1

1

И вот выступает Маршал Советского Союза В.Г. Куликов и громогласно объявляет, что «пакт Молотова-Риббентропа давал некоторую отсрочку войне», без такого пакта «последствия первого удара были бы еще плачевнее» («Красная звезда», 22 июня 1996 г.).

Перевести слова полководца можно только так: в конце августа 1939 года наш народ мог спасти свою шкуру только подлостью, только предательством всех своих соседей, только маневром за чужие спины. Маршал Куликов объявляет, что спасение было только в том, чтобы пойти в услужение Гитлеру, полностью довериться подписанной с ним бумажке, положиться на честное слово фюрера.

Только так себя можно было спасти.

Иных путей, как заявляет маршал Куликов, для спасения не просматривалось. Не подписали бы пакт, Гитлер тут же в сентябре 39-го растерзал бы Польшу, в октябре пошел бы войной на Советский Союз, и разгром был бы страшнее, чем в 1941 году!

Гражданин полководец, позвольте робко возразить.

Никакого разгрома Красной Армии в 1939 году быть не могло.

Тому много причин.

Первая. В случае если бы пакт не был подписан, Гитлеру грозили изоляция и сырьевая блокада. Он это понимал, потому и спешил пакт подписать. Без такого пакта Гитлер поостерегся бы ввязываться в войну. О каком же разгроме Красной Армии речь, если бы не было войны?

Вторая. Если бы Гитлер и ринулся на Варшаву и Краков, не имея на то сталинского разрешения, то тогда ему пришлось бы захватывать не часть Польши, а всю ее полностью. На что требовалось больше времени и сил. В этом случае Красная Армия получала весь сентябрь 1939 года для подъема по тревоге и проведения открытой мобилизации. При таком сценарии внезапное нападение Германии на Советский Союз было бы полностью исключено. Все необходимые сигналы были бы переданы войскам Красной Армии, все задачи доведены до исполнителей, войска были бы выведены в указанные им районы, штабы – на полевые командные пункты, связь была бы переведена на режим военного времени, аэродромы замаскированы, ценности и население эвакуированы из угрожаемой зоны и пр. и пр.

Третья. В случае если бы Гитлер напал на Польшу без сталинского разрешения, Красная Армия и НКВД не душили бы сопротивление польского народа, а помогали бы ему. Уже 1 сентября 1939 года (может быть, и раньше) Советский Союз приступил бы к формированию интернациональных бригад, бросив клич добровольцам всего мира. В этом случае польские партизаны, бойцы интернациональных бригад и советские добровольцы развязали бы настоящую рельсовую войну на польской земле. Сосредоточение германских войск на советской границе, их последующее обеспечение в ходе осенних и зимних наступательных операций на советской территории было бы сильно затруднено, если не сорвано вовсе.

Четвертая. В сентябре 1939 года на советской территории началось бы формирование польских авиационных полков, танковых бригад и стрелковых дивизий. Последующие события показали, что поляки воевали против германских войск доблестно и умело на всех фронтах – от Украины до Италии, от Великобритании до Нормандии, от Северной Африки до Берлина. Их бы уговаривать не пришлось.

Пятая. В 1939 году (в отличие от 1941 года) Советский Союз имел мощные системы самозащиты. Все мосты перед наступающими германскими танками были бы взорваны. И железнодорожные – тоже, были бы взорваны водонапорные башни, паровозные депо, тоннели, стрелочные переходы и системы управления ими и пр. и пр. На огромных территориях Советского Союза к взрывам были подготовлены сотни основных железнодорожных объектов. На их восстановление Гитлеру потребовалось бы несколько лет. А без них невозможно снабжение войск, уходящих все дальше на восток.

Можно назвать еще много причин, которые не позволили бы Гитлеру разгромить Красную Армию в 1939 году так, как он ее разгромил в 1941-м. Не последняя среди них та, что в 1939 году подавляющее преимущество в танках, авиации и артиллерии имела советская сторона.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >