3

3

Можно олимпийские медали считать и по другой системе: назвать общее количество и добавить: в том числе столько-то золотых.

Некоторые исследователи определяют общее количество советских танков цифрой 25 508. И даже больше. Я с этим согласен. Но дабы не обвиняли меня в перехлестах, называю количество советских танков по минимуму, а германских на Восточном фронте – по максимуму, по самой щедрой оценке Жукова.

Общее количество:

– Советский Союз – 24 010;

– Германия – 3712.

В том числе золотых… Впрочем, этот вопрос мы уже обсуждали. Не будем злорадствовать.

Можно ли придумать еще какой-либо метод сравнения танковой мощи? Можно.

И его придумали кремлевские клоуны. Этот метод состоит из нескольких фокусов.

Первый фокус. Не сравнивать общее количество, а просто сказать: у них столько-то, а у нас – устаревшие.

Второй фокус. Легкие танки вообще из статистики выбросить так, как это делает «Красная звезда» (25 марта 2006 г.), сравнивая советские БТ и Т-26 с немецкими легкими танками: «Да, по основным параметрам они лучше немецких легких Т-I и Т-II. Но это всего лишь легкие танки».

Вот так. Легкие, они и есть легкие. Зачем их вообще считать?

Постойте, Pz-I имел карбюраторный двигатель мощностью 57 л.с. и вооружен пулеметами, а БТ-7М – быстроходный танковый дизель мощностью 500 л.с. и вооружен 45-мм пушкой. Но Министерству обороны России все одно: легкие не в счет. И вот 21 000 легких танков Министерство обороны России списывает одной фразой: какой от них толк?

Считаем только средние и тяжелые!

Третий фокус. Средние и тяжелые танки считать вместе, а не раздельно. Мужики с ломами и без ломов проходят в одной графе как равные.

В эту графу вписывают советский тяжелый КВ-2 (вес – 52 т, 152-мм орудие, вес снаряда – 48,6 кг) и германский Pz-IIIF (вес – 19,5 т, 37-мм пушка, вес снаряда – 0,68 кг).

Записываем нам единичку и им единичку. Вроде это танки одного класса. Вроде разница между ними не просматривается.

Самый тяжелый германский танк лета 1941 года, Pz-IVF, весил 22,3 т. Первые образцы поступили в войска в апреле 1941 года. На нем короткоствольная 75-мм пушка и два пулемета. А у нас в июле 1939 года завершилось производство Т-35 – три пушки и семь пулеметов. И у 76-мм пушки начальная скорость снаряда 555 м/сек, о чем германские конструкторы того времени могли только мечтать.

По броне и мощи двигателей снятые с производства Т-28 и Т-35 тоже существенно превосходили германские танки, которые только стали поступать на вооружение войск. Но! Нам – единичку. И им – тоже. Уравновесили.

Четвертый фокус. У немцев считать все танки, включая и те, что находились в резерве и к театру боевых действий только еще выдвигались или собирались выдвигаться, а у нас – только тяжелые и средние, но не все, а только новейших образцов. И опять же – не все тяжелые и средние новейших образцов, а только те, что у пограничных столбов оказались.

И вот вам результат: в Германии 3712 танков, в Советском Союзе – 1800. Это напечатано в книге, анонимные авторы которой выражают благодарность за содействие генералу армии М. Гарееву, генерал-полковнику Ю. Горькову, генерал-майору Ю. Солнышкову, Ю. Мухину, А. Ланщикову, Г. Барановскому, Г. Иваницкому и пр.

И перечисленные светочи с этим согласны. И кивают мудрыми головами. И не протестуют.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >