7

7

На захваченных B-1 и B-2 немцы снимали 75-мм орудие из-за его полной бесполезности.

Этим танкам нашли следующее применение:

– в качестве неподвижных огневых точек на побережье Атлантического океана, в том числе на захваченных британских островах Гернси и Джерси, находящихся у берегов Франции;

– для укомплектования тыловых танковых подразделений, которые не планировали в ближайшее время использовать в боевых действиях; в 1943 году эти танки поступили на вооружение 21-й танковой дивизии, которая погибла в Африке, но была вновь сформирована в Нормандии;

– для обучения водителей;

– в качестве подвижной платформы для 105-мм гаубицы, устанавливаемой открыто на крыше корпуса; всего переделано 16 машин, все использовались во Франции;

– в качестве огнеметного танка, огнемет устанавливался вместо 75-мм пушки.

«Из-за ограниченных возможностей башни на одного человека, а также из-за низких ходовых качеств эти танки не были приняты немедленно на вооружение германских войск. Начиная с 1942 года, после установки на них германской радиоаппаратуры, эти танки стали направлять в тыловые танковые подразделения, в основном на Западе. Некоторые были использованы для обучения водителей. На таких машинах снималась башня… За пределами Франции эти танки использовались дважды: 223-я танковая рота была отправлена в Россию и 7 танков этого типа получила дивизия СС „Принц Ойген“, которая воевала на Балканах» (Encyclopedia of German Tanks of World War Two. P. 213).

Тут самое время и про двигатель вспомнить. На B-Ibis стоял карбюраторный двигатель мощностью 300 л.с. На самых последних – 307 л.с. На наших БТ-7 – 500, и мы кричим на весь мир: легкий, устаревший! На БТ-7М тоже 500, но не карбюраторный, а дизельный.

А тут… 307 л.с. карбюраторный. В лучшем случае. И никто про легкий и устаревший не кричит и даже не шепчет. Наоборот: вот она, мощь! Вот доказательство германской готовности к войне! Вот он, тяжелый танк!

У нас в статистику не включают тысячи танков с двигателями по 500 л.с. как не заслуживающие внимания, а Гитлеру считают танк со слабеньким сердцем, танк, которого в 1941 году на фронте не было.

А ведь мы с вами еще не удосужились озадачить гражданина министра вопросом, сколько же тот тяжелый весил. Гражданин министр, отвечать готовы?

B-1 весил 25 т, имел броню 40 мм. На B-Ibis броня была увеличена до 60 мм, вес вырос до 32 т. По ряду достаточно авторитетных источников – 31,5 т.

Кто, где и когда танк весом в 32 т считал тяжелым?

При этом надо помнить, что большой вес неравнозначен большой силе. Если мужик весит 150 кг, из этого не следует, что силищи в нем немерено. Французские танки имели архаичную конструкцию, вес был использован нерационально, поэтому он таким большим получился.

Да ведь большой вес – это смотря с чем сравнивать. В Советском Союзе в то же время на вооружении состоял Т-28. Первые танки весом 25 т, последние – 32 т. И никто их в тяжелые не записывает; Да и вообще, до самого развала Советского Союза их ни в какую статистику не вписывали. Но они куда как сильнее французских «тяжелых» танков. На последних образцах стояла пушка с начальной скоростью 555 м/сек., и стрелять она могла во все стороны, на все 360°. По огневой мощи этот танк превосходил французского собрата. И броню на него поставили до 80 мм. И двигатель 500 л.с.

Но Т-28 – пройденный этап. Вместо него с 1939 года в серию пошел Т-34. Боевой вес на первых 26,5 т. На самых последних – 32. Ни по каким статьям французский динозавр не мог сравниться с Т-34. Самый легкий, самый первый вариант Т-34 по своей боевой мощи был на два порядка выше, чем допотопный французский «тяжелый танк».

Почему же никто не объявляет Т-34 тяжелым?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >