Цивилизация Инков (1200–1572)

Цивилизация Инков (1200–1572)

История. Инки производят себя от Бога Солнца, пославшего на Землю своих детей – сына Манко Капака и дочь Мама Окльо. Дети основали город Куско, дали людям религию и законы, обучили мужчин возделывать землю и добывать металлы, а женщин ткать и вести хозяйство. Манко Капак стал первым Инкой – властителем, а Мама Окльо – его супругой. На самом деле инки были небольшим племенем в Перуанских Андах. В XIV в. их правитель Майта Капак завоевал соседние земли. Около 1438 г. сын правителя инков принял верховную власть, а с ней имя Пачакути. В середине XV в. Пачакути подчинил земли вокруг озера Титикака. В следующие 50 лет инки создали огромную империю, простиравшуюся от Колумбии до Чили. В 1498 г. инка Вайна Капак завоевывает южную Колумбию, и империя достигает своих наибольших размеров. В ней жило около 12 млн. человек. Государственным языком был кечуа.

После смерти Вайны Капака в 1527 г. вспыхнула война за престол между его сыновьями – Атауальпой и Уаскаром. Победил Атаульпа, но в борьбу вмешались испанцы. В 1532 г. отряд испанцев (182 человека) во главе с Франциско Писарро встретился с огромным войском Атауальпы в долине Кахамарка. Начались переговоры. Писарро решил заманить Атауальпу в ловушку. Он пригласил Инку в гости, и тот явился в сопровождении 7 тыс. безоружных придворных. Испанцы захватили Атауальпу и перебили почти всю его свиту. Инку заставили распустить войско, и испанцы без сопротивления вступили в Куско. Сначала они правили именем Атауальпы, но затем, взяв с него обманом огромный выкуп золотом, казнили его. Испанцы провозгласили верховным Инкой младшего брата Уаскара Манко Юпанки. Манко вскоре поднял восстание, но не смог отвоевать Куско и в труднодоступном горном районе создал Новоинкское царство (1536). В 1544 г. он был убит испанцами, но Новоинкское царство продолжало существовать. Последний правитель – Тупак Амару I, был казнен испанцами в 1572 г.

Последний Инка Тупак Амару I (1545–1572) в Вилькабамбе. Художник неизвестен. Музей археологии, антропологии и истории Перу. Wikimedia Commons.

Государство и жизнь людей. Инки называли свое государство «Земля четырех частей». Действительно, империя была разделена на четыре суйю – провинции: северную, южную, западную и восточную. Средоточием четырех частей был Куско, расположенный на высоте 3 тыс. м над уровнем моря. Земля империи делилась на три части: поля общин, «земля Солнца», содержащая жрецов, и поля Инки, содержащие чиновников, армию, строителей, Инку и его двор, и фонд вдов, стариков и сирот. Земли «Солнца» и Инки обрабатывались жителями в свободное время, после того как возделаны наделы семей. Этот дополнительный труд назывался манка. Он воспринимался как священный вклад каждого в общее дело.

Каждый человек в государстве инков выполнял отведенную ему роль. Над всеми стоял Сапа Инка – «Единственный Инка», имевший еще титул Интип Чурин – «Сын Солнца». Для подданных Сапа Инка был живым богом, после смерти тело его бальзамировали, а дворец, в котором он умер, становился мавзолеем. Инка женился на своей сестре, тоже божественной, и, кроме того, имел сотни жен второго ранга. Подданные Сапа Инки называли себя «инки», хотя потомственных инков было всего 40 тыс. из 12 млн. населения. Этнические инки составляли столичную аристократию: их назначали на высшие должности, они становились жрецами. Аристократов Куско было легко узнать по огромным золотым дискам в ушах. Испанцы называли их «ушастые» – орехоны, от ореха — «ухо». К аристократии второго ранга относились вожди покоренных народов. Они назывались курака. Статус курака был наследственным. Прочие подданные в подавляющем большинстве были крестьяне-общинники.

В повседневной жизни крестьянин имел дело со своей общиной – айлью. В состав айлью входило несколько семей, связанные родством по мужской линии, жившие рядом друг с другом и занимавшиеся совместным трудом. В большом поселке могло быть несколько айлью, каждая была отгорожена от соседей стеной. После женитьбы крестьянин получал из общинной земли надел – тупу, достаточный, чтобы прокормить себя и жену. Размер участка зависел от плодородия почвы, и увеличивался после появления детей. Если рождался мальчик, отец получал еще один надел, если девочка – половину надела. Как владелец тупу, женатый мужчина становился пурехом, главой платящей налоги семьи. В айлью все делалось сообща. Мужчины вместе строили дома для молодоженов, а когда одного из них призывали отбывать трудовую повинность или служить в армии, то оставшиеся обрабатывали его надел. Во время весеннего сева мужчины и женщины работали рядом, распевая гимны. Мужчины, выстроившись в ряд, вскапывали землю с помощью ножного плуга – длинной палки с подножкой над бронзовым наконечником. За ними следовал ряд женщин, разбивавших комья мотыгами с бронзовыми налопатниками.

В инкском обществе трудились все, даже беременные женщины. Лишь на поздних сроках беременности им разрешалось не выходить в поле. Дети помогали взрослым. Около двух третей продуктов крестьянского труда поступало в виде налогов в пользу государства и жрецов. Кроме того, мужчины выполняли общественные работы – мита, например, строили дороги, и служили пять лет в армии. Никто не мог без разрешения начальства покинуть место, где жил, или сменить профессию. Заставляя всех трудиться, инки учитывали физические возможности человека. Больные и немощные получали еду и одежду с государственных складов. Им поручались задания, которые были посильны. Но не допускалось, чтобы немощные отвлекали здоровых от труда. Инвалид, имел право создать семью только с другим инвалидом. По достижении пятидесяти лет крестьян освобождали от трудовой повинности (миты) и налогообложения. Им предписывалось выполнять задания, не требовавшие больших усилий: собирать хворост, присматривать за детьми, готовить пищу, гнать чичу, плести веревки и канаты.

Уровень жизни общинников был почти одинаков. Не было голодных и нищих. Кто не мог работать, обеспечивался государством. Хотя инки не щадили в работе подданных, они заставляли их принимать участие в государственных и религиозных празднествах. Праздники разнообразили и в какой-то мере облегчали монотонную жизнь. Ведь жизнь людей была строго регламентирована. Государство указывало, где жить, какие растения выращивать на своем участке, как одеваться и даже с кем заключать браки. Предписания люди получали от ими же выбранных руководителей. Низовая организация общества строилась по пятидесятиричной системе: 5, 10, 50 и 100 семей. Во главе каждого звена стоял руководитель, ежегодно переизбиравшийся. В подразделениях регулярно проводили собрания (с участием женщин), где обсуждались текущие дела. Следующие уровни организации – до 40 000 семей, возглавляли чиновники.

Материальная культура. Основным занятием индейцев нагорий Анд и прибрежной равнины было земледелие, дополняемое разведением лам и там, где были условия, рыболовством. В земледелии инки добились замечательных успехов. Они покрыли склоны гор террасами, сделав их пригодными для земледелия. Сегодня в Перу благодаря инкским террасам обрабатывается 2,5 млн. га земли. Террасы имеют 1,5–4 м в высоту, а ширина и длина зависят от покатости склона. Стены террас сделаны из каменных блоков, а внутри лежит слой булыжника, чтобы обеспечить дренаж. На булыжники насыпали землю, принесенную из долин. Почву удобряли навозом лам. На побережье для удобрения использовали гуано (птичий помет). Широко применялось искусственное орошение. Крестьяне выращивали 220 видов картофеля, киноа, кукурузу, фасоль, красный перец, тыкву, бататы, маниок, авокадо, арахис, хлопок и коку.

Огромным подспорьем в жизни крестьян было разведение альпак и лам. Альпак ценили из-за шерсти. Она гораздо легче и теплее овечьей, более тонкая и не загрязняется. Из шерсти альпаки ткали тонкие ткани. Шерсть ламы грубее; из нее ткали толстые ткани. Ламы крупнее альпак и использовались как вьючные животные. Педро де Сьеса де Леон, живший в Перу с 1547 по 1550 г., отмечает, что индейцы пахали на ламах: «Особенно доставляет удовольствие видеть в Кольяо, как индейцы выходят со своими плугами на этих ламах, а к вечеру видеть, как они возвращаются домой нагруженные дровами».[415] Навоз лам служил удобрением в Андах, а мясо молодых животных (до трех лет) отличается хорошим вкусом. У старых животных оно приобретает горький привкус. Впрочем, есть мясо лам (самцов) разрешали лишь знати; простые индейцы разводили на мясо морских свинок и собак. На побережье разводили мускусных уток.

Рыболовство процветало на побережье Тихого океана и на озере Титикака. Охота – с соколами и собаками, была любимым занятием членов императорской семьи и знати. Простым людям разрешали охотиться, но с разрешения. Охотились на оленей, гуанако и птиц. После охоты мясо разрезали на полоски и высушивали на солнце. Индейцы Перу занимались промыслами: ткали ткани, выделывали глиняную и деревянную посуду, обрабатывали металлы (но не знали железа), изготовляли ювелирные изделия. Особенно больших успехов они достигли в обработке камня и в прокладке дорог. Из гранита, используя каменные молотки и бронзовые ломы, изготовляли блоки, которые идеально подгоняли друг к другу. Инки не знали цемента, но возведенные ими строения стоят века. В империи Инков была создана сеть великолепных дорог, мощенных камнем и обрамленных барьером. Там, где путь пересекали реки, были навешены канатные мосты. Вдоль дорог через каждые 25 км располагались постоялые дворы, а через каждые 2 км – почтовые посты.

Интеллектуальные достижения. Инки превзошли народы Мезоамерики по уровню металлургии, дорожному строительству, размаху ирригации и террасного земледелия, приручению лам, но не в развитии духовной культуры. По всей видимости, у них не было письменности. Система кипу — веревочек разного цвета с узелками, несомненно, удобна для хранения статистических данных, но мало пригодна для передачи сложных значений и, тем более, для создания литературных произведений. В знаниях математики и астрономии, весьма продвинутых, инки все же уступали майя. Значительные успехи были в медицине. Жрецы умели лечить переломы, ампутировать конечности, обрабатывать раны и удалять зубы. Они успешно проводили переливание крови (у индейцев Перу одна группа крови). Для лечения болезней применяли лекарственные растения, в том числе, кору хинного дерева. В результате, у инков была значительная продолжительность жизни.

Жилье и одежда. Жилища в деревнях были глинобитные, на побережье из кирпича и только у людей высокого положения из камня. Члены айлью строили для молодоженов небольшой дом, куда они въезжали после свадьбы. Крышу покрывали жесткой травой ичу. Вход был низким, и завешивался циновкой или шкурой. Окон не делали. Жилище иногда было разделено перегородкой на две комнаты. Мебели не было. Спали на сложенных вдвое шкурах лам – одна половина служила матрасом, другая покрывалом. Одежду развешивали на деревянных перекрытиях или складывали в глиняные горшки. Женщины хранили свои хозяйство в корзинах. В стенных нишах лежали ножи, ложки, украшения и идолы. Очаг был переносной, сделанный из глины. В крестьянском доме было темно, и стоял удушливый запах мочи, навоза и дыма. Стены покрывал слой копоти и грязи. Семья находилась в жилище лишь ночью и в дождливые дни. Обстановку не улучшали везде снующие морские свинки; их помет покрывал пол, источая невероятную вонь. На животных было множество блох и клещей; они распространялись по всему жилищу. К блохам добавлялись вши, и люди постоянно чесались. Большую часть времени члены семьи проводили во дворе, общим для пяти или шести семей, составлявших айлью. Двор был огорожен каменной стеной.

В городах дома строили из камня, иногда в два и даже в три этажа. Подняться вверх можно было внутри по веревочной лестнице или по каменной лестнице, расположенной снаружи. Дом мог иметь окно со стороны фронтона. Окно без слюды и тем более стекла. Самым большим городом был Куско – столица империи. В городе жило 40 тыс. человек, а в пригородах еще около 200 тыс. В центре Куско находилась площадь, где проводились празднества. Здесь же располагался императорский айлью с дворцами и священный Храм Солнца. В центре было более 25 тыс. домов, окрашенных в яркие цвета, украшенных мрамором и яшмой, золотыми дверными и оконными рамами. Качество строений понижалось по мере удаления от центра: за каменными дворцами следовали глинобитные хижины. Общий план города напоминал шахматную доску. Мощеные и узкие улочки пересекались под прямым углом. Посередине каждой улочки проходила сточная канава. В Куско были канализация и водопровод. Престиж города был настолько высок, что индеец, шедший в столицу, уступал дорогу индейцу, идущему из Куско.

Одежду простого народа определял и строгие правила. В день свадьбы жених и невеста получали из общественных хранилищ по два костюма из шерсти ламы: один для работы, другой – для праздников. Их носили, пока не снашивали. Покрой и расцветка были одинаковыми у мужчин и женщин. Мужчины надевали короткие штаны до колен, белую рубаху без рукавов и коричневую накидку, набрасываемую на плечи и завязанную узлом на груди. Женщины – длинные шерстяные платья, которые надевали через голову и стягивали в талии широким украшенным поясом, и серую накидку, закрепленную на груди булавкой. Крестьяне ходили босые или обувались в сандалии. Подошву изготовляли из шкуры ламы и делали короче ступни, чтобы при ходьбе по склонам цепляться пальцами за неровности почвы. Ярко раскрашенный шнур прикреплялся к носку сандалии и завязывался вокруг икры. На голове носили повязки и шапки. Запрещалось что-либо менять в одежде без разрешения начальства. Жители Анд круглый год ходили с обнаженными руками и ногами, хотя воздух нагорья часто холодный, а временами просто ледяной. Одежда аристократов отличалась от одежды простого народа не покроем, а качеством. Ткани изготовляли из мягчайшей шерсти альпаки и викуньи (дикая разновидность альпаки) и украшали разноцветной вышивкой и золотыми инкрустациями.

Они не изменились со времен инков. Женщина кечуа с дочкой и ламами. Провинция Куско. Перу. Автор передал в общественное пользование без указания имени. Женщина кечуа с дочкой и ламами. Wikimedia Commons.

Многие народы Перу издревле деформировали черепа. Инки переняли этот обычай. Больше того, они не доверяли племенам, избегающим деформацию черепа. Инки стремились сделать череп вытянутым и длинным. Для этого мать привязывала ребенка к колыбели и укрепляла деревянные планки на лбу и затылке, стягивая их веревкой. В других случаях голову ребенка привязывали к деревянному концу колыбели или накладывали круговую повязку. Мать стягивала голову понемногу каждый день, пока к трем – четырем жизни ребенка не добивалась нужной формы. Выделено шесть типов деформации. Есть уплощенные головы типа змеиных, некоторые выглядят как сахарные головки, другие растянуты вверх или в ширину. Причины традиции, известной у многих народов Америки (тех же майя) не вполне ясны. Возможно, задачей было добиться определенных свойств личности. По утверждению Гарсиласо де ла Вега – Инки по матери, Верховный Инка использовал эту процедуру, чтобы сделать подданных законопослушными. Однако самые удлиненные черепа имели жрецы – носители интеллекта.

Короткая стрижка, наряду с золотыми дисками в ушах, была привилегией знати, потомственных инков. Инки не знали ножниц, и срезание волос накоротко каменным ножом было мучительно, хотя и почетно. Верховный Инка носил на голове плетеную тесьму из толстых разноцветных нитей. Остальные знатные инки носили тесьму черного цвета. В каждой провинции была своя, обязательная для ее жителей прическа. Касалось это знати. У одних лоб был пострижен, а по вискам спускались косы, у других косы спускались до середины уха, у третьих косы были еще короче. Крестьяне кечуа и аймар? стригли волосы лишь на висках или не стригли вовсе. Индианки носили длинные волосы с пробором посередине. В некоторых районах волосы заплетали в косы, а во время траура коротко стригли. Расческой служил ряд шипов, зажатых между двумя деревянными пластинками. Мыли волосы в воде с добавлением коры, бобов и трав, чтобы сделать их «черными как смоль». Императрица и придворные дамы выщипывали себе брови и румянились киноварью либо соком красных ягод.

Питание. Крестьяне ели дважды в день. Основными продуктами были кукуруза, киноа и картофель, дополняемые бобами и овощами. Кукурузу и киноа мололи на камне; муку хранили в глиняных горшках. Картошку заготовляли в виде чуньо, выставляя попеременно на солнце днем и на мороз ночью, пока она полностью не высыхала. Подобным образом запасали другие корнеплоды. Чуньо употребляли в виде каши, размолов и смешав с водой, солью и перцем. Кукурузу и киноа добавляли в суп вместе с овощами и травами. Бобы ели вареные, жареные, с приправой из соли и перца. Тыкву и овощи тушили. Для приправ использовали свежие и высушенные травы. Мяса крестьяне ели мало. Есть лам им не разрешали, и основным источником мяса были морские свинки (и остаются по сей день). Скудный мясной рацион крестьяне дополняли охотой (с разрешения начальства). Мясо убитых животных резали на полосы, солили и сушили. Этот продукт назывался чарки. Крестьяне ловили и ели птиц, лягушек, улиток, червей, насекомых и там, где была возможность, рыбу и морепродукты. В лучшем положении находились жители побережья и племя уру на озере Титикака. Выловленная ими рыба служила предметом обмена с жителями других районов.

Жареные морские свинки. Одно из любимых блюд в Перу, Боливии и Эквадоре. 2007. Автор: Robert Ennals from Cambridge, England. Wikimedia Commons.

Питание знати было несравненно разнообразнее. В отличие от крестьян, они ели мясо молодых лам (не старше трех лет) и викуний (не старше двух лет), охотились, не спрашивая на то разрешения, и получали фрукты из тропических долин. Роскошен был стол Инки и его семьи. Курьеры бегом, сменяясь каждые два километра, доставляли в Куско продукты из различных провинций: диких уток и куропаток из пуны, грибы и лягушек с озера Чинчайкоча в Эквадоре, рыб и моллюсков с тихоокеанского побережья. Несмотря на расстояния, продукты поступали ко двору свежими. Инка ел три раза в день. Он сидел на деревянном стуле, покрытом шерстяным одеялом, и указывал, какое из расставленных на подстилках блюд он предпочитает. Одна из женщин его окружения подавала выбранное блюдо на тарелке из золота или серебра и держала тарелку в руках, пока Инка ел. Все, к чему прикасался Инка, все остатки пищи, собирали и сжигали, а золу развеивали по ветру.

Популярным напитком, доступным всем сословиям, было пиво – чича. Чичу изготовляли старики и старухи. Они жевали кукурузные зерна и выплевывали в глиняный сосуд. Слюна запускала процесс ферментации. Затем жижу заливали водой, и сосуд закапывали в землю, чтобы сохранить тепло. Крепкие алкогольные напитки были у инков запрещены, а для простого люда под запретом была даже кока. Листья коки, содержащие кокаин, в Перу использовали для жевания и в медицинских целях задолго до появления империи инков. Жевание коки дает почти такой же эффект как прием кокаина внутрь. Листья жевали вместе с шариком извести, способствующей реализации их алкалоидных свойств. Инка разрешал употребление коки в основном знати и жрецам. Часто он сам их одаривал. Простые люди могли жевать коку лишь с особого разрешения. Юные аристократы во время церемонии посвящения соревновались в беге, а знатные девы подносили им коку и чичу для поощрения быстроты ног. Нередко Инка угощал кокой вождей покоренных племен. Одежда знатного инка имела карман, известный как чуспа, чтобы носить с собой листья. Коку дозволялось жевать воинам и гонцам. Жуя коку, они могли быстро преодолевать огромные расстояния. Кока была эмблемой мальчиков, знаком силы и выносливости. Инки также использовали настой из дурмана для введения колдунов в транс или добавляли его в чичу как средство сладострастия и любви.

По мнению ученых, питание крестьян у инков было недостаточным по калорийности. Если сегодня крестьянин-индеец получает 3400 кал. ежедневно, то во времена инков он получал 2000 кал. Крестьяне также недополучали животный белок; этот недостаток компенсировало употребление в пищу бобов и рыбы. Следует заметить, что у инков не было каннибализма, хотя жрецы регулярно приносили человеческие жертвоприношения (чаще девушек) богу Солнца. Недостатка в витаминах у крестьян не было: А, В и С имеются в кукурузе, А, В, В2 и С – в картофеле. Кальций и железо давали киноа и съедобная глина, используемая для приправы. У индейцев прекрасные зубы, и во времена инков было немало людей, доживавших до 80 – 100 лет.

Брак и семейная жизнь. Хотя моногамия у крестьян не была установлена законом, она существовала на деле, ведь каждый крестьянин получал надел, достаточной лишь для того, чтобы прокормить двух человек. Браки для земледельческого общества были поздние: жениху около 25 лет, невесте около 20. Заключению брака предшествовал испытательный период – сервинакуй, когда пара вела совместную жизнь в течение какого-то времени: от нескольких дней до нескольких лет. По этому поводу их родители заключали договор. Испытательный срок давал юноше и девушке возможность оценить друг друга как супругов. Если совместная жизнь не складывалась, девушка возвращалась к родителям, не теряя уважения в общине. Если за это время у нее рождался ребенок, он оставался с матерью. Аборт у инков карался смертной казнью матери и всех сопричастных к преступлению. Сервинакуй ни в коем случае не является внебрачным сожительством. Получить приглашение на испытательное супружество и по сей день лестно для девушки.

В империи инков брак общинников был делом государственным. Ответственный чиновник прибывал в район в указанный срок и приказывал юношам и девушкам встать в две шеренги лицом к лицу. Он спрашивал, кто уже договорился о свадьбе, и прошли ли они испытательный срок. Обычно к его приезду вопрос для большинства был решен. Но были и одинокие юноши. Чиновник приглашал каждого из них по рангу положения в общине и предлагал выбрать невесту. Если юноша сомневался, чиновник выбирал ему девушку сам. Никто не имел права уклониться от брака. Вступив в брак, молодожены получали одежды с государственных складов и надел земли. Свадебные церемонии определялись местными обычаями. Иногда муж должен был торжественно надеть сандалию на правую ногу жены, как это делал Инка. Обычно старики напоминали молодоженам об обязанностях, и семьи обменивались подарками. На свадьбе чича лилась рекой, и многие напивались. Официально заключенный брак считался нерасторжимым. Единственный повод для развода – бездетность женщины. Измена и изнасилование карались смертью, но насильник мог сохранить жизнь, если женился на пострадавшей.

У знатных инков могло быть несколько жен, но не так много, как у Верховного Инки. Их число зависело от положения. Женщины считались собственностью и могли передаваться по праву наследования. Если Инка дарил вождю племени жену, она становилась его главной женой. Принцесса императорской крови не могла стать женой или наложницей человека более низкого ранга. Сыновья из знатных семей получали образование в школах Куско. Во время учебы о них заботились опытные женщины, часто вдовы, которые давали им и сексуальное образование. Девочки из знатных домов в возрасте 8 лет поступали в «дома избранных женщин», где опытные матроны готовили их к выполнению обязанностей будущих жен. Вместе с ними учились простые девушки, отобранные чиновниками по всей империи за красоту. В «домах избранных женщин» были также служанки, чья работа заключалась в обслуживании знатных девушек, изготовлении одежд для Инки, обработке его земель и уходе за выбранными для жертвоприношений ламами.

По достижении 18 лет девушек, связанных родством с Инкой, собирали на встречу с Верховным Инкой и молодыми людьми благородных кровей в возрасте 23 года и старше. Среди аристократической молодежи практиковался свободный выбор при условии одинаковой знатности. Церемония напоминала свадебный обряд Инки. Жених надевал сандалии на ноги выбранной им невесты и предлагал свои подарки. То же самое проделывала его мать. Верховный Инка или другое высокопоставленное лицо соединяли руки новобрачных. Затем следовали жертвоприношения, танцы и пиры. Особое место занимали «девственницы Солнца» – девушки из высшей аристократии, посвятившие себя служению богу Солнца. Жилище девственниц Солнца в Куско было недоступно для посторонних. Девы готовили еду и питье для Солнца, с которым были обручены, ткали для него одежды и строго блюли целомудрие. Если бы его нарушили, их по закону следовало похоронить заживо, виноватого мужчину повесить, а его айлью и селение уничтожить. Однако до прихода испанцев никто никогда не покушался на жен Солнца.

Были и другие дома в разных местах Перу, устроенные по подобию дома девственниц Солнца в Куско. Туда принимали девушек из хороших семей, но с примесью инородной крови; допускали туда в виде великой милости и дочерей племенных вождей – кураков, а также девушек простого звания, отобранных за исключительную красоту. Они сохраняли свою девственность так же строго, как и жены Солнца. Только Инка имел право к ним входить. Девы Солнца считались его невестами. Из них он выбирал наложниц или отдавал приближенным в жены в знак особого расположения. За прелюбодеяние с невестами Инки следовало такое же наказание, как за прелюбодеяние с девственницами Солнца. И такое случилось, когда испанцы захватили в плен Атауальпу.

Сексуальные традиции инков. В империи инков жили сотни народов и племен с самыми разными сексуальными обычаями. Гарсиласо де ла Вега – сын конкистадора и принцессы из рода Инков, не жалел черных красок в описании дикости покоренных инками народов:

«В остальных обычаях, таких как брак и сожительство индейцы того язычества были не лучше, чем в одежде и в еде, потому что многие племена соединялись для сожительства, словно звери, … а другие женились по своей прихоти, не считаясь с тем, что это были их сестры, дочери и даже матери. У других народов соблюдалось исключение только лишь в отношении матерей; в других провинциях считалось дозволенным и даже достойным похвалы, если девушки вели себя как можно более безнравственно и беспутно,… так как среди них они наиболее высоко ценились; … а о честных девушках говорили, что их никто не хотел из-за их слабости. В других провинциях были противоположные обычаи, ибо матери охраняли там дочерей с огромной тщательностью, а когда решался вопрос об их замужестве, их выводили и на виду у всех и в присутствии родственников, … своими собственными руками лишали их целомудрия, предъявляя всем доказательство их хорошего поведения. В других провинциях девственницу, которая должна была выходить замуж, лишали целомудрия самые близкие родственники жениха и его самые большие друзья…».[416]

Следует заметить, что добрачная половая свобода и даже ее поощрение была свойственна не только «диким» племенам, но крестьянам кечуа и аймар?, составлявших основу государства инков. Речь здесь идет не об испытательном супружестве – сервинакуе, а о легкости установления половых связей в добрачный период. Девственность не ценилась (и не ценится) крестьянами Анд. Вступая в связь с мужчинами, девушка доказывала свою желанность, и ее престиж повышался. Иезуит Бернабе Кобо, хорошо знавший крестьян Перу и Боливии начала XVII в., писал, что «девственность рассматривалась как недостаток женщины, а индейцы считали, что девственницей остается та, которая не смогла никого заставить себя полюбить».[417] Доходило до того, что во время ссоры муж упрекал жену в том, что у нее до свадьбы не было любовников.

Все менялось после заключения брака. Супружеская измена каралась смертью, что должно было обеспечивать устойчивость крестьянской семьи как трудовой ячейки государства. В то же время не было ограничений на формы сексуальных контактов, включая анальный гетеросексуальный секс. И все же у замужних крестьянок были соперницы: ими были не женщины и даже не мужчины (гомосексуализм тоже карался смертью), а …ламы. Альпаки и ламы – женственные, покрытые мягкой шестью, с большими выразительными глазами, сексуально привлекали индейцев Перу и Боливии. До 6 % расписной керамики древнего Перу, найденной археологами, содержит сцены зоофилии. В государстве инков холостяки не имели права держать дома альпак, а крестьянам запрещали выпасать лам, если их не сопровождали женщины.[418] Некоторые ученые, в том числе, советский эпидемиолог Л.В. Громашевский, высказывали предположение, что сифилис произошел от полового спирохетоза лам и в результате скотоложства перешел к местным жителям. Уже как болезнь человека, сифилис попал к индейцам Гаити: от них в 1492 г. заразились матросы Колумба.[419]

Ограничения, существовавшие для крестьян, не распространялись на состоятельных мужчин. У них, кроме жены, могли быть наложницы или младшие жены. Молодежь, могла также развлечься с проститутками. Их называли пампай-руна, что означает «женщина с площади» или «женщина, живущая в поле». Инки разрешали проституцию, но запрещали пампай-руна жить в селениях, и они жили в поле, каждая в своей хижине. Гарсиласо де ла Вега отмечает, что «мужчины обращались с ними с огромнейшим пренебрежением. Женщины не разговаривали с ними под страхом самим заполучить это же имя и подвергнуться публичному острижению волос и признанию бесчестными, и от них откажутся мужья, если они были замужние. Их не звали по их именам, а [только] пампай-рунами».[420]

Гомосексуализм был запрещен в государстве инков и карался смертью. Тем не менее, во многих местах империи были устойчивые гомосексуальные традиции. Педро де Сьеса де Леон пишет о «содомии» в прибрежной зоне Перу: «расскажу здесь о великом зле дьявола, а именно, что в нескольких местах этого великого королевства Перу, в особенности в нескольких селениях поблизости от Пуэрто-Вьехо, и острова Пуна, люди совершают гнусный содомский грех, но не в других [краях]».[421] Инки признавали третий пол человека. У них были жрецы, давшие обет безбрачия и носившие женские одеяния. Жрецы допускали ритуальный гомосексуализм. Испанцы видели в этом происки дьявола. Педро де Сьеса приводит сообщение отца Доминго де Санкто Томаса из Куско:

«Действительно, что в основном среди горцев и Юнгов дьявол насадил этот грех под видом святости. И то, что при каждом храме … имеется один или два, или больше человек … Они с детства ходят в женских одеяниях, и говорят, как женщины, и поведением и одеждой, и во всем остальном подражают женщинам. С ними, под видом святости и веры, они устраивают празднества и особые дни, пользуясь их плотскими и развратными услугами, особенно правители и знать. Я знаю об этом, поскольку покарал двоих: одного индейца-горца, находившегося для этой цели в храме, ими называемом Вака, в провинции Кончукос, …а другой был в провинции Чинча, индеец Его Величества. Сказал им о гнусности, совершенной ими, и … их безобразном грехе, на что они мне ответили, что они не виноваты в том, поскольку с детства их туда поставили их касики, дабы совершать с ними этот мерзкий и гнусный грех, и для того, чтобы быть священниками и хранителями храмов ихних индейцев. Таким образом, от них я узнал, что дьявол … внушал им, что такой грех был особым видом святости и набожности».[422]

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

3. На карте Стамбула 1572 года показана ЛИШЬ ОДНА большая мечеть Ни одной из знаменитых стамбульских мечетей, якобы уже давно построенных к 1572 году архитектором Синаном, на карте нет

Из книги Тайна Колизея автора Носовский Глеб Владимирович

3. На карте Стамбула 1572 года показана ЛИШЬ ОДНА большая мечеть Ни одной из знаменитых стамбульских мечетей, якобы уже давно построенных к 1572 году архитектором Синаном, на карте нет Посмотрим еще раз внимательно на карту Стамбула 1572 года, рис. 14. Бросается в глаза, что на


1200 г.

Из книги История Крестовых походов автора Мишо Жозеф-Франсуа

1200 г. Среди новых крестоносцев оказались Тибо, граф Шампанский и Луи, граф Блуа и Шартра, – оба родственники французского и английского королевских домов. Отец Тибо некогда сопутствовал Людовику VII во Втором крестовом походе, а старший брат был королем Иерусалимским;


1200

Из книги Французская волчица — королева Англии. Изабелла автора Уир Элисон

1200 Calendar of Plea and Memoranda Rolls.


1200

Из книги Карфаген должен быть разрушен автора Майлз Ричард

1200 Scheid & Svenbro 1985, 334–338; Cicero Nat. Gods 2.61. О возможном влиянии идей Тимея на Катона см.: Astin 1978,


1200

Из книги Роковой самообман: Сталин и нападение Германии на Советский Союз автора Городецкий Габриэль

1200 FO. 1093/11. Fol. 149. 13 мая 1941.


1200

Из книги Неудавшаяся империя: Советский Союз в холодной войне от Сталина до Горбачева автора Зубок Владислав Мартинович

1200 Kramer M. The Collapse of East European Communism and the Repercussions within the Soviet Union // Pts. 1 and 2. Journal of Cold War Studies. Vol. 5. № 4 (2003); Vol. 6. № 4 (2004). Pt. 1. P. 178-256; Pt. 2. P.


1200

Из книги Инженеры Сталина: Жизнь между техникой и террором в 1930-е годы автора Шаттенберг Сюзанна

1200 Инженерный труд. 1932. № 8-9. С. 205.


1200

Из книги Хрущевская «оттепель» и общественные настроения в СССР в 1953-1964 гг. автора Аксютин Юрий Васильевич

1200 Анкеты № 203, 261 /99 // Личн. архив автора.


1200

Из книги Историческое описание одежды и вооружения российских войск. Том 27 автора Висковатов Александр Васильевич

1200  


3.3. На карте Стамбула 1572 года показана ЛИШЬ ОДНА большая мечеть Ни одной из знаменитых стамбульских мечетей, якобы уже давно построенных к 1572 году архитектором Синаном, на карте нет

Из книги Ватикан [Зодиак Астрономии. Стамбул и Ватикан. Китайские гороскопы] автора Носовский Глеб Владимирович

3.3. На карте Стамбула 1572 года показана ЛИШЬ ОДНА большая мечеть Ни одной из знаменитых стамбульских мечетей, якобы уже давно построенных к 1572 году архитектором Синаном, на карте нет Посмотрим еще раз внимательно на карту Стамбула 1572 года, рис. 284. Бросается в глаза, что на


1200

Из книги Дворянство, власть и общество в провинциальной России XVIII века автора Коллектив авторов

1200 Там же. Л. 19.


1200

Из книги Скрытый Тибет. История независимости и оккупации автора Кузьмин Сергей Львович

1200 Tibet: 1950–1967. 1968,р.606.


1200

Из книги Тупик либерализма [Как начинаются войны] автора Галин Василий Васильевич

1200 «Interview with Hayek». Gold and Silver Newsletter. Newport Beach, Calif.: Money International, June 1975. Доклад Хайека появился в Monatsberichte des Osterreichischen Institutes f?r Konjunkturforschung (1929). (Hayek F. Prices and Production. 1st ed. London: George Routledge & Sons, 1931. P. xii.) (Скоузен М…, с


1200

Из книги Между страхом и восхищением: «Российский комплекс» в сознании немцев, 1900-1945 автора Кенен Герд

1200 Hoffmansthal H., von. Aufzeichnungen (1923). S. 273. Цит. по: Schl?gel K. An der «porta orientis». S.


1200

Из книги Революційна доба в Україні (1917–1920 роки): логіка пізнання, історичні постаті, ключові епізоди автора Солдатенко Валерій Федорович

1200 30 См.: Нариси з історії дипломатії України. — К., 2001. — С. 322; Солдатенко В. Ф. Українська революція й пошук зовнішньополітичних орієнтацій УНР // Україна дипломатична. Науковий щорічник. Вип. ІІІ. — К., 2003. — С.


1200 г. Неккам

Из книги Популярная история — от электричества до телевидения автора Кучин Владимир