3

3

В Нюрнберге Риббентропу был вынесен и приведен в исполнение смертный приговор.

Более всего на признании его вины настаивал советский обвинитель Вышинский Андрей Януарьевич. Однако на самом деле Вышинский был главным защитником Риббентропа.

Позиция Вышинского, т.е. официальная позиция Советского Союза, сводилась к тому, что Риббентроп ни в чем не виноват, что его надо повесить…

Так и случилось. Все обвинения с Риббентропа сняли, и его повесили.

Формально он был признан виновным в том, что прямо и непосредственно участвовал в развязывании агрессивной войны.

И никто не спросил: какой войны? Второй мировой?

Да ничего подобного: Риббентроп всего лишь подписал в Кремле пакт о ненападении между Германией и Советским Союзом.

Но, возражают, пакт этот предусматривал раздел Польши. В результате этого раздела и разразилась Вторая мировая война!

Правильно.

Но ведь не один же Риббентроп пакт подписывал. Сначала подписал товарищ Молотов, затем – герр Риббентроп. А потом в сентябре на карте раздела Польши товарищ Сталин на радостях чиркнул подпись в 58 сантиметров.

Если Риббентроп подписал пакт, официально – о ненападении, а фактически – о разделе Польши, то его, конечно, надо было осудить на смерть. Но тогда и товарища Молотова следовало бы на веревочке прицепить рядом. А между ними, справедливости ради, товарища Сталина. Пакт в Кремле подписывали. А кто хозяин Кремля? Не Риббентроп же.

Так вот, чтобы не попасть в компанию Риббентропа, ни Сталин, ни Молотов, ни Вышинский, ни сговорчивые западные союзники Риббентропу обвинений в подписании Московского пакта не предъявили.

Так что к разделу Польши и всему, что за этим последовало, Риббентроп официально не причастен.

Мы с вами сейчас знаем, что пакт Молотова-Риббентропа имел две стороны:

– открытый для всех невинный пакт о ненападении;

– секретные дополнительные протоколы о разделе Европы

Советский Союз категорически отрицал тайный сговор с Гитлером: не было сговора! Не было дополнительных протоколов! Об этом заявляли все – от Молотова до Горбачева включительно.

После крушения коммунизма на короткое время официальная кремлевская пропаганда признала, что сговор был. Но вскоре все вернулось на круги своя: «23 августа 1939 года с Германией был подписан Пакт о ненападении – такой же, как имели с ней Польша, Дания и ряд других стран» («Красная звезда», 21–27 марта 2007 г.).

Именно такой же позиции придерживался и Андрей Ягуарьевич Вышинский: то был самый что ни на есть обыкновенный пакт о ненападении! Европу мы с Гитлером не делили. Никаких тайных договоренностей не было.

Согласимся с товарищем Вышинским и «Красной звездой», но тогда требуются объяснения: в чем же вина Риббентропа?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >