Брак как социальный контракт

Брак как социальный контракт

Как и сегодня, в эпоху Токугава люди вступали в брак для продолжения рода. Обеспечение устойчивой связи между предками и потомками считалось делом серьезным, и полагаться в нем на романтическую любовь, которая сегодня есть, а завтра нет, было по меньшей мере легкомысленно, если не безответственно. Поэтому организацию семьи брали на себя люди опытные, умудренные жизнью. В отличие от Европы в Японии семью религиозными скобами не крепили и не требовали от супругов “любить друг друга вечно, пока смерть не разлучит их”. Право расторжения брака имел только муж — для этого ему нужно было написать соответствующую бумагу и вручить жене или ее родственнику-мужчине. Причину развода можно было и не указывать: “Муж имеет право развестись со своей женой по одной прихоти, не давая никому отчета в сем поступке” [Головнин, 1816]. Жена развестись с мужем по своей инициативе не могла, однако имела право поставить вопрос о разводе. Правда, только в двух случаях: если муж без ее согласия распоряжался ее личным имуществом (например, сдавал в скупку одежду, украшения) либо исчезал на 10 (позднее на 12) месяцев. Соответствующее заявление в обоих случаях подавала не сама жена, а ее отец или брат. Измены мужа или побои поводом для развода не считались.

Был еще один, исключительный путь к разводу без согласия мужа: бегство женщины в специальный буддийский монастырь, который так и назывался — “бракоразводный” (энкиридэра). Выбрав этот путь, женщина обязана была прожить в монастыре три года послушницей, после чего получала право на развод. Таких монастырей в Японии было всего два — Токэй в Камакура (префектура Канагава) и Мантоку в Ота (префектура Гумма). Понятно, что таким способом брак расторгали немногие женщины.

Развод

Органически присущее японской культуре стремление к согласию и компромиссу определяло подход и к расторжению брака. Беглянок принимали в храм не сразу и не безоговорочно. Сначала женщина получала убежище на гостевом дворе, а затем, успокоившись и изложив обстоятельства дела, обращалась к настоятелю с просьбой принять ее в послушницы. За это время хозяин двора в качестве посредника связывался с покинутым мужем и выслушивал его версию произошедшего. Мужчины встречались на нейтральной территории (на другом постоялом дворе), и посредник уговаривал мужа пойти на мировое соглашение — дать жене развод, раз уж она решилась на побег. Это часто удавалось, и далее все шло по обычному гражданскому сценарию. Если же муж упорствовал, посредник докладывал об этом в храм, и женщина в силу обстоятельств непреодолимой силы становилась на два-три года монахиней. Считалось, что за это время она может забыть о прошлом и начать новую жизнь. После пребывания женщины в храме Магистрат по делам религий признавал ее брак расторгнутым вне зависимости от желания бывшего супруга. За последние 150 лет эпохи Токугава через храм Токэй в Камакура прошли 2 тысячи женщин, ушедших от своих мужей [Танно Акира, 2010].

Отец С детьми. Источник: НА

К семейной любви японцы относились не совсем так, как в христианской Европе. Супруга можно было не любить вовсе: было вполне достаточно ответственного отношения к семейно-супружеским обязанностям. А если какая-то другая любовь начинала мешать исполнению этих обязанностей, ее осуждали. Конфликт чувства и долга часто приводил к трагедиям и выплескивался на страницы бульварных однолистных газеток, которыми развлекали горожан с XVII века. Пожары, преступления и двойные самоубийства положительно сказывались на тиражах, особенно двойные самоубийства — они считались поступком не только безнравственным, но и преступным. Покончивших с собой влюбленных запрещалось хоронить по обычному ритуалу, а если попытка самоубийства оказывалась неудачной и один из влюбленных оставался в живых, его казнили. Если же в живых оставались оба самоубийцы, их на три дня выставляли к позорному столбу: в Эдо, в районе Симбаси, существовало специальное “лобное место”. После этого обоих переводили в касту неприкасаемых (хинин). (На Руси, как известно, самоубийства тоже не приветствовались. Самоубийц казнили за одну только попытку. В петровском Морском уставе 1720 года было записано: “Кто захочет сам себя убить и его в том застанут, того повесить на райне (рее — А. П.), а ежели кто сам себя убьет, тот и мертвый за ноги повешен быть имеет”.)

На помосте позора после попытки двойного самоубийства

На фоне официального осуждения случаев двойного самоубийства внимательные люди заметили, что два иероглифических элемента (“сердце” и “внутри”), из которых состоит его название (синдзю), составляют очень уважаемое в самурайском кодексе понятие “преданность”. Это слово использовалось во многих благородных сочетаниях вроде синдзюдатэ с тем же значением. Особенно не жаловал двойные самоубийства восьмой сёгун Ёсимунэ. Специальным распоряжением от 1722 года он запретил именовать их словом синдзю. Взамен, чтобы не замутнять низкими страстями высокие самурайские идеалы, придумали идеологически нейтральный термин аитайси (смерть по взаимному согласию). А чтобы отвадить народ от дурной привычки, повелели выставлять обнаженные тела “самоубийц по взаимному согласию” на всеобщее обозрение. Но эффект получился обратный: стали собираться зеваки со всего города. Брали с собой сухой паек (бэнто) и весь день проводили перед “экспонатами”, живо обсуждая их анатомические особенности. Вместо публичного позора получилось внеплановое массовое развлечение, и приказ вскоре отменили. Да и с лингвистическим запретом случилось то же, что с восьмиконечным православным крестом на Руси: сколько ни запрещал его патриарх Никон и его последователи в XVII веке, он и поныне украшает купола церквей и могилы православных. А в Японии слово синдзю широко используется в том же значении, что и триста лет назад.

В общем, как ни старались военные власти насаждать свой собственный, признанный правильным порядок, это получалось у них не всегда и уж во всяком случае не сразу. Невзирая ни на что, мужчины и женщины продолжали влюбляться, в том числе и вне брака. И если не получалось вместе жить, решали вместе умереть, чтобы соединиться в лучшем мире. Сохранившиеся записи свидетельствуют: двойные самоубийства влюбленные совершали часто. Первый громкий случай в столице произошел в 1679 году.

В семье потомственных самураев Хираи из княжества Тоттори (префектура Тоттори) подрастал наследник Хираи Гомпати. Природа наделила его хорошими физическими данными, мужественной внешностью и буйным нравом. С ранних лет он выделялся хорошей боевой выучкой и, прекрасно владея мечом, побеждал в учебных поединках и на турнирах. В 17 лет Гомпати убил сослуживца своего отца и бежал в столицу, где было легче затеряться. Ни денег, ни пожитков у него не было, зато были меч и навыки. Он активно пользовался ими как по дороге в Эдо, так и в столице — угрызения совести его не донимали. Молодого самурая быстро заметили и взяли на службу, сначала в один клан, потом в другой — умелые бойцы всем нужны. Жалованье его росло, и жизнь становилась все приятнее. У второго хозяина Гомпати ежемесячно получал в пересчете на современные деньги более 3 тысяч долларов США и частенько наведывался в квартал Ёсивара. И все бы ничего, но в один прекрасный день он встретил на улице красавицу-гейшу по имени Комурасаки. Она работала на дом Миура и обслуживала клиентов в ранге хатамото, удельных князей и богатейших купцов. Чтобы заплатить за одно свидание с ней, Гомпати нужно было целый год не есть и не пить. А встретиться хотелось. И он привычно взялся за меч. В столице в то время было неспокойно, по ночам часто грабили и убивали. Гомпати втянулся — и вскоре собрал и передал нужную сумму дому Миура. Встреча с Комурасаки вылилась в бурную взаимную страсть: Гомпати был хорош собой и пользовался успехом у женщин. За ним к тому времени числилось 132 убийства, и вскоре Городской магистрат объявил его в розыск.

Дальнейшие события в разных источниках излагаются по-разному. По одной из версий, он бежал из столицы в Осаку и скрывался там некоторое время, однако в конце концов явился с повинной. Его этапировали в Эдо, и по дороге он сбежал, чтобы успеть встретиться с возлюбленной и написать заявление о разрыве с ней всех отношений. Во времена Токугава за тяжкие преступления казнили вместе с родственниками и близкими, а Гомпати хотел, чтобы девушка жила. Комурасаки не приняла расписку и пообещала убить себя, если его казнят. Буддийское учение обещало влюбленным встречу после смерти. После 132 убийств Гомпати не на что было надеяться. Он и не надеялся. Третьего ноября 1679 года его казнили на кресте в тюрьме Синагава. Как опасного преступника похоронили тайком, место захоронения держали в тайне. Но Комурасаки его нашла. И, как обещала, покончила с собой на могиле Гомпати, вонзив в горло кинжал.

Провоз по городу перед казнью

Двойные самоубийства происходили все чаще. В 1767 году осуждаемое деяние нанесло удар по репутации замка Эдо: 12 июня из-за запретной любви покончили с собой фрейлина 9-го ранга и монах из храма Дзосё, пользовавшегося покровительством сёгунов. Это случилось во время ритуальной службы, на которой присутствовали фрейлины. Ввиду непрезентабельности события о нем не стали упоминать в фамильной хронике дома Токугава.

Даже в ближайшем окружении сёгуна любовная страсть вторгалась в жизни людей и обрывала их. Двенадцатому сёгуну Иэёси было уже за пятьдесят, когда он влюбился в молодую фрейлину по имени Кото но ката. Любимая наложница скрасила последние годы жизни Иэёси и родила ему четверых детей. Сёгун умер в 1853 году, и она осталась жить в замке, окруженная прислугой и фрейлинами. Через два года ее покои решили отремонтировать, и Кото но ката обратила внимание на молодого красивого плотника по имени Кодзиро. Они полюбили друг друга и начали встречаться в замке и за его пределами. Их страсть было невозможно скрыть: уж очень велика была разница в положении влюбленных. Женщина прожила в замке много лет и хорошо знала, чем грозит связь возлюбленной сёгуна и матери его детей с простолюдином, поэтому не стала дожидаться разоблачения и убила себя. Это стало неприятным сюрпризом для чиновников бакуфу, но не для женской половины замка, с самого начала знавшей об этой истории.

Существовало несколько “рецептов” двойного самоубийства. Часто в них фигурировало холодное оружие. Обычно договаривались, что мужчина убивает возлюбленную, а потом себя. Такие сюжеты встречаются на гравюрах того времени. При этом женщины не забывали позаботиться о том, как будут выглядеть после смерти, и связывали себе колени поясом, чтобы посмертная поза выглядела пристойно.

Однако холодное оружие было ненадежным. Самураи хорошо знали, что даже тренированному бойцу трудно нанести несколько глубоких ран подряд: попав на лезвие меча, кровь моментально сворачивается и притупляет его. Поэтому, выходя из дома, предусмотрительный самурай всегда крепил на поясе мешочек со специальной протиркой для удаления крови и жира с меча и после каждого боевого эпизода протирал лезвие. (В современных фильмах самураи машут мечом направо и налево, укладывая одного противника за другим. Японские историки не советуют особенно доверять таким кинофантазиям.) Простые люди тонкостей обращения с холодным оружием не знали, поэтому мужчины часто наносили себе резаные раны ножом или кинжалом, но оставались в живых. Болевой шок тоже часто становился помехой задуманному — самоубийца терял сознание и уже не мог довести начатое до конца. В общем, далеко не все попытки заканчивались смертью.

Кроме того, популярностью пользовались утопление и отравление. Здесь “процент попадания” был выше, поскольку специальных знаний не требовалось. В столице люди чаще всего прыгали с центрального моста Рёгоку. Глубина и быстрое течение реки Сумида в этом месте гарантировали исчезновение тела и избежание глумления. Когда число двойных самоубийств возросло, городские власти были вынуждены установить на Рёгоку пост. Особенно много таких случаев стало в XVIII веке, чему немало способствовало получившее всеяпонскую известность “двойное самоубийство в Сонэдзаки”.

В 1702 году в лавке зажиточного осакского купца работал приказчиком его племянник, 25-летний Токубэй. Дядя был доволен честным и работящим парнем, строил планы на будущее. В столице у него имелось прибыльное торговое дело, требовался толковый распорядитель — Токубэй подходил как нельзя лучше.

По правилам того времени дядя сосватал за племянника свою приемную дочь и, скрепляя договоренность, передал живущей в деревне матери Токубэя, своей двоюродной сестре, отступные (в пересчете — около 8о тысяч долларов США). Как принято у солидных людей, сделку обставили солидно. Будущее племянника просветлело, а семейное дело получило преемника. Пока же холостой, неплохо зарабатывающий Токубэй посещал гейш. И одна из них, по имени Охацу, ему понравилась — да так сильно, что Токубэй вообще не захотел с ней расставаться. В ситуации нет ничего примечательного: в то время мужчины едва ли не поголовно женились на одних, а любили других и ничего странного в этом не видели. Конечно, преуспевающий Токубэй мог приобрести для любимой Охацу уютный уголок и отдыхать там душой и телом, однако он не пожелал вести двойную жизнь и честно рассказал обо всем благодетелю-дяде, попросив у него прощения и предложив расторгнуть помолвку. Дядя разъярился и потребовал, чтобы Токубэй вернул деньги, переданные его матери, а после убирался из Осаки на все четыре стороны. Токубэй согласился и начал, залезая в долги, собирать деньги. Один из партнеров грубо обманул его, и предприятие провалилось. Влюбленные обсудили ситуацию: оба связаны обязательствами и вместе быть не могут. Стало быть, надежда только на небеса. Они отправились в лесной район Сонэдзаки и провели там ночь. На рассвете Охацу сняла пояс кимоно и привязала себя к любимому. Потом произнесла условную фразу, и Токубэй бритвой перерезал горло сначала ей, а после себе. Это произошло 8 апреля 1703 года.

Памятник влюбленным. Токубэй и Охацу

О самоубийстве быстро узнали. Известный писатель, драматург Тикамацу Мондзаэмон (1653–1724) тут же выехал в Осаку и по горячим следам создал повесть “Двойное самоубийство в Сонэдзаки”. Спустя всего месяц была поставлена пьеса, сделавшая этот случай известным на всю страну. В том же году еще 46 пар ушли из жизни вслед за Токубэем и Охацу. Память о влюбленных была воплощена в скульптуре “Двойное самоубийство в Сонэдзаки. Токубэй и Охацу”, установленной в храме Цуютэн в городе Осака. Этот памятник вспоминают сегодня сразу, как только речь заходит о самоубийствах влюбленных в эпоху Токугава. Для японцев это символ несчастной любви на все времена. Однако пьесу, а вслед за ней и сами самоубийства влюбленных, как уже говорилось, запретили в 1722 году. Произведение находилось под запретом более двухсот лет, постановка была возвращена на сцену только в XX веке.

Традиции — вещь живучая. Молодой японец Тэцуо был уже женат, когда встретил и полюбил девушку по имени Кимико. Девятнадцатого февраля 2006 года они сняли номер в одном из осакских отелей для влюбленных. Выпили снотворное и, убедившись, что оно начало действовать, перерезали себе вены. Проснулись ночью от боли: кровь свернулась, а доза снотворного оказалась мала. Поняв, что самоубийство не удалось, Кимико попросила возлюбленного задушить ее — так он и поступил. Затем еще раз попробовал перерезать себе вены — снова неудачно. Попытался повеситься. Опять фиаско. Отчаявшись, Тэцуо позвонил в полицию и сдался. Убедившись в ходе процесса, что Кимико действительно его любила и хотела умереть, судья приговорил Тэцуо к шести с половиной годам тюрьмы по самой “мягкой” статье — “оказание помощи в совершении самоубийства”.

Квартал Ёсивара

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Так ли страшен контракт, как его малюют?

Из книги Мифология «голодомора» автора Прудникова Елена Анатольевна

Так ли страшен контракт, как его малюют? В 1933 году принятая в качестве основного способа экономических взаимоотношений между государством и селянами контрактация была отменена и заменена твердым заданием с гектара. Может статься, голод тут был и ни при чем… Интересно бы


Социальный отбор

Из книги Третий рейх. Зарождение империи. 1920-1933 автора Эванс Ричард Джон

Социальный отбор IЕсли Веймарская республика и могла чем-то завоевать лояльность и благодарность масс, то это созданием новой системы социального обеспечения. Разумеется, в Германии были социальные организации и до 1914 г., особенно после того, как Бисмарк ввел такие


Социальный демиург

Из книги Третий Проект. Том I `Погружение` автора Калашников Максим

Социальный демиург Теперь, дорогой читатель, самое время перейти к четвертой задаче Сталина – социальной.К моменту начала сталинского курса российское советское общество представляло плачевное зрелище. Можно сказать даже жестче – его по сути не существовало. Оно,


Социальный фильтр

Из книги Сакура и дуб (сборник) автора Овчинников Всеволод Владимирович

Социальный фильтр – Для иностранца английская система образования поистине темный лес, – посетовал я как-то в беседе с одним парламентарием-либералом.– Что лес – это верно, и никакой системы в нем не высмотришь, – усмехнулся он. – Но в Англии не любят сажать деревья в


ЧЕЛОВЕК СОЦИАЛЬНЫЙ

Из книги Всемирная история: в 6 томах. Том 3: Мир в раннее Новое время автора Коллектив авторов

ЧЕЛОВЕК СОЦИАЛЬНЫЙ Жизнь в это время была преимущественно публична, она предусматривала постоянное общение, непрерывные контакты, совместные развлечения. Показателем успехов человека служило то, как он принят в своем сообществе. Особенно это возводилось в абсолют в


Часть 2 Русский контракт

Из книги Зелье для государя. Английский шпионаж в России XVI столетия автора Таймасова Людмила Юлиановна

Часть 2 Русский контракт Имя саксонского купца Ганса Шлитте часто упоминается в работах, посвященных эпохе Ивана Грозного. В отечественной историографии авторитет Николая Михайловича Карамзина утвердил стойкое мнение о нем, как о «легкомысленном» человеке{126}. «Ловким,


«Брак из похоти» и брак по любви

Из книги Мифы и правда о женщинах автора Первушина Елена Владимировна

«Брак из похоти» и брак по любви Тезис, приведенный выше, отнюдь не бесспорен. Мы знаем доподлинно, что с самых ранних времен супружеская любовь считалась одной из основных добродетелей и радостей, доступных человеку. Однако до последней трети XVIII в. любовь была личным


Социальный порядок

Из книги Япония : история страны автора Теймс Ричард

Социальный порядок КОНФУЦИАНСКИЕ ПРИНЦИПЫСоциальный порядок, по крайней мере, в теории, был нацелен именно на спокойствие. Япония пережила столетие хаоса, и правление Токугавы было нацелено прежде всего на установление и поддержание мира и стабильности. Власть более


Социальный статус

Из книги Еврейская история, еврейская религия автора Шахак Исраэль

Социальный статус Согласно Галахе, евреи не должны (если они имеют такую возможность) позволять нееврею занять любой пост, дающий ему даже самую ничтожную власть над евреями (два повторяющиеся примера — командир над десятью солдатами в еврейской армии и ответственный за


13. 6. Социальный лифт

Из книги Приживется ли демократия в России автора Ясин Евгений Григорьевич

13. 6. Социальный лифт Мы уже отмечали: чтобы элитарная демократия оставалась демократией и не вырождалась в олигархию или бюрократию, в ней, кроме политической конкуренции, должен исправно работать социальный лифт. Иначе говоря, элиты должны регулярно пополняться


Социальный состав

Из книги Кыпчаки / половцы / куманы и их потомки: к проблеме этнической преемственности автора Евстигнеев Юрий Андреевич

Социальный состав Сведения, имеющиеся в древнерусских источниках и в «Кодексе Куманику се», позволяют реконструировать социальную структуру половецкого общества. Верхнюю ступень социальной иерархии занимала аристократия: ханы («лепшие князья» в летописи),


Социальный строй

Из книги История древнего мира [Восток, Греция, Рим] автора Немировский Александр Аркадьевич

Социальный строй Основными классами римского общества I–II вв. оставались господствующий класс, класс мелких свободных производителей и класс рабов. В состав господствующего класса входили сенаторское и всадническое сословия, муниципальная и провинциальная знать, а


Социальный эксперимент

Из книги Сократ: учитель, философ, воин автора Стадничук Борис

Социальный эксперимент Платон в своих общефилософских рассуждениях, когда противопоставлял идеальные формы (эйдосы) их слабым материальным подобиям, был совершенно прав. На словах Дионисий, может, и готов был согласиться с прекраснодушными рассуждениями Платона


Социальный порядок

Из книги Пропавшая грамота. Неизвращенная история Украины-Руси автора Дикий Андрей

Социальный порядок Всенародное восстание Хмельницкого было реакцией на социально-религиозно-национальную агрессию Польши и, по существу, это была революция, одновременно политическо-социальная, религиозная и национальная.Как буря смела она установленный поляками