47. Рабби Акива

47. Рабби Акива

После смерти миролюбивого Иошуа сильное влияние на евреев приобрел великий законоучитель Акива бен-Иосиф, который старался склонить народ к открытому восстанию против римлян. Жизнь этого замечательного человека была полна необычайных приключений. В юности Акива был очень беден и служил пастухом у иерусалимского богача Калбы-Сабуи. Дочь этого богача, Рахиль, полюбила молодого пастуха и согласилась сделаться его женой, но только при условии, чтобы он посвятил себя науке. Отец Рахили, не желавший этого брака, прогнал дочь из дома, и она жила с мужем в крайней нужде. Акива горячо принялся за учение. Он расстался с любимой женой, ходил из города в город и занимался в различных школах изучением законов. Пока он скитался, Рахиль терпела такую нужду, что однажды она вынуждена была отрезать свою роскошную косу и продать ее, чтобы купить хлеба. Но тем не менее она терпеливо ждала своего мужа, уверенная в успехе его подвига. Действительно, через много лет Акива, успевший уже прославиться в народе как великий ученый, возвратился домой в сопровождении своих многочисленных учеников. Верная жена встретила его с восторгом, и даже тесть примирился с ним.

После Гилеля, Акива считался величайшим законоучителем еврейства. О нем говорили, что он «на каждый сучок Священного Писания нагромождал кучи законов», то есть выводил из библейских заповедей множество дополнительных законов и правил. Так как в то время накопилось уже очень много устных законов и преданий, то Акива собрал их и привел в порядок. Этот сборник изучался в школах под именем «Мишны рабби Акивы».

Но Акива не был только духовным руководителем; он хотел быть также государственным деятелем и борцом за свободу своего народа. Он ненавидел римлян, как врагов еврейской нации, и всю жизнь мечтал об избавлении евреев от римского ига, о восстановлении Иерусалима и храма. Еще в царствование Домициана, Акива с тремя законоучителями отправился в Рим, чтобы просить об отмене некоторых жестоких законов, изданных императором против евреев. Когда путники подъезжали к Риму и услышали издали шум этого оживленного и веселого города, товарищи Акивы заплакали: вспомнилось им, как их родная столица Иерусалим, пустынна и безлюдна, в то время как столица врага процветает. Но Акива сказал своим товарищам: «Зачем плакать? Если Бог дает так много благ людям, не исполняющим Его воли, то сколько же Он должен воздать в будущем тем, которые исполняют Его волю!» — В другой раз Акива бродил с товарищами в окрестностях разрушенного Иерусалима. Приблизившись к Храмовой горе, они увидели, как из развалин храма выбежал шакал, зверь пустыни. Видя это запустение, спутники Акивы разрыдались; он же, напротив, улыбался. «Отчего ты улыбаешься?» — спросили его — и получили такой ответ: «Если исполнилось предсказание наших пророков, что Цион превратится в пустыню, то должно в будущем исполнится и другое их предсказание, что он будет восстановлены». — Надежда на освобождение еврейского народа не покидала Акиву. Народные волнения при Траяне и Адриане усилили в нем эту надежду. Он разъезжал по разным городам Палестины и Малой Азии и возбуждал евреев к восстанию против римлян.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

50. Рабби Меир

Из книги Краткая история евреев автора Дубнов Семен Маркович

50. Рабби Меир Восстание Бар-Кохбы и последовавшие затем гонения Адриана довели Иудею до полного разорения. Уцелевшее от меча и плена население крайне обеднело, многие бежали от религиозных преследований в другие страны, особенно в Вавилонию. Среди эмигрантов были и


Очерк тринадцатый Рабби Исраэль Баал Шем Тов. Детство. Годы уединения и созерцания. Баал Шем Тов – исцелитель‚ праведник‚ святой человек. Основы его учения

Из книги Евреи России. Времена и события. История евреев Российской империи автора Кандель Феликс Соломонович

Очерк тринадцатый Рабби Исраэль Баал Шем Тов. Детство. Годы уединения и созерцания. Баал Шем Тов – исцелитель‚ праведник‚ святой человек. Основы его учения «Умирая, знал ли этот человек, какое великое будущее готовилось его вероучению, предвидел ли он, что спустя всего


Очерк восемнадцатый Преемник Баал Шем Това – рабби Дов Бер. Распространение хасидизма. Виленский гаон и начало борьбы с хасидами

Из книги Евреи России. Времена и события. История евреев Российской империи автора Кандель Феликс Соломонович

Очерк восемнадцатый Преемник Баал Шем Това – рабби Дов Бер. Распространение хасидизма. Виленский гаон и начало борьбы с хасидами Рабби Авраам Галанте из Цфата так плакал во время молитвы, что пробивал все небесные своды. А рабби Менахем Мендл из Витебска сказал кратко:


Очерк девятнадцатый Борьба с хасидами. Основатель «Хабада» рабби Шнеур Залман. Его аресты и освобождения

Из книги Евреи России. Времена и события. История евреев Российской империи автора Кандель Феликс Соломонович

Очерк девятнадцатый Борьба с хасидами. Основатель «Хабада» рабби Шнеур Залман. Его аресты и освобождения «Глас книги услышали мы‚ душа наша почуяла трубный звук войны. Грядет и разрастается великая ересь… Еще мгновение – и разрушены будут шатры Закона Устного, и в


Очерк двадцать третий Начало «гаскалы» у российских евреев. Традиционная система образования: хедеры и иешивы. Рав Хаим из Воложина. Рабби Леви Ицхак из Бердичева. Рабби Нахман из Брацлава

Из книги Евреи России. Времена и события. История евреев Российской империи автора Кандель Феликс Соломонович

Очерк двадцать третий Начало «гаскалы» у российских евреев. Традиционная система образования: хедеры и иешивы. Рав Хаим из Воложина. Рабби Леви Ицхак из Бердичева. Рабби Нахман из Брацлава «Есть два способа подняться над соседом: возвыситься самому или унизить его.


Переведенная сподвижником Новикова, С.Гамалеей, книга рабби Авраама Елеазара, одного из авторов Мишны. И «мушиные ножки» – тут как тут.

Из книги Пятый ангел вострубил автора Воробьевский Юрий Юрьевич

Переведенная сподвижником Новикова, С.Гамалеей, книга рабби Авраама Елеазара, одного из авторов Мишны. И «мушиные ножки» – тут как тут. «Еврей – учитель скептицизма, – говорит Дармештетер, сам еврей, профессор французской школы высших наук, – все возмущенные духом