ослепленностью, ибо пространство властвует, пространство духовно. Воды торят вход в беспредельность неизреченного света».

Этот вывод путешественника взяли на вооружение современные поисковики. Начиная с 1980-х гг. их деятельность на Иссык-Куле активизировалась. Появились обнадеживающие результаты. Но это уже другая тема.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

СПУТНИК Н. М. ПРЖЕВАЛЬСКОГО

Из книги Вечные следы автора Марков Сергей Николаевич

СПУТНИК Н. М. ПРЖЕВАЛЬСКОГО …На серых почтовых конвертах стоит штемпель 1951 года, обратный адрес гласит: «Почтовое отделение Четкарино Свердловской области, деревня Менухово Пышминского района, Иван Иванович Менухов».Автором этих писем был человек, сопровождавший в


Последнее путешествие Эдуарда Толля

Из книги Тайны пропавших экспедиций автора Ковалев Сергей Алексеевич

Последнее путешествие Эдуарда Толля Имя выдающегося полярного исследователя, руководителя первой русской полярной экспедиции Академии наук барона Эдуарда Толля несправедливо предано забвению. Это произошло из?за того, что барон Толль в


XXVI. НЕВИДАННОЕ ОЖИВЛЕНИЕ В ПРИАМУРСКОМ КРАЕ ПОСЛЕДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ БОШНЯКА

Из книги Путь к океану автора Тренев Виталий Константинович

XXVI. НЕВИДАННОЕ ОЖИВЛЕНИЕ В ПРИАМУРСКОМ КРАЕ ПОСЛЕДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ БОШНЯКА Одиннадцатого июня Геннадий Иванович добрался до залива Де-Кастри. Здесь стояла целая эскадра русских судов: транспорты "Двина", "Байкал", паровая шхуна "Восток" и многострадальный "Иртыш", команда


Лошадь Пржевальского — новая «собака Муркрофта»

Из книги Большая игра. Британская империя против России и СССР автора Леонтьев Михаил Владимирович

Лошадь Пржевальского — новая «собака Муркрофта» На самом раннем этапе Большой Игры ее пионер Уильям Муркрофт обнаружил в предгорьях Тибета специально обученную собаку, посмотрев на которую, он сразу определил, что здесь прошли русские. Здесь, в Туркестане, англичанам


Последнее «ура»

Из книги Вторая мировая война автора Уткин Анатолий Иванович

Последнее «ура» События побежали с калейдоскопической скоростью. Гитлер 25 апреля приказал арестовать генерала танковых войск Вейдлинга за дезертирство. Возмущенный старый вояка лично явился в бункер и был не только прощен, но назначен «боевым комендантом» Берлина. В


Последнее наступление

Из книги Роковые решения вермахта автора Вестфаль Зигфрид

Последнее наступление К середине ноября период грязи закончился, и первые морозы возвестили о наступлении зимы. Теперь по дорогам и ровной местности могли двигаться боевые машины и транспортные средства всех видов. Далеко в нашем тылу тракторы вытаскивали из замёрзшей


Последнее Ура

Из книги Дивизия СС «Рейх». История Второй танковой дивизии войск СС. 1939-1945 гг. автора Акунов Вольфганг Викторович

Последнее Ура В долине грянуло Ура… А.С. Пушкин. Полтава К несчастью для армий "Третьего Рейха", успех под Беленихиным стал последним немецким победным "Ура" в ходе столь амбициозной по замыслу операции "Цитадель". Хотя германская 4-я танковая армия глубоко вклинилась в


6. Последнее звено

Из книги Че-Ка. Материалы по деятельности чрезвычайных комиссий автора Чернов Виктор Михайлович

6. Последнее звено Настоящий очерк был бы не полным, если бы я не коснулся, в сознательно беглых и сжатых словах, самого ужасного детища октябрьского переворота, вскормленного и вспоенного в чекистских застенках кровью многих тысяч человеческих жизней.Переживши


Последнее плавание

Из книги Неизвестная Великая Отечественная автора Непомнящий Николай Николаевич

Последнее плавание …Идут третьи сутки, как пароход «Ленин» отошел от одесского причала. Капитан Борисенко мрачен. Заполненный до отказа измученными и уставшими людьми, пароход ждет добро на выход в море. К Севастополю подошел теплоход «Грузия», вышедший из Одессы на два


Последнее испытание

Из книги Греция и Рим, энциклопедия военной истории автора Коннолли Питер

Последнее испытание Осенью 211 г. Нерон прибыл в испанский город Тарракон (совр. Таррагона). Он принял командование над остатками римских войск и в течение всего последующего года оставался исключительно в обороне, не делая попыток перейти в наступление. Сенат постановил


Последнее заключение

Из книги В сибирских лагерях. Воспоминания немецкого пленного. 1945-1946 [litres] автора Герлах Хорст

Последнее заключение Наши надежды, что мы приедем домой к Рождеству, не оправдались. Вместо прибытия в Восточную или Западную Пруссию нас привезли во Франкфурт. Это было 24 декабря. Мы почувствовали историческую важность момента, когда по мосту пересекали реку и въезжали


ПОСЛЕДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ДЖЕЙМСА КУКА

Из книги 500 знаменитых исторических событий автора Карнацевич Владислав Леонидович

ПОСЛЕДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ДЖЕЙМСА КУКА Корабль Кука «Резольюшен» у Полинезийских острововАнгличанин Джеймс Кук был примером путешественника нового поколения. С одной стороны, он способствовал осуществлению традиционных колонизаторских планов — укреплению военного и


   Четыре похода Николая Пржевальского

Из книги 500 великих путешествий автора Низовский Андрей Юрьевич

   Четыре похода Николая Пржевальского    В 1866 г. молодой русский офицер Николай Пржевальский по своему желанию перевелся на Дальний Восток, горя стремлением заняться исследованиями Уссурийского края. Но затем его внимание целиком переключилось на Центральную Азию. В


18. Верблюд Пржевальского

Из книги Рублевка, скрытая от посторонних глаз. История старинной дороги автора Блюмин Георгий Зиновьевич

18. Верблюд Пржевальского На 41-м километре Старой Смоленской дороги (Можайского шоссе) находится пристанционный поселок Голицыно. Этот поселок граничит на севере со старинным поместьем Большие Вяземы, прежде принадлежавшим знаменитому княжескому роду Голицыных. А на