5

5

Теоретические взгляды Тухачевского на развитие оружия в корне ошибочны и порочны. «При прочих равных условиях колесно-гусеничный танк имеет преимущество перед гусеничным. Точно так же как амфибия имеет преимущество перед неплавающим танком», – писал Тухачевский в своей работе «Новые вопросы войны» (Избранные произведения. М., 1964. С. 213). Тухачевский настаивал на том, что в любых условиях колесно-гусеничный лучше чисто гусеничного, ибо на дороге ходит быстро, как автомобиль, а на бездорожье – как трактор. Он был сторонником универсальных средств: в авиации – истребители-бомбардировщики, в артиллерии – зенитно-противотанковые пушки и т.д.

Теоретически все вроде бы правильно: нам в данный момент нужны истребители – пожалуйста, все наши самолеты могут вести бой как истребители. Через час нам нужны бомбардировщики, и снова нет проблем – все наши самолеты наносят удар по наземным целям. Сбросив бомбы, бомбардировщики снова превращаются в истребители и самостоятельно отбиваются от наседающих врагов.

Есть пушки зенитные, есть пушки полевые. Летят вражьи самолеты, но по ним стреляют только зенитные пушки. Обыкновенные полевые молчат, так как вверх стрелять не могут. Или надо подавить вражьи батареи. Полевая артиллерия работает, зенитная молчит. А почему бы не сделать универсальную пушку? Летят вражьи самолеты, а по ним ведет огонь сразу вся наша артиллерия! Надо по наземным целям ударить, вся артиллерия бьет по наземным!

На первый взгляд все чудесно…

Однако если конструктору задали задачу совместить в одном образце характеристики разных типов оружия, то этим самым ему поставлена задача гнаться за двумя зайцами. Если не за тремя.

Если в одной конструкции совместить качества гоночного автомобиля и самосвала, то сия машина будет проигрывать как гоночному автомобилю во время гонок, так и самосвалу на стройке.

Именно поэтому при прочих равных условиях истребитель-бомбардировщик не может быть в воздушном бою лучше, чем обыкновенный истребитель. Просто потому, что он больше, сложнее, тяжелее. Следовательно, его маневренность, скорость, скороподъемность не могут быть столь же высокими, как у истребителя, созданного тем же конструктором из тех же материалов с использованием той же технологии.

Тот же истребитель-бомбардировщик не может быть лучше обыкновенного бомбардировщика просто потому, что он легче. В авиации шутили, что истребитель-бомбардировщик – это не истребитель и не бомбардировщик.

Зенитно-противотанковая пушка гораздо тяжелее, дороже, сложнее в производстве, обслуживании и ремонте, чем обыкновенная противотанковая. У зенитно-противотанковой меньшая маневренность на поле боя, выше силуэт, следовательно, и уязвимость. Для обслуживания зенитно-противотанковой пушки требуется больше солдат, а для транспортировки – более мощный тягач: она не только тяжелее, но еще и на двух осях.

Из обыкновенной зенитной пушки при необходимости можно вести огонь по танкам. Однако удовольствие это дорогое и небезопасное. Обыкновенную противотанковую пушку того же калибра легче выдвинуть на внезапно обозначившееся танкоопасное направление, легче отрыть и замаскировать укрытие для нее, легче под огнем противника сменить огневую позицию.

Но главное в том, что зенитно-противотанковые пушки не нужны.

Против глубокого тыла страны работают тяжелые вражеские бомбардировщики. Но там нет вражеских танков. Зачем вам зенитно-противотанковая пушка в глубоком тылу?

А на поле боя противник использует штурмовики и пикирующие бомбардировщики. По ним из больших пушек не стреляют. Тут нужно нечто скорострельное калибром 20–40 мм. Но создание и развитие таких зенитных пушек Тухачевский задавил и затоптал.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >