5

5

За мной долг.

Объявил, что сравнить самый устаревший советский танк Т-26 с немецкими аналогами невозможно потому, что в Германии аналогов не было, сравнивать не с чем. Это действительно так. У Гитлера не было ничего равного, ничего близкого или даже отдаленно похожего на Т-26. И в ходе войны до самого ее конца ничего равного советскому танку Т-26 в Германии создано не было.

Мне, естественно, никто не поверил. Я обещал мысль растолковать, да все на мелочи отвлекался.

Хватит о мелочах. Переходим к главному. Понимание роли танков в войне прошло три этапа. На первом этапе, в ходе Первой мировой войны, все воюющие государства, которые имели танки, использовали их для усиления пехоты. В некоторых странах, например в Японии, такое представление о роли танков сохранялось до Второй мировой войны и даже в ходе нее.

Однако в конце 20-х годов XX века некоторые военные теоретики поднялись на второй уровень понимания роли танков в войне: танки надо собирать в мощные ударные группировки, усиливать их мотопехотой и артиллерией, самоходной или на тракторной тяге, и использовать для ведения самостоятельных боевых действий на большую глубину в отрыве от малоподвижной основной массы войск.

Теоретически это было понятно многим. Но на практике впервые крупные танковые соединения для самостоятельных действий были созданы в Советском Союзе. Подробно об этом – в третьей книге. За Советским Союзом последовала Германия. После прихода Гитлера к власти в стране началось создание танковых дивизий.

Однако в это время Советский Союз уже поднялся на третий уровень понимания роли танковых войск в войне. В Советском Союзе уже поняли, что нужно иметь мощные танковые соединения для самостоятельных действий, кроме того, надо иметь относительно небольшие подразделения и части танковых войск в составе пехоты для непосредственного взаимодействия в бою.

Итак:

первый уровень – танки для поддержки пехоты;

второй – мощные танковые соединения для самостоятельных действий;

третий – и то и другое: и танки для пехоты, и мощные танковые соединения.

В 1939 году, к моменту начала Второй мировой войны, Красная Армия имела в своем составе мощные танковые соединения для самостоятельных действий – корпуса и бригады. Кроме этого, каждая советская стрелковая дивизия имела собственный танковый батальон для непосредственной поддержки пехоты. Помимо этого, каждая кавалерийская дивизия имела собственный танковый полк, что превращало ее в конно-механизированную группу, основной ударной и огневой силой которой были танки, а конники их сопровождали.

Т-26 был специально создан для действий в боевых порядках стрелковых полков и батальонов, в неразрывном тактическом взаимодействии с ними. Наличие такого батальона в составе дивизии резко усиливало ее ударную мощь в наступлении и столь же резко повышало устойчивость в обороне.

Советская стрелковая дивизия по огневой и ударной мощи превосходила любую пехотную дивизию мира. В составе каждой дивизии было пять полков (три стрелковых и два артиллерийских) и несколько отдельных батальонов, в том числе танковый и разведывательный.

В танковом батальоне – 54 танка Т-26. В разведывательном батальоне, помимо прочего, была одна рота плавающих танков: 16 Т-37А или Т-38.

Итого, каждая советская стрелковая дивизия имела 70 собственных танков.

Германия, как известно, во Вторую мировую войну вступила без подготовки. Гитлер во Вторую мировую войну влип. Уже 3 сентября 1939 года он издал вопль отчаяния: «Что же нам теперь делать?» Уж он-то понимал, что Германия к новой мировой войне не готова. И вот вам еще одно тому подтверждение: ни до войны, ни в ходе ее германские конструкторы так и не создали танк для пехоты.

В случае необходимости пехоту можно было бы вооружить любыми танками, но германская промышленность выпускала танков мало, и танковые подразделения так никогда и не стали органической частью пехотных дивизий. Все, что выпускала германская промышленность, попадало в танковые дивизии, а пехоте ничего не доставалось.

Возражают: при необходимости германская пехотная дивизия могла быть усилена танками из состава танковых дивизий. Правильно. Но и советская стрелковая дивизия могла быть усилена танками.

Разница в том, что советская дивизия могла получить танки усиления в дополнение к собственным, а германская дивизия – и дополнение к нулю.

Разница была и в том, что в Красной Армии к началу Второй мировой войны существовали специальные танковые бригады прорыва. На их вооружении состояли Т-28 – танки качественного усиления пехоты и Т-35 – танки особого качественного усиления. В перспективе Т-28 и Т-35 должны были заменить на новейшие КВ-1 и КВ-2, которые были разработаны, освоены промышленностью и начали поступать в войска. Советскому командованию было чем усиливать стрелковые дивизии в случае необходимости. А в германской армии не было ни танков прорыва, ни специальных соединений, предназначенных для качественного усиления пехоты на главных направлениях.

Да, германская пехотная дивизия могла быть усилена танками. Но только теоретически.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >