Белоруссия восточная

Белоруссия восточная

Теперь посмотрим на другую часть Белоруссии, которая по итогам советско-польской войны осталась в БССР и вошла в состав СССР. В ней проводились все те же основные социально-экономические преобразования, что и по всей стране: восстановление от разрухи, кооперирование, индустриализация, коллективизация и создание колхозов. В условиях Белоруссии — региона со слаборазвитой промышленностью, упор, конечно, делался на развитие сельского хозяйства и лесной промышленности.

После окончания советско-польской войны Президиум ВСНХ РСФСР отпустил БССР в порядке помощи для восстановления хозяйства 20 млрд рублей, в том числе 10 млрд деньгами, а на оставшуюся сумму поставил оборудование и сырье[130]. Для республики, только что вышедшей из войны, это была очень ощутимая помощь. Восстановление хозяйства быстро привело к хорошему эффекту. В 1925/26 году, как и практически везде по СССР, в БССР продукция цензовой промышленности и основные фонды были восстановлены до довоенного уровня[131].

В Восточной Белоруссии в 1928 году бурно стартовали коллективизация и строительство социалистического сектора. В отличие от других районов СССР, в силу природных условий в Белоруссии не создавалось крупных зерносовхозов, основной упор делался на колхозы. В этом деле было немало трудностей. Белорусское крестьянство в значительной степени вело хуторское хозяйство, и объединить дворы с разных хуторов в один колхоз было весьма трудно. Далеко не сразу эту проблему смогли разрешить.

Перипетии 1932–1933 годов Белоруссия перенесла значительно легче, чем Украина или Казахстан, в силу того, что коллективизация базировалась на достигнутом уровне земледелия и животноводства, а с союзного уровня хорошо помогали техникой: тракторами и сельхозмашинами. В 1928 году в Белоруссии было 102 трактора. В 1930 году тракторов стало 282.

В 1929/30 году в БССР для колхозов поставлено 5313 культиваторов, 4928 сеялок, 1065 косилок, 2883 жатки, 4956 молотилок[132]. Если в Польше производились простые сельхозорудия, в основном конные плуги и бороны, то в советских поставках сельхозмашин в БССР ассортимент орудий был значительно более широкий, и это были преимущественно сложные машины. Объем поставок был большой. Скажем, в 1929 году в БССР поступило молотилок, по количеству соответствующих 32,2 % всего польского производства.

В 1930 году в БССР было создано 2414 колхозов, которые объединили 20,9 % хозяйств и 26,6 % посевной площади в республике. Первые годы колхозного строительства были трудными и в Белоруссии, но уже с 1933 года колхозный сектор пошел в гору. По плану, выработанному в СНК БССР и ЦК КП(б)Б, ярового сева на 1933 год должно было быть засеяно 2680 тысяч га, из них для колхозов — 1225 тысяч га, для единоличников — 1295 тысяч га, совхозов — 190 тысяч га.

Недостатки колхозов первого этапа коллективизации в Белоруссии часто были следствием достоинств советской системы хозяйства. Колхозам помогали, помогали и помогали, иной раз даже с избытком.

Во-первых, поскольку в СССР крупное частное землевладение было ликвидировано сразу и под корень, то земли колхозам выделялось много. Этому также способствовало хуторское расселение, перед коллективизацией в Белоруссии было 200 тысяч хуторов. Потому иногда создавались колхозы колоссальной площади, например колхоз «10-летие БССР» Речицкого района Дубровенского сельсовета — 20 тысяч гектаров[133]. В 1934 году его пришлось разукрупнить, поскольку столь крупное хозяйство оказалось неэффективным.

Эта проблема была у многих колхозов. В докладной записке политсектора МТС НКЗ БССР о работе политотделов за 1934 год упоминается, что 510 колхозов в БССР имеют на колхозный двор земли от 8 до 20 гектаров[134], и ее трудно обработать без массового применения тракторов.

Сравним с Польшей, в которой крестьянство, особенно бедняцкое и середняцкое, страдало от малоземелья и безземелья. В БССР проблема была обратная — земли было столько, что трудно было с ней справиться.

Во-вторых, колхозам поставляли много сельхозмашин и сельхозтехники. В СССР считалось, что механизация труда — это путь к высокой эффективности сельского хозяйства. В начале второй пятилетки, когда заработали новые заводы сельскохозяйственного машиностроения, поток машин пошел по нарастающей. В 1932 году в БССР было 2822 трактора — больше, чем в Польше. В 1934 году — 3971 трактор. В дополнение к ним 2111 молотилки, 13,6 тысячи жнеек, 9 тысяч сенокосилок, картофелекопалок — 8,3 тысячи. Парк сложных сельхозмашин в БССР с 1928 года увеличился более чем в 10 раз[135].

Этот поток сельхозтехники начался как раз в то время, когда выпуск сельхозорудий в Польше из-за кризиса резко сократился, а польские крестьяне «возвращались» к деревянным вилам, боронам и прочей архаике.

Но у этого машиноснабжения были и негативные стороны. Новой техники было столько, что ее использование далеко не всегда было рациональным и бережливым. Скажем, в 1933 году вышло из строя 350 тракторов — 25 % всего тракторного парка в белорусских МТС. В ходе подготовки к новой посевной кампании пришлось провести через капитальный ремонт около 80 % всех тракторов. Перед политотделами МТС были поставлены задачи добиться улучшения использования техники, и им быстро удалось добиться этой цели. В посевную 1934 года вышли из строя 13 тракторов — 0,8 %, а к лету на капремонт потребовалось поставить 52 трактора — 3,3 % парка. Одновременно удалось добиться увеличения выработки с 158,8 до 234,4 гектара (в условной мягкой пахоте в пересчете на 15-сильный трактор; для обеспечения сопоставимой статистики по работам разнотипного парка тракторов применяли условную статистику, скажем, работа 30-сильного трактора равнялась двум 15-сильным, а гектар вспашки целины тяжелым плугом равнялся 2,5 гектара мягкой пахоты).

Уже в начале второй пятилетки уровень тракторизации и механизации сельского хозяйства в БССР был выше, чем в Польше, тем более что в Польше развернулись процессы деградации сельского хозяйства, а в Восточной Белоруссии, наоборот, колхозы только укреплялись.

В-третьих, колхозам давали много денег. По словам председателя СНК БССР Н.М. Голодеда, вложения в сельское хозяйство БССР с 1928 по 1934 год составили 326,6 млн рублей. Колхозы получали сотни тысяч рублей кредитов на скот, машины и семена до такой степени, что они оказались перегруженными долгами. В среднем на белорусский колхоз приходилось по 15 тысяч рублей просроченного долга. Упомянутый колхоз «10-летия БССР» имел долг в 300 тысяч рублей. Не все колхозники быстро учились эффективно использовать кредиты и вовремя их возвращать, так что в 1934 году пришлось списать задолженность в размере 19,7 млн рублей из 34 млн рублей.

Для сравнения в Польше только богатый крестьянин мог получать кредиты в государственном сельхозбанке, а кредиты под залог зерна были доступны только помещикам, поскольку минимальный объем залога составлял 300 тонн, урожай примерно с 30 гектаров земли, если считать в амбарном весе. Даже кулак не мог сформировать такую партию, поскольку зерно шло на корм скота, лошадей, на личное потребление, на продажу. Для польской крестьянской бедноты был доступен только «кредит» кулака или еврея. Кстати, польские евреи далеко отставали от кулаков в ростовщичестве, и на них приходилось только 12,4 % всех ссуд, полученных крестьянскими хозяйствами по данным выборочных переписей. Кулацкие ссуды — 59,5 %[136].

Недостатки коллективизации в БССР были такими «недостатками», о которых польский крестьянин, не говоря уже о жителях белорусских и украинских «кре-сах» Польши, мог только мечтать в самых радужных снах. Избыток земли, избыток сельхозтехники, избыток кредитов — ничего этого у польских крестьян не было.

Уже в первые годы, когда колхозное хозяйство было еще далеко от своего совершенства и когда хозяйство велось весьма расточительными и нерациональными методами, тем не менее колхозники получали доходы побольше единоличников. Посмотрев на колхозную работу, в марте 1933 года единоличники Рысмовецкого сельсовета Бобруйского района написали письмо с призывом вступать в колхозы. В нем был момент, который стоит процитировать как есть в оригинале: «Калгаснік Гуткоускі да уступлення у сельскагаспадарчую арцель «Глуша» меу серадняцкую гаспадарку… Сям’я Гуткоускага атрымала сёлета у калгасе 67 п. збожжа (жыта), 10 п пшаніцьі, 27 п ячменю, 10 п ауса і 12 п круп. Разам — 125 п збожжавых, 200 п бульбы і 1044 р. грашыма. Чаму ж не радавацца Гуткоускаму? Ніхто з нас, аднаасобнікау, такога дахо-ду не мае»[137].

Что это? Это письмо крестьян на белорусском языке! В газету! И оно было напечатано, поскольку в БССР выходили такие газеты. В Восточной Белоруссии люди умели читать и писать на своем родном языке. В сборнике документов о коллективизации есть много документов на белорусском языке, в том числе официальные отчеты и доклады. Сравните с положением в Польше, «свободной и независимой», как считает Виктор Суворов, где белорусский язык был запрещен.

В этой цитате речь идет о том, как семья колхозника Гутовского, бывшего середняка, получила в колхозе на трудодни 125 пудов зерновых (2 тонны), 200 пудов картофеля (3,2 тонны) и 1044 рубля деньгами. «Чему ж не радоваться Гутовскому? Никто из нас, единоличников, такого дохода не имеет», — заключили единоличники и решили вступать в колхоз.

В колхозе им. ОГПУ Белоруссии, Минского района, тоже уже в самом начале коллективизации производство пошло в гору: «Если в 1931 году на трудодень выпадало зерновых 1 кг 150 г, 3 кг картофеля, полкило овощей и 81 коп. деньгами, то в 1932 году на каждый трудодень в колхозе выпало 1 кг 622 г зерна, 4 кг 400 г картофеля, 2 кг 400 г овощей, 3 руб. 12 коп. денег»[138]. Правление колхоза отмечает, что излишки картофеля и овощей они отдали соседним колхозам, у которых не хватало семян. В Польше такое невозможно себе представить.

Многие вслед за Виктором Суворовым считают, что в колхозе работали «за палочки». Во-первых, это ошибка. «Палочка» — это отметка о выходе на работу, от этой системы оплаты труда в колхозах отказались к 1933 году. Трудодень — это выполнение определенной нормы работ, в зависимости от трудоемкости и квалификации. В рабочий день можно было выработать до четырех трудодней, например ручная прополка пшеницы засчитывалась за четыре трудодня из-за ее исключительной трудоемкости. Во-вторых, приведена цена трудодня. Возьмем колхозный минимум — 110 трудодней. В колхозе им. ОГПУ Белоруссии такой колхозник получал 176 кг зерна, 484 кг картофеля, 264 кг овощей и 342 руб. 10 коп. деньгами. Некоторые колхозники вырабатывали до 600 трудодней: 960 кг зерна, 2,6 тонны картофеля, 1,4 тонны овощей и 1872 рубля деньгами. Этот сугубо ориентировочный расчет показывает, что хорошо поработавший колхозник в хорошем колхозе оставался после распределения на трудодни с хорошим запасом и деньгами.

Это, отмечу, самое начало коллективизации, когда недостатков в колхозном хозяйстве было более чем достаточно. На становление его ушло несколько лет, но самые передовые колхозы прошли этот путь уже к 1934–1935 годам.

Хорошее колхозное хозяйство получало такие прибыли, что могло за свой счет обзаводиться средствами производства. Председатель СНК БССР Н.М. Голодед рассказывал на XI Всебелорусском съезде Советов 14 января 1935 года о колхозе «Рассвет» Жлобинско-го района. Колхоз начал свою историю с 1920 года, в нем было 269 дворов и 1230 гектаров пашни. Далее председатель СНК БССР обрисовал их хозяйственные успехи: «Колхоз приобрел 2 автомашины, 2 трактора, двигатель, динамомашину, 6 сноповязалок, 2 сложные молотилки, одну льномялку, построил клуб на 400 мест, 2 жилых 6-квартирных дома, амбар на 300 тонн зерна, свинарник на 300 голов, 3 скотных двора на 450 голов, кузницу и мехмастерскую, пожарное депо, гараж, баню, маслосырный завод»[139].

Белорусские крестьяне в Западной Белоруссии о таких хозяйственных успехах не могли и мечтать. Да и польские кулаки тоже. На доход 8 злотых с гектара ни грузовика, ни трактора не купишь. Достижения колхоза «Рассвет» в Польше могли повторить только крупные помещики, и то не все.

Более того, колхоз отправлял своих членов учиться. 30 колхозников окончили техникумы, 6 — окончили вузы, один получил звание доцента. Феноменально! Пусть или сам Виктор Суворов, или кто-то из его сторонников попробует найти в Польше образца 1935 года хотя бы одну деревню, в которой в сельском хозяйстве работал бы доцент, выучившийся из крестьян. В советской Белоруссии было где учиться и у колхозников была возможность для учебы. К 1939 году в республике было 13 тысяч школ, в которых обучалось более миллиона учеников и 36 высших учебных заведений, в которых обучалось 16 тысяч студентов[140].

Тем временем механизация сельского хозяйства в БССР продолжалась. К 1935 году во всех районах было создано по машинно-тракторной станции, и приступили к формированию второго комплекта. За посевную кампанию 1936 года было создано 5 МТС. За 1936 год в Белоруссию было завезено 5 тысяч машин, в том числе 1400 тракторов, 107 грузовиков, 140 комбайнов, 300 тракторных картофелекопалок.

Разворачивание новых МТС продолжалось, поскольку вне охвата было еще 1975 колхозов с площадью 436,4 тысячи гектаров пашни. В 1937 году было решено создать еще 50 МТС и значительно усилить уже имеющиеся техникой. В 1939 году в БССР было 200 МТС, в которых было 7279 тракторов, которые обеспечивали 42,2 % всей тяги[141].

В этом же году одна БССР собрала 12,7 млн центнеров зерновых — примерно столько же, сколько во всей Польше, и 32,6 млн центнеров картофеля — больше, чем во всей Германии. Это было прямое следствие проведенной коллективизации и механизации полевых работ. Небольшая и не самая крупная республика в составе СССР по своему сельскохозяйственному производству имела примерно такой же вес, как вся довоенная Польша. Это зримое доказательство преимущества советского колхозного строя.

СССР был единственной в мире страной, в которой большой урожай радовал крестьянина, а не печалил. Во всех других странах большой урожай был бедствием и разорением крестьянина, поскольку тот был опутан долгами, а в урожайный год цены на продукцию сильно падали. Крестьянин не мог рассчитаться с долгами, и удавка на его шее только сильнее затягивалась. Не позавидуешь: в неурожайный год — голод, в урожайный год — сокращение доходов и увеличение долгов. Колхозный строй в СССР избавил колхозников от такой сомнительной свободы.

Советский белорусский крестьянин получал хорошие доходы от урожая. В 1937 году в среднем белорусский колхозный двор получал на трудодни 850 кг зерновых, 2,2 тонны картофеля и 167 рублей деньгами. Многие колхозники были настолько состоятельны, что могли покупать себе дорогие товары. Так, в 1938 году сельская потребительская кооперация продала 5500 патефонов, 130 пианино, 6300 велосипедов, 115 мотоциклов, 5 тысяч швейных машин[142].

Некоторые, наверное, закричат: «Мало! Нищета!» Хорошо, но в сравнении с жителями Западной Белоруссии и вообще «свободной и независимой» Польши это был небывалый расцвет богатства. В Западной Белоруссии продавались спички по счету, табак по четверть пачки, гвозди горстями, а в Восточной Белоруссии колхозники покупали патефоны, велосипеды, швейные машины. Пусть лишь 1,5 % колхозных дворов могли себе позволить такие покупки, но такой уровень потребления был недостижим даже для польских кулаков. Если бы не война и разорение Белоруссии, то уже к концу 1940-х годов примерно треть колхозников могла бы рассчитывать на такой уровень жизни или даже больше.

Как видим, если провести сравнение довоенной Польши и довоенной БССР, то сравнение выходит далеко не в пользу Польши. Страна с куда большими ресурсами, земельными площадями и населением управлялась настолько плохо, что полностью проиграла хозяйственное соревнование небольшой Белорусской ССР, в которой проживало в 6 раз меньше населения. Разница между Западной и Восточной Белоруссией была настолько велика, словно это были две разные страны. Руководство довоенной Польши все 20 лет своего нахождения у власти создавало предпосылки для своего поражения в войне с Германией: политические, экономические, социальные. Потому Наркоминдел СССР В.М. Молотов написал в своей знаменитой ноте от 17 сентября 1939 года польскому послу Гжибовскому: «Польско-германская война выявила внутреннюю несостоятельность Польского государства».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Белоруссия — что это такое?

Из книги Русская Атлантида автора Буровский Андрей Михайлович

Белоруссия — что это такое? Справедливости ради надо было бы написать и такую главу. Но лучше честно сознаться: не знаю я толком ничего о генезисе национализма в Белоруссии! Знаю только, что этот национализм существует, хотя и несравненно более спокойный, чем украинский,


Непроигравшая Белоруссия

Из книги Расправа над СССР — предумышленное убийство автора Буровский Андрей Михайлович

Непроигравшая Белоруссия О феномене Белоруссии говорят много…Клинические демократы воют про «диктатуру Лукашенко», и они правы – оппозиции фактически нет, действует жесткая система власти и подчинения, замкнутая на Лукашенко. Чиновник при Сталине за первую же и даже


Глава третья БЕЛОРУССИЯ: ЗАПАДНАЯ И ВОСТОЧНАЯ

Из книги Виктор Суворов врет! [Потопить «Ледокол»] автора Верхотуров Дмитрий Николаевич

Глава третья БЕЛОРУССИЯ: ЗАПАДНАЯ И ВОСТОЧНАЯ Виктор Суворов во всех своих книгах восхваляет довоенную Польшу. Он называет ее свободной и независимой: «Чтобы зажечь пожар революции, нужно сокрушить разделительный барьер — свободную, независимую Польшу»[99]. Суворов еще в


Белоруссия до вхождения в Великую Литву

Из книги Забытая история Московии. От основания Москвы до Раскола [= Другая история Московского царства. От основания Москвы до раскола] автора Кеслер Ярослав Аркадьевич

Белоруссия до вхождения в Великую Литву Про начало истории Белоруссии, княжества которой стали с 1240 года главными составляющими Великого княжества Литовского, нам, как и в случае с историей Москвы, приходится рассказывать на основе сомнительных документов… Та


Часть первая ЧЬЯ БЕЛОРУССИЯ? Глава 1 СКОЛЬКО ИХ? КТО ОНИ? ОТКУДА?

Из книги Тайны ушедшего века. Границы. Споры. Обиды автора Зенькович Николай Александрович

Часть первая ЧЬЯ БЕЛОРУССИЯ? Глава 1 СКОЛЬКО ИХ? КТО ОНИ? ОТКУДА? Русские в Белоруссии составляют вторую по численности и удельному весу славянскую национальную группу. Этнических белорусов в стране – около 8 миллионов человек, или чуть более 80 процентов от всего


БЕЛОРУССИЯ И ГКЧП

Из книги Тайны ушедшего века. Границы. Споры. Обиды автора Зенькович Николай Александрович

БЕЛОРУССИЯ И ГКЧП Этот документ был подготовлен в октябре 1991 года Временной комиссией Верховного Совета Республики Беларусь во главе с депутатом И. И. Пырхом. Комиссия была создана решением белорусского парламента для оценки деятельности членов ГКЧП и поддержавших их


Белоруссия или Беларусь?

Из книги Тайны Беларуской Истории. автора Деружинский Вадим Владимирович

Белоруссия или Беларусь? Наш Верховный Совет 19 сентября 1991 года принял «Закон Белорусской Советской Социалистической Республики о названии Белорусской Советской Социалистической Республики». Согласно этому закону, принятому более чем за три месяца до распада СССР,


Полиция безопасности и СД генерального округа «Белоруссия»

Из книги Спецслужбы Третьего Рейха: Книга 2 автора Чуев Сергей Геннадьевич

Полиция безопасности и СД генерального округа «Белоруссия» До декабря 1941 г. на территории Белоруссии действовали только оперативные органы полиции безопасности и СД. Первоначально вся Белоруссия была отнесена к зоне деятельности айнзатцгруппы Б.С конца сентября 1941 г.


БЕЛОРУССИЯ

Из книги Восточные добровольцы в вермахте, полиции и СС автора Каращук Андрей

БЕЛОРУССИЯ Полицейские и охранные части. В оккупированной немцами Белоруссии подразделения местной полиции первоначально создавались при городских и поветовых (районных) управах в качестве отделов, однако затем они были переведены в подчинение немецкой охранной


ЦЕНТРАЛЬНАЯ, ВОСТОЧНАЯ И ЮГО-ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА

Из книги Всемирная история: в 6 томах. Том 3: Мир в раннее Новое время автора Коллектив авторов

ЦЕНТРАЛЬНАЯ, ВОСТОЧНАЯ И ЮГО-ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА На рубеже 70-х и 80-х годов XV в. окончательно пришла в упадок Золотая Орда. Одновременно завершилось объединение земель Северо-Восточной и Северо-Западной Руси под властью великих князей Московских, поставившее литовских и


15. ВОСТОЧНАЯ СИБИРЬ, КИТАЙ, ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ И ИНДИЯ, см. рис. p. 9, рис. p. 10, рис. p. 14, рис. p. 15, рис. p. 16

Из книги Крещение Руси [Язычество и христианство. Крещение Империи. Константин Великий – Дмитрий Донской. Куликовская битва в Библии. Сергий Радонежский – изоб автора Носовский Глеб Владимирович

15. ВОСТОЧНАЯ СИБИРЬ, КИТАЙ, ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ И ИНДИЯ, см. рис. p. 9, рис. p. 10, рис. p. 14, рис. p. 15, рис. p. 16 ??? «Восток. Земля Малацыя (Малазия – Авт.). Стоит подле моря Окияна на богатре всей земле. Много злата и каменьев дорогих. Поклоняются идолам, а войны ни с кем ни с кем не имеют.


«Белоруссия родная...»

Из книги Польша против СССР 1939-1950 гг. автора Яковлева Елена Викторовна

«Белоруссия родная...» Начнем эту главу с цитирования слов архиепископа Афанасия Мартоса (Белоруссия) о том, как же жилось населению Белоруссии под оккупантом:«Хотя фронт военных действий между немецкой и советской армиями находился на востоке далеко от границ Беларуси,


Белоруссия вместо Литвы

Из книги Краткий курс истории Беларуси IX-XXI веков автора Тарас Анатолий Ефимович

Белоруссия вместо Литвы Российская императрица Екатерина II (1762-1796 гг.) обосновывала свое право на захваченные земли тем, что выдавала их за стародавние русские, которые в прошлом якобы были захвачены Польшей. Великое Княжество Литовское при этом вообще не упоминалось,


Глава десятая Белоруссия, любовь моя

Из книги Холокост в Латвии. «Убить всех евреев!» автора Марголин Максим

Глава десятая Белоруссия, любовь моя Давным-давно в штате рижской станции скорой медицинской помощи работал один шофер-латыш. И рассказывал такую историю. Где-то в начале шестидесятых годов служил он срочную службу в армии. Был шофером у командира танковой дивизии,


Белоруссия в геополитических планах нацистского руководства

Из книги Легион под знаком Погони. Белорусские коллаборационистские формирования в силовых структурах нацистской Германии (1941-1945) автора Романько Олег Валентинович

Белоруссия в геополитических планах нацистского руководства Изменение политического статуса советских республик являлось основной целью войны Германии против СССР. В том, что этот статус будет изменен, не сомневался ни один из лидеров Третьего рейха. Однако на