3

3

Перевернем и мы три листочка «самой правдивой книги о войне». На с. 121 Жуков рассказывает историю создания мехкорпусов, «подчеркнув приоритет нашей армии в этом деле».

«В 1929 году Реввоенсовет СССР (по докладу В.К. Триандафиллова) утверждает постановление… Во исполнение постановления в тот год был сформирован опытный механизированный полк. Этот полк уже в 1929 году принимает участие во всеармейских учениях в нашем Белорусском военном округе. Учениями руководили К.Е. Ворошилов, Б.М. Шапошников и В.К. Триандафиллов» (Г.К. Жуков. Воспоминания и размышления. М., 2003. Т. 1. С. 121).

Тут на имена надо внимание обратить: не по докладу Тухачевского, а по докладу Триандафиллова. И руководил учениями не Тухачевский, а Ворошилов.

Но не будем отвлекаться: «В 1930 году полк развертывается в механизированную бригаду, которая сразу же отрабатывается в окружных учениях. В 1932 году создаются первые в мире механизированные корпуса, каждый из которых включает две механизированные, одну стрелково-пулеметную бригады и отдельный зенитно-артиллерийский дивизион. В корпус входило более 500 танков и более 200 бронеавтомобилей. К началу 1936 года было создано уже 4 механизированных корпуса, 6 отдельных механизированных бригад и столько же отдельных танковых полков, 15 мехполков кавалерийских дивизий, более 80 танковых батальонов и рот в стрелковых дивизиях» (Там же).

Далее по тексту Жукова то тут, то там проскакивают намеки на то, что в Красной Армии танковые войска все же были. И вовсе не хилые. Вот начало 1939 года: «В случае войны я должен был вступить в командование конно-механизированной группой, состоящей из 4–5 дивизий конницы и 3–4 отдельных танковых бригад» (Там же, С. 158).

Не будем смеяться над конно-механизированными группами. В ходе наступательных операций они себя полностью оправдывали вплоть до августа 1945 года. Оправдывали бы и дальше, да только война кончилась.

Теперь прикинем. В каждой кавалерийской дивизии был собственный танковый полк – 64 танка. В каждой отдельной танковой бригаде по 275 танков. Можно считать хоть по минимуму, хоть по максимуму, все равно о такой танковой мощи, собранной в единый кулак, Гудериану и Манштейну оставалось только мечтать.

И в Киевском особом военком округе в случае войны создавалась такая же ударная группировка. Только сильнее.

Разница же заключалась в том, что германские танковые группы должны были сами для себя проламывать оборону. В Красной Армии эта задача ложилась на армии первого эшелона, обильно насыщенные артиллерией и танками НПП, в том числе и тяжелыми. Они проламывали оборону. А подвижные группы вводились в сражение через пролом в обороне противника на том участке, где обозначился успех.

Проще говоря, германские танковые группы должны были тратить силы на прорыв обороны, а советские в прорыв входили во всей своей мощи.

Далее Жуков рассказывает, как он воевал на Халхин-Голе, где главной ударной и маневренной силой были сильные танковые и мотоброневые бригады.

Вот так у нас протекает процесс дебилизации собственного народа: на одной странице нам повествуют о том, что мы самыми первыми в мире создали мощные танковые соединения, самыми первым и разработали теорию их боевого применения, самыми первыми на учениях проверили правильность теоретических разработок, самыми первыми применили мощные танковые соединения для разгрома японской армии, имели самые мощные в мире танковые войска и лучшие в мире танки…

Потом вдруг через несколько страниц нам повествуют о том, что наши вожди дальше своего носа не видели, танковых войск перед войной создать не удосужились.

На 21 июня 1941 года Красная Армия имела 25 тысяч танков. Это вынуждена признать даже «Красная звезда» (29 мая 2001 г.). На втором месте в мире была Германия, которая бросила против Советского Союза 3712 танков. Так написано в мемуарах Жукова.

Выходит, что русские дурачки дальше своего носа не видели и мощных танковых войск перед войной создать не удосужились. Выходит, что только мудрейший Гитлер дальше своего носа видел. Или, может быть, дальше своего носа видел Черчилль. У него в июле 1940 года для защиты Британских островов имелось 89 никуда не годных танков.

25 тысяч танков, которые Красная Армия имела на 21 июня, – это пик военной мощи от начала века до конца Второй мировой войны. Ни одна страна, в том числе и Советский Союз, в ходе войны не имела единовременно такого количества танков: пока одни поступали с заводов, другие уже превратились в лом.

В ходе войны столь мощных танковых войск, которые были перед войной, создать не удалось. Такое количество танков, одновременно состоящих на вооружении Красной Армии, до конца войны оставалось недосягаемой мечтой советских маршалов.

Заявление о том, что перед войной в Красной Армии не было мощных танковых войск, – поклеп на нашу страну и ее народ. В любой нормальной стране клеветников, которые сочинили «первоначальную рукопись» мемуаров Жукова, давно бы нашли и высмеяли.

Но интересы гитлеровцев и коммунистов в данном вопросе совпали. И тем, и другим выгодно представить наш народ как придурков. Вот почему журнал «Родина» так рьяно повторяет вымыслы Геббельса и Жукова о нашей расовой неполноценности.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >