6

6

Речь мы ведем про американские легкие танки M3 и M5. А донских казаков вспомнили только ради того, чтобы на их примере понять преимущества тактики уклонения.

Про казаков американские и британские танкисты, воевавшие на легких танках M3 и M5, возможно, что-то и слышали. А вот об их тактике понятия не имели. Танкисты XX века, безусловно, своим умом дошли до простой мысли: если противник сильнее, то от боя надо уклоняться, но держаться всегда рядом с ним. На безопасном расстоянии. У легких танков при всей слабости их брони и вооружения была чудесная способность не отставать от противника, а в случае необходимости – отскочить на безопасное расстояние, не принимая боя.

Впервые эта способность ярко проявилась в ходе сражений в Северной Африке. Немцы, осознав грозящую им опасность, стремительно отходили, а резвые M3 висели на хвосте, не давая перевести дыхание или занять промежуточные позиции, добивая слабых и отставших…

Потом в ходе войны они так и действовали: укусил и отскочил…

Все это очень даже здорово, но речь-то у нас даже и не об американских танках, а о причинах разгрома Красной Армии летом 1941 года.

Не пора ли от лирических отступлений вернуться к теме?

Пора. Я тоже так думал. Спасибо, остановили…

Итак, американские авторы за счет военного бюджета России через центральную военную газету Российской армии повествуют миру об этих причинах. Главная из причин: в Советском Союзе танки были ни на что не годные.

Американские умники предложили легкие советские танки из статистики вообще вычеркнуть: что от них толку, от легких? Мало того что они слабые, так на них еще русские дурачки умудрились авиационные двигатели поставить! Это же глупость! «Никак не подходил авиационный двигатель для танка!» («Красная звезда», 25 марта 2006 г.). Это откровение с восклицательным знаком пишется. Кстати, наш журнал «Родина» делает то же самое. Создается впечатление, что клевета фабрикуется централизованно, а потом распространяется по разным каналам: уж такие эти русские дурачки, вздумали авиационные двигатели на танки ставить!

Позволим себе робко возразить заокеанским знатокам. Использование авиационных двигателей было обычным явлением в мировом танкостроении тех лет.

Вспомним эпохальный британский авиационный двигатель «Мерлин» и не столь эпохальный танк «Кромвель», на котором стоял двигатель «Метеор». Потом постараемся понять, какая связь соединяла этих красавцев.

А немцы в 1945 году на своего «Мауса» какой двигатель ставили?

Но истинными непревзойденными королями использования авиационных двигателей на танках были американцы. Нигде в мире такого количества авиационных двигателей на танки не ставили.

И была разница.

На советских танках ставили V-образные авиационные двигатели. Для такого двигателя не надо высокого силового отделения. Если у вас такой двигатель, то доступ к важным механизмам и агрегатам достаточно свободный.

Американцы на танки ставили звездообразные двигатели. Из-за этого без толку тратилась броня на высокое силовое отделение, весь танк получался высоким, уродливым, уязвимым. Звездообразный двигатель имел еще массу особенностей, которые были преимуществом на самолете, но вопиющим недостатком на танке. Если надо было, например, свечу сменить в нижнем цилиндре, то следовало подогнать кран, отсоединить двигатель от корпуса, силовой передачи, систем питания и прочего, вытащить двигатель из корпуса, выполнить пустяковую операцию, потом вернуть его на место.

Разница и в том, что Советский Союз отказался от авиационных двигателей на вновь разрабатываемых танках до начала Второй мировой войны. В августе 1941 года из-за крайней нужды и отсутствия танковых дизелей в качестве исключительной меры и только с личного разрешения Сталина было решено временно ставить авиационные бензиновые двигатели на некоторые Т-34.

Как только перебазирование промышленности было завершено, как только производство танковых дизелей было развернуто на новых местах, от этой практики отказались.

В США все обстояло как раз наоборот. Там авиационные двигатели ставили на танки практически до конца войны. Из-за нехватки звездообразных авиационных двигателей в ряде случаев использовались автомобильные карбюраторные двигатели, а иногда и дизельные, но опять же не специальные танковые, а маломощные автомобильные.

В ходе войны, как только в начале 1942 года восстановился рабочий ритм советскою танкостроительного производства, все средние и тяжелые танки и все самоходно-артиллерийские установки на их базе, а также тяжелые артиллерийские тягачи выпускались только с дизельными двигателями, да не простыми, а особыми – быстроходными танковыми.

Легкие советские танки Т-60 и Т-70 выпускались с автомобильными двигателями, которые охотно потребляли низкосортный бензин. В это время из Америки поступали уродливые легкие M3, средние M3 и M4, в большинстве своем с авиационными двигателями, требовавшими дорогого высокооктанового бензина.

И вот теперь американские мудрецы над нами издеваются. И наш министр обороны не способен возразить. И все высшее руководство Министерства обороны России поджало хвосты: а что мы можем сделать, если такой материал нам шлют из Америки?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >