3

3

В настоящее время приоткрылся доступ к некоторым шифровкам, которыми обменивались Сталин и Молотов во время визита Молотова в Берлин. 13 ноября 1940 года Молотов просит указаний Сталина «о Китае, о Турции, о наших интересах в отношении Персидского залива и Аравийского моря» (АВП РФ. Фонд 059. Опись 1. Дело 2314. Листы 32–33.) Сталин ответной шифровкой советует Молотову: «Не обнаруживать нашего большого интереса к Персии… Если немцы предложат раздел Турции, то в этом случае можете раскрыть наши карты…» (АВП РФ. Фонд 059. Опись 1. Папка 339. Дело 2315. Листы 35, 35а, 36, 38, 39. Документы внешней политики. 1940–22 июня 1941. Т. XXIII: в 2-х кн. Книга 2, часть 1. М., 1998. С. 61–62).

В этом же послании Сталин «советует» Молотову добиваться согласия Германии еще на один шаг Советского Союза: «Мирное разрешение не будет реальным без нашей гарантии Болгарии и пропуска наших войск в Болгарию».

В ноябре 1940 года Германия находилась в исключительно тяжелом положении. Вторая мировая война продолжалась уже более года, и конца ей не было видно. Германия могла победить только в скоротечной войне, но война приняла затяжной характер, т.е. Германия уже победить не могла. Вечером 13 ноября в момент переговоров Гитлера и Молотова британская авиация совершила воздушный налет на Берлин, поэтому начатая в роскошном кабинете встреча завершилась в бомбоубежище. Этим воздушным налетом Черчилль показал и Гитлеру, и Молотову, что Великобритания не намерена сдаваться. Для затяжной войны Гитлеру было нужно стратегическое сырье в огромных количествах, а оно было в руках Сталина. Во время встречи Молотов несколько раз напомнил Гитлеру, что без советского нейтралитета и без поставок сырья из Советского Союза победы Германии в Европе были бы невозможны: «Не обошлось и без влияния германо-русского соглашения на великие германские победы» (СССР – Германия. 1939–1941. Сост. Ю. Фельштинский, Нью-Йорк, 1983. С. 112).

«Что касается Германии, то она в результате этих соглашений (1939 года) получила надежный тыл, что имело большое значение для развития военных событий на Западе, включая поражение Франции» (Документы внешней политики, 1940 – 22 июня 1941. Т. XXIII: в 2-х кн. Книга 2, часть 1. С. 45).

«Если говорить в данный момент об итогах советско-германских соглашений, то надо сказать, что Германия не без воздействия пакта с СССР сумела так быстро и со славой для своего оружия выполнить свои операции в Норвегии, Дании, Бельгии, Голландии и Франции» (Там же. С. 64).

Понимая, что Гитлер во многом, если не полностью, от него зависит, Сталин применил тактику выкручивания рук. Троцкий предсказывал, что Сталин «захочет полностью использовать преимущества своего положения». Вот Сталин эти преимущества и использует.

Гитлер говорит Молотову, что Германия за один год войны захватила так много, что на освоение захваченного ей потребуется сто лет, и предлагает: если требуется пространство, то давайте двинемся на юг: Германия – на юг от своих границ, Советский Союз – на юг от своих границ. Молотов с этим соглашается, но добавляет, что надо бы обсудить проблему датских проливов Большой и Малый Бельт, Зунд, Каттегат и Скагеррак.

Не Гитлер требовал жизненного пространства на востоке, а Молотов – на западе.

Дания оккупирована Германией, Гитлер – негодяй и агрессор, но как назвать Сталина и Молотова, которые намерены урвать кусок от того, что уже захвачено Германией? Для Германии владение датскими проливами – стратегическая необходимость. А зачем они потребовались Советскому Союзу?

Гитлер говорит Молотову о том, что, пока идет война, Германия крайне заинтересована в получении из Финляндии никеля и леса. Гитлер интересуется, не готовит ли Советский Союз новую войну против Финляндии. И если готовит, то нельзя ли ее перенести на более поздние сроки. На это Молотов отвечает, что Финляндия находится в сфере советских интересов, что Германия должна вывести свои войска из Финляндии. Молотов «не понимает, почему Россия должна откладывать реализацию своих планов на шесть месяцев или на год. В конце концов, германо-русское соглашение не содержало каких-либо ограничений во времени и в пределах своих сфер влияния ни у одной из сторон руки не связаны» (СССР – Германия. 1939–1941. Сост. Ю. Фельштинский. С. 115).

Другими словами, Гитлер говорит, что Германия не может жить и воевать без никеля и леса, которые идут из Финляндии, и просит пока Финляндию не трогать. На это Молотов отвечает: Финляндия в нашей сфере, что захотим, то и будем делать.

Гитлер говорит о том, что Германия полностью зависит от нефти, которая поступает из Румынии, что Германия будет защищать румынские нефтяные промыслы при любых условиях. Гитлер намекает на то, что Советскому Союзу было бы неплохо отвести угрозу от румынской нефти. Советский Союз уже захватил Северную Буковину – это кусок территории, который принадлежал Румынии. Этим захватом Советский Союз нарушил соглашения о разделе сфер влияния. На это Молотов отвечает, что Советский Союз действительно оторвал от Румынии кое-что и действительно тем самым нарушил ранее достигнутые договоренности с Германией. Но от захваченного Советский Союз отказываться не намерен, и того, что захвачено в Румынии, советской стороне мало. Надо бы оторвать не только Северную Буковину, но еще и Южную. А кроме кусков Румынии, Советский Союз желает всю Болгарию. «Судьба Румынии и Венгрии тоже интересует Советский Союз, и ни при каких обстоятельствах не может быть ему безразлична» (Там же. С. 125).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >