4

4

Давайте теперь разберемся с предложениями Тухачевского и оценим глупость тех, кто, по выражению Жукова, «не видел дальше своего носа» и мощных танковых войск перед войной не создал.

В 1929 году Тухачевский направил Сталину доклад, в котором требовал немедленно приступить к массовому производству танков. В 1929 году Тухачевский предлагал выпустить 50–100 тысяч танков.

Это был бред.

Можно было бы с таким же успехом предлагать Сталину отправить экспедицию на Марс и там устроить коммунистическую революцию в духе романа Алексея Толстого «Аэлита». И вот сейчас почитатели Тухачевского срывающимися от волнения голосами восклицали бы: ах, как далеко вперед он смотрел!

Однако не мог Советский Союз в 1929 году отправить экспедицию на Марс. И в 1930 году тоже. Не побоюсь заявить, что и в 1931 году такая затея завершилась бы крахом. Призыв построить в один год 50–100 тысяч танков – по духу и смыслу призыв к полетам на далекие планеты.

Смело, но нереально.

50 тысяч танков в год Советский Союз произвести не мог. Ни в 1929 году, ни в 1939-м, ни в 1944-м, когда вся страна работала только на производство оружия. Такого количества танков в один год Советский Союз не мог произвести ни в мирное, ни в военное время, ни при Сталине, ни при Брежневе, ни при Горбачеве. И никто не мог. Ни одна страна мира при всем напряжении военной экономики 50 тысяч танков в год построить не могла. Ни Германия, ни Великобритания, ни США. Про 100 тысяч в год я даже не упоминаю.

Именно так в 1929 году это и было понято в Кремле. Правда, Сталин крепких слов не употреблял. Он постарался в достаточно мягких тонах объяснить, что стратега Тухачевского занесло не в ту степь.

Но Тухачевский не унимался.

30 декабря 1930 года он написал Сталину еще одно письмо, в котором заявил: я не преувеличиваю наши возможности производства танков, я преуменьшаю! Не о 100 тысячах танков в год речь должна идти. Мы способны на большее!

Высшая должность Тухачевского – заместитель наркома обороны по вооружению. Вся его деятельность на этом посту шла во вред Советскому Союзу. Личный вклад гиганта военной мысли прослеживается во всем.

Тухачевский был принципиальным противником минометов, считал их «недоразвитой артиллерией». При нем работы по созданию минометов были полностью свернуты.

Столь же рьяно гигант выступал против скорострельных зенитных пушек малого калибра. А именно они и нужны войскам.

Пистолеты-пулеметы Тухачевский считал «полицейским оружием», в наших условиях ненужным, поскольку живем все-таки не в Чикаго. Разработанный в середине 1930-х годов пистолет-пулемет Дегтярева (ППД) вопреки гиганту военной мысли все же на вооружение был принят, но Тухачевский прославил себя заказом на ППД. Он распорядился затребовать для армии… 300 штук. Расчет: во время войны Красная Армия будет иметь около 300 дивизий, так вот каждому командиру дивизии для самообороны.

Тухачевский не планировал использовать пистолеты-пулеметы в боевых частях. Пистолет-пулемет, по его мысли, – личное оружие командира дивизии. Когда враги ворвутся на командный пункт, у него будет возможность отбиться и в плен не попасть.

Логика восхитительная. Но почему в этом случае не вооружить таким же оружием и командиров полков? И начальнику штаба дивизии почему бы для самозащиты не дать пистолет-пулемет?

Чтобы управлять тремя сотнями дивизий, надо иметь сто управлений корпусов, тридцать армейских и до десятка фронтовых управлений. Почему пистолеты-пулеметы важны только для самозащиты командиров дивизий? А командиры корпусов саблями будут отбиваться?

Еще более жуткие последствия имел личный вклад любимого Жуковым Тухачевского в дела артиллерии.

Тухачевский неумолимо гнул линию на полное перевооружение армии безоткатными орудиями Курчевского, который предложил больше сотни вариантов безоткатных орудий для пехоты, кавалерии, артиллерии, для танков, самолетов, мотоциклов, боевых кораблей. Ни одно из этих орудий никогда не прошло не только войсковых и государственных испытаний, но даже и заводских. Средства были угроблены немереные, драгоценное время упущено, соперники Курчевского обезврежены и задавлены.

В результате кипучей деятельности Курчевского – круглый ноль.

В области авиации Тухачевский был сторонником массового производства самолетов с каркасом из бамбуковых палок.

Над его чудачеством можно было бы смеяться, если бы чудачество плавно не перерастало во вредительство.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >