Выдающийся сибирский картограф XVII в. и первый историк Сибири

Выдающийся сибирский картограф XVII в. и первый историк Сибири

«Сибирь-земля хлебородна, овощна и скотна, опричь меду и винограду ни в чем скудно.

Паче всех частей света исполнена пространством и драгими зверьми безценными. И торги, привозы и отвозы преволны. Рек великих и средних, заток и озер неизчетно, рыб изобильно, множество и ловитвенно. Руд, злата и сребра, меди, олова и свинцу, булату стали, красного железа и укладу и простова и всяких красок на шелки, и каменей цветных много и от иноземцов скрыто, а сибиряном неразумно»

Семен Ремезов (47, с. 139)

В 1696 г. Боярская дума, видимо по желанию молодого царя Петра I, постановила: «Послать великих государей грамоты во все сибирские городы, велеть всем сибирским городам и с уезды русских деревень и волостей и с ясачными волостями написать чертежи на холстине и сколько верст или дней ходу город от города, также и русские деревни и волости и ясачные волости от того города» (48).

Затем предлагалось в главном сибирском городе Тобольске: «Велеть сделать доброму и искусному мастеру чертежи всей Сибири и подписать внизу от которого города до которого сколько верст или дней ходу и уезды всякому городу определить и описать в котором месте какие народы кочуют и живут, также с которой стороны к порубежным местам какие люди подошли». Боярская дума даже определила размер необходимых чертежей: отдельных районов — два на три аршина (аршин равен 71 см), а большой чертеж всей Сибири — три на четыре аршина (28, с.28).

Итак, программа работ была задана. Нашелся и «добрый и искусный мастер». Это был тобольский сын боярский Семен Ульянович Ремезов, замечательный русский картограф, географ и первый историк Сибири. Дед его, Моисей (Меньшой) Лукьянов сын Ремезов в Москве был на службе у патриарха Филарета. 2 декабря 1628 г. сын боярский Меньшой Ремезов по государеву указу был сослан из Москвы в Тобольск и вскоре стал там заметной фигурой в администрации Тобольска — главного города Сибири в ХVІІ в., военно-политического, административно-хозяйственного и культурного центра Сибири.

Дети боярские, как уже отмечалось ранее, одна из категорий служилых людей в Московской Руси, несли обязательную службу, получая за это определенное содержание. Это были потомки младших членов княжеских дружин — «отроков» или же обедневших боярских родов. В период присоединения Сибири московские власти эту категорию служилых людей пополняли за счет особо заслуженных казацких командиров. В ХVІІ в. большинство детей боярских служило непосредственно московскому царю. Отец Семена Ульян Мосеев сын Ремезов дослужился в Тобольске до чина стрелецкого сотника.

Семен Ульянов сын Ремезов родился в 1642 г. В 1682 г. по приговору воеводы А. А. Голицына «неверстанному сыну боярскому» Семену Ульянову сыну Ремезову велено «быть в детях боярских» вместо убитого в бою Петра Заболоцкого «в том же хлебном и соляном окладе». Первичное («новичное») жалование на год ему положили 7 рублей, 7 четей ржи (728 кг), 7 четей овса (560 кг), два пуда соли (32 кг). К этому времени Семен Ульянович был женат и имел трех сыновей — Леонтия пяти лет, Семена младшего трех лет и годовалого Ивана (47, с.26). Позже у Ремезовых родились еще дочь Марья и сын Петр.

С 1682 г. начались разнообразные трудные «посылки» сына боярского Семена Ремезова по центральной части ЗападноСибирской равнины и ряду районов восточного склона Урала для сбора оброчного хлеба и денег, доставки «великих государей хлебных запасов», сбора ясака с подвласных местных племен. C 1684 г. при «посылках» по Тобольскому уезду он привлекался к «описным земляным делам». В 1687 г. С. У.

Ремезов находился в посылке «вниз Иртыша на ировые плеса для рыбной ловли».

А в «разборной» книге 1689 г. С.У. Ремезов представлен как опытный чертежник, который «многие чертежи по грамотам городу Тобольску, слободам и сибирским городам в разное время писал». Ученые считают, что чертежная деятельность Ремезова началась еще ранее, с 1683 г. Видимо, уже с того времени он считался опытным чертежником, знаменщиком и иконником, то есть художником-иконописцем и рисовальщиком знамен. По словам самого С. У. Ремезова, известность его как иконника и знаменщика началась с августа 1694 г., когда он с другими мастерами за 4 дня расписал «золотом с красками» выносную часовню «для поставления на реке Иртыше иорданского освящения воды», а в начале 1696 г. «сработал, сшил и написал мастерски к конным и пешим полкам седмь камчатых знамен» (47, с.36, 37).

Отечественный исследователь жизни С. У. Ремезова Л. А. Гольденберг считает, что именно Семен Ульянович являлся составителем известной карты всей Сибири 1687 г., выполненной по данным на 1683–1685 гг, на основе известного чертежа Сибири тобольского воеводы Годунова, ему в «пополнок». Ремезов включил этот чертеж в свой атлас «Хорографическая чертежная книга» (1697–1711) (47, с.33).

С апреля по сентябрь 1696 г. С. У. Ремезов в составе военного отряда участвовал в походе по степным районам за р. Ишим, во время которого воинам приходилось неоднократно вступать в схватки со степными наездниками немирных племен. Позже, в разъяснении к своему «Чертежу земли всей безводной и малопроходной каменной степи» он отметит главную цель своего участия в этом походе: «По указной грамоте великого государя, велено в Тоболску тобольскому сыно боярскому Семену Ремезову в 204 (1696 г. — М.Ц.) году, апреля в 17 день написать степи от Тобольска до Казачьи (Казахской. — М.Ц.) Орды, и до Бухареи Болшей, и до Хивы, и до Еика (Яика. — М.Ц.), и до Астрахани, куды ближе и сколь далеко днями в ход пути сухим и водяным, летом и зимою, и реки числом и величиною, и корм людем и скоту безскуден бы, и переправы преходны б, и каменные горы проходны б, и урочища ведомы, и всему учинить наличной чертеж трех аршин длины, поперег двух, и на чертеже подписать именно» (49, с.8).

Возвратившись из трудного похода по степным районам, С. У. Ремезов получил задание выполнить постановление Боярской думы и изготовить чертеж Тобольского уезда. В полученной им 28 октября 1696 г., в день отъезда из Тобольска для проведения съемочных работ, наказной памяти говорилось: «И ему, Семену, приехав Тобольского уезду в остроги и слободы по Исете и по Нице, и по Пыжме, и по Тоболу, и по Миясу, и по Туре, и по Тавде рекам, те остроги и слободы, и деревни, и ясашные волости описать со всякими урочищами и с малыми речками и озеры; и написать все на чертеже» (47, с.38).

По проделанной Ремезовым в этот раз работе его можно считать первым исследователем Зауралья. Фактически, он создал схему изучения этого района Сибири, при которой густая речная сеть выполняет роль географической сети, облегчающей размещение остальных элементов карты. Им же впервые была создана схема научного изучения Зауралья — собирание данных по географии, этнографии и истории, которая оказалась настолько удачной, что была осуществлена позднее в расширенном виде при работе в Сибири академических отрядов экспедиции Витуса Беринга в 30-х гг. XVIII в.

Зимой 1697/1698 г. он с двумя помощниками обследовал бассейн Тобола. Ему удалось нанести на чертеж весь Тобол от устья до вершины (более 1500 км), заснять его крупные притоки (длиною от 600 до 1000 км) Туру, Тавду, Исеть и ряд впадающих в них рек, включая Миасс и Пыжму. Нанес он на чертеж и обследованные им ранее р. Иртыш от места впадения в Обь до устья р. Тары (около 1000 км) и три его притока, в том числе р. Ишим почти до истоков (длина 2450 км) (40, с.82).

К 3марта 1697 г. С. У. Ремезов завершил составление на холсте 3 ? 2 аршина «Чертежа земли всей безводной и малопроходной каменной степи» и выслал его в Москву в Сибирский приказ. А 18 сентября того же года был отправлен туда же чертеж Тобольского уезда, составленный им согласно постановлению Боярской думы.

Этот год был удачным для семьи Ремезовых. Сибирский приказ решил заменить в Тобольске деревянное строительство казенных зданий каменным, и С. У. Ремезов возглавил всю сметную работу и подготовку производства по изготовлению кирпичей. А 11 октября Леонтий Семенович Ремезов, который уже не один год помогал отцу в чертежных делах, был поверстан в сыны боярские, и ему установили «новичное» жалование. Семен Ульянович привлекал к чертежным работам также Семена-младшего (поверстанного в дети боярские в 1699 г.), а позднее и Ивана (в детях боярских с 1702 г.).

Первая и особенно вторая работы Ремезова произвели в Сибирском приказе хорошее впечатление. Как отметил сам Ремезов в «Чертежной книге Сибири», «по описке явился похвален паче иных протчих в полности мастерства чертежей» (49, с.7), о чем в Тобольск была прислана специальная грамота.

После этого Ремезов с детьми был вызван в Сибирский приказ, и там ему было поручено обобщить сведения со всех чертежей районов Сибири и составить общий чертеж всей Сибири размером 6 ? 4 аршина. Как писал сам Ремезов, «И по вышеписанному приказу, вышеписанные чертежи Семен Ремезов, бывши на Москве с сыном Сенькою, снявши преводы (копии. — М.Ц.) с парчей со всех городовых чертежей 18, привезенных к Москве, и на вышеписанных полотнищах все вышеписанные сибирские городовые чертежи в меру убравши, по компасу, церкилным розмером, по приказу все вышеписанные урочища и ход всех сибирских городов и до Москвы путь вместил подобне сему образцу, бумажному чертежу, и написавши наготово, ноября 8 число 207 (1698. — М.Ц.) году подал в сибирском приказе (его главе. — М.Ц.) думному дьяку Андрею Андреевичу Виниюсу, и за работу милостию великого государя пожалован выходом и пять рублев денег» (49, с.9, 10).

Вероятно, С. У. Ремезов с сыновьями во время этого пребывания в Москве изготовили еще один или два общих чертежа Сибири. Так его чертеж на белой хлопчатобумажной ткани («китайке») сохранился и до начала XX в. висел в Екатерингофском дворце, а затем хранился в архиве Географического общества СССР и экспонировался в Государственном Эрмитаже. Сохранилась легенда о том, что Петр I, ради шутки, по этому чертежу проводил экзамены по географии (47, с.47).

В 1698 г. одновременно с изготовлением копий и общих чертежей С. У. Ремезов прошел обучение в Оружейной палате по каменному строению. Там ему даже была вручена «строения печатная книга фряжская в пример». А в Сибирском приказе он прошел практическое обучение в том, «как сваи бить и глину разминать, и на гору известь и камень, воду и иные припасы втаскивать» (47, с.49).

Грамотой 4 декабря 1698 г. С. У. Ремезов назначался руководителем всех архитектурно-строительных работ в Тобольске, и ему предписывалось «быть у всего каменного городового строения и всякие припасы ведать» (47, с.51).

В 1699 г. в Тобольске С. У. Ремезов начал работу над самым известным своим атласом «Чертежной книгой Сибири». В предисловии к атласу — «Писании до ласкового читателя» он отметил, что по распоряжению руководителя Сибирского приказа А.А. Виниуса «зачал работати сию книгу с 207 (1699. — М.Ц.) генваря с 30 со всяким прилежанием с детми» (49, с.3), а закончил 1 января 1701 г.

Сама «Чертежная книга Сибири» имела на титульном листе следующую надпись: «ЧЕРТЕЖНАЯ КНИГА учинися по указу великого государя царя и великаго князя Петра Алексиевича, всея Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, всей Сибири и городов и земель налично описанием с прилежащими жителствы, в лето от сотворения света 7209-го от Рождества Христова 1701-го году, генваря в 1 день» (49, с.1).

Книга состояла из следующих 23 чертежей: чертежа г. Тобольска с посадами, улицами верхней и нижней частей города, 18-и чертежей сибирских земель (Тобольского, Тарского, Тюменского городов, Туринского острога, Верхотурского, Пелымского, Березовского, Сургутского, Нарымского, Томского, Кузнецкого, Туруханского, Енисейского, Красноярского, Илимского, Якутского, Иркутского, Нерчинского городов, то есть это были присланные из сибирских городов чертежи районов — уездов Сибири, приписанных к этим городам, а также Маньчжурии), «Чертежа земли всей безводной и малопроходной каменной степи» — чертежа района степей южнее р. Ишим, сводного чертежа всей Сибири — «Чертежа всех сибирских градов и земель», отдельного чертежа северных районов Руси — «Чертеж вновь Великопермские и Поморие Печерские и Двинские страны до Соловецкие проливы со окресными жилищи» и последнего чертежа Сибири с нанесенными на него сведениями о проживавших на ее территории и в сопредельных странах народах, то есть этнографической карты Сибири.

С. У. Ремезов включил в атлас составленные им с детьми чертеж г. Тобольска и чертеж Тобольской земли, дополненные им копии присланных в Москву чертежей остальных 17 сибирских земель, составленные ими обзорные чертежи всей Сибири, северных районов Руси и этнографический чертеж Сибири.

Таким образом, к началу 1701 г. Семен Ремезов обобщил все сведения, собранные русскими воеводами, послами, промышленниками и казаками о самой территории Сибири и проживавших на этой территории и в сопредельных странах народах. Фактически, это был итоговый документ, освещавший деятельность русских властей, промышленников и казаков по присоединению и освоению в течение всего ХVІІ в. огромной территории Сибири и Дальнего Востока.

При составлении «Чертежной книги Сибири» Семен Ремезов использовал, естественно, не только присланные из сибирских городов чертежи сибирских земель, но и множество других чертежей ХVІІ в. и рукописей, содержащих описание Сибири и хранившихся в Тобольской приказной палате и в Сибирском приказе в Москве. Это были различные писцовые, переписные и ясачные книги, «доезды», «статейные списки» посольств и другие документы. Несомненно, он использовал и непосредственные показания «всяких розных чинов руских людей и иноземцев, иностранных жителей, пришелцов в Тоболеск, старожилов, уроженцов, памятливых бывалцов, Казанцов, Уфимцов, Пермяков, Усолцов, Хевролцов, Яренчан, Устюжан, Мезенецов, Колмогорцов, Корелцов, Пинежан, Новгородцов, пословно выспрашивая меру земли и разстояние пути городов, их сел и волостей, про реки, речки и озера, и про Поморский берег, губы и островы и промыслы морские, про горы и лесы и про всякие урочища, кои в прежних чертежех издавна не написаны» (49, с.3).

Безусловно, все эти «чертежи» далеко не соответствовали тем критериям, которые сейчас предъявляются к картам. Они не имели градусной сети. Составлены они были без использования инструментальных измерений. На них расстояния определялись в основном днями пути, и только в районе Тобольской земли — верстами.

Академик А. Ф. Миддендорф в описании своего путешествия по северу и востоку Сибири в 1842–1845 гг. анализирует «Чертежную книгу Сибири» Ремезова. Он указывает на то, что «всего наивнее передана граница Сибири, омываемая морем: очертание страны приноравливается здесь к рамке самой карты… В начертании берегов Ремезов шел вдоль горизонтального края листа, пока не встретился на правом конце его с другим краем в перпендикулярном направлении, по которому он и поворотил под прямым углом и продолжал идти до новой встречи с горизонтальной линией третьей стороны листа» (50, с.38).

На этом чертеже Камчатка показана в виде острова, на самом северо-востоке тянется огромный перешеек в Ледовитое море. Все это так. Но тот же академик А. Ф. Миддендорф указывал на тщательность, с которою у Ремезова показаны «поселения по Енисею, его изображение Амурского края и тогдашнего этнографического положения Сибири».

Более того, путешествуя почти через 150 лет после окончания составления «Чертежной книги Сибири», академик утверждал, что «Еще и ныне через два столетия кому придется странствовать в тех местах, описываемых казаками по следам их, отмеченные ими привалы довольно определенно могут служить к распознанию местностей, чтобы не потеряться в глуши пустыни» (50, с.39, 43).

Иследователи истории развития географических знаний отмечали, что «Чертежная книга Сибири» Ремезова выгодно отличалась от западноевропейских географических атласов той эпохи наличием на чертежах множества сведений экономического характера. К атласу приложен перечень условных знаков: лесов, лугов, болот, острогов, церквей, монастырей, мельниц, рыболовных промыслов, волоков между реками. Встречаются надписи, указывавшие на наличие песков, пашен, колодцев, дорог, солеварен и т. д.

С. У. Ремезов прекрасно представлял важность для Российского государства богатств Сибири. Об этом свидетельствует хотя бы одна из его записей, приведенная в эпиграфе, в которой он четко выражает свое отношение к этому вопросу.

Можно утверждать, что «Чертежная книга Сибири» явилась сборником рабочих чертежей, которые могли быть практически использованы в Сибирском приказе в Москве, а также тобольскими воеводами в повседневной практике административной и хозяйственной деятельности. Безусловно, жаль, что два других ценнейших атласа, составленных Ремезовым и его детьми, «?орографическая чертежная книга» 1697–1711 гг. и «Служебная чертежная книга» 1702–1730 гг., видимо, были менее известны и не использовались широко для научной и практической деятельности в XVIII в.

Большую историческую ценность представляют этнографические данные, нанесенные на чертежах Ремезова и свидетельствующие о расселении различных оседлых и кочевых народов на территории Сибири и сопредельных стран в XVII в., а также этнографическое сочинение «Описание о сибирских народах и граней их земель», известное нам в переложении сибирского самоучки — ученого ямщика И. Л. Черепанова.

В текстах, связанных с его знаменитыми атласами Сибири, Ремезов приводит некоторые сведения по истории изучения этого обширного региона Руси. Уже в тексте предисловия к «Чертежной книге» Сибири указано, что в лето 1567 г. были посланы в Сибирь по указу царя Ивана Васильевича Грозного атаман Иван Петров с подьячими и мурза Бурнаш Алышев с 20 спутниками «на восток и север, для проведывания земель соседских царств и язык, орд и волостей, в каком разстоянии от Москвы, и сколь далеко подлегли к Московскому государству» (49, с.4).

Посланные по возвращении представили доклад об увиденном (правда, позднейшими исследованиями установлена малая вероятность посылки такой экспедиции до похода Ермака. Скорее всего, речь идет о путешествии томского казака И. Петлина в 1618–1619 гг.).

Затем Ремезов упоминает об описании и составлении первых чертежей всей Сибирской земли в 1667 г., проведенном под руководством стольника и тобольского воеводы Петра Ивановича Годунова. Причем, по свидетельству Ремезова, карта 1667 г. была «печати предаша». Он особо подчеркивает значимость этого первого чертежа Сибири, учитывая трудности в передвижении для жителей и огромные расстояния.

В тексте к «Чертежу всех сибирских градов и земель» Ремезов сообщил, что в «195 (1687) году, июня в 16 день по указной грамоте великого государя, тоболской сын боярской Любим Заяцев мерял государевой печатной саженью, клал в версту по 1000 сажен» (49, с.12). Измерялись расстояния от Тобольска до Тюмени, Туринского острога, Верхотурья, Соли-Камской, Пелыми (московская верста первоначально считалась 700 саженей, затем 1000 и в конце концов остановились на 500, то есть верста стала равной 1066 м) (28, с.31).

Ремезов сообщил, что в том же году тобольский дворянин Борис Черницын измерял расстояния от Тобольска по Иртышу и Оби до Сургута. Более того, в «Чертежной книге Сибири» Ремезовым приведены расстояния в днях пути для маршрутов, пересекающих всю Сибирь в направлении запад-восток: Тобольск — Тара — Красноярск — Братск — Селенгинск — Нерчинск— Албазин— Китайское царство; с севера на юг: Тобольск — вершина Яика— Каспийское море; от Албазина по Амуру до моря.

Имеется множество признаков того, что «Чертежная книга Сибири» включала самые новые на период ее выполнения данные по географии Сибири. Это можно проиллюстрировать на примере данных о Камчатке. В «Чертежной книге» они связаны с сообщением, полученным в 1696 г. от казака Дмитрия Потапова, то есть до походов Атласова, приведших к присоединению Камчатки к России. Так что на «Чертеже земли Якутского города» полуостров Камчатка отсутствует. Имеется лишь р. Камчатка с надписью «а живут на ней неясашные камчадалы, платье на них собачье и соболье и лисье, а луки у них маленьки усовые на жилах». Около нанесенного близ устья Камчатки Ивановского погоста написано: «А на Камчатке приходят люди грамотны, платье на них азямы камчатые». Академик Л. С. Берг полагал, что эти сведения относятся к японским морякам, попавшим на полуостров Камчатка при гибели их судна в результате кораблекрушения (51, с.4).

В надписях на чертеже и в надписях, расположенных по течению р. Камчатки, содержатся сведения о других реках полуострова, в том числе о р. Бобровой, то есть Озерной, протекающей на юге полуострова.

На сводном чертеже Сибири Ремезова, составленном в 1698 г. в Москве, нанесена не только р. Камчатка, но против устья р. Удь помещен «остров Камчатка».

Известно, что В. Атласов в 1700 г. по пути от присоединенной к России Камчатке в Москву проездом появился 16 декабря 1700 г. в Тобольске. Узнав об этом, С. У. Ремезов подал челобитную воеводе с просьбой списать «у того пятидесятника скаски, какову он дал в Якуцку о тамошних краех, где он был». Ремезов обосновывал свою просьбу тем, что для составления чертежа всей Сибирской земли ему нужны новейшие сведения, так как «не осведомлясь подлинно, в тех чертежах какой неправды не написать».

В отписке в Сибирский приказ воевода князь М. Я. Черкасский доложил, что он распорядился вскрыть ящик с документами, опечатанный печатью в Якутске, а «сказку списать, и тот список отдать ему, Семену, для письма и свидетельства чертежей» (47, с.158). Историки считают, что Ремезов лично виделся и беседовал с Атласовым.

Именно поэтому уже в «Служебной чертежной книге» С. У. Ремезова, начатой им в первые годы ХVІІІ в. и оконченной его сыновьями после кончины выдающегося картографа (которая произошла, вероятнее всего, после 1720 г.), на основании данных, полученных, видимо, от Атласова, Камчатка уже изображена в виде полуострова, очертания которого как-то можно сопоставить с действительными.

Некоторые историки, в частности член-корреспондент АН СССР А. И. Андреев, обнаруживший и первый изучивший в 1940 г. «Служебную чертежную книгу» в эрмитажном собрании Публичной библиотеки им. М.Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде, считали, что «в оригинале чертежной книги 1701 г., посланном Ремезовым в Москву, на общем чертеже всей Сибири Камчатка имела уже тот вид, который находим на чертежах ее в «Служебной чертежной книге». Он предполагает, что единственный известный экземпляр «Чертежной книги Сибири 1701 г.», который хранится в Российской государственной библиотеке в Москве и с которого сделаны фотокопии 1882 г., является не подлинником, а копией (28, с.32, 34). Правда, сейчас соображения А. И. Андреева поддержаны не всеми исследователями жизни и деятельности С. У. Ремезова.

А вот еще один пример того, как Ремезов оперативно использовал сведения о новых открытиях для корректировки своих чертежей Сибири. На «Чертеже всех сибирских градов и земель», составленном в 1698 г., против устья р. Лены показан остров с надписью: «во 198 (1690–1691 гг. — М.Ц.) проведан». Наш авторитетный знаток Арктики и исследователь истории ее открытия член-корреспондент АН СССР В.Ю. Визе уточнил, что этот остров можно определить как о. Столбовой (Ляховские о-ва), открытый летом 1690 г. при плавании с Лены на Колыму якутского казака, а затем сына боярского Максима Мухоплева (10, с.180, 181).

С. У. Ремезов отправил «Чертежную книгу Сибири» в Сибирский приказ 10 ноября 1701 г. Историки считают, что рукопись «Чертежной книги Сибири» по инициативе А. А. Виниуса готовилась на русском и голландском языках для печатного издания в амстердамской типографии И. А. Тессинга, но со смертью последнего в 1701 г. и уходом из Сибирского приказа в середине 1703 г. Виниуса работа по подготовке атласа Ремезова к изданию прекратилась (47, с.93, 94).

Работа С. У. Ремезова по составлению чертежей всей Сибири оказала существенное влияние на развитие русской и западноевропейской картографии. Австрийский посол Гвариенти в 1699 г. получил от Виниуса копию карты Сибири 1698 г. с немецким текстом. Многое из этого чертежа попало в карту И. Идеса, изданную в 1704 г. в приложении к голландской публикации описания его путешествия, а на карте 1707 г. французского географа Г. Делиля обозначен на крайнем северо-востоке Сибири именно по Ремезову «Необходимый нос». Известно о знакомстве С. У. Ремезова с путешественником по Сибири Д. Г. Мессершмидтом и пленным шведским офицером Страленбергом, книга о Сибири и карты в ней которого несомненно содержат сведения, полученные от общения с С. У. Ремезовым (47, с.195).

Из всего этого следует, что «Чертежная книга Сибири» сына боярского, а в конце жизни тобольского дворянина Семена Ульяновича Ремезова является не только замечательным итоговым документом, отображающим колоссальную работу по изучению и освоению Сибири, проделанную русскими людьми в течение ХVІІ в., но и включает самые новые сведения по географии Сибири и Дальнего Востока на время составления атласа. Именно поэтому этот атлас сыграл огромную роль не только в истории русской, но и всемирной картографии.

Несомненна ценность сочинений С. У. Ремезова — первого историка Сибири — его «Истории Сибирской» и «Летописи Сибирской краткой Кунгурской» 1697–1710 гг. Эти работы позволяют уточнить многие факты по истории присоединения Сибири к Московскому царству. Работа Ремезова по составлениию чертежей Сибирской земли и изучение в связи с этим документов в архиве Тобольской съезжей избы (в первую очередь подробные статистические сведения о столице Сибири начиная с 1683 г.) и библиотеке Сибирского приказа в Москве позволили ему накопить множество сведений по истории Сибири.

Важно, что он помимо письменных источников провел опрос, по его словам, всяких «старожилов, памятных бывальцев», «ведомцев», «бывальцев в непроходимых местех и каменех безводных, на степях и на морях, по различным землем подлежащих жительств языков», не только «разных чинов русских людей», но также «иноземцев, бухар, татар и калмыков и новокрещеных», и русских, побывавших в плену у кочевников, «выходцев и полоняников русских». Собирая географические даннные, он узнавал многое по истории и археологии Сибири в части «древних чюдских и кучумовских жилья, мольбища и городища, крепости и курганы» (49, с.2, 3, 7, 8, 14).

Поэтому в его знаменитых атласах среди географических названий имеются и краткие заметки по истории. Так у р. Серебрянки он сделал надпись: «лежат суды Ермаковы» в соответствии с легендой, приведенной в Кунгурской летописи, о том, что будто Ермак оставил на Серебрянке тяжелые струги: «и те старые (суда. — М.Ц.), где они лежат, сквозь их дна дерева проросли». А возле устья Амура, там, где, по представлению Ремезова находилось Гилянское царство, им написаны фантастическеие сведения о том, что «до сего места доходил царь Александр Македонский, ружья спрятал и колокол оставил» (6, с.34).

В своем последнем атласе — «Служебной чертежной книге» Ремезов на карте Среднего Урала сделал пометку «Волок Ермаков» и красным пунктиром обозначил путь Ермака по р. Серебрянке, по одному из ее притоков, названному им «Чуй», и далее за волоком по рекам Журавль, Баранча и Тагил (12, с.518).

Свое сочинение «История Сибирская» Ремезов полностью посвятил истории первого «Сибирского взятия». Он использовал Тобольские летописи, составленные при дворе Тобольского архиепископа Киприана, а затем Нектария, дополнил эту информацию из других источников и создал целое историческое сочинение значительно большего объема, чем Тобольские летописи.

В обеих своих исторических работах, особенно в Кунгурской летописи, Ремезов, как глубоко религиозный человек, наряду с многими живыми фактами о ходе первого «сибирского взятия», приводит легендарные примеры чудесной «помощи божией» христианам в борьбе с «неверными». Несомненно, он страстно желал, чтобы Ермак был причислен к лику святых православной церкви как совершивший подвиг и принявший смерть во имя распространения христианства среди язычников и мусульман Сибири.

В тексте «Истории» приведены чудеса, которые будто сопутствовали походу казаков: и на Тоболе казакам явился святитель Николай Чудотворец, и в трудный момент похода казачье знамя с ликом спасителя поднялось из струга и самостоятельно продвигалось по берегу Тобола. И даже сам Господь с небесным воинством явился в облаках и оборонил казаков от стрельбы татар…

Вместе с тем в его летописи даны многие важные подробности похода, хотя некоторые сведения, сообщенные им, были явно легендарного характера. Так, например, невероятно, что казаки, двигаясь в Сибирь, ошиблись и свернули вначале не к р. Серебрянке, а к Сылве и там перезимовали, то есть заблудились еще в Приуралье. И это при наличии строгановских «вожей»!

Профессор Р. Г. Скрынников считает, что легенда о зимовке Ермака на Сылве возникла в Кунгуре в конце XVII в. в среде местных церковнослужителей, чтобы обосновать утверждение о том, что именно Ермак построил часовню в окрестностях Кунгура, сохранившуюся до их времени (12, с.516).

Легендарны и многие другие обстоятельства походов Ермака, приведенные Ремезовым. Запутанна и противоречива у него вся хронология Ермаковского похода. Но критический анализ Ремезовской летописи много дал ученым для выяснения истинной картины похода Ермака.

Множество живых картин, связанных с походом, приведено в Кунгурской летописи. Причем, по мнению члена-корреспондента С. В. Бахрушина, «наиболее характерной чертой Кунгурской летописи является ее чисто народный стиль, проникнутый грубоватым народным юмором… Отдельные эпизоды рассказаны почти сказочным языком»: «… было у Ермака два сверсника — Иван Кольцев, Иван Гроза, Богдан Брязга и выборных есаулов 4 человека, тож и полковых писарей, трубачи и сурначи, литаврщики и барабанщики, сотники и пятидесятники и десятники с рядовыми и знаменщики чином, да три попа, да старец бродяга, ходил без черных риз, а правило правил и каши варил и припасы знал и круг церковный справно знал; и указ на преступление чинили жгутами, а хто подумает ототти от них и изменити, не хотя быти, и тому по донски указ: насыпав песку в пазуху и посадя в мешок, в воду. И тем у Ермака вси укрепилися; а болши 20 человек с песком и камением в Сылве угружены».

Так же описано обращение Ермаковых есаулов к Максиму Строганову по поводу снабжения казаков припасами для сибирского похода. Строганов хотел выдать хлебные припасы казакам, не иначе как взаймы под проценты, «испрося у них кабалы». Но возмущенные есаулы едва не убили его: «о мужик, не знаешь ли ты и тепере мертв, возьмем тя и ростреляем по клоку. Дай нам на росписку по имяном на струги, поартельно 5000(такова фантастическая численность казацкой дружины согласно этой летописи. — М.Ц.), по именом на всякаго человека по 3 фунта пороху и свинцу и ружья и три полковые пушки, по 3 пуда муки ржаной, по пуду сухарей, по два пуда круп и толокна, по пуду соли и колико масла пудов» (6, с.40; 12, с.511).

Черпая многие сведения из других сибирских летописей, Ремезов внес в свою историческую работу ряд словесных преданий, как русского, так и местного происхождения. Он сохранил для потомства собранные им легенды— «бусурманские истории» и «бусурманские повести»— и часто на них ссылался. Это были причитания в форме песен, которые «татары поют с плачем при беседах в песнях». В их числе были «повести», в которых оплакивалось завоевание Сибирского ханства русскими и в которых говорилось о Ермаке: «И тако чуден и страшен, егда глаголати им и в повестех между собою, без слез не пребудут». Именно такие причитания в виде «Царицына плача» даны в Кунгурской летописи. По словам Ремезова, именем Ермака татары «и до днесь божатся и кленутся» (6, с.35). Таким же источником местных легенд служили проповеди некоторых мусульманских духовных лиц — шейхов.

Передал Ремезов и татарские легенды о памятных урочищах и курганах. Так урочища Сузгун и Паний бугор близ Тобольска связывались с памятью о местонахождении дворцовых шатров двух жен Кучума. На Саусканском мысу, также под Тобольском, по татарскому преданию, находилось «царское кладбище», а по казацким там были могилы соратников Ермака, павших в боях.

Ремезов тщательно внес в свою летопись ряд поверий, связанных с походами Ермака. Так в летописи описано северное сияние, которое служило якобы предзнаменованием гибели Кучумова царства: «огненный столб от земли и до небеси, и в том огне многи видения различны… людие-же видеша в столпе ужасное видение различное, и битвы, и звук». Все это сответствовало магометанскому представлению о северном сиянии, как о сражении небесных воинов. Ведь недаром сибирские татары объясняли появление северного сияния так: «будто бы это поклонники дьяволов и отвергающие их, которые сражаются каждый вечер» (6, с.36).

Ремезов сообщает татарские легенды о панцирях Ермака и о посмертных чудесах на его могиле. Это вообще-то поразительно, что именно татары, против которых воевали Ермак и его казаки, создали подобные легенды. Их рассказал Семену Ремезову его отец. Ульян Ремезов в 1660 г. был в составе посольства, посланного к влиятельному калмыцкому князю Аблаю-тайша, кочевавшему со своим народом на берегах озера Зайсаннор недалеко от русской границы.

Аблай-тайша просил прислать ему один из панцирей Ермака, который будто бы находился у служилого тобольского татарина Кайдаула-мурзы. Посольство доставило Аблаю панцирь, считавшийся Ермаковым, а Ульян Ремезов записал со слов тайши «скаску» о панцире: «како (Ермак. — М.Ц.) приехал в Сибирь и от Кучюма на перекопе побежа и утопе, и обретен, и стрелян, и кровь течаше, и пансыри разделиша и развезоша, и как от пансырей и от платья чюдес было».

А затем Аблай рассказал о собственном исцелении: «егда-же аз был мал и утробою болен, и даша мне з земли с могилы его (Ермака. — М.Ц.) пить, здрав явихся до ныне; егда же земли с могилы взято, и еду с нею на войну, побиваю; егда ж нет земли, тощь (без добьчи. — М.Ц.) возвращаюся» (6, с. 37).

Видимо, из «скаски» Аблая в Ремезовскую летопись вошла легенда о том, что в трагическую ночь гибели Ермак «бе одеян двема царскими пансыри»— подарком царя Ивана Грозного, послужившими причиной гибели атамана в волнах сибирской реки.

Анализируя Ремезовскую летопись, член-корреспондент АН СССР С. В. Бахрушин метко заметил, что «рассказ Ремезова, в общих чертах подтверждаемый официальными документами Сибирского приказа, рисует, таким образом, совершенно конкретно самый процесс проникновения в русскую литературу местной легенды и приемы ее использования русской наукой того времени» (6, с.38).

За первопроходцами — казаками и промышленниками — во вновь открытые земли Сибири приходили служилые люди, а затем крестьяне и посадские. Существовало два пути заселения русскими людьми бескрайних просторов Сибири в XVII в.

С одной стороны, московские власти заселяли присоединенные территории для их обороны и в стремлении обеспечить регулярное поступление ясака. При этом власти привлекали для переселения в Сибирь как добровольцев из числа «охочих людей», так и переводя на новые места служилых людей, а также крестьян и посадских в принудительном порядке. Затем в Сибири появилось немало ссыльных, отбывавших наказание по приговору суда или просто сосланных в Сибирь по распоряжению властей.

С другой стороны, в Сибирь стихийно устремились крестьяне и посадские люди, которые переселялись во вновь открытые сибирские земли на волне «вольного народного» движения, «вольной народной колонизации», вдохновляемые поиском за Уралом «угожих пашенных мест», стремлением свободно зажить в отдаленных краях вне досягаемости воевод, приказчиков, целовальников и помещиков.

По мере продвижения первопроходцев на восток и присоединения к Московской Руси все новых сибирских земель, практиковался принудительный перевод на службу или на пашню из западных сибирских городов в расположенные далее на восток и на юг, например из Тобольских и Тюменских земель в земли Красноярского и Иркутского городов.

Особенно быстро осваивали русские крестьяне районы Западной Сибири, благоприятные по климатическим условиям для развития земледелия. Уже в последние годы XVI и первые годы XVII в. русские крестьяне появились под Тюменью, Верхотурьем, Туринском, Пелымом. Среди них были выходцы из Казани, Каргополя, Вятки и Перми.

Как определил историк и антрополог В. А. Александров, «К 30-м гг. XVII в. в бассейне р. Туры и ее южных притоков (по Тагилу, Нице и их притокам) сложился основной русский земледельческий район Западной Сибири. Образование там сельских микрорайонов шло весьма интенсивно уже в первом десятилетии XVII в. В 1612 г. появились селения Тагильской слободы по р. Тагил; на протяжении 1620-х гг. по р. Нице — Чубарова и Ницынские слободы, в начале 1630-х гг. — Ирбитская, Киргинская и другие слободы» (52, с.11).

И все это проходило, несмотря на реальную угрозу постоянных нападений с юга кочевых тюркоязычных племен. Эта угроза все же задерживала создание новых сел и слобод в бассейне р. Пышмы, в районе Тарского острога на Иртыше. Тем не менее стихийное заселение русскими людьми Западной Сибири и развитие там земледелия уже в 1620-х гг. проходило настолько интенсивно, что поставки местного хлеба для сибирских властей резко возросли.

Уже с середины XVII в., несмотря на сохранявшуюся угрозу нападений с юга, русское население продолжало заселять земли к югу от Верхотурья, Туринска, Тюмени и Тобольска. Заселялись берега самого южного притока Туры — Пышмы; под прикрытием Ялуторовского и Исетского острогов русские поселенцы продвинулись на плодородные земли вверх по среднему Тоболу, его притоку Исети и по Миасу, притоку Исети, на берегах которых во второй половине XVII в. появилось более 50 слобод.

Так возник самый земледельческий район Сибири XVII в. Это означало, что русское сибирское земледелие распространилось на более удобные для его развития, более южные районы. Возникшие там в это время слободы— Шадринская, Ялуторовская, Царево Городище превратились впоследствии в города Шадринск, Ялуторовск, Курган.

О степени заселенности всего этого района свидетельствует хотя бы такой факт: в 1680-х гг. в ведомстве одной Невьянской слободы Верхотурского уезда было 49 деревень, в ведомстве Арамашевской слободы — 22 деревни (52, с.12, 13).

По мнению историка В.И. Шункова, к концу ХVІІ в. четыре уезда Западной Сибири — Тобольский, Верхотурский, Тюменский и Туринский — являлись основной житницей Сибири, а в них проживало три четверти всех сибирских крестьян-дворохозяев (52, с.14).

С выходом первопроходцев на Средний Енисей и основанием Енисейска там появились и русские крестьяне. С 1620-х гг. в районе этого острога начались образовываться крестьянские слободы и деревни. На протяжении ХVІІ в. сельскохозяйственным районом стали побережья Енисея от устья Пита (Усть-Питские деревни, Анциферово и др.), далее вверх по Енисею, вокруг Енисейска и до устья Ангары. С середины ХVІІ в. крестьяне освоили берега левого притока Енисея — р. Кеми и ее притока р. Белой. Множество деревень возникло в районе устья Ангары.

К 1710 г. крестьянское и посадское население Енисейского уезда составляло более трех четвертей всего русского населения уезда (то есть служилые люди составляли всего одну четверть).

В 1630-х годах русские крестьяне начали пахать земли в бассейне р. Лены. Ранее других мест они распахали земли вокруг Братского (на Оке, притоке Ангары) и Илимского (на Илиме, притоке Ангары) острогов, то есть на основных южных путях с Енисея на Лену, на путях в глубь Восточной Сибири. Непосредственно на Лене первые сельскохозяйственные поселения возникли в устьях ее притоков р. Куты, затем Киренги и Чечуя, а далее в устьях Витима, Пеледуя, Олекмы.

Уже во второй половине ХVІІ в. русские крестьяне стали осваивать земли к востоку от Якутска (на р. Амге) и к югу от устья Куты вверх по Лене, где образовались Илгинская и Тутурская слободы с многочисленными заимками. Эти селения примыкали к прибайкальским поселениям в районе Верхоленского, Балаганского и Иркутского острогов, Бирюльской и Банзорской слобод.

По мнению историка В. И. Шункова, именно «в этом юго-западном углу Ленского района к концу ХVІІ в. сосредоточилась большая часть земледельческого населения района. Здесь создавалась житница Якутии» (52, с.19). Но к началу ХVІІІ в. ленское и прибайкальское крестьянство еще не стало преобладающей частью русского населения и уступало по численности служилым людям в том районе.

Многие рядовые служилые люди, заселяя первые сибирские остроги и города, не рассчитывали особо на государево жалование и были вынуждены параллельно с выполнением своих обязанностей по службе заняться земледелием. В результате этого значительные площади земли обрабатывались в Сибири служилыми людьми и их семьями и немало хлеба поступало от них на местные рынки.

Отмечалось также активное участие служилых людей в различных промыслах. И наконец, «командировки» в ясачные волости и поездки «по государевым делам» в Москву и в соседние азиатские страны давали возможность командному составу служилых людей принимать участие в торговле.

В числе сибирских ссыльных были участники крестьянских и казацких восстаний, которых власти называли «ворами». Так, например, в 1635 г. в особо опасный для проживания из-за постоянных нападений «немирных иноземцев» Красноярский уезд направили «Смоленского уезду из Рославльского… крестьяне, которые были в воровстве в Рославле и украинных городах с донскими атаманами и казаками, 3 человека, да симбирятенин Федька Васильев». Тогда же было предписано из колодников, посланных в Тобольск также за «воровство» в Рославле с донскими казаками, направить в Красноярск 24 человека. В том же году в Сибирь были сосланы «воровские» казаки» 21 человек, из них шестерых велено было отправить в Красноярский острог и устроить там в пашенные крестьяне (27, с.61).

Но ученые считают, что количество ссыльных в Сибирь в течение ХVІІ в. было незначительным по отношению ко всему количеству переселенцев. Да и ссыльные в отличие от массы переселенцев были люди разных национальностей. Историк П. Н. Буцинский в конце ХІХ в. проанализировал национальный состав ссыльных и установил, что за 1593–1645 гг., по явно неполным данным, в Западную Сибирь было сослано 1500 человек, не считая их жен, детей и разных свойственников, из них 650 человек были военнопленными (поляки, литовцы, немцы, «черкасы» — то есть украинцы) и около 850 — русскими подданными (из них около 400 русских, свыше 350 украинцев) (52, с.29).

Основной обязанностью сибирских пашенных крестьян по отношению к государству была обработка государевой десятинной пашни, размеры которой устанавливались воеводскими распоряжениями. По мнению члена-корреспондента АН СССР С. В. Бахрушина, эти крестьяне «фактически находились на положении крепостных, с той только разницей, что они были крепостными не частного владельца, а феодального государства в целом» (27, с.84).

Частновладельческих крепостных крестьян в Сибири было очень мало. Обычными душевладельцами там были монастыри, крепостные которых пахали монастырскую пашню, но от запахивания государевой десятинной пашни были освобождены.

Правда, при обзаведении хозяйством на новых местах казна выдавала пашенным крестьянам «подмогу» инвентарем (лошади, сошники, серпы, косы), семенами и в ряде случаев небольшой суммой денег. Но не везде такая помощь оказывалась своевременно. В ряде случаев воеводские власти задерживали выдачу помощи, а то и вовсе не производили ее.

Именно в Сибири ХVІІ в. среди переселенцев появляются основатели крестьянских слобод из среды богатых предпринимателей, чаще из торговых людей («сибирских слободчиков»), которые добивались разрешения от властей на основание заимок на свободных землях, ссужали деньгами поселенцев для приобретения последними лошадей, сельскохозяйственного инвентаря и семян. Именно таким предпринимателем был известный первопроходец Ерофей Хабаров.

Таким был и первый «посадчик» пашенных крестьян на р. Ангаре близ Нижнего Братского острога — пашенный крестьянин Распута Степанов сын Потапов. По его словам, распашка обошлась ему в 300 руб., значительную по тем временам сумму. Он «прибирал» охочих людей на пахоту «без государева подмогу и без ссуды, изо льготы». В 1654 г. он сумел поселить около своей заимки 70 пашеннных крестьян из ссыльных, присланных туда властями. Во время походов на Амур Петра Бекетова и Афанасия Пашкова он давал им «хлеб на семена» из своей «пахоты». В 1658 г. за заслуги Потапов был пожалован в дети боярские с высоким годовым окладом в 10 руб. (39, с.214, 215). И таких примеров успешной деятельности «сибирских слободчиков» по заселению Сибирской земли можно привести несколько.

Помимо сдачи хлеба в казну пашенные крестьяне выполняли различные хозяйственные работы по заготовке сена и дров для воеводы и его подьячих «съезжей избы». Суд и расправа над крестьянами лежали на приказчиках, назначаемых воеводами из состава служилых людей. Обычно приказчик жил в деревне или крестьянской слободе на особом «приказном дворе» и имел свою «съезжую избу», куда собирал крестьян, чтобы распределить среди них натуральные повинности.

Кроме того, у крестьян каждой деревни было и свое собственное самоуправление: из их среды выбирались «мирской староста» и «земский дьячок». Для решения всех общественных дел собиралась мирская сходка, а в селах, как и везде на Руси, местом собрания «мира» являлась церковь.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

МИФ ПЕРВЫЙ ПОКОРЕНИЕ СИБИРИ ЕРМАКОМ

Из книги Покорение Сибири: Мифы и реальность автора Верхотуров Дмитрий Николаевич

МИФ ПЕРВЫЙ ПОКОРЕНИЕ СИБИРИ ЕРМАКОМ Военные действия дружины Ермака и войск воеводы Воейкова, в результате которых было ликвидировано ханство Кучума, носили не завоевательный, а освободительный характер по отношению к народам Сибири. Г.П. Башарин Задачи, выпавшие


6. Гражданская война в шумере Первый историк

Из книги История начинается в Шумере автора Крамер Сэмюэл Н

6. Гражданская война в шумере Первый историк Надо сразу сказать: в Шумере не было историографов в общепринятом смысле этого слова. Ни один из шумерских авторов не представлял себе историю так, как мы ее понимаем сегодня, то есть как определенную последовательность


16.4. Почему в азиатской Сибири до сих пор не могут найти следы остякской столицы Искера-Сибири? Ответ: потому, что она находилась в Америке — это ацтекский город Мешико = Мехико

Из книги Завоевание Америки Ермаком-Кортесом и мятеж Реформации глазами «древних» греков автора Носовский Глеб Владимирович

16.4. Почему в азиатской Сибири до сих пор не могут найти следы остякской столицы Искера-Сибири? Ответ: потому, что она находилась в Америке — это ацтекский город Мешико = Мехико Значительная часть повествования Кунгурской Летописи вращается вокруг остякской столицы


Наследник престола — картограф

Из книги Русская Америка автора Бурлак Вадим Никласович

Наследник престола — картограф При царе Борисе Годунове два его родственника были связаны с развитием русской картографии.Юный сын монарха Федор Борисович получил достойное для своего времени образование. Лет в 13–14 он увлекся рисованием карт. Есть предположение, что


1. Герард Меркатор — знаменитый картограф XVI века — издал в XVI веке несколько сотен карт, подавляющее большинство которых «куда-то бесследно пропало»

Из книги Книга 1. Западный миф [«Античный» Рим и «немецкие» Габсбурги — это отражения Русско-Ордынской истории XIV–XVII веков. Наследие Великой Империи в культ автора Носовский Глеб Владимирович

1. Герард Меркатор — знаменитый картограф XVI века — издал в XVI веке несколько сотен карт, подавляющее большинство которых «куда-то бесследно пропало» Историки пишут: «Герарда Меркатора называют ОТЦОМ СОВРЕМЕННОЙ КАРТОГРАФИИ. Он родился 5 марта 1512 года (якобы — Авт.) в


2. Иван Кириллов — известный русский картограф XVII века — издал несколько сотен карт, подавляющее большинство которых было уничтожено Романовыми

Из книги Книга 1. Западный миф [«Античный» Рим и «немецкие» Габсбурги — это отражения Русско-Ордынской истории XIV–XVII веков. Наследие Великой Империи в культ автора Носовский Глеб Владимирович

2. Иван Кириллов — известный русский картограф XVII века — издал несколько сотен карт, подавляющее большинство которых было уничтожено Романовыми Аналогичные поразительные массовые уничтожения старых карт известны и в русской истории XVIII века. В книге «Тайна русской


Очерк первый Частная жизнь и повседневный быт женщины в допетровской России (X–XVII вв.)

Из книги Частная жизнь русской женщины: невеста, жена, любовница (X — начало XIX в.) автора Пушкарёва Наталья Львовна

Очерк первый Частная жизнь и повседневный быт женщины в допетровской России


Очерк первый ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ И ПОВСЕДНЕВНЫЙ БЫТ ЖЕНЩИНЫ В ДОПЕТРОВСКОЙ РОССИИ (X–XVII вв.)

Из книги Частная жизнь русской женщины: невеста, жена, любовница (X — начало XIX в.) автора Пушкарёва Наталья Львовна

Очерк первый ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ И ПОВСЕДНЕВНЫЙ БЫТ ЖЕНЩИНЫ В ДОПЕТРОВСКОЙ РОССИИ


XXI. Заселение Сибири в XVI–XVII вв. и его результаты

Из книги Историческая география России в связи с колонизацией автора Любавский Матвей Кузьмич

XXI. Заселение Сибири в XVI–XVII вв. и его результаты Три эпохи в истории заселения Сибири; характерные особенности и мотивы колонизации в эти три эпохи. Первая эпоха: создание первых поселков и типы поселений. «Прибор» и «перевод». Учреждение в Сибири епископской кафедры.


Олейник А. И Выдающийся отечественный историк Масловский Виталий Иванович (1935–1999)

Из книги Без права на реабилитацию [Книга І, Maxima-Library] автора Войцеховский Александр Александрович

Олейник А. И Выдающийся отечественный историк Масловский Виталий Иванович (1935–1999) (в память о друге) Свою научную деятельность Виталий Иванович начал в 1968 году в Институте общественных наук Академии наук УССР в городе Львове научным сотрудником отдела истории Украины.


2.15.2. Татищев — первый русский историк

Из книги Новая Хронология Носовского-Фоменко за 1 час автора Молот Степан

2.15.2. Татищев — первый русский историк Современная версия русской истории восходит к?XVIII веку и её авторами являются Татищев, Миллер и Шлецер. Считается, что именно Татищев был первым русским историком. Однако, его книга «История Российская с самых древнейших времён до


39. ФРАНЦУЗСКИЙ КАРТОГРАФ ГИЙОМ ДЕ БОПЛАН ВПЕРВЫЕ ОБОЗНАЧИЛ НА КАРТЕ ОКРАИНУ ПОЛЬСКОГО КОРОЛЕВСТВА КИЕВСКОЕ, БРАЦЛАВСКОЕ И ВОЛЫНСКОГО ВОЕВОДСТВА КАК «УКРАИНА»

Из книги Почему Древний Киев не достиг вершин Великого Древнего Новгорода автора Аверков Станислав Иванович

39. ФРАНЦУЗСКИЙ КАРТОГРАФ ГИЙОМ ДЕ БОПЛАН ВПЕРВЫЕ ОБОЗНАЧИЛ НА КАРТЕ ОКРАИНУ ПОЛЬСКОГО КОРОЛЕВСТВА КИЕВСКОЕ, БРАЦЛАВСКОЕ И ВОЛЫНСКОГО ВОЕВОДСТВА КАК «УКРАИНА» Между Речи Посполитой и Московской Русью велись войны за земли бывшей Древней Руси.А что происходило


Тема 2 Сельскохозяйственное освоение Сибири. XVII–XIX века

Из книги История Сибири: Хрестоматия автора Воложанин К. Ю.

Тема 2 Сельскохозяйственное освоение Сибири. XVII–XIX века Колонизация Сибири и развитие сельского хозяйства (XVIII – начала XIX века) В XVIII – начале XIX в. Сибирь заселялась традиционными способами. Продолжалась вольнонародная колонизация; цена реформ Петра I оказалась для


Культура русского населения Сибири в XVII веке

Из книги История Сибири: Хрестоматия автора Воложанин К. Ю.

Культура русского населения Сибири в XVII веке Продолжавшееся в XVII в. присоединение к России все новых восточных земель, освоение этих территорий требовало информации о них, качественно иной, нежели та, которая содержалась в сказании «О человецех незнаемых». Все это


5. Первый Сибирский областной съезд

Из книги День освобождения Сибири автора Помозов Олег Алексеевич

5. Первый Сибирский областной съезд Работа I-го Сибирского областного съезда проходила с 8 по 17 октября 1917 г. также в Томске. На нём удалось доработать и принять основные положения об автономном устройстве Сибири, намеченные в общих чертах два месяца назад на августовской